home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Заключение

В начале XX столетия казачество представляло собой социальное образование, входившее и в этносоциальную, и в социально-классовую структуры российского общества, имевшее специфическое организационное образование в виде казачьих войск. Последние имели административно-территориальное деление и систему управления. В административно-территориальном плане казачьи войска являлись отдельными самостоятельными единицами, располагавшимися либо на территориях собственных областей, либо, что являлось характерным для войск востока страны, на территориях части одной или нескольких губерний. Каждое войско имело внутреннее административное деление на округа и отделы. Значительные особенности были и в системе высшего управления и местного самоуправления в казачьих войсках. Она включала в себя как гражданские, так и военные органы высшего управления на уровне войска, а также необходимые управленческие звенья среднего уровня (отдельские, окружные). Достаточно обширным спектром властных полномочий обладали органически дополнявшие управленческую властную вертикаль органы местного казачьего самоуправления на уровне станиц. Помимо этого, в системе управления казачьими войсками востока страны, то есть в азиатской части России, имело место совмещение гражданских губернских, военных окружных и собственно казачьих войсковых высших органов власти. В результате управление этими войсками осуществляли или губернаторы, или командующие военных округов, на территории которых располагалось то или иное войско, зачастую – и первых, и вторых одновременно, и только затем – их наказные атаманы. Зачастую все эти высшие должностные посты занимал один человек. Отличительные особенности казачьи органы власти и управления имели и в плане внутренней структурной организации, начиная от названий и заканчивая наличием соответствующих структурных подразделений в том или ином войске.

Специфику социально-классовой организации казачества как особого военно-служилого сословия (данное определение в официальных документах отсутствовало) отражали законодательно оформленные и составлявшие единую систему права и обязанности казаков. Однако неуклонно возраставшие противоречия в этой области довольно отчетливо свидетельствовали о растущем несоответствии существовавшей тогда системы объективным процессам общего социально-экономического развития страны и об увеличении и обострении ее внутренних проблем.

Весьма противоречивые процессы происходили во всей системе внутренней организации казачества. Так, под постоянно усиливавшимся воздействием целого комплекса объективных факторов как внешнего, так и внутреннего плана росли сложности в системе казачьего землепользования. Увеличивались темпы и масштабы социальной дифференциации казачества, что самым непосредственным образом сказывалось на обострении внутриобщинных экономических и социальных противоречий. Возрастали взаимное влияние и взаимное стимулирование названных тенденций. В социальной структуре казачества преобладала середняцкая прослойка. Причем это было характерно для всех казачьих войск страны, хотя ее процентное выражение в войсках различных регионов являлось, естественно, несколько различным: на юго-востоке европейской части России чуть большим, а в азиатской части – меньшим.

Участвовавшие в Русско-японской войне 1904—1905 годов казаки стойко и доблестно вынесли выпавшие на их долю суровые испытания. Они мужественно переносили боль потерь, горечь поражений, страдания и тяготы войны. Воинская стойкость и мастерство, личный и групповой героизм, многократно демонстрировавшиеся казаками в неравных боях с противником, не только покрыли их неувядаемой славой, но и служили примером, моральной поддержкой для солдат и офицеров всей русской армии в крайне сложных военных условиях. Казаки с честью выполнили свой воинский долг перед Родиной.

Бурные события революции 1905—1907 годов самым непосредственным образом затронули и вовлеченное в них в той или иной степени и армейское, и станичное казачество. При этом и сами события, и уроки, извлеченные из них казаками, не прошли бесследно. Непосредственно в период революции в сознании казачества весьма отчетливо обозначились две противоречивые тенденции. С одной стороны – верность гражданскому и воинскому долгу, присяге, идеям законности и правопорядка, с другой – внутреннее чувство солидарности с основной массой народа, нежелание выполнять насильно навязанные чуждые и ненавистные душе жандармско-полицейские функции. Но подавляющее большинство казаков, несмотря на серьезные внутренние переживания, послушно выполняло приказы командования по борьбе с революционными выступлениями, стойко выносило все тяготы возложенных полицейских обязанностей. В то же самое время революция достаточно серьезно повлияла на изменения в некоторых традиционных устоявшихся идеологических и общественно-политических взглядах казачества, а отчасти в его общем мировоззрении. С известной долей осторожности можно говорить о том, что в это время в сознании казаков, особенно тех, кто находился в армии, не только явственно обозначился, но и постоянно усиливался мировоззренческий конфликт между чувствами гражданского и воинского долга и гражданского протеста. Конкретными проявлениями последнего являлись многочисленные случаи волнений и выступлений и армейского, и станичного казачества. Но все указанные проявления очень сложных, тяжелых, внутренне противоречивых процессов в рассматриваемый период в основном еще находились в стадии созревания и начала своего конкретного содержательного оформления.

