home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Софья Николаевна Непейвода


Поющие


Люблю читать по пути на работу. Буквы сливаются в слова, слова в предложения, предложения в текст, и вот уже перед глазами стоит полная картина того, что автор хотел передать. И вот уже я не различаю отдельные буквы, и даже слова теряются в общей картине, которая не становится от этого менее четкой, только наоборот.

По-моему, ничто не может сравниться с хорошей книгой.

– У нас опять гости. Земляне.

– Те, которые наши предки?

– Если точнее, потомки наших предков. Ты ведь знаешь язык неслышащих, я не ошибаюсь? – я утвердительно кивнул. – Для тебя есть несколько необычное задание.

Дело в том, что земляне тоже знают наречие неслышащих и поэтому наше с ними общение…

– Да шеф, я знаю, что эсперанто – язык переговоров. Мне предстоят контакты с землянами?

– Дело в том, что один из их ученых хочет увидеть нашу жизнь изнутри. Я думаю назначить тебя его сопровождающим: покажешь ему все, объяснишь… защитишь, если понадобится. Сам понимаешь, что желающих разговаривать на эсперанто немного, поэтому ты получишь премию. Согласен?

– Шеф, я тоже не любитель примитивных языков. Вы же знаете, как он трудно воспринимается на слух!.. Ладно, давайте сюда этого глухаря.

Вопреки моим ожиданиям, землянин оказался вполне выносимым, если не считать его ужасной привычки разговаривать громким голосом и с разными излишними шумами.

Несмотря на его детскую наивность и любопытство, он был вполне разумным, вопросы быстро приучился задавать сериями, чтобы не раздражать лишний раз меня своей резкой речью. Я, в свою очередь, старался вести себя корректно, объяснять доступно и не смеяться даже в случае его невероятных промахов.


Дорогая Инна. Вот уже две недели, как я живу у неонцев и до сих пор поражаюсь, насколько много различий появилось за время отсутствия контактов с этими людьми, и насколько при этом мы с ними остались похожи. Ко мне приставили не то охранника, не то гида, а, скорее всего, и то и другое вместе. С начала моего исследования меня мучают сомнения о выводе моих уважаемых коллег. Кроме отсутствия письменности и литературы я не вижу других признаков упадка цивилизации. У неонцев уровень технологий ничуть не хуже, а во многих отраслях даже превосходит наш. Они дружелюбные, отзывчивые, вполне разумные люди, разве что немного надменные. А про культуру я и не говорю… Произведения их искусства, особенно музыкальные, уже завоевали всемирное признание. Тем более странным кажется мне отсутствие книг – ведь невозможно создать шедевры такого уровня, не имея серьезного образования.

Твой Алан.


Уважаемый Алан. Я вполне разделяю твои сомнения. И тем более странным выглядит их нежелание делиться с нами информацией. Мне известен примерный уровень их развития, в том числе и в военном плане, именно поэтому я сомневаюсь в правдивости их заверений в дружелюбии и даже миролюбии. С самой встречи наших цивилизаций они относятся к нам с превосходством, прекрасно понимая, что мы вынуждены поддерживать мир. Но поведение неонцев выдает их. Если бы они действительно хотели мира, они помогли бы нам расшифровать их язык и показали бы свои… если не открытия, то хотя бы произведения литературного искусства.

Однако они предпочитают одностороннее общение.

Также у меня вызывают подозрение их попытки везде и все сводить к музыке.

Возможно это хитрый рекламный трюк, но даже если так, то они заходят слишком далеко. Но мне кажется, что к рекламе их действия имеют мало отношения, скорее их можно трактовать (а многие психологи и трактуют) как утонченное издевательство.

Хорошо было бы, если бы тебе удалось изучить хотя бы небольшой письменный документ. Я не верю, что за какие-то пять тысячелетий их язык изменился настолько, что не поддается расшифровке. Скорее всего, они просто издеваются над нами.


Любовь к чтению мне привили мои родители. Вся моя семья – заядлые читатели, но у каждого свои предпочтения. Я, например, люблю научную литературу: меня всегда привлекала правильность ее построения, четкость и бесстрастность изложения материала… к тому же из научных книг иногда случается почерпнуть новые знания, которые могут пригодиться в будущем. Разумеется, я не гнушаюсь и художественными произведениями, исключение, пожалуй, составляет лирическая литература и боевики.

В первой мне не нравиться затянутость основной линии, а во втором события развиваются слишком быстро и резко.

