home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



38

«Я должен вспомнить, кто я, — думал на бегу Макбрайт Сойн. — Если бы я был никем, враги не прислали бы за мной этих чудовищ. Как жаль, что Клакстон не успел мне помочь! А я еще начал подозревать, что он заодно с Востоком, хотя следовало бы сразу догадаться, что бедняга просто недалекий человек. Когда мое имя вернется ко мне и я вновь стану тем, кем был, я закажу ему хороший памятник. Но об этом позже, сейчас я должен выжить — хотя бы для того, чтобы выполнить свой долг».

Он бежал уже давно — даже профессиональный спортсмен мог бы позавидовать его выносливости. Чутье — а может, само Провидение — заставляло его двигаться в сторону административного центра.

Изредка на дороге ему попадались одетые в характерную одежду психи. Обогнав человек пять, Макбрайт подумал, что его специально заставили вырядиться, как сумасшедшего, чтобы затруднить путь к себе, наверх. Он свернул в ближайшие кусты (для этого ему пришлось прыгнуть через кактусы) и выскочил оттуда в майке и плавках. Бежать так стало даже легче.

«Я должен успеть… должен!!!» — торопил он себя, лишь изредка останавливаясь, чтобы вспомнить, куда успеть.

Наконец сад кончился и перед Сойном раскинулась невероятно огромная поляна со шрамом дорожного пластика, уходящим к горизонту, где над белыми высокими строениями чернела странная туча, похожая на дым.

Макбрайт замер, оглянулся назад и припустил по слегка пожухлой траве. По ней он быстро добрался до пластиковой дорожки.

«Во всяком случае, здесь чудовища не смогут напасть из засады», — решил он.

И в самом деле — следующие полчаса прошли довольно спокойно. Сойн трусцой бежал по чуть пружинящему пластиковому покрытию; легкий, почему-то похожий на морской, ветерок обдувал его разгоряченное лицо, и на расстоянии многих сотен метров вокруг никого не было.

Затем ему навстречу от ставшего уже различимым административно-врачебного центра вылетел флаер.

Судя по зеленым шапочкам, в нем сидели санитары.

Крылатый аппарат сделал круг над головой тут же присевшего на корточки беглеца.

— Это он?

— Похож вроде…

— Спускаемся…

Сквозь приглушенный шум мотора голоса были легко различимы.

«Значит — меня узнали! — запрыгало в груди Сойна уставшее от долгого бега сердце. — Вот только друзья это или враги? Хотел бы я знать…» Сойн быстро огляделся по сторонам: спрятаться было некуда. «Ну что ж, — выпрямился он с видом, преисполненным собственного достоинства, — во всяком случае, я должен вести себя мужественно…» — Мистер Лейнарди? — осторожно спросил его первый из вышедших ему навстречу — и это имя молнией вспыхнуло в мозгу Макбрайта.

«Лейнарди!» Ну конечно же — вот как его звали на самом деле, вот что скрывали от него враги!

— Да, я слушаю вас, — сдержанно отозвался он. — Что вы хотели мне сообщить?

Если у санитаров и были какие-то сомнения, то при виде начальственного вида Макбрайта они тут же рассеялись: только настоящий Глава Компании, человек недосягаемого для них уровня, мог выглядеть так внушительно в плавках и майке, как будто на нем был сшитый по заказу лучших портных костюм.

— Мистер Лейнарди, Администратор и Главный Врач очень беспокоятся о вашей судьбе. — Оба здоровенных парня словно стали меньше ростом.

— Плохо же они беспокоятся — я чудом избежал гибели. Враги покушались на мою жизнь, — уверенной походкой Сойн направился к флаеру. — Черт бы вас побрал! В каком виде вы содержите машину!

Его слова были встречены преисполненным уважения молчанием.

Сойн был счастлив!


предыдущая глава | Безумие | cледующая глава