home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



51

Медулл ушла от Минора-7 недалеко и внешне: большую часть ее обитаемой площади занимали приземистые бараки производственных помещений, внутри которых располагались бассейны. Только здесь бассейны были много меньше и тянулись бесконечными рядами заполненных водой квадратов по обе стороны серединной дорожки, не сравнимой с шаткими мостиками рыбоводческого хозяйства на Миноре. Если для Минора были характерны почти квадратные залы с прямоугольными бассейнами, то тут каждый отдельный сектор был невыносимо вытянут в длину и довольно узок. Но, разумеется, основным отличием было само содержание водных емкостей: если на Миноре-7 они принадлежали рыбам-гигантам, то даже самые крупные обитатели Медулла были видны только в микроскоп. Кроме того, рыбы просто жрали, набирая жир, чтобы быть, в свою очередь, съеденными за чьим-то столом, а крошки на Медулле работали, не зная выходных и отдыха. Они производили буквально все: от кормовых белков до лекарств и гормонов.

Впрочем, и неженками они были порядочными. Температура в чанах должна была поддерживаться только на определенном уровне, отклоняясь от оптимальной не более чем на полградуса в ту или иную сторону. Потому в одних вытянутых помещениях держался бодрый морозец, изо ртов обслуги вырывался пар и на поверхности воды нет-нет да и начинала образовываться хрупкая ледяная корочка, в то время как в других помещениях было душно и даже инструкция не возбраняла рабочим обнажать покрытые тонким слоем пота тела — с одним лишь условием: чтобы капли пота не попали в бассейн. Почти через каждые несколько метров здесь помещались души, смывавшие соленую жидкость и обдававшие быстро утомляющихся работников прохладой. И неудивительно было, что рабочий, увидев первый же потек слизи, сразу же нажал на кнопку связи.

— Сектор А-44. Вызываю дежурного химика…

— Сорок четвертый, что случилось?

— Постороннее вещество возле семьдесят второго чана. Природа не ясна…

— Ждите, сейчас выходим…

Передатчик пикнул — связь отключилась.

За эти несколько секунд упрямый пот уже успел собраться на лбу рабочего в достаточном количестве, чтобы его солоноватые струйки потекли по лицу. Смахнув их на резину дорожки, он повернул к душу — и замер.

За тонкой перегородкой, защищающей гормонопроизводящие водоросли от случайных брызг, кто-то был.

— Эй ты, кретин! — двинулся в сторону незнакомого хулигана рабочий, гадая на ходу, кому могли прийти в голову такие шутки. Было неизвестно, как отреагируют на слизь трудяги-водоросли. — Тебя сюда звали? По-моему, сейчас кто-то получит!

В последнем он не ошибся — кое-кто через секунду действительно «получил».

За перегородкой зашевелилось что-то большое и темное, лист пластика неожиданно вырвался из металлических зажимов уголков и отлетел в сторону, сбивая рабочего с ног. Почти сразу же вслед за ним появилось ящероподобное хитиновое тело. Задние конечности монстра выпрямились, отталкиваясь от резиновой решетки стока, щупальца засвистели в воздухе — и громада пронеслась над головой упавшего человека, чтобы звонко плюхнуться в чан.

Голубовато-зеленая масса водорослей брызгами разлетелась в стороны, плеснула чудовищу в морду, залепляя глаза и просачиваясь в рот, и…

Знакомый с жестикуляцией Чужих сразу определил бы, что монстр остолбенел от удивления. Вся его агрессивность разом пропала, зато голод и жажда вызвали резкий желудочный спазм.

Челюсть захлюпала, выпуская между зубами слюнные пузыри, глазки посоловели от явного удовольствия, и, забыв о вскочившем на ноги человеке, монстр погрузил нос в окружавшую его водорослевую взвесь, наполняя воздух жадным чавканьем.

Рабочий попятился. Его волосы, обычно мягкие и прилизанные, торчали теперь вверх наподобие щетки. Чудовище не удостоило его даже взглядом. Наконец человек развернулся и бросился бежать. Бежал он до тех пор, пока не упал перед самым входом, у ног возникшего на пороге химика.

— Что случилось? — вытаращился тот.

— Инопланетяне! На нас напали инопланетяне!!! — во весь голос завопил рабочий — и прикусил язык.

Из коридора — того коридора, что вел к лаборатории и Городу, — донесся очень странный звук — словно огромное насекомое щелкало своими надкрыльями перед гигантским звукоусилителем. Или куча насекомых. И мысль — чужая, сторонняя — вошла вдруг в голову рабочего, наполняя сознание: «Все сюда… все идите сюда…» Сопровождалась она почему-то диким чувством голода.

Рабочий тихо вскрикнул, химик обернулся: коридор был заполнен медленно ползущими нечеловеческими тварями, передвигающимися почему-то в основном по стенам и потолку.

Сразу два вопля поднялись, сливаясь в один…

Что же касается рабочего и химика — для такой толпы голодных существ они оказались очень легкой закуской, так что до чанов чудовища дорвались не менее голодные, чем были до того…


предыдущая глава | Безумие | cледующая глава