home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



3.3.2. Языковой стандарт “Толкового словаря живого великорусского языка” В.И.Даля

Русская классическая литература XIX века признаётся во всём мире как неоспоримое достижение Русской культуры и в аспекте рассматриваемой в ней проблематики (нравственность и психология личности, в особенности), и в аспекте выразительности языка. А «стандарт чистоты языка» эпохи великой русской классической литературы общедоступен, поскольку он запечатлён в “Толковом словаре живого великорусского языка” В.И.Даля.

Поэтому, устав от обилия невнятных, попросту безсмысленных или того хуже — вводящих в заблуждение — речей и текстов нашего времени, многие были бы рады возродить в настоящем или ближайшем будущем языковую культуру великой русской классической литературы. Однако это — мечта не только несбыточная (невозможно вернуться в прошлое), но и опасная: мировоззрение и миропонимание, в ней выраженное, оказалось плохой основой для того, чтобы многонациональная цивилизация России смогла избежать катастрофы культуры и государственности в 1917 г., что повлекло за собой все бедствия ХХ века [228]. Поэтому если бы любителям классической русской литературы удалось возродить в настоящем или в ближайшем будущем её языковую культуру, сделав её господствующей в обществе, то это стало бы программированием новой эпохи бедствий, вследствие неэффективности мировоззрения и миропонимания, выразившихся в русской литературе XIX века.

Если же обратиться к рассмотрению вопросов мировоззрения и миропонимания в историческом развитии языка [229], сделав это на основе того, что об этом сказано в материалах КОБ, включая и предшествующие разделы настоящей работы, то выяснится, что под общим словарным составом и грамматикой носителей языка могут скрываться как минимум три основных типа мировоззрения:

· Я-центричное, мозаичное;

· Я-центричное [230], преимущественно калейдоскопическое с включениями в общий калейдоскоп в качестве элементов каких-то узко специализированных мозаик (преимущественно бытового назначения и профессиональных);

· Богоначальное, выражающее триединство материи-информации-меры.

Каждый из названных типов мировоззрения имеет ещё множество подтипов, обусловленных происхождением (культурным наследием личности) и полученным образованием.

В психике личности все три названных выше основных типа мировоззрения могут быть представлены одновременно, имея какие-то общие фрагменты; их различие может не осознаваться ни личностью, ни окружающими либо полностью, либо в каких-то фрагментах; а личность в своей жизни может либо поддерживать режим мировоззренческих неопределённостей, либо разрешать их в пользу мозаичности как Я-центричного, так и Богоначального типа.

Соответственно этому обстоятельству всякий толковый словарь представляет собой описание того, как субъективные образы в психике составителя словаря соотносятся:

· в одном направлении — с языковыми формами, общими всем людям, образующим общество либо какую-то социальную группу в его составе;

· в другом направлении — с объективными образами явлений Жизни, по отношению к которым субъективные образы в психике личности являются либо информационными дубликатами того, что уже есть в Жизни, либо прообразами того, чему предстоит воплотиться в Жизнь (но не надо забывать, что среди субъективных образов в психике есть и то, что представляет собой небылицы, воплощение которых в Жизнь объективно либо субъективно невозможно);

· с жизненными обстоятельствами, в которых всем многозначным словам из толкового словаря в процессе их употребления присваивается определённое значение из множества, допускаемых этим толковым словарём (иначе при попадании в предложение слова остаются пустыми).

И каждый человек, будучи носителем языка, несёт в себе свой «толковый словарь», а кроме него — и свои нормы грамматики, определяющие возможности построения им в изустной и в письменной речи «порядка слов» -порядка словарно-нормативных лексических образований,регистрируемых в толковых словарях. Другое дело, что подавляющее большинство носит такого рода «толковые словари» и «грамматические таблицы» [231] в себе, не считая необходимым сделать их общим достоянием.

Толковые словари в большинстве своём создаются профессиональной наукой. Вследствие этого они изначально «подцензурны» [232], что хорошо видно на примере “Толкового словаря русского языка” под редакцией С.И.Ожегова: в нём представлен преимущественно «канцелярский» стандарт словоупотребления, во многом предназначенный для того, чтобы скрывать мысли, а не выражать их однозначно понимаемо для всех.

Но есть и толковые словари, не являющиеся подцензурным порождением официальной науки. Именно таков “Толковый словарь живого великорусского языка” В.И.Даля, который представляет собой уникальное явление в Русской многонациональной культуре: он — выражение искреннего неподдельного интереса В.И.Даля к языку его Родины (предки В.И.Даля — выходцы из Дании) и он не принадлежит ни одной из научных школ языкознания тех лет. А после своего появления (и особенно в результате многократных переизданий, имевших место ещё до 1917 г.) для многих легитимных научных школ языкознания он стал объективной данностью, — неприятной и не всегда удобной [233] в обращении.

Однако если говорить о возможности возрождения стандарта чистоты языка, выраженного в “Толковом словаре живого великорусского языка” В.И.Даля, то само название словаря, определяющего великорусский язык в качестве живого, исключает эту возможность. Кроме того, “Толковый словарь живого великорусского языка” уже сыграл свою главную особенную роль в истории Русской многонациональной цивилизации в один из наиболее трагичных периодов её истории.

