home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



9

— Скажи, а твои друзья — они все здесь по той же причине? — шепотом поинтересовалась Синтия, прежде чем подойти к разукрашенной разноцветными фонарями веранде.

Где-то неподалеку звенели цикады, апельсиновое солнце широко распустило по мелким волнам свою дорожку-отражение, а в темноте зарослей низкорослого молодого бамбука поблескивали точечки светлячков.

— Увидишь, — Дик усмехнулся, блеснули зубы. Легкий бриз пошевелил его волосы, откидывая их с высокого прямого лба, и девушке подумалось вдруг, что ее новый знакомый красив. Во всяком случае, красивее Алана… Зря она вспомнила об этом — сердце сжалось до боли. Алан… Ну почему ей так тяжело его забыть?

— Понимаешь, — заговорил между тем Дик, — здесь очень разные люди, и попали они сюда тоже по-разному. Когда мы познакомимся поближе, я тебе кое-что расскажу… Рикки — замечательный парень, но совсем недавно баловался наркотиками. Линда — здешняя сиделка, работает, правда, не в нашей зоне, а у эпилептиков. Тьюпи — санитар, Кейн — механик… тоже из обслуживающего персонала. Ну и другие тоже есть — только сегодня ты вряд ли их увидишь.

Он остановился, упершись рукой в рубчатую стену домика.

— Так таинственно — куда уж там, — иронически покачала головой Синтия.

— А ты как думала? Я же тебе сразу признался, в каком положении нахожусь. Чуть что не так — и меня отсюда переправят в веселое заведение с дверью, открывающейся только в одну сторону… Я и так рискую, связываясь с тобой.

Дик предпочел умолчать о том, что Тьюпи по его просьбе уже поинтересовался ее историей болезни. Удалось ему прослушать и кое-какие записи, где Синтия «разоблачала» Компанию и кричала о пацифизме. Без этой меры предосторожности Дик вряд ли пригласил бы Синтию в свой «вечерний клуб».

— Это и есть Синтия? — встретила ее с порога широкобедрая рыжая девица с несколько вульгарными, но довольно красивыми чертами лица.

— А это Линда? — повернулась к Дику Синтия, возмущенная такой фамильярностью. Линда только захохотала. Друзья Дика начала представляться. Рикки оказался веснушчатым и хилым на вид пареньком. Плечистый парень с носом-картошкой представился как Тьюпи. Кейн выглядел самым старшим в их компании — во всяком случае, казался таковым благодаря черной кудрявой бороде. Из-за густых мелких кудряшек его голова выглядела непропорционально большой.

— Итак, — сообщил Дик, разливая в стаканы сладкий сидр, — я предлагаю тост за друга, найденного, можно сказать, во враждебном стане!

— Браво, подруга! — хрипловатым голосом закричала Линда и первой потянулась чокаться с Синтией.

— За вас, мэм! — подмигнул Кейн.

— И за эту справедливую ненависть, что нас объединила! — закончил тост Дик, усаживая Синтию на диван рядом с собой. — Нам всем уже давно осточертел этот подлый мир, в котором все святое распродано и чей фундамент замешан на крови. Мы живем среди лжи и ханжества, позорного лицемерия. Этот сумасшедший дом едва ли не единственное место, где можно говорить правду. Мало того, большинство настолько поверило в эту вселенскую ложь о свободе, заботе о человеке и всем прочем, что для них это стало правдой. А правда этого мира одна: у кого есть деньги — у того есть все. Деньги — и оружие, которое в некотором смысле те же деньги, только принявшие другой вид. И корень зуба, источник всего этого безобразия — Компания! — Он залпом выпил сидр и повернулся к Синтии. — Ну что, ты с этим согласна? Считай, что я изложил самую суть нашей программы…

— Я согласна, — Синтия кивнула и настороженным взглядом обвела лица присутствующих. Речь Дика показалась ей слишком неуместной и яркой для молодежной вечеринки, и теперь она боялась, что может превратиться в объект насмешек за свое поддакивание. Но нет — все приняли и заявление Дика, и ее ответ как должное.

