home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



40

А тем временем Президент не мог найти себе места. Президенту было страшно.

Только несколько дней назад ему казалось, что все в его мире незыблемо и стабильно, но возникновение Тритис пошатнуло эту уверенность, а все последующие события превратили ее в ничто.

Почти по всем планетам прокатилась волна протеста, всерьез заговорили о его отставке. Президент, разумеется, тотчас затребовал связи с Главой Компании — но выяснилось, что тот отбыл в неизвестном направлении. Затем последовало разоблачение истории с Чужими — событие, казалось бы, абсурдное, противоречащее как законам логики, так и физики (если не принять допущение, что неизвестный «правдолюб» подкупил как минимум треть работников главного информационного центра), поскольку не так-то просто изъять из общей сети информации одно сообщение и заменить его другим, находясь где-то в стороне.

Всего этого хватило бы, чтобы вывести из равновесия и человека с более крепкими нервами. И неправда, что у всех политиков нервы похожи на канаты, — просто большинство дорвавшихся до власти обычно ухитряются избегать лишних перегрузок, умело от них уворачиваясь. Как говорится, политики — тоже люди.

Был человеком и Президент. Мало того, в настоящий момент он был несчастным, запуганным жизнью человеком.

Когда происходят такие странные вещи, можно ли доверять хоть кому-то? Ему чудилось, что воздух вокруг него буквально пропитан изменой. Когда же к Тритис присоединились сперва Минора-7, а затем еще две планеты системы Минор, о которых ранее не сообщалось, естественная тревога превратилась у него едва ли не в манию преследования.

Кто бы ни приходил к нему с новыми известиями, о чем бы ни шла в них речь: о падении на бирже курса акций Компании, вызвавшее настоящую панику в деловых кругах, о новых протестах со стороны администрации, о забастовке космолетчиков с Астраллы, требующих гарантии безопасности полетов, — все казалось Президенту частью огромного заговора, составленного непосредственно вокруг его жалкой персоны. Каждое новое лицо казалось ему лицом наемного убийцы… Да что и говорить — несладкие деньки настали в его жизни!

И не верилось, что кошмар начался недавно, что события развиваются с такой стремительностью и что его надежда и опора — Глава Компании — исчез всего несколько часов назад.

К вечеру Президент был готов ко всему, но в первую очередь — к бегству.

«Пусть вокруг творится что угодно — я лучше смоюсь!» — приблизительно так решил он, требуя привести в готовность личную яхту. По-своему это решение было разумным: оттуда он мог поддерживать связь с Землей, а в компании из двух роботов вряд ли мог бы оказаться кто-то посторонний, и тем более — враг.

Когда яхта оторвалась от земной поверхности и перегрузки остались позади, он смог наконец вздохнуть с облегчением и даже позволить себе выйти в бассейн. Один из роботов остался в рубке управления, второй — у системы связи, находящейся в том же самом помещении.

Скорее всего, дело было в том, что Президент жаждал хоть недолгого одиночества. С блаженной улыбкой он вошел в чуть подогретую воду, словно смывающую с него грязь всех последних неприятностей, и вышел из нее уже обновленным и розовым, как младенец. Расправляя на ходу подъеденные внутренними солями суставы, сладко потягиваясь и зевая, он добрался до своего кабинета, плюхнулся в кресло и вдруг выражение удовлетворения покинуло его лицо: перед столом возникла темная коренастая фигура.

— Что это за глупые шутки, Бишоп? — недовольно произнес он. — Я, кажется, сказал вам находиться у…

Он не закончил — до него вдруг дошло, что роботы системы Бишоп гораздо стройнее и выше. Но откуда здесь, на корабле, мог возникнуть кто-то посторонний?

Президенту вдруг стало очень жарко, затем он погрузился в холод. Редкие волосы зашевелились на макушке.

— Итак, вы уже поняли, что я не Бишоп, — незнакомец присел к столу, небрежно закинул ногу на ногу и нажал на кнопку, включающую верхнее освещение. Хлынувший сверху поток света сообщил Президенту, что перед ним находится совершенно незнакомый негр с толстой шеей и блестящей черной лысиной.

— Кто вы? — испуганно прохрипел невезучий правитель, вжимаясь в спинку кресла.

— Даже обидно — вы до сих пор меня не знаете! — изогнулись луком полные темные губы.

— Ну… — несмотря на дрожь, охватившую все тело, Президент нашел в себе силы поднапрячь память. — Надо полагать, вы все же не Зофф…

— Надо полагать, — усмехнулся негр. — Зофф — жалкий пьяница из совершенно ненормальной семейки, основательнице которой хватило ума в возрасте шестидесяти лет родить дочь от собственного брата. Эти Зоффы-Стиммы страдают разными отклонениями от нормы, хотя и не всегда явными… Ну ладно, о них мы еще успеем поговорить. Я — Элтон.

