home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



В годину тяжких испытаний

Тяжелые испытания принес новый военный 1915 год. В январе началось немецкое наступление в Восточной Пруссии, а весной и летом крупномасштабные наступательные операции противника были осуществлены в Галиции и Польше. Германским командованием была поставлена стратегическая цель нанесения сокрушительного поражения русской армии и вывода России из войны. Сосредоточив на Восточном фронте огромное количество сил и средств, в том числе и тяжелой артиллерии, немецкие и австро-венгерские армии устремились вперед. И без того крайне неблагоприятная ситуация, сложившаяся для русской армии в 1915 году, была серьезно осложнена большим недостатком оружия, особенно боеприпасов. Практически отсутствовала тяжелая артиллерия и ряд других видов необходимых вооружений (например, минометов и бомбометов) и технических средств. Но хуже всего было положение с артиллерийскими снарядами. Неся большие потери, русская армия вынуждена была начать отступление почти по всему фронту. В этих сложных условиях на кавалерию возлагалась нелегкая задача арьергардного прикрытия отходящих войск, максимально возможное в тех условиях изматывание и ослабление передовых частей противника и приостановление его продвижения вперед. Выполнение данной задачи в основном должны были осуществить казачьи части и соединения.

В это время казачьи полки и дивизии бросались на самые ответственные и опасные участки. Так, на Северо-Западном фронте в феврале 1915 года 27-й, 28-й и 29-й Донские казачьи полки 5-й Донской казачьей дивизии и 1-й Верхнеудинский казачий полк 1-й Забайкальской казачьей бригады решительной атакой отбросили войска противника, вклинившиеся в расположение русских позиций на стыке 5-й и 6-й армий и создавшие реальную угрозу их флангам. В мае-июне на этом же фронте неоднократно отличались забайкальские казаки 1-го Нерчинского и уссурийские казаки Уссурийского казачьих полков Уссурийской конной бригады. В ходе непрерывных боев эти полки потеряли около 70% своего личного состава убитыми и ранеными, но продолжали стойко сражаться и исполняли все приказы командования. 1 июня забайкальцы и уссурийцы в кровопролитном бою у местечка Попеляны нанесли поражение противнику. За проявленные мужество и героизм большая группа казаков и офицеров 1-го Нерчинского и Уссурийского казачьих полков была награждена орденами и медалями. А умелые действия и личная храбрость командира Уссурийской конной бригады генерал-майора А.М. Крымова были отмечены орденом Св. Георгия IV степени [29]. 3 июня бригада, прорвав вражеские боевые порядки, углубилась в тыл противника, где уничтожила несколько обозных колонн и разбила часть 6-й немецкой кавалерийской дивизии [30].

Хорошо воевали и казаки других казачьих войск страны. В ночь с 22 на 23 июля терцы 1-го Волгского и кубанцы 1-го Линейного казачьих полков, составлявших 2-ю бригаду генерал-майора Плаутина 2-й Сводно-Казачьей дивизии, неожиданной атакой разгромили угрожавший штабу и тылу 14-го армейского корпуса вражеский авангард. Благодаря этому русский корпус был спасен от серьезного поражения. Более того, моральное потрясение противника от ночной атаки казаков оказалось настолько сильным, что его наступление было приостановлено на пять суток. Все это время терские и кубанские казаки самостоятельно прикрывали части 14-го корпуса [31]. В отступательных боях у Гродно и Вильно отлично действовали сибирские казаки Сибирской казачьей дивизии генерала князя Мышецкого [32].

В ноябре-декабре 1915 года хорошо проявили себя казаки 1-й Кавказской и Сводно-Кубанской казачьих дивизий, Кавказского казачьего дивизиона, составлявших основные силы русского Экспедиционного корпуса, направленного в Персию в конце октября – начале ноября 1915 года. Активная деятельность в этой стране германо-турецкой агентуры и созданных ею многочисленных вооруженных отрядов из навербованных местных жителей привела к росту антирусских настроений и враждебным действиям по отношению к русским дипломатическим миссиям. Экспедиционный корпус под командованием генерал-лейтенанта Н.Н. Баратова, полностью выполнив все поставленные перед ним задачи, разгромил антирусские вооруженные формирования, возвратил на места русских дипломатов. После этого в лучшую сторону изменилось и отношение к России персидского правительства и самого шаха.