Разумеется, у меня дома есть достаточно большая библиотека. Я сам составлял подборку литературы и заслуженно гордился ей. Многочисленные научные труды по физике, химии и практической технологии составляли значительную ее часть.

Благодаря книгам я сам мог отремонтировать практически любой прибор в своей квартире, настолько доступно и систематически там был изложен материал. Не в силах избежать соблазна, я продемонстрировал свою библиотеку землянину. Я прекрасно понимал, что он вряд ли что-то поймет, и не надеялся на высокую оценку.

И действительно вначале он оживился, но уже через пять минут сник и потерял интерес к моей коллекции.

Вот уже несколько недель землянин вел себя нервно. Он как будто что-то искал и никак не мог найти, постоянно нажимая какие-то кнопки на своем ноутбуке. Изучив доступную мне литературу, посвященную землянам, я понял странные символы, нарисованные на клавишах являются ничем иным, как буквами, а стройные их ряды, создаваемые ученым – текстом. Ради любопытства я однажды с помощью старинной литературы расшифровал несколько строк и поразился ничтожному объему информации, получаемому читателем на единицу времени. Теперь не удивительно, что земляне отстали в развитии! К тому же чтение литературы с помощью зрения кажется мне чуть ли не извращением! Это ведь долго, занимает все внимание, а объем передаваемой информации ничтожно мал. Их буквы символизируют звуки эсперанто, менее сотни звуков, поэтому и нормальная литература у землян страдает вышеперечисленными недостатками.

Однажды землянин пришел ко мне со своим компьютером, пожаловался, что он перестал работать, и попросил связать его с земным посольством, чтобы заказать новый прибор. Землянин был расстроен и очень переживал из-за возможной пропажи информации с ее носителя и тогда я предложил свои услуги, рассчитывая, что в его приборе легко разберусь с помощью специальной литературы. Сначала он воспринял мою идею с небольшим энтузиазмом, но согласился рискнуть. Найдя соответствующую книгу, я приступил к ее чтению, параллельно изучая компьютер землянина. Поломка оказалась мелкой и легко поддавалась исправлению, поэтому уже через полчаса я вручил радостному владельцу работающий прибор.

– А зачем ты сменил диск на время работы? – с любопытством спросил он.

Я удивленно взглянул на землянина.

– Я не специалист в области электроники, поэтому должен был проконсультироваться с соответствующей литературой.

Почему-то мои слова произвели на него сильное впечатление. Землянин вскочил, едва не уронив только что починенный компьютер, и забегал по комнате. Потом подскочил к книжному шкафу, вытащил пачку книг и некоторое время смотрел на них.

Подскочил ко мне, протягивая руки с книгами с видом человека, обнаружившего, что он на самом деле другого пола.

– Так ты не смеялся надо мной, когда говорил, что эта огромная коллекция музыки – библиотека?! На самом деле ты не прятал от меня литературу – она лежала прямо перед моим носом?! И твой народ не скрывает от нас свою письменность?.. Нет, ты мне скажи – этот музыкальный диск и есть книга? И все они?..

Мне было жаль этого землянина. Наверное, я не должен был травмировать его, указывая на его неполноценность. Но я всегда считал, что правду не скрыть и лучше даже не пытаться этого делать, ведь иначе, когда все выплывет наружу, несчастный получит еще больший шок. И я ответил.

– Да. Я ведь уже давно говорил тебе, что это – книги.


Дорогая Инна. Я в шоке. В полной прострации. До сих пор не могу поверить, что сказанное неонцем правда. Это не может быть правдой! Теперь мне понятно, чем вызвано их покровительственное поведение. По их мнению, мы ущербные, инвалиды. А как бы мы сами относились к таким? Глухонемым? С жалостью и превосходством, может быть и с презрением. Что же тогда можно ожидать от неонцев? Так ужасно чувствовать себя неполноценным…

С другой стороны, из истории я знаю, что, например, японцы различали гораздо больше цветов и оттенков, чем основная масса людей. Вдруг здесь та же картина?

Но тогда и мы могли бы со временем освоить музыкальный язык и литературу. Неонец говорил, что мы глухие, "неслышащие", как они выражаются, не от рождения, а по воспитанию. Значит, наши дети могли бы стать "слышащими", если бы воспитывались неонцами…

Хотя это глупо. С какой стати мы должны изучать их "музыкальный" язык? Нас – триллионы, их только около миллиарда. Ну и что, что технологии их на более высоком уровне, это, в конце концов, ничего не значит! Нас больше и мы не обязаны подстраиваться под неонцев! Я прав, как ты считаешь?

Твой Алан.



| Поющие |