home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



52

Синтия ощутила на лице легкое прикосновение сухих и гладких пальцев, вздрогнула и открыла глаза.

Нет, наверное, она еще спала: откуда здесь могло взяться улыбающееся лицо Дика?

— Ну, Русалочка, привет! — послышался его голос, и Синтии ничего не оставалось, как открыть глаза снова.

— Ты?

— А то кто же? — хохотнул он. — Одного не пойму, подруга, что это ты так разоспалась? Вроде как не время…

— Я… — Синтия потянулась ему навстречу, но чуть не вскрикнула, ощутив боль в обожженной вчера спине.

— Ладно. Я вижу, что вид у тебя не блестящий. Теперь ты свободна и можешь привести себя в порядок… — он протянул ей руку, помогая встать, и на этот раз Синтия не удержалась. Она не вскрикнула и не застонала — скорее охнула, но и этого оказалось достаточно, чтобы веселье сползло с лица Дика. — Ты… Что эти сволочи с тобой делали? — покачнулся он.

— Ничего, — Синтия стиснула зубы и одной рукой схватилась за спинку соседнего кресла, чтобы не упасть от неожиданной слабости.

— Но что у тебя со спиной? — выражение лица Дика стало хищным. Он знал, что от служащих Компании можно ожидать и худшего, — но как-то до сих пор не верил, что они могли поднять руку на почти свою.

— Это не они, Дик, — по бледному лицу девушки пробежала легкая судорога. — Это — Чужие…

— Что? — подпрыгнули вверх его брови, рот замер в оскале.

— Чужие… — она болезненно поморщилась.

— Инопланетяне? Монстры? — похоже, поверить в это Дику было еще сложней. — Но — зачем?

— Я упала… У них внутри вместо крови кислота — брызги попали на меня… Подожди, Дик, мне надо кое-что тебе сказать… — она остановилась. — Дай я только приду в себя.

— О, Господи! — гримаса сползла с его лица. — А я-то подумал… Ладно, сейчас я помогу тебе добраться до кровати. Ты только представь: мы захватили этого мерзавца Главу Компании живым!

— Зачем? — вяло пожала плечами Синтия, и боль от ожогов снова напомнила о себе, заставив сморщиться.

— Мы будем его судить, — торжественно объявил Дик. — Судить по законам совести. Ну ладно — давай руку… Или тебя отнести? — не дожидаясь ответа, он подхватил девушку на руки, стараясь как можно меньше прикасаться к ее спине, и понес в соседнюю комнату. — Удивляюсь, как ты могла спать… Ну и нервы у тебя, подруга!

— Эдвард дал мне снотворное, — безразличным тоном проговорила она. — Я надеялась, что это яд… и приняла.

В ответ Дик хмыкнул что-то неразборчивое. Опустив девушку на короткую софу (ему показалось кощунственным выделить Синтии «обгаженную» Главой Компании кровать), он погладил ее по голове и быстро отдернул руку, словно устыдившись такого проявления чувств.

— Ладно, дрыхни! — махнул он рукой и едва ли не бегом выскочил из комнаты. — Я пришлю Тьюпи — может, он чем-то тебе поможет…

И Дик проследовал во двор, куда уже был доставлен связанный по рукам и ногам Лейнарди (выполнявшие эту работу дебилы не поскупились на веревки). Сюда же стащили с крыши и Эдварда — словно в насмешку, его сковали собственными наручниками, обнаруженными при обыске, во время которого он лишился также двух пистолетов. Впрочем, Варковски оказался как бы в стороне во всех смыслах этого слова и сидел теперь, обнимая одну из подпорок трамплина. Что же касается Цецилии, то ее попросту заперли в фильмотеке — единственной комнатке, напрочь лишенной окон. Первое время женщина возмущалась, но довольно быстро смирилась со своей участью и гадала теперь, хватит ли у ее новоиспеченного супруга и у Эдварда ума молчать о состоявшемся бракосочетании. Несмотря на критическую ситуацию, Цецилия ухитрилась прихватить с собой ценные документы и теперь судьба Лейнарди почти перестала ее беспокоить: вряд ли он успел составить завещание, а двойное вдовство, по всей вероятности, было бы ей только на руку.

Дик остановился напротив своего противника и, прищурившись, заглянул ему в глаза.