При характеристике отмеченных аспектов допускать какую-либо гиперболизацию, впадать в крайность, переоценивать их, преувеличивать масштабы и значение, равно как и игнорировать или упускать из виду, сознательно замалчивать, преуменьшать их, совершенно недопустимо.

Глубокое осознание казаками своего гражданского долга и обязанностей, высокая дисциплина и исполнительность, заложенные еще в ранней юности основополагающие морально-нравственные принципы, вся система воспитания и подготовки к несению считавшейся почетной и важной воинской службы, искренняя убежденность в правоте такого подхода к несению возложенных на него государством обязанностей, традиционные для казачества верность воинской присяге и готовность по первому зову грудью встать на защиту Отечества – все эти его положительные качества в полной мере проявились в кровопролитных сражениях Первой мировой войны. В ее ходе казаки продемонстрировали высокие образцы героизма и мужества. Отвага, стойкость, воинское мастерство, дисциплинированность казаков многократно отмечались командованием.

На войну было практически поголовно мобилизовано все мужское казачье население призывных возрастов. Уровень мобилизации среди казачества значительно превышал аналогичные показатели среди других категорий населения страны. Казаки в полной мере изведали все ужасы и тяготы войны, понесли большие потери. За время войны заметно ухудшилось экономическое состояние подавляющего большинства казачьих хозяйств, а мирное казачье население полностью изведало трудности и лишения военного времени.

Война оказала большое влияние на изменение сознания казачества, прежде всего казаков-фронтовиков. Под влиянием этого известную трансформацию претерпевали их традиционные устоявшиеся взгляды, настроения, стереотипы мышления и поведения и даже многие основополагающие мировоззренческие ориентиры. А это, в свою очередь, непосредственно сказалось на поведении казачества в последующий период, и особенно во время политических бурь 1917 года и братоубийственной Гражданской войны.

В прошлом участие России в одной из самых больших, страшных и кровопролитных войн во всей истории человечества, Первой мировой, либо всячески замалчивалось и обходилось, либо отмечалось вскользь. При этом сама война характеризовалась исключительно как «империалистическая» и «грабительская». А участие в ней преподносилось либо как досадное недоразумение, либо чуть ли не как провинность и даже преступление.

В настоящее же время, к большому сожалению, эта война по праву может быть названа забытой.

Не вдаваясь во всестороннюю характеристику сущности Первой мировой войны и характера участия в ней России, можно отметить, что миллионы простых русских людей, в том числе и сотни тысяч казаков, сражались прежде всего за Отечество и его интересы. И в этом их несомненная заслуга перед Россией и всеми последующими поколениями россиян.

Февральскую революцию казачество, и станичное, и фронтовое, встретило с известной растерянностью. Это объяснялось двумя основными обстоятельствами. Во-первых, традиционным, привычным и довольно устойчивым восприятием им существовавших до революции государственно-политических основ и высших властно-управленческих органов. А во-вторых, экстраординарностью революционных событий и их последствий, в определенной степени непониманием их сущности, а также будущих перспектив. В то же время казаки-фронтовики, довольно длительный период находившиеся вдали от влияния традиционных станичных общественных установок, тесно общавшиеся с солдатами – вчерашними крестьянами и рабочими, достаточно быстро преодолели данное состояние и вскоре включились в общественно-политические процессы. Что же касается станичного казачества, то оно в названном состоянии пребывало достаточно долго, в определенной мере переживая сильный морально-психологический кризис своего общественного и политического сознания. В целом казачество восприняло Февральскую революцию настороженно-выжидательно. Постепенно под влиянием шедших революционных процессов обозначилась вполне определенная демократизация его общественно-политического сознания.