— Странно, — покачала головой Линда. — Ведь у тебя все есть… Неужели ты и впрямь так считаешь? Ведь даже платье, что на тебе надето, куплено за деньги Компании.

— Потому что у меня нет своих, — нахмурилась Синтия.

Она поняла, что ее ждут не насмешки — недоверие. И причины его были более чем ясны.

— Оставь ее в покое, Ли, — потянулся Тьюпи, демонстрируя крепкий рельеф мышц.

— Дик, ты уверен? — Линда тоже нахмурилась и вопросительно посмотрела на Торнтона.

— Уймись, — оскалил тот зубы. — С Синтией все в порядке. Родителей не выбирают, — выбирают друзей.

— Нет, — Линда встала. — Вы как хотите, а я ухожу. Я не намерена рисковать…

— Она ревнует! — прыснул вдруг Рикки. — Да брось ты, Ли… Все проверено!

— Молчи! — ткнул его в бок Тьюпи, и над верандой зависло молчание.

— Линда, не кипятись… — наконец произнес Дик. Было похоже, что он хочет сообщить ей еще что-то, но не решается из-за гостьи.

— Ну, хорошо, — зеленоватые глаза Линды сощурились. — Синтия, ты можешь мне объяснить, что тебя привело к нам?

— Не что — а кто, и этот кто-то — я, — улыбнулся Дик.

— Прекрати комедию. Я хочу слышать ее ответ. Знает ли она, что мы не играем в игрушки? — похоже, Линда разошлась не на шутку.

— Нет, не знаю! — вспылила наконец Синтия. — Дик, объясни мне, что все это значит?

— Тише, девочки! — Дик поднял руки. — Послушай, Ли, у нас с Синтией не было пока никаких деловых разговоров. Просто она думает так же, как и мы, — вот я и решил привести ее в нашу компанию, чтобы объяснить ей все со временем. Но, похоже, теперь придется раскрыть карты сразу. Так что слушай, Синтия. Думаю, ты и так уже догадалась, что мы — практики. Если этот мир нас не устраивает — мы не впадаем в депрессию, а стараемся его изменить.

— При помощи взрывов… — задумчиво произнесла Синтия, вспомнив его рассказ. — Понимаю, но я не знаю, насколько это нравится мне. Честное слово — не знаю. Мне противно то, что делается у нас в Компании. Если бы я была уверена, что нас никто не подслушивает…

— Можешь быть уверенной, — махнул рукой Кейн. — Если бы здесь стояли «жучки», нас бы тут уже не было.

— Ну что ж, — Синтия подперла щеку пальцем. — Только… Я знаю, что существует негласное распоряжение устранять тех, кто владеет этой информацией. Если бы не отец… Меня бы тоже здесь не было.

— Ну, ясное дело, — неопределенно хмыкнула Линда.

— Да помолчи ты! — шикнул на нее Дик. — А ты — не трусь. В этом вся прелесть психушки: можно болтать обо всем…

— Но не об этом… Ну ладно! — решилась она наконец. — Совершенно случайно я стала свидетельницей одной очень мерзкой истории. Компания захватила в плен инопланетное существо. Разумное. Тем не менее его собирались использовать в качестве живого оружия: с виду оно настоящий монстр. Я не знаю всех подробностей — но этот пришелец сбежал из клетки. Началась паника, в результате которой все, кто находился на станции… ну, не все — почти… они начали убивать друг друга. От страха. Из-за того, что не совпали конечные цели: одни хотели уничтожить Чужого, другие — сохранить… Просто сходили с ума… Лишь он, этот инопланетянин, вел себя как человек. На меня напал маньяк — Чужой меня спас. Он заплатил за это жизнью… Вот так. Тогда я возненавидела все. Хотя и раньше мне было противно знать, откуда мне приходится брать деньги на жизнь… Я могу добавить к этому и еще кое-что, но это уже неважно. Важно, что я увидела их всех такими, какие они есть…

Синтия замолчала, тяжело дыша. Что-то холодное ткнулось ей в руку — это Дик передал ей стакан с сидром.