Однако казачьи соединения не всегда успешно справлялись с приказами и поручениями. Так, довольно посредственно проявили себя 2-я Сводно-Казачья, 3-я Донская и 3-я Кавказская казачьи дивизии во время Горлицкого прорыва немецких войск в апреле 1915 года на Юго-Западном фронте. В упорных боях полки этих дивизий не смогли выполнить поставленных им задач и отступили. Неудачными были и действия на этом фронте 1-й Туркестанской казачьей бригады в составе 2-го Уральского и 5-го Оренбургского казачьих полков в июне-июле. Совместно с 1-м Кавказским корпусом бригада не справилась с возложенным на нее заданием: соединениям не удалось задержать наступление противника. Правда, значительная доля ответственности ложится не на казаков, а на слабо действовавших командиров казачьих соединений и допустившее серьезные просчеты командование фронта. Не стоит забывать и того, что в данном случае казакам в очередной раз пришлось сражаться со значительно превосходящими силами противника.

С учетом той важной роли, которую играли на фронте казачьи части, а также с целью улучшения общего руководства и своевременного разрешения проблем материально-технического снабжения в марте 1915 года принимается решение об учреждении должности походного атамана всех казачьих Войск непосредственно при Верховном Главнокомандующем. На этот высокий пост был назначен великий князь Борис Владимирович. Первоначально прямые обязанности самого походного атамана и приданного ему аппарата управления ограничивались только вопросами тылового обеспечения казачьих частей и подразделений, контроля за полным и своевременным исполнением принятых в их отношении тех или иных решений, представление к наградам наиболее отличившихся офицеров и казаков, а также отдельных казачьих частей.

Но уже в сентябре 1915 года функции походного атамана были существенно расширены. Началось формирование специального штаба походного атамана при Верховном Главнокомандующем, начальником которого в октябре стал генерал-майор А.П. Богаевский. По новому положению походный атаман и его штаб получили право непосредственно контролировать деятельность казачьих частей, назначать казачьих офицеров на все командные посты, вплоть до командира отдельных казачьих бригад, они могли разрабатывать и подавать представления по улучшению структурной организации казачьих соединений, частей и подразделений, полной или частичной организации снабжения, а также имели право образовывать под своей эгидой особые казачьи партизанские отряды и отряды специального назначения, предназначавшиеся для действий во вражеских тылах, осуществлять общее руководство боевой деятельностью.

Примечательно, что личный значок (знамя) походного атамана был окрашен во все традиционные казачьи цвета (алый, синий, малиновый, желтый), что должно было условно символизировать объединение всех казачьих войск под общим командованием. Образование поста походного атамана и его штаба помимо чисто утилитарных целей должно было способствовать повышению статуса казачьих подразделений в армии, усилению их общей значимости. Бесспорно, это начинание поднимало воинский дух и морально-психологический настрой казаков как одних из лучших частей армии.

В октябре 1915 года русско-германский фронт стабилизировался почти на всем своем протяжении. Начавшаяся позиционная война существенно повлияла на характер ведения боевых действий. Значительно уменьшались возможности активного использования высокомобильных кавалерийских соединений, в том числе и казачьих. Часть из них спешивалась и направлялась в окопы, основная масса отводилась с передовой в ближний тыл для приведения в порядок после длительного, непрерывного участия в напряженных боях. В это время штабом походного атамана принимается решение о формировании из казаков-добровольцев специальных разведывательно-диверсионных отрядов, получивших название партизанских. В задачи этих небольших, как правило, в одну-две сотни человек, отрядов входили разведка, диверсии и налеты с целью дезорганизации управления и снабжения войск противника, захват языков, организация партизанских отрядов из местного населения и другие действия во вражеском тылу. Эти отряды образовывались на всех фронтах. Уже осенью 1915 года только на Юго-Западном фронте было сформировано одиннадцать партизанских отрядов общей численностью 1700 человек, начавших активные действия в очень удобном для ведения скрытных операций районе Полесья [33].