Своеобразными были и последствия революции в казачьих областях. В частности, органы местного казачьего самоуправления не только не претерпели существенных изменений, но фактически сосредоточили в своих руках реальные и весьма немалые властно-управленческие полномочия. В станицах двоевластия практически не существовало. На высшем войсковом уровне власти сложилась несколько необычная форма двоевластия областных исполкомов, комиссаров Временного правительства, с одной стороны, и казачьих органов управления – с другой. Началось образование высших органов казачьего управления в виде войсковых кругов (съездов, рады) и избираемых на них войсковых атаманов и войсковых правительств (правлений, советов). В разных войсках этот процесс имел определенные отличия по своему содержанию и по времени, обусловленные местными особенностями той или иной казачьей области. Войсковые круги и съезды, прошедшие весной 1917 года, приняли решение по наиболее важным для казачества вопросам, в частности отношении к Временному правительству, войне, о порядке прохождения казаками военной службы, об аграрном и о широком казачьем самоуправлении. Примечательно, что принятые по ним постановления во всех казачьих войсках были очень близки по содержанию, а зачастую практически полностью совпадали. И это при том, что география нахождения войск была весьма и весьма обширна. Это свидетельствовало о сходстве основополагающих общественно-политических и социально-экономических аспектов жизни казачества, взглядов казаков и перспективных программных установок казачьих политических лидеров относительно дальнейших направлений и условий жизнедеятельности казачества. Определенная специфика подходов по данному вопросу отмечалась в решениях войсковых съездов Забайкальского, Амурского и Уссурийского войск, однако уже в самом скором времени на них принимаются необходимые резолюции, в частности о сохранении казачьей организации в русле соответствующих положений общеказачьей программы.

Во время июньского и июльского политических кризисов казаки практически безоговорочно поддержали Временное правительство и решительно выступили против леворадикальных политических сил, предпринявших попытку вооруженного выступления в столице. Казаки 1-го и 4-го Донских полков, находившихся в Петрограде, а затем и спешно переброшенного сюда 14-го Донского полка с оружием в руках подавили это выступление в первых числах июля. Их действия получили одобрение и полную поддержку со стороны не только правительственных, но и войсковых органов. Одобрило их и большинство казаков.

В период корниловского выступления казаки III конного корпуса, выполняя приказы командования, двинулись на Петроград, но уже вскоре, разобравшись в сущности происходящих событий и отношении к ним основной массы населения страны, отказались от дальнейшего участия в походе, что практически предопределило его полный и бескровный провал. Корниловское движение не поддержала и основная масса казачества, в первую очередь казаки-фронтовики. Тем самым казачество продемонстрировало свое в целом негативное отношение к программным установкам и практическим действиям по захвату власти праворадикальных политических сил. После этих событий в казачьей среде существенно ослабевают консервативные и усиливаются демократические политические взгляды и общие настроения.

Активизировался и процесс возрастания реальных властных полномочий высших органов казачьего управления. Предпринимались попытки организационной консолидации казачьих войск и в масштабе всей страны, и в отдельных регионах, в частности на юго-востоке европейской России. Но они, в силу целого ряда причин и, самое главное, из-за отсутствия поддержки данных начинаний со стороны основной массы рядового казачества, вылились фактически в формальные решения. А некоторые из них, например планы создания Восточного союза казачьих войск от Урала до Амура, так и остались на стадии обсуждения. В условиях развития в стране довольно активных и острых политических процессов попытки казачьих лидеров по консолидации сил не увенчались успехом.

Во время Октябрьского вооруженного восстания большевиков в столице находившиеся там казаки 1-го, 4-го и 14-го Донских полков отказались выполнять приказы Временного правительства и заняли выжидательную позицию.

Исполняя приказ командования, часть донских, амурских и уссурийских казаков 1-й Донской и Уссурийской казачьих дивизий III конного корпуса двинулась на подавление большевистского восстания в столице. Но малочисленность их, а самое главное – растущее нежелание принимать участие в разгоревшейся Гражданской войне, их открытый отказ от дальнейшего противоборства привели к поражению похода сил Керенского—Краснова на Петроград.

Буквально сразу же после получения сообщений о большевистском восстании в Петрограде, свержении Временного правительства, образовании Совета Народных Комиссаров в качестве нового советского правительства войсковые атаманы и войсковые правительства всех казачьих войск, кроме Уральского и Забайкальского, заявили о решительном осуждении выступления большевиков, непризнании советского правительства и призвали казачество и антисоветские политические силы на борьбу с ним. В казачьих областях всю полноту власти взяли в свои руки атаманы и войсковые правительства. На Дону, Кубани, в Оренбуржье создаются довольно серьезные для того времени антисоветские плацдармы, имевшие в какой-то мере даже всероссийское значение.

