home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Паук в паутине

– ...Весь бизнес Михаила Черного основан на так называемой «цеховой ментальности», где есть понятия «дружба», «доверие», «кинуть», «ты мне должен». Но при этом нет таких экономических понятий, как акционер, менеджер, легальный рынок, эмиссия акций. Однажды, говоря о своем конфликте в Израиле (об этом израильском этапе в жизни Михаила Черного я расскажу чуть позже. – Авт.), Михаил Семенович сказал мне замечательную фразу: «Никогда не надо составлять официальных договоров, тогда не будут тебя люди обманывать. Я никогда ничего не подписывал, вот подписал, и меня сразу кинули». Это целая философия бизнеса, которая ничего не имеет общего с европейским бизнесом и уже ничего общего не имеет даже с российским бизнесом, который мы имеем сегодня. Вся система владения и управления такого монстра экономики, как TWG, не была четко юридически выстроена, и когда в этой компании начались проблемы, их как раз сгубило отсутствие четких договоренностей между участниками рынка, между спорящими сторонами. Это был бизнес, построенный на личных отношениях. Это философия «цеховика». Это – про Михаила. Правда, никто не знает, что же за «цеховой» бизнес у него был. Надо признать, что никто из криминальных бизнесменов не заработал свои деньги честно, но я уверена, что Черной не занимался убийствами и торговлей наркотиками. Иначе он бы в этой «нише» и остался бы. Оттуда не всем удается вылезти. Думаю, у него были другие возможности и связи в тот период времени, когда он сколачивал свой первый капитал. Он, кстати, очень сильно отличается от других олигархов. Он шел своим путем. И капитал зарабатывал не в Москве. Он крупные деньги, уже занявшись алюминием, делал, например, в Красноярске и Казахстане. На заводах. Непосредственно находясь все время там. До 1994 года, естественно, потому что потом уехал. Но империю к этому времени он уже построил. Успели же они вместе с Рубенами придумать знаменитую толлинговую схему (ее придумал Лев Черной, правда). Эта схема давала мгновенное обогащение и, кроме того, делала тебя фактически владельцем предприятия, не являясь таковым юридически. Деньги тогда текли не ручьями, а реками. Вчера он производил тапочки, а сегодня вдруг стал миллионером. Вот и весь секрет. Нельзя назвать это напрямую воровством, потому что не было других экономических механизмов, которые бы работали реально. Правда, в этом бизнесе было много отморозков, которые приходили к директорам предприятий с оружием в руках. А «новые менеджеры» дарили этим директорам «мерседесы». Черной относился скорее ко второй категории. Он понимал, что эти директора ему нужны живыми. Конечно, криминал был рядом. Но он был скорее рядом как партнер. Кроме того, Черной «сидел» на заводах, ему нужны были люди, которые бы обеспечивали безопасность бизнеса. Черной находил способ взаимодействия с такими элементами. И нельзя, чтобы кто-то у кого-то был «крышей». У Михаила ее не было. Повторяю, это было партнерство. Он сам, скорее, мог стать и, когда надо, становился «крышей». Например, в ситуации с Анатолием Быковым. Братья Черные его сначала «сделали», затем запустили на завод в Красноярске для того, чтобы он там расчистил для них площадку. Он там сначала каких-то чеченцев в реку загнал, потом они, познакомившись с ним, кстати случайно, в каком-то ресторане, поняли, что на него можно окончательно сделать ставку. Но у Михаила с Быковым в итоге возник конфликт. Вроде бы Михаил ему какие-то деньги не перечислил. «Кинул по-черному». С Татаренковым у Михаила в Саяногорске тоже не сложились отношения. А Татарин был конкретным авторитетом, он, кстати, до сих пор в Греции в тюрьме сидит. Так он себя в Саянах хозяином чувствовал. И угрожал, например, тому же Олегу Дерипаске чуть ли не два раза в неделю: «Я тебя убью». В итоге такие люди, как Быков и Татаренков, оказались лишними в бизнесе, их просто «съели». Но свою некую функцию, которая, например, на Быкова возлагалась, они выполнили. Расчистили бизнес от совсем уж отморозков. Потом просто наступило не их время. Конечно, без этого криминального шлейфа в бизнес было не войти. Но когда ФБР в своих докладах, вспоминая Михаила Черного, пишет о русской мафии, мы должны признать, что дыма без огня не бывает. При всем при том TWG – это не криминальная группировка в чистом виде. Это промышленная группа, созданная при поддержке криминала. Но у кого было в те годы иначе? А потом начался другой период. Надо было переставать оставаться «цеховиком-олигархом» и выводить бизнес из тени. А Михаил этого сделать не сумел, а может, не захотел. Теперь он ведет себя очень осторожно. Никуда не летает, потому что его арестуют в Европе или в США. Сидит себе в Израиле и прекрасно знает, что его спецслужбы слушают. Полиция даже проложила специальный световой кабель длиной в три километра, прослушивали каждый его разговор и посадили бы его даже за то, что он перешел дорогу на красный свет. Так ведь не смогли. Хотели посадить за дачу взятки мэру одного из городов (Илата) и, когда начали разбираться, выяснили, что какие-то деньги Михаил Семенович действительно мэрии перевел (30 тысяч долларов). Но за что? Полиция утверждала, что якобы таким образом Черной выбивал себе скидки для своих друзей в гостиницах города. Когда же разобрались, оказалось, что этими махинациями со счетами из отелей занималась секретарша Черного. Она призналась. А Черной-то платил полную стоимость гостиничных номеров и ничего об этом не знал. Вот был скандал! И опять Михаил вышел чистым из воды. Сейчас от него уже начинают потихоньку отставать спецслужбы. Кстати, я не думаю, что Моссад интересовался вербовкой Михаила Черного. Полагаю, не хотели мараться.

