home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 22

— Пора подниматься наверх. — Игорь на ходу загонял в ружье патроны. — Надоело мне это подземное царство. В натуре, преисподняя.

Вода с него лилась как с гуся. Шока у него не было. Словно ничего и не произошло. «Таких людей, как он, легче убить, — думал Арт, — чем испугать». Но пока и этого никто не мог сделать.

Ситуация была странной. Впереди шли два совершенно не подходящих друг другу по сословиям человека, один из которых был в тине, как водяной, а за ними, метрах в двадцати, поспешали два аллигатора. Своеобразный заградотряд. Отступать было некуда.

Арт бросил взгляд на часы. Подмогу можно было вызвать сразу, и это выглядело бы разумно. Но он был уверен в том, что Рита в доме, а значит, от нее избавятся сразу, при штурме. Александр Александрович уже понял, кто в его доме, но желание взять Арта живьем и заработать будет тормозить его решение умертвить Риту.

Сколько ему пообещали за посредничество в переговорах с главой «Алгоритма»? Сто тысяч? Двести? Вероятно, не меньше миллиона. Эти деньги сводят клопа с ума. Плюс раздражение. Его, видимо, еще никто не наказывал, а речи о том, чтобы наказать клопа в его доме, вообще не могло идти. Александром Александровичем руководят деньги и принципы. Иногда это несовместимо, Арт это знает. Поэтому хозяин дома будет торговаться до последнего. Другое дело, когда дом будет брать рота спецназа. Тут уж не до денег. Свидетеля Риту дешевле бросить в воду…

Арт стиснул зубы так, что они скрипнули.

Пора подумать о чем-то обнадеживающем.

Все. Последняя дверь наверх. Если верить рассказу инженера, это — запасный выход на первый этаж. Он не используется за отсутствием надобности. Дверь, понятно, закрыта, но для чего тогда с Артом Игорь со своей безотказной отмычкой?

Звенящий удар по барабанным перепонкам — и дверь открыта.

— А что за шурупы у тебя в патронах? — поинтересовался Арт, глядя на исковерканный замок.

— Маленькие, — объяснил тот. — Большие нельзя, иначе ствол разорвет.

Логично. Он и тут философ.

Удивительно, но факт: они вошли на первый этаж дома. Эта была одна из трех дорог, по которой они могли начать свою экскурсию по владениям клопа. Но волею случая они пошли другой. Кровь на полу напоминала о недавней ошибке, но побежденные были уже куда-то унесены. Оно и правильно. Мешались бы.

Где сейчас Александр Александрович? Правильно, там, где исключено появление экскурсантов. В своем изрешеченном пулями кабинете. Ждет доклада от прислуги о ликвидации. Интересно, каково у него сейчас настроение? Арт так и спросил, когда они вошли:

— Сан Саныч или лучше А-А, как у тебя настроение?

Подняв голову, клоп уставился на него ненавидящим взглядом. Александр Александрович сидел за изрешеченным пулями столом молча и достойно. Как символ бессмертия посреди людской смертности. Кажется, их он на самом деле не ждал.

— А ферма ваша разрушена, — с видимым сожалением произнес Арт. — Крокодилы обиделись и пошли в дом бить вам морду. Вы когда их в последний раз кормили? Вас пора привлекать к суду за жестокое обращение с животными.

— Чуев… — он сжал челюсти так, что заскрипели зубы. — Отчего вы так упрямы? Я такого вредного во всех отношениях человека никогда в жизни не встречал. Откажись от контракта и получишь то, чего жаждешь.

— Я, придурок, — Арт стал бледнеть, — жажду своей жены, как ни комично это звучит в мужской компании… И ты вернешь ее мне сейчас.

Посмотрев на труп телохранителя, А-А равнодушно вздохнул.

— Ну, это вряд ли. Я бизнесмен. Я признаю только равную ответственность партнеров по сделкам.

— И для этого похитил жену чужую?