Вначале боевая деятельность партизан была довольно успешной. Они не только добывали важные разведывательные данные о противнике, но и совершали внезапные налеты на расположения вражеских частей и гарнизонов, захватывали пленных, громили обозы, склады и штабы, уничтожали живую силу, нарушали связь и пути сообщения в тылу неприятеля. Громкую и вполне заслуженную боевую славу снискал себе действовавший на Юго-Западном фронте в Полесье партизанский отряд капитана Леонтьева, образованный из добровольцев оренбургских и кубанских казаков и бойцов 11-й кавалерийской дивизии. 31 октября три отряда оренбургских казаков и спешенных конников 11-й кавдивизии общей численностью 450 человек под командованием Леонтьева совершили ночной налет на деревню Кухоцкую Волю и разбили стоявшие там на ночлеге 271-й резервный пехотный и 8-й резервный драгунский немецкие полки, уничтожив до 2 тысяч неприятельских солдат и офицеров. Спустя две недели, в ночь на 15 ноября, сводный летучий партизанский отряд в 800 шашек, составленный из оренбургских и кубанских казаков и небольшого числа кавалеристов 11-й дивизии, во главе с капитаном Леонтьевым осуществил дерзкий рейд в глубь занятой противником территории. В результате отчаянной ночной атаки партизан был разгромлен находившийся в Невеле штаб 82-й немецкой дивизии, уничтожено более 600 солдат и офицеров противника. Более того, враг потерял трех генералов, из числа которых один был зарублен в бою, а два, включая командира дивизии, взяты в плен [34]. За проявленную в этом бою смелость многие казаки были отмечены боевыми наградами, а подъесаул 11-го Оренбургского казачьего полка Николай Мензелинцев получил почетное Георгиевское оружие [35]. И таких примеров геройских дел партизан было немало. Многие казаки-партизаны заслуженно получали высокие боевые награды, включая и самые почетные – Георгиевские. Среди наиболее отличившихся были даже полные Георгиевские кавалеры (обладатели, как тогда говорили, полного Георгиевского банта). Так, за участие в многочисленных успешных боевых делах в составе одного из казачьих партизанских отрядов Георгиевские кресты и Георгиевские медали всех четырех степеней получил донской казак с хутора Поповского Еланской станицы Егор Каменев [36].

По оценкам исследователей, в Полесье хорошо воевали казаки Забайкальской и Оренбургской казачьих дивизий [37].

Однако с окончательной стабилизацией фронта и в результате принятых противником мер по усилению охраны своих тылов использование партизанских отрядов заметно ограничилось. Наступившее время вынужденного бездействия и отдельные случаи безобразного поведения некоторых партизан и даже их командиров в собственном тылу послужили основанием для негативной оценки казачьих партизанских отрядов вообще. Известны весьма нелестные отзывы о партизанах генералов А.А. Брусилова, П.Н. Врангеля и некоторых других военачальников [38]. Позднее их высказывания и повторили некоторые исследователи. В результате сложились ошибочные отрицательные представления о действиях партизан в целом. Такая характеристика казачьих партизанских отрядов необъективна и не соответствует реальному положению дел.

По-разному можно оценивать, скажем, действия Н.М. Голубова и А.Л. Шкуро в годы братоубийственной Гражданской войны. Но замалчивать или предвзято истолковывать многие успешные боевые дела возглавляемых ими партизанских отрядов в период Первой мировой войны не стоит.

В тяжелых условиях, сложившихся на фронте в 1915 году, проявились лучшие качества казаков-воинов. По достоинству оценивая боевые качества казачьих частей, их стойкость и умение сражаться в любых ситуациях, командование приняло решение о вкраплении определенного числа казачьих полков, отдельных сотен и пластунских батальонов в расположение пехотных частей на передовой. Эта мера, по замыслам ее инициаторов, должна была существенно поднять боевой дух солдат и усилить «крепость фронта» [39]. В отдельных случаях отмечались даже переброски казачьих пластунских батальонов с Кавказского фронта на Западный, а после выполнения ими всех поставленных задач и непосредственной поддержки солдат батальон возвращали обратно [40].

Казаки неоднократно демонстрировали личное мужество и героизм. В период кровопролитных боев под Холмом в июле 1915 года беспримерный подвиг совершили два отважных летчика: кубанский казак поручик В.Л. Покровский и корнет Плонский. Вылетев в разведывательный полет, в небе они неожиданно встретились с немецким аэропланом. И хотя силы оказались явно неравны – немецкий «Альбатрос» был вооружен пулеметом, а у русских летчиков только револьверы, – они смело атаковали противника. Умелыми воздушными маневрами Покровский принудил немецких летчиков совершить посадку. Приземлившись рядом с вражеским аэропланом, Покровскому и Плонскому удалось пленить двух летчиков и тут же взлететь на виду подбегавших к ним австрийских солдат [41]. За этот и другие подвиги в 1915 году по представлению Верховного Главнокомандующего поручик В.Л. Покровский[20] был награжден орденом Св. Георгия IV степени. А в сентябре того же года он вновь особо отличился, успешно выполнив сложное задание Ставки Верховного Главнокомандования по разведке в глубоком тылу противника [42].

Добрую память о себе оставили казаки у мирного армянского населения. В 1915 году казачьи части Кавказского фронта совместно с другими подразделениями русской армии, невзирая на смертельную опасность и трудные условия боевой обстановки, приняли самое активное участие в спасении анатолийских армян от турецкой резни [43].

О мужестве, стойкости и верности казаков воинскому долгу говорилось в специальном приказе Главного управления Генерального штаба от 20 мая 1915 года. В нем отмечалось, что захваченный в плен на Наревском участке Северо-Западного фронта в ночь со 2-го на 3 мая казак 5-й сотни Уссурийского казачьего полка Иван Пигуев за отказ сообщить данные о местонахождении и численности своей части подвергся зверским истязаниям немецкого офицера. У казака были отрезаны уши, на правом бедре сделаны четыре разреза по 13 сантиметров – так немцы делали «лампасы». В данном приказе отмечалось, что подобные издевательства над пленными казаками носят не единичный характер [44].