— Вы? — волосы на макушке Президента снова сделали попытку встать.

— А почему это вас так удивляет?.. Вы не возражаете, если я закурю? — не дожидаясь ответа, Элтон вытащил толстую сигару.

— Но что вам от меня надо? — жалко пролепетал Президент.

— Ничего особенного. Во всяком случае, я потребую от вас не больше, чем покойный Лейнарди. Конечно, я мог бы сейчас запросто подыскать вам замену, и народ меня только поддержал бы, но, знаете ли, я всегда неодобрительно относился к малообоснованным перестановкам в правительстве. Если вы согласитесь мне помочь, Лейнарди будет забыт, часть дирекции Компании отдадут под суд — благо, что некоторые из них облегчили мне задачу, вовремя умерев, — так огласка будет меньше. Я, в свою очередь, помогу вам справиться с беспорядками, вызванными появлением Тритис. С недовольством Компании вы справитесь и сами — я уже сказал, что вам достаточно для этого предъявить ее руководителям соответствующий судебный иск.

— То есть, — несколько оправился от шока Президент, — теперь править будете вы?

— Вы догадливы… — Элтон притворно засмеялся. — Внешне же все останется на своих местах. Я полностью уверен в вашем скором согласии.

— Но Лейнарди…

— Забудьте о нем. Он погиб во время аварии на собственной яхте, к тому же в довольно странном месте.

— Уж не хотите ли вы сказать, что… — приподнялся в кресле Президент.

— Нет, вы ошиблись. Это случилось в сумасшедшем доме. Кстати, чтобы не пошатнуть устоев общества, на суде это тоже должно прозвучать. Всем будет спокойнее, если окажется, что некоторые решения принимались им… скажем так, в состоянии не стопроцентного душевного здоровья. От болезни, увы, никто не застрахован — ни вы, ни я… Мало того, у меня сложилось впечатление, что почти все, занимавшиеся большой политикой, в той или иной степени подвержены расстройствам такого рода, — не в обиду вам будет сказано, Сол… Я ведь могу теперь вас так называть? Кстати, можете именовать меня Бони… Ладно, мы немного отвлеклись. Так вот, я жду вашего ответа.

— У меня нет выбора, — Президент негромко вздохнул. — Вы слишком ловко приставили мне к горлу нож…

— Бросьте — к чему такие громкие слова? Право же, это звучит несолидно. Неужели вам не все равно, на кого работать? Да, Лейнарди помог вам вылезть — а я помогу вам удержаться… Так что вы всего лишь останетесь при своем. Право же, легче считать, что никакой перестановки не произошло, а вы всегда служили только Закону и Конституции… не так ли?

— Пусть будет по-вашему… — невесело подтвердил Президент.

«Вот я и докатился, — подумал он про себя. — Раньше я работал хоть и не на идеально честного человека, но все же на полноправного гражданина нашего общества. Элтон же — и это ни для кого не секрет — откровенный бандит. Но что я могу сделать в такой ситуации? Невозможно быть наверху и оставаться чистеньким, а если Элтон выполнит свое обещание и наведет порядок… Пусть будет так — за это ему все простится».

— Прекрасно, — Элтон выпустил красивую струйку дыма. Похоже, его сигары были ароматизированными — распространившийся по комнате запах немного напоминал запах сандалового дерева. — И первое, что вы должны сделать, — несколько ужесточить контроль за порядком. В последнее время наши законы стали слишком либеральными — чего греха таить, я и сам этим неплохо попользовался. И этим сейчас пользуется Зофф со своей Новейшей верой. Пусть для этого придется пожертвовать некоторыми свободами — агрессия со стороны инопланетян вас замечательно оправдает. А дальше… Уж кому, как не мне, знать черные ходы законодательства — я быстро подскажу вам, где скрываются наиболее опасные дыры.

«Еще бы! — глядя на своего нового партнера, подумал Президент. — Может, ради одной такой профилактики бандитов иногда можно подпускать к власти — тогда останется надежда, что этот конкретный человек будет из них последним».

И, поддавшись этой идее, Президент вдруг почти искренне улыбнулся и протянул руку:

— Позвольте пожать вам руку — я не могу не поприветствовать такие начинания!

— Я тоже рад за вас! — ответил на рукопожатие Элтон. — Я знал, что мы договоримся!


* * * | Безумие | cледующая глава