Арт смотрел на А-А, а тот сидел в своем гигантском кресле и беззвучно смеялся.

— Где она?

— В бассейне.

Не помня себя, Арт рванулся вперед и, не думая, что это ни к чему вовсе, свалил ударом в голову А-А на пол вместе с креслом.

— Нет-нет-нет! — вмешался Игорь, заподозрив скорую развязку. — Этак не годится…

— Придурок, через полчаса этот дом от подвала до чердака будет кишеть ментами, — заговорил он. — Здесь обнаружится и тюрьма, и кости на дне бассейна. А ведь это все раскрутилось с банального похищения женщины. Ты обречен. Но я даю тебе честное слово — если ты сейчас отдашь ту, которую он ищет, я не позволю ему убить тебя.

Ответа, как и подозревал Арт, не последовало. Умывшись кровавыми соплями, А-А поставил кресло на место и снова в него опустился. Та же картина. Разве что он стал еще меньше. Складывалось впечатление, что из него во время удара что-то вылетело.

— Будь ты мужиком! — возмутился Игорь. — Тебе же «пожизненное» корячится! Ну, двадцать — двадцать пять! Не лучше ли избежать всего этого, вернув женщину?

— Вы не понимаете…

— Почему же, понимаю, — выдохнул Арт. — Ты хочешь сказать, что отдав Риту, ты подпишешь себе приговор. Тех ты боишься больше меня. А это напрасно, напрасно, милый…

В комнату забежал охранник. Сверкнув раскосыми глазами, кореец, однако, вскинул автомат. Игорь с простецким выражением лица, какое бывает у крестьянина, заметившего, что мимо его забора пробежала собака, приставил ружье к голове А-А. Кореец остановился как вкопанный. Он был в замешательстве и не двигался с места. Ему нужна была команда, но господин А-А ее подать не мог. Тогда Игорь, расшифровав мысли охранника, отвел дробовик в сторону и спустил курок. В стене образовалась сквозная дыра диаметром около полуметра. Сейчас очень удобно было смотреть на картины в соседней комнате. После выстрела он клацнул цевьем, отражая гильзу, и вновь приставил ствол к голове А-А. Охранник с ужасом посмотрел на отверстие в стене, на голову и вышел из кабинета спиной вперед.

— Сколько же у тебя здесь долбоебов, а?

— На вас хватит.

— Продолжим разговор. — Арт снова повернулся к А-А. — Где Рита?

Менее всего ему хотелось выглядеть попугаем. «Это последний раз, когда я задал вопрос, — подумал Арт. — А-А уже упивается моей беспомощностью и своей непробиваемостью. А это тот самый случай для бизнесмена, когда собственной глупостью можно поломать весь процесс переговоров. Едва клиент начинает чувствовать слабину будущего партнера и отсутствие за ним весомых доводов, склонить его к чему-то потом решительно невозможно.»

— Сан Саныч, — Арт повернулся к хозяину дома, — покажи мне глазами, пожалуйста, самый короткий путь к террариуму. Самый длинный я знаю.

Во взгляде хозяина дома сверкнула и тут же погасла искорка испуга.

«Есть», — понял Арт.

Они шли на глазах у охраны хозяина дома. Тех, до кого еще не добрались рептилии или шурупы, оставалось восемь человек. Свое оружие, по просьбе Игоря, они сложили перед собой. И сейчас с пустыми руками молча наблюдали за тем, как Арт ведет их босса. Куда, они еще не знали.

А шли они в гости к крокодилам. На этот раз не было необходимости спускаться к самой воде. Этот лабиринт напрямую вел к балкону, с пятиметровой высоты которого можно было любоваться происходящим внизу. Ну, как людей, например, кушают. Или барашков…

С него глава дома наблюдал за процессом кормления милых зверушек. Балкон слегка выдавался вперед так, что находился не над берегом, а над водой. Если бы в тот момент, когда они стояли на кромке бассейна, на этом балконе появился хоть один из людей А-А, он расстрелял бы их, как в тире. Поскольку этот путь был в десять раз короче, они дошли до балкона очень быстро.