— Врешь, — хрипло выдохнула Линда.

— Не верите — вам же лучше, — пожала плечами Синтия, глотая холодный напиток.

— Ничего себе! — хмыкнул Дик.

— Да, за такое у нас запирают… — неизвестно зачем добавил Тьюпи.

— Я не сумасшедшая, — повернулась к санитару Синтия. — Все это действительно было… Сейчас я назову кое-какие имена и названия. Если не трусите — проверьте и убедитесь, что все эти сведения засекречены. Нет — лучше не надо, потому что информационная сеть прослушивается… Лучше найдите здесь Алана Мейера — он в открытой зоне, если еще не выписался. Он мерзавец, но может подтвердить… Даже не знаю, кого вам еще назвать.

— Брось! Я верю и так, — Дик запустил пятерню в шевелюру и подергал себя за волосы.

— Тогда я все сказала. Теперь — ваша очередь.

— Вряд ли я смогу сказать тебе больше, чем уже сказано, — покосился Дик. — Просто я считаю… и не только я, что, только хорошенько получив по башке, этот мир способен задуматься о собственной гадостности. Взять хотя бы тех же производителей оружия. Только идиоты могут надеяться, что эти мерзавцы, правящие нашим миром, вдруг усовестятся от простых уговоров и откажутся от своей выгоды. Алчность — страсть из тех, что издавна правили людьми. Лишь одно может ей противостоять — страх. И если военные корабли и лаборатории начнут взлетать на воздух вместе с их владельцами, последние призадумаются, стоит ли заниматься таким бизнесом. Своя шкура дороже…

— Понятно, — Синтия закрыла глаза. Как соответствовали эти слова ее собственным мыслям! — В этом — я с вами…

— Прекрасно! — на лице Дика появилось довольное выражение. — В таком случае… Скажи, тебе известны какие-либо коды, секретные опознавательные знаки военных лабораторий? Ты же столько крутилась среди них…

Синтия наморщила лоб. Словно только сейчас она осознала, что ее новые друзья действительно не играют в игрушки. Если она сообщит им требуемую информацию — можно не сомневаться, для чего и как она будет использована. Но, с другой стороны, разве творцы смерти на заслуживают такой участи? Этот мир гадок, невыносимо гадок, — в этом Дик прав. Значит, ничего иного творцы оружия и не заслуживают…

— Хорошо, — с неожиданной решимостью проговорила она. — Я знаю даже кое-что еще. Определенная комбинация электрических импульсов может включить собственную систему самоликвидации военных лабораторий. В каждой секретной лаборатории имеется такая система — и всюду они одинаковы. Остановить механизм извне невозможно, постоянного наблюдения за системой нет, так как включается она в исключительных случаях. Оповещение тоже бывает не всегда. — Синтия была готова удивиться собственному равнодушию, с которым она говорила об этом. Впрочем, не только чьи-то жизни были ей безразличны — она и сама не имела никакого желания жить. — Я узнала об этой системе совершенно случайно от отца, и даже сама не знаю, для чего запомнила код. Просто когда-то меня потрясла жестокость этого принципа, не позволяющая никому спастись. Точнее, то, что этот механизм предусмотрен всего лишь с целью предотвратить возможную утечку информации.

При этих словах Дик вскочил с места и неожиданно схватил Синтию за руку. На его лице был написан настоящий восторг.

— И ты это знаешь! — восторженно прошептал он.

— Да, — совершенно равнодушно отозвалась Синтия.


* * * | Безумие | cледующая глава