В этот момент разговора я напомнил Юле, как сам Черной постоянно жалуется на израильские власти, которые его якобы ущемляют. Дословно Михаил в одном из интервью об этом рассказывает так:

«– Они уже забрали у меня синий заграничный паспорт, выдали красный паспорт – как человеку второго сорта. Решили, что по этому паспорту им будет проще отслеживать мои передвижения. Мешают мне визы получать. Как только хочу получить визу в какую-нибудь страну, бегут в то посольство и рассказывают всякие страшные сказки про меня. Когда власти какой-нибудь страны делают запрос в Израиль про меня, они пишут им: да, правда, у него шесть паспортов, еще один дипломатический, еще он убийца, рэкетир и все в таком духе... Местная полиция внесла меня в некий черный список за „связи с русской мафией“. Когда речь зашла об инвестициях в израильскую промышленность, полиция начала открыто запугивать наших местных партнеров, доказывая и предупреждая, что сотрудничество с „русскими“ может осложнить им жизнь. Были и попытки дискредитировать меня за рубежом – в спецслужбы десятков стран рассылались запросы и доносы о мифических „преступлениях Черного“. В результате солидные международные банки, которые раньше участвовали со мной в инвестиционных проектах и доверяли сотни миллионов долларов под одно мое имя, начали опасаться партнерства не только со мной, но и с другими российскими промышленниками.

– Вас обвиняли в отмывании денег русской мафии с помощью покупки акций государственной телефонной компании «Безек». Об этом много писала и израильская, и российская пресса.

– Началось с того, что я выдал кредит израильскому инвестору, который оказался конкурентом мощных олигархических групп, которые и втянули меня в судебную тяжбу.

Когда дело стало на глазах разваливаться, полиция голословно заявила, что в России я заказал 37 убийств! Израильская полиция своего добилась: моя деловая репутация изрядно подорвана, мой бизнес понес убытки, я вынужден был продать часть компаний в России. А развалившееся «дело» до сих пор не закрыто: я по-прежнему лишен свободы передвижения и не могу эффективно работать».

Когда я привел Латыниной эти цитаты из интервью Михаила Черного, Юля предположила, что именно так с Черным в Израиле и поступают. Но кто в этом виноват?

– И потом, – продолжала Латынина, – самое главное: Черной уже не поднимется на те высоты, на которых находился десять лет назад. Он же контролировал всю черную и цветную металлургию страны. Что осталось сейчас? Хорошая вилла в Израиле?! Его эпоха закончилась и уже никогда не восстановится.

Я вспомнил, что еще тогда, во время нашего разговора с Юлией на Полянке, удивился, что «эпоха Черного закончилась» безо всякого вмешательства МВД или ФСБ, которые, насколько теперь, после прочтения доклада Анатолия Куликова, становилось понятно, все-таки работали в этом направлении! Да, уголовное дело о фальшивых авизо фактически растворилось в воздухе, стенограмму выступления Куликова тоже в открытых источниках не найти, но работа в те годы все-таки шла. Ведь когда после выступления министра все службы начали поднимать свои оперативные материалы по Малевскому, всплыла и другая информация, которая поначалу оперативников, видимо, просто не заинтересовала. Или, что вероятнее всего, не было, как теперь принято говорить, «политической воли» для реализации накопленных разработок. Все всплывшие в 1997 году документы касались Михаила Черного. Датированы они были 1994 годом. Очевидно, до какого-то момента МВД действительно внимательно следило за олигархом...