Подавляющее большинство казачества негативно отнеслось к Октябрьской революции, выступило с формальной поддержкой политических позиций и действий своих атаманов и правительств. Однако уже тогда стали обозначаться весьма отчетливые тенденции нежелания казаков участвовать в разгоравшемся вооруженном противоборстве. И с течением времени эти настроения основной массы казачества постепенно, но неуклонно усиливались.

Осознавая важность значения политических позиций казаков, и советское, и войсковые правительства стали активно и целенаправленно осуществлять по отношению к ним соответствующую политику с целью достижения своих целей. Особое внимание при этом ими уделялось казакам-фронтовикам. Войсковые правительства рассчитывали на сохранение в казачьей среде так называемых общеказачьих идей, единства и соответствующих политических позиций, влияния авторитета высших органов казачьего управления. Советское же правительство развернуло активнейшую и массированную агитационно-пропагандистскую деятельность по отношению к казачеству, непосредственную работу среди него через своих агитаторов и посредством широкомасштабного распространения агитационной литературы, всячески стимулировало социально-классовый и политический раскол. Эта политика являлась успешной. Уже к концу 1917 года у большинства казаков начали преобладать настроения на мирное разрешение военно-политических конфликтов между войсковыми и советским правительствами, неуклонно возрастало их нежелание непосредственно участвовать в вооруженной борьбе, казаки отказывались от поддержки атаманов и войсковых правительств. В то же время они не склонялись к одобрению политики советского правительства, какому-либо сотрудничеству с ним, осуждали посылку в казачьи области советских вооруженных отрядов. Большинство казаков стремилось занять нейтральные позиции.

Развернувшееся на территориях казачьих войск, кроме Уральского, острое военно-политическое противоборство имело ряд особенностей. Оно обуславливалось как своеобразием начального этапа Гражданской войны, так и спецификой положения и позиций казаков в конкретном казачьем войске. Собственно военные возможности враждующих сторон были сильно ограничены ввиду малочисленности реальных вооруженных сил, их низкого уровня боеспособности и масштабности театра военных действий. В таких условиях итог борьбы в казачьих областях во многом зависел от позиций казаков.

Окончательно политические позиции казачества на начальном этапе Гражданской войны определились в переломный период противоборства на территориях казачьих войск во второй половине декабря 1917 – первой половине января 1918 года. В это время основная масса казаков, и прежде всего фронтовиков, однозначно заняла нейтральные позиции, точнее специфические позиции вооруженного нейтралитета. Отказавшись сражаться на стороне атаманов и войсковых правительств и не перейдя на сторону советской власти, казаки с большим вниманием и настороженностью, с оружием в руках, пристально следили за окончательными результатами противоборства в своих областях, особенно за всеми действиями новой советской власти. Крайне незначительное количество казаков-фронтовиков сознательно заняло просоветские позиции и даже совместно с советскими силами вступило в вооруженную борьбу с отрядами войсковых правительств. Еще меньшее число казаков вступило в добровольческие формирования войсковых правительств и вместе с другими добровольцами из разных неказачьих социальных групп сражалось с советскими формированиями.

Установление советской власти в казачьих областях страны во второй половине января – марте 1918 года имело как общие, так и местные, обусловленные спецификой положения в конкретном войске, особенности. В одних войсках она победила в результате напряженной борьбы, в других установилась мирным путем, причем в Семиреченском, Амурском и Уссурийском ее поддержали даже войсковые круги (съезды). Главной же особенностью установления советской власти на территориях казачьих войск страны в рассматриваемый период времени являлась практически общая преобладающая тенденция своеобразной поверхностной, отчасти сугубо формальной советизации казачьих станиц. Образовавшиеся в них советские органы власти зачастую являлись таковыми лишь по названию, поскольку реальную власть осуществляли прежние органы местного станичного самоуправления, сменившие порой только своих руководителей, а иногда лишь наименования. Действительными реальными органами советской власти являлись фактически лишь областные и окружные Советы.

Практически согласившись на признание центральной советской власти и образование ее властных органов в своих областях, основная масса казачества в целом не разделяла, а зачастую просто не понимала ее политической сущности, принципов и установок. По отношению к ней казаки в своем большинстве заняли настороженно-выжидательные позиции. Но такое положение сохранялось весьма недолго, и с началом нового этапа Гражданской войны все казачество оказалось непосредственно вовлеченным в ее масштабные, ожесточенные и кровопролитные сражения и окончательно определилось со своим политическим выбором.


Советская власть по-казачьи | Дорогой славы и утрат. Казачьи войска в период войн и революций | Глава 1