Второй год войны потребовал от казачества нового напряжения сил. В казачьих областях прошли очередные массовые мобилизации. К концу 1915 года непосредственно в действующей армии на фронте находилось уже 292 тысячи казаков [45]. Всего же к этому времени на военную службу было призвано свыше 8 тысяч казачьих офицеров и 327 тысяч рядовых казаков. Из них было сформировано 163 казачьих полка[21], 28 пластунских батальонов[22], 3 казачьих конных дивизиона, более 50 казачьих артиллерийских батарей, значительное количество отдельных[23] и особых сотен[24], а также конвойных полусотен[25].

К этому времени Войско Донское выставило 60 Донских казачьих полков, включая Лейб-гвардии Казачий и Лейб-гвардии Атаманский казачьи полки (из них первой очереди – 19 полков 6-сотенного состава и 1 полк 4-сотенного состава, второй очереди – 18 полков 6-сотенного состава, третьей очереди – 16 полков 6-сотенного состава и 6 полков 5-сотенного состава) [46], 6 Донских казачьих пеших батальонов, составивших Донскую казачью пешую бригаду, 23 отдельных сотни и 54 особые сотни, 56 казачьих конвоев [47]. Кубанское войско направило в армию 37 Кубанских казачьих полков (из них первой очереди – 11 полков 6-сотенного состава, второй очереди – 10 полков 6-сотенного состава и 1 полк 5-сотенного состава, третьей очереди – 15 полков 6-сотенного состава) [48], 22 пластунских батальона, составивших 4 Кубанские пластунские бригады, 6 Кубанских казачьих батарей, 31 особую сотню и 20 отдельных сотен, 5 казачьих конвоев [49], а также отдельный Кубанский казачий дивизион 2-сотенного состава. Из терских казаков к этому времени было сформировано 12 Терских казачьих полков (по 4 полка 6-сотенного состава в каждой из трех очередей) [50], 2 Терских пластунских батальона, вошедших в 4-ю Кубанскую пластунскую бригаду, 3 Терские казачьи батареи, 3 казачьих конвоя [51]. Оренбургским казачьим войском было полностью укомплектовано 18 Оренбургских казачьих полков (из них по 6 полков 6-сотенного состава первой и второй очередей, 5 полков 6-сотенного состава и 1 полк 5-сотенного состава третьей очереди) и отдельный Оренбургский казачий дивизион. Из числа уральских казаков было образовано 9 Уральских казачьих полков (из них по 3 полка 6-сотенного состава первой и второй очередей, 1 полк 6-сотенного состава и 2 полка 4-сотенного состава третьей очереди). Астраханцы составили 3 Астраханских казачьих полка (из них по одному полку 6-сотенного состава первой и второй очереди, один полк 4-сотенного состава третьей очереди). Сибирское войско сформировало 9 Сибирских казачьих полков (по 3 полка 6-сотенного состава в каждой из трех очередей). Также 9 казачьих полков направило в армию Забайкальское казачье войско (из них по 4 полка первой и второй очередей и 1 полк третьей очереди, все полки 6-сотенного состава). Из амурских казаков первой и второй очередей строевого разряда образовали 2 полка 6-сотенного состава. Уссурийское казачье войско направило в действующую армию один первоочередной полк 6-сотенного состава и отдельный Уссурийский казачий дивизион. В Семиреченском казачьем войске было сформировано три 4-сотенных полка (по одному в каждой из трех очередей строевого разряда[26][52]). Из казаков казачьих войск Востока страны были также сформированы Лейб-гвардии Сводно-Казачий полк в составе Оренбургской и Уральской сотен, Сибирской и Забайкальской полусотен, Амурского, Астраханского, Семиреченского и Уссурийского взводов, 19 артиллерийских казачьих батарей и 62 отдельные и особые сотни[27][53].

Итогами очень тяжелых и кровопролитных сражений 1915 года явилось оставление русской армией территорий Южной Прибалтики, Польши, Галиции, части Белоруссии. Однако ее упорное сопротивление не позволило австро-германским войскам выполнить стратегическую задачу. Русская армия, несмотря на обрушившиеся на нее мощные удары превосходящих сил противника, не только не была разгромлена, но и продолжала играть одну из самых важных ролей на театрах военных действий Первой мировой войны.


Казачий «сполох» | Дорогой славы и утрат. Казачьи войска в период войн и революций | На направлениях главных ударов