Оперативная справка.[4]

5 августа 1994 г.

В отношении фирмы «Транс-Коммодитиз».

В процессе проведения следственных и оперативно-разыскных мероприятий по уголовному делу установлено, что в 1992 г. фирмами «Транс-Коммодитиз», «Трансис-Коммодитиз», «Транстек Компании» и «Мирабель» заключены договоры, в том числе толлинговые, на изготовление готовой продукции из сырья, ввозимого в страну (иностранными фирмами) с Братским и Красноярским алюминиевыми заводами и Ачинским глиноземным комбинатом. Платежи по этим договорам производились денежными средствами, ранее похищенными в банковской системе Российской Федерации.

Установлено, что в России и странах СНГ сформировалась устойчивая преступная группа, которая создала механизм по конвертации рублевой массы, а также по использованию промышленных предприятий страны с целью извлечения незаконной прибыли с дальнейшим помещением валюты на счета в зарубежные банки.

Руководителями преступной группы являются братья Черные – Лев и Михаил – авторитеты общеуголовной среды в Узбекистане, под их контролем находится ряд коммерческих и иных предприятий, через которые они осуществляют мошеннические операции.

Черной Лев Семенович, 1954 г. р., уроженец г. Ташкента, до февраля 1992 г. проживал и был прописан: г. Ташкент, инвалид 1-й группы (ниже колен носит протезы), является президентом СП «Колумб», проживает: г. Москва... кроме этого, он прописан по адресу: г. Москва, ул. 6-я Парковая, 10, корп. З, кв. 78, тел.: 464-00–24.

Черной Михаил Семенович, 1952 г. р., уроженец г. Ташкента, до 1989 г. проживал по адресу: г. Ташкент... В настоящее время проживает в г. Москве без прописки. Черный М. С. является представителем американской фирмы «Тран-Сис-Комодитиз», российский офис которой находится по адресу: г. Москва...

Черный М. С. ранее в г. Ташкенте был связан с преступными авторитетами, имеет кличку Миша Черный, ранее занимался боксом, работал тренером в обществе «Еш Куч».

Черной Давид Семенович, 1958 г. р., уроженец г. Ташкента, ранее проживал: г. Ташкент... В 1991 г. выбыл на постоянное место жительства в США.

В 1991 г. Черные зарегистрировали в г. Москве совместное предприятие «Колумб», учредителями которого были заявлены с советской стороны – Научно-производственное объединение «Конверсия» (генеральный директор Белецкий Игорь Евгеньевич, 1958 г. р., уроженец г. Москвы, украинец, проживал по адресу: г. Москва... В декабре 1991 г. погиб в автомобильной катастрофе), с панамской стороны – фирма «Реэлектроникс Вест Импорт» (Раnama). Совместный протокол от панамской стороны подписали: Е. И. Рабов, болгарин с итальянским паспортом, установочные данные его неизвестны; Виденлиева Лора, болгарка, проживает в г. София. По данным Интерпола, панамская фирма «Реэлектроникс Вест Импорт» участия в учреждении СП «Колумб» не принимала.

СП «Колумб» располагается в нескольких адресах: президент Черной М. С. – 4-я Тверская-Ямская, 13; остальной коллектив сотрудников, в количестве около 50 человек во главе с Голдовским Я. И., – ул. Вавилова. По этому же адресу располагается трест «Фундамент № 1» и Торговый дом «Гранд Бизнес».

Генеральным директором СП «Колумб» является Голдовский Яков Игоревич, 1962 г. р., уроженец г. Кривой Рог (Украина), ранее проживал: г. Ташкенте..., с 1987 г. проживает в г. Москве...; Голдовская Елизавета Игоревна, 1957 г. р., уроженка г. Кривой Рог, проживала по вышеуказанному в г. Ташкенте адресу, ранее была замужем за Шапиро Михаилом, ныне проживающим в США, в настоящее время брак между ними расторгнут, в 1989 г. она вместе с отцом – Голдовским Игорем Янкелевичем, 1933 г. р. и матерью – Голдовской Диной Ефимовной, 1934 г. р. выехала на постоянное место жительства в Австрию.

СП «Колумб» является соучредителем Торгового дома «Гранд-Бизнес», генеральным директором которого является Ляхов Михаил Михайлович, 1950 г. р., уроженец г. Бреста, проживает: Московская обл..., работал в Министерстве внешних экономических связей СССР и регистрировал СП «Колумб» при его открытии.

