home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



42

Мейер так никогда и не узнал, что увезший его корабль был последним, взлетевшим с Эпсилон-Кси-21. Пускай ему повторили это потом несколько раз — память упорно отказывалась фиксировать этот факт. Мало того, он вряд ли смог бы сейчас объяснить, для чего его увезли.

Самым худшим в его жизни было то, что он не потерял рассудка. С ужасающей отчетливостью он осознавал, как память изменяет ему, отнимая целые куски, сперва небольшие и незначительные, а затем все более существенные, которые все сложнее было восстанавливать логическим путем. Некоторое время Алан искренне пытался поверить врачам, но его вечное любопытство и тут сыграло с ним злую шутку, заставив однажды в обход всех запретов проникнуть в медицинский архив и убедиться, что проявившийся в его случае постэффект лучевой болезни хоть и встречается довольно редко, но не имеет благополучных исходов. Странно, но предательница память не пощадила его, сохранив именно это знание.

Нарушение памяти. Прогрессирующая амнезия… Об одном жалел сейчас Алан: в месте, где его содержали, невозможно было раздобыть оружие. Рисковать же с ядовитыми веществами, толком в них не разбираясь, он не отважился. Мысли о самоубийстве были продиктованы не депрессией — вряд ли какой другой человек на его месте пожелал бы жить, наблюдая за разрушением собственной личности — медленным, а потому вдвойне мучительным. Пожалуй, только это и сыграло в его судьбе решающую роль: Алан согласился улететь с одной почти целью — при случае найти пистолет.

Вскоре Эпсилон-Кси превратилась в голубоватый, неровный из-за окутывавшего его сияния шар, а впереди уже вырисовывались очертания других планет Искусственного Околоземелья, на одной из которых (в нескольких часах полета) и нашел себе место Центр Информации.

— Вы помните, что нужно сказать во время выступления? — то и дело теребил его Зиллер.

— Да, но прошу вас, повторите еще раз, — неизменно отвечал Алан. Он помнил, но не мог доверять себе и надеялся, что многократное повторение может сыграть свою роль.

— Хорошо, — и руководитель отдела безопасности терпеливо начинал с самого начала: — Было выдвинуто обвинение, будто бы вас, Алана Мейера, детектива, работающего на страховую компанию Каллагана, убили, стремясь сохранить в секрете информацию об обнаружении нашими космонавтами инопланетного существа. Вы помните, почему мы были вынуждены ее скрывать?

— Чтобы избежать паники, так как об этих существах мы знали слишком мало.

— Мы знали слишком мало, — Зиллер сделал ударение на слове «мы».

— Что?

— Ничего, продолжайте.

Алан нахмурился. Формулировка крутилась в его голове где-то рядом, но никак не давалась на язык.

— Сейчас… одну секунду…

Он вспомнил лицо Крейга — вытянутое, усталое лицо.

— Если мы что-то скрываем от общественности, то лишь в интересах самих людей, — произнес он, упираясь взглядом в металлическую стену.

— Что? — на этот раз Зиллер не смог скрыть своего удивления.

— А? Не знаю, так, вспомнилось вдруг… Я могу еще процитировать. «Наука и косморазведка столкнулись с явлением достаточно грозным, но совершенно неизученным. Чего от него можно ожидать, как бороться — не знает никто. И что, по-вашему, будет с нормальными, простыми людьми, услышь они такую новость?». Я ответил тогда, что начнется паника. Через несколько фраз Крейг — я слышал это от него — сравнил такую опасность с опасностью пчелиного улья, который лучше не трогать. Я помню все это…

— Да, именно паники мы и опасались, — подтвердил начальник отдела.

— А теперь… они напали, чтобы отомстить за гибель своих? — спросил Алан. — Я знаю, что эти существа разумны…

— Все может быть… Ладно, главное — что вы живы и помните все это. Надеюсь, вам удастся выступить. Ну, с Богом!

Зиллер нажал на кнопку, и тотчас в комнату вошла девушка — нет, женщина, одетая по-девчоночьи, несмотря на морщины под глазами.

— Я звукооператор, — представилась она, с ходу начиная щелкать переключателями в небольшом пульте.

Зиллер отошел в сторону, и Алан остался наедине с заливавшим его светом.

— В несанкционированной нашим Информационным Центром передаче сообщалось, что Алан Мейер, занимавшийся проблемой Чужих, был убит, — зазвучал дикторский голос. — Надеемся, среди наших зрителей найдутся люди, способные его узнать.

Алан заметил, что к нему подъехало еще одно кресло. Сидящий в нем человек не был ему знаком и являлся, по всей видимости, сотрудником Центра Информации.

— Мистер Мейер, скажите нам, — заговорил он, — вы действительно занимались расследованием этого дела?

Алан повернулся в его сторону и близоруко сощурился. Меньше всего он напоминал сейчас героя-одиночку.

— Можно сказать и так, — не слишком уверенно начал он, пряча глаза от слепящего света. — Страховая компания «Каллаган и Вифорт», в которой я работал, опасалась иска по поводу взрыва атмосферного процессора на LB-426… Речь шла об очень крупной сумме. Естественно, что мы заинтересовались обстоятельствами этого дела, но иск о возмещении ущерба предъявлен не был. Расследование, кажется, было прекращено…

— Так «кажется» или все-таки «прекращено»? — въедливо поинтересовался комментатор.

— Прекращено, — Алан сморщился, выжимая из своей памяти максимум того, что она могла дать. — Но так получилось, что начальство не поставило меня в известность… Я не имел возможности с ним связаться, так как очутился в закрытой для любых контактов зоне.

Алан сказал это и вспомнил вдруг, что сказанное является ложью. Каллаган подставил его, выставил одиночкой… Но стоило ли вспоминать об этом теперь? Пусть уж считают, что он всегда был лоялен по отношению к начальству.

— Продолжайте…

— Я думаю, будет лучше, если вы сами станете задавать мне вопросы, — натянуто улабаясь, предложил Алан.


предыдущая глава | Безумие | * * *