А-А пока не понимал, зачем Арту понадобился террариум. Или делал вид, что не понимал. Арт больше склонялся ко второму варианту.

Однако хозяин сообразил, когда Чуев стал засовывать ему под мышки свисающую с потолка помещения веревку. За нее, видимо, и крепился тот барашек, которого спускали вниз на глазах Риты.

Из уст А-А стали вырываться выражения, которые ранее им не использовались: «нарушение законности», «беспредел», «бог не простит» и прочий чес в том же духе.

Когда тельце А-А повисло между небом и землей, Арт нажал на пульте кнопки.

Слуги внизу смотрели, как их босс выезжает по воздуху в центр пространства над террариумом. Трудно сказать, что они одинаково к этому отнеслись. Но Арт был уверен, что кто-то из них сейчас испытывает чувство глубокого удовлетворения.

Крюк, на который был подвешен А-А, крепился к мини-крану. Кран катался под потолком на рельсах. Кнопки Арт нажимал осторожно — ему всегда не везло с игровыми автоматами. Помнится, в Берлине он скормил сотню мелочью тому, что вытаскивает мягкие игрушки. То кнопку не ту нажимал, то палец срывался…

Первым увидел пищу тот самый, четырехметровый. Вяло виляя хвостом, он двинулся к середине водоема.

— Отпусти меня, сука!..

Когда блок под потолком стал разматывать веревку, А-А снова прокричал, на этот раз глупую фразу:

— Что ты делаешь?

— Мне показалось, ты попросил опустить тебя? Я еще удивился.

— Верни меня назад, скотина! Ты не понимаешь, что стоит за всем этим делом!..

— За этим делом стоит моя жена. И если я ее сейчас не увижу, отравлю крокодилов твоим мясом.

Сказав это и бросив случайный взгляд на Игоря, Арт почувствовал, как внутри у него похолодело. Его спутник, с мокрым лицом и совершенно бессмысленным взглядом, стоял, опершись на стену. Ружье висело в его руке, касаясь стволом пола. От потери крови он терял сознание.

Арт перевел взгляд на бледного висящего над водой А-А и снова посмотрел на Игоря.

Если он сейчас вырубится, то Арту и шагу нельзя будет ступить с этого балкона. Он не может бросить его одного, и не может контролировать ситуацию, волоча его на своей спине.

Едва он успел об этом подумать, как у Игоря подкосились ноги. Словно мешок с картошкой, он рухнул на пол.

Ему срочно нужен врач с бинтом и глюкозой в шприце. Ничего этого не было. Он остался один в этой банке с крокодилами, да еще с раненым приятелем на руках.

Удерживая рукой конец веревки, Арт захлопнул дверь, ведущую с балкона в коридор.

Боеприпасов у него, включая последние пять патронов в дробовике — ровно на три минуты боя. При том условии, если он будет экономить, и отвечать на каждый сотый выстрел противной стороны. Пессимизма в его мысли подмешал рев А-А:

— Ты не опустишь меня в это гребаное болото на глазах толпы!..

Под ним, пытаясь залезть друг на друга, чтобы быть повыше, копошились четыре рептилии. После свежей человеческой крови пирожное в лице А-А приводило их в исступление.

Арт повернулся к А-А.

— У тебя минута.

Тот равнодушно пожал плечами. Нет, этот не скажет, даже если он его начнет опускать в воду. Что-то удерживает его от здравых рассуждений. Что-то мешает. Обычно так ведут себя люди, наобещавшие с три короба и получившие 100 процентов предоплаты и теперь понимающие, что смерть ТАМ куда страшней смерти ЗДЕСЬ.

Но Арт не понимал, что может быть страшнее смерти в зубах крокодила.


Глава 21 | Privatизерша | Глава 23