В 1992 г. братьями Черными были зарегистрированы: в г. Москве – российский филиал американской фирмы «Транс-Коммодитиз», в Монако – фирмы «Транс-Сис Коммодитиз», которые были ими использованы в качестве прикрытия при заключении вышеуказанных толлинговых договоров.

Фирма «Транс-Коммодитиз», по нашим данным, располагается в США по адресу:..., президент – Сэм (Алекс, Семен) Кислин, 1935 г. р., паспорт США..., вице-президент – Арнольд Кислин, 1968 г. р., паспорт США... Генеральным директором фирмы в Москве является Сэм Цацкин, 1940 г. р., вице-президентом – Махмудов Искандер Кахримонович.

Установлена связь между фирмами Trans-Commodities, Trans-World-metals и Morgan-Commodities.

Фирма Trans-World-metals имеет представительство в Лондоне. Президентом этой фирмы является Дэвид Рубин (Рубан), по имеющимся данным, проживает в Лондоне. Вице-президентом фирмы является его родной брат Арон Рубин (Рубан). По имеющимся данным, проживает в Нью-Йорке.

Фирма Trans-World-metals занимается скупкой в России и продажей за ее рубежами цветных металлов и имеет два филиала в Монако:

1. Trans-Cis-Commodities, 6 Avenue des Citronniers Monte Carlo, 98000. Президенты – Черной Лев Семенович, Горан Станоевич, вице-президент Никша (фамилия не установлена). Реквизиты фирмы:...

2. Transtek-compani, Monte Carlo. Президент – Черной Михаил Семенович.

3. Morgan-Commodities, Wyoming, 82001 USA.

Установлена связь между фирмами Trans-Commodities, Commodities Аssistance Соrp, «СП Колумб» и МGK International.

Кроме того, установлено, что к фирме Trans-Commodities имеют отношение:

1. Итэк СНЕГАЛЛ, 1962 г. р., паспорт США.

2. Владимир КОРСУНСКИЙ, 1932 г. р., паспорт США.

3. Александр ЛАЦИНИК,1941 г. р., паспорт Канады.

4. Альбина ЛАЦИНИК,1944 г. р., паспорт Канады.

5. Петр ДРУТ, 1948 г. р., паспорт Люксембурга.

6. Аврахам КАРНИ (КАРПИ, КАРПОВ), 1944 г. р., паспорт Израиля.

7. Абрахам МОРРИС, 1951 г. р., паспорт США.

8. Геннадий СИНСКИЙ, 1953 г. р., паспорт США.

9. Александр ФЕЛЬДМАН, 1947 г. р., паспорт США.

10. Лев ФИКСТЕЙН, 1935 г. р., паспорт.

11. Майк Леон КАЦ, 1945 г. р., паспорт США.

12. Лена ВЕЛЬЦЕР, 1958 г. р., паспорт США.

13. Ронни Ли БАРРОУ, 1948 г. р., паспорт США.

14. Исак КОГАН, 1935 г. р., паспорт США.

15. Леонид ЛИБЕРМАН, 1926 г. р., паспорт Израиля.

16. Итхак СИГАЛ, 1965 г. р., паспорт США.

17. Рональд Леон ЕЛЕНБЕРГ, 1947 г. р., паспорт США.

18. Барри НИКСОН, 1953 г. р., паспорт Англии.

19. Владимир ЛЕМБЕРГ, 1949 г. р., паспорт США.

20. Александр ЛОКЗМАН, 1965 г. р., паспорт США.

Указанные лица посещали Россию в 1992–1993 гг., места для них в гостинице были забронированы фирмой Trans-Commodities.

По информации спецслужб Великобритании, Черной Лев, Черной Михаил, Черной Давид – уроженцы Узбекистана, из Москвы перенесли свою деятельность в Лондон, Нью-Йорк, Тель-Авив. Михаил перебрался в Нью-Йорк, где стал помощником Вячеслава Иванькова и возглавил компанию Blonde Management. Давид также провел много времени в Нью-Йорке, в то время как Лев управлял делами братьев в Москве, Лондоне и Тель-Авиве. В каждой из названных стран братья Черные назначали доверенных для ведения дел в их отсутствие...»