— Что вы собираетесь со мной делать? — усталым голосом поинтересовался Лейнарди. — Вам нужен выкуп? Чего вы хотите — могу я узнать?

— Узнаешь, — упоминание о выкупе заставило Дика сердито скрипнуть зубами. — Только не думай, что ты сможешь от нас откупиться. Единственное, чего мы хотим, — справедливости.

— Понятно. У одних есть деньги и власть, у других — нет, и разделить их, по-вашему, будет справедливо… Сколько вам надо, молодой человек?

— Во сволочь! — к Дику подошла Линда. — Он еще выступает! Шкура нам твоя нужна — понял?

— Потише, девочка, — Дик отстранил ее рукой. — Нам нужна справедливость — и только. Тебя будут судить, слышишь, подонок? Тебя — и всю вашу проклятую Компанию в твоем лице. У вас на совести столько грехов, что никакими деньгами ты их не искупишь. А если я еще услышу, что ты торгуешься, то просто дам тебе в морду, понял?

На последней фразе Дик сорвался — роль высшего беспристрастного судьи плохо удавалась ему. Кипящая внутри ненависть мало помогает самообладанию.

— Осторожнее, босс, — подал голос Варковски. — Этот человек забыл вам представиться. Так вот, его зовут Дик Торнтон, если помните.

— Террорист, что ли? — Глава Компании невольно затаил дыхание. Уж кого-кого, а эту категорию, к счастью, встречающуюся достаточно редко, он совсем не понимал, а потому и боялся.

— А хоть бы и так… — огрызнулся Дик. — Тебя вообще не спрашивали. Главное — мы устроим суд, на котором вспомним и инопланетян, и убранных свидетелей… Да мало ли — сейчас мы примемся за обвинение.

— Суд… — брезгливо поморщился Лейнарди. — Судилище!..

— Суд совести! — гордо заявил Дик.

— Без адвоката… Без презумпции невиновности… — Глава Компании и сам не знал, что хочет этим сказать, — скорее всего, им двигало инстинктивное желание просто протянуть время.

— Обойдешься! — гаркнул Дик.

— Слушай, Дик… — вынырнул вдруг из-под его руки тщедушный Рикки. — А что если дать ему адвоката? Что он все равно сможет? А так будет еще интересней!

— Ты так считаешь? — Дик сдвинул брови к переносице. — Но кто будет адвокатом?

— Разве что косую назначим, — рассмеялась коротким злым смешком Линда.

— Ладно, у нас серьезное дело, а не балаган, — осадил ее Дик.

— А если серьезно, — не остался в стороне и Кейн, — то в этой идее что-то есть. Во всяком случае, мне было бы любопытно послушать, как будет оправдываться этот тип.

— Мочить их надо, а не слушать, — мрачно заявил Стейнтейл, подходя ближе.

— Господа, — Варковски откашлялся, и голос его прозвучал особо выразительно, — я юрист по образованию и думаю, мне найдется, что сказать в защиту обвиняемого. Другой кандидатуры на место адвоката у вас, надо полагать, все равно не отыщется.

— Во дает, «чертяка»! — покачал головой Рикки.

— Что ж, — брови Дика распрямились. — Только я соглашаюсь на это не ради хохмочки — правосудие должно быть похожим на правосудие…

— С заранее вынесенным приговором, — отворачиваясь в сторону, заметил Глава Компании.

Ему было нехорошо — чисто физически, — и он не отказался бы сейчас от врачебной помощи.

— А вот это мы еще посмотрим! — вдруг взорвался Дик. Идея устроить настоящий суд, как и вера в собственную правоту, захватила его целиком, и он был готов ради этого пойти на некоторый риск. — Если вы сможете убедить хотя бы половину присутствующих в своей правоте, я клянусь, что позволю вам уйти… Правда, не поручусь, что при первом же удобном случае не посчитаюсь с вами лично.

— Ты что, всерьез? — удивился Кейн.

— С такими вещами я не шучу… — Дик развернулся на месте. — Я выступлю обвинителем. Косая в голосовании не участвует. Остальные восемь…

— Семь…

— Нет, восемь, — я посчитал и Русалку — одновременно свидетели и присяжные. Итак, даю всем время на подготовку — два часа. А сейчас посадите обвиняемого поближе к адвокату — и за работу. Времени у нас в обрез… Рикки, следи за морем, пункт наблюдения — на крыше.


предыдущая глава | Безумие | cледующая глава