Итак, в 1994 году МВД, очевидно, «потеряло» Михаила Черного. По крайней мере, документов, характеризующих его деятельность в России, в МВД не было. После того как он уехал из страны (вскоре после убийства Отари Квантришвили), оперативники спецслужб перестали интересоваться его бизнес-биографией. Интересно, по собственной воле или были еще какие-то обстоятельства, повлиявшие на это решение? Вполне вероятно, что вся собранная информация могла быть спецслужбами использована в каких-то своих, как теперь принято говорить, корпоративных целях. Или передана коллегам из других стран. По крайней мере, такой соблазн у МВД или ФСБ наверняка был. Впрочем, теперь, после того как у меня появилась информация о работе западных спецслужб в отношении алюминиевого олигарха, не оставалось сомнений, что Михаил Черный именно после 1994 года стал поистине фигурой мирового масштаба, мишенью всех спецслужб и разведок. Кроме российских. Может быть, именно поэтому («наши», мол, уже отошли от дел) еще один документ, вернее, стенограмму выступления одного из депутатов парламента на том же самом заседании Думы в феврале 1997 года мой «контактер» из ГУБОПа Николай Петрович будто бы случайно прикрепил к переданной мне папке в самом конце. Мол, разбирайся в этом сам.

Оказывается, после упомянутого выступления Куликова слово взял депутат Евгений Логинов. Его заявление показалось мне весьма интересным.

«Я хотел бы сказать, – говорил Логинов, – что сегодня в числе названных предприятий алюминиевой промышленности почему-то не назван Саяногорский алюминиевый завод и Новосибирский электродный завод. Я хочу сказать, что именно сегодня борьба братьев Черных за этот Новосибирский завод еще не завершена. Он фактически находится в руках „Залог-банка“ (а за спиной этого банка стоит банк „Менатеп“, за спиной этого банка стоят все те же братья Черные). „Залог-банк“ в последнее время играет против государственных интересов, и в самое ближайшее время мы имеем реальную возможность потерять это предприятие. И Новосибирский электродный завод позволит братьям Черным и международным транснациональным корпорациям установить полное господство и контроль над замкнутым циклом в алюминиевой промышленности. Я скажу, что помимо „Залог-банка“ с откровенно израильскими интересами (структура зарегистрирована в Монако) здесь появляются непонятные личности. Если вы сегодня назвали сообщество узбекских воров, то здесь же интересы братьев Черных представляет узбекский криминальный авторитет Али. И на Саяногорском заводе также открыто действуют эти люди».


Прочитав стенограмму выступления Логинова, я тут же вспомнил о том, самом первом разговоре на Якиманке с двумя бывшими офицерами КГБ, в котором всплыла впервые в этом расследовании фамилия алюминиевого олигарха и с которого, по сути, вся эта история началась. Ведь они работали именно в «Менатепе», а интересовала их в тот дождливый день 1994 года фигура Михаила Черного! Теперь я понимал почему. Они проверяли своего же партнера, хотели собрать про олигарха как можно больше информации. Причем любого характера.

Стоит заметить, что «Менатеп» будет позднее фигурировать и в материалах уголовного дела про фальшивые авизо, когда следователи начнут рисовать схемы отмывки денежных средств. Кроме того, этот банк засветился и в статье Ричарда Бехара в журнале «Форчун». Я уже упоминал этот материал. Там дословно сказано следующее: «"Менатеп": этот нефункционирующий российский банк получил от Trans World более 40 миллионов долларов и, по информации ЦРУ, был связан с организованной преступностью. Статьи в прессе называли его „клиринговым домом мафии“. Позднее оказалось, что следователи по делу Bank of New York также заинтересовались банком „Менатеп“, включая и одну из компаний в Женеве, частично принадлежащую „Менатепу“»...

Теперь все, пусть даже маленькие детали этого расследования срастались в единую картину...

Но вернемся к стенограмме. Меня интересовало, сказал ли хоть что-нибудь кто-либо из депутатов, слушавших по-настоящему сенсационный доклад Куликова и выступление своего коллеги Логинова? Оказывается, нет, они пошумели немного в кулуарах и разошлись... А что же правоохранительные органы? Они, увидев полное безразличие парламента, просто свернули всю свою работу? Или все же решили ее плодами воспользоваться? Понятно, что на Житной улице я ответа на этот вопрос никогда не получу. Кто же из генералов МВД мне скажет!

Как это ни странно, но наиболее правдивый ответ на этот вопрос мог бы дать сам Михаил Черный. Или кто-то из его близких друзей, партнеров. Тем более мне как раз предстояло встретиться со многими людьми, которые могли бы добавить красок в его портрет. Кстати, одним из них был Константин Боровой, хороший знакомый Черного еще со времен существования Российской товарно-сырьевой биржи, через которую, как мне приходилось слышать, реализовывались бизнес-сделки по продаже алюминия за рубеж. Я договорился с бывшим президентом биржи о встрече на улице Маросейка, недалеко от его офиса.


Доклад Куликова | Время Ч. | Адвокат крупного капитала