Если ретроспективно рассматривать матрицу возможностей течения глобального исторического процесса и исторического процесса в Русской региональной цивилизации в XIX веке, то появление “Словаря” В.И.Даля — одно из предзнаменований назревавшего краха сложившейся к тому времени культуры России [234]. Т.е. его появление — одно из выражений Промыслительной заботы Свыше о будущем многонациональной Святой Руси.

Эта оценка в своей основе имеет то обстоятельство, что в реально свершившейся истории “Толковый словарь живого великорусского языка” В.И.Даля выполнил вполне определённую миссию: его текст пережил период смутного времени ХХ века, и внёс в нашу эпоху — эпоху возрождения Русской многонациональной цивилизации после смуты — стандарт миропонимания, который был достигнут в русской языковой культуре к началу катастрофы прежней её культуры. Сейчас мы можем сказать об этом как о свершившемся факте, но в XIX веке это было сокровенным предназначением “Толкового словаря живого великорусского языка” В.И.Даля, и этого его предназначения современники не увидели.

Но в наши дни для того, чтобы Русская многонациональная цивилизация впредь развивалась безкризисно, необходимо выявить и понять ошибочность того мировоззрения и миропонимания, которое не позволило в прошлом избежать катастрофы культуры и государственности; а выявив ошибки того мировоззрения и миропонимания, необходимо выработать иное — лучшее мировоззрение и миропонимание. И “Словарь” В.И.Даля представляет добротную основу для этого. Упустить эту возможность было бы преступно по отношению к будущему.

Исторически реально: стандарт миропонимания, выраженный в “Толковом словаре живого великорусского языка” В.И.Даля, — стандарт «экзотерический» [235], сложившийся в течение почти что тысячелетнего господства на Руси библейской церкви — носительницы доктрины порабощения всех. И соответственно этому обстоятельству, языковой стандарт Словаря В.И.Даля выражает господствовавшее в период его составления Я-центричное мировоззрение на основе первичных различий — обобщающих категорий: вещество, дух, пространство, время (а равно их аналог из теории относительности: материя в различных агрегатных состояниях и пространственно-временной континуум).

Соответственно этому обстоятельству, в миропонимании, запечатлённом в Словаре В.И.Даля, понятия, выражающие представления об объективно разных явлениях были не всегда разграничены. А это говорит о том, что господствовавшее в обществе в те годы миропонимание далеко не во всех обстоятельствах обеспечивало своевременное выявление проблем и позволяло их разрешить в русле Промысла; какие-то проблемы неизбежно оставались не выявленными или понимались ошибочно, вследствие чего разрешались или усугублялись попущением Божиим в разного рода катастрофах, возникавших как следствие разнородных неопределённостей в самоуправлении общества. И самое крупное катастрофическое разрешение неопределённостей в ходе решения проблем общественного развития, проистекающее из миропонимания времени, когда В.И.Далем был составлен “Толковый словарь живого великорусского языка” — цепь событий, начиная от смерти государя императора Александра III и его согласия на брак наследника престола, будущего императора Николая II, с принцессой Алисой, до становления государственности сталинского большевизма. [236]

Поскольку все проблемы человечества в целом и всякого человека персонально в глубине своей — проблемы нравственно-психологические [237], то покажем неопределённости в миропонимании на примере статьи “НРАВ”. Уже в первой фразе читаем:

«НРАВЪ м. вообще, одна половина или одно из двух основных свойств духа человека: Ум и нрав слитно образуют дух (душу в высшем значении);…»

Т.е. в этой статье не разграничены понятия нрав, дух, душа, ум, воля, любовь, милосердие. Вследствие этого невозможно и понимание множества разнородных личностно— и общественно-психологических проблем и явлений [238], а как следствие — невозможно и разрешение проблем, ими обусловленных или с ними связанных. И эта неразграниченность понятий и неадекватное их соответствие объективным явлениям — одно из выражений Я-центризма, когда человек ощущает себя исключительно частью этого Мира.

В нашем понимании на основе Богоначального мировоззрения человек в этом Мире — триединство: 1) души, 2) духа (ныне именуется биополем, непосредственное восприятие которого доступно не всем) и 3) осязаемого и видимого воочию вещественного тела (если идти от Я-центризма, соответствующего этому Миру, то последовательность упоминания должна быть обратной: тело, дух, душа).

Душа, — по ощущениям Ф.И.Тютчева, — жилица двух миров [239], и в этом утверждении с Ф.И.Тютчевым многие согласятся — не логически доказательно, а в соответствии со своими ощущениями Жизни. Один из этих миров — тварное Мироздание, а второй — Мир Бога, тварному Мирозданию не принадлежащий, откуда душа приходит в этот тварный Мир [240].

Наше бодрствующее сознание — информационная область отождествления души с Мирозданием, поэтому мы иного Мира. Но всё же душа не от мира сего. И в устах Христа слова о его неотмирности [241] могут быть понимаемы и в том смысле, что его сознанию были в состоянии бодрствования доступны для восприятия и действия оба Мира.

Поскольку мы признаём нормальным мировоззрениеммировоззрение Богоначальное, под которым понимаем мозаичное мировоззрение триединства материи-информации-меры, формируемое человеком на основе даваемого ему непосредственно Богом в Различении, то для нас неизбежны расхождения в смысловой нагрузке тех или иных слов с “Толковым словарём живого великорусского языка” В.И.Даля, выражающим мировоззрение Я-центричное и, в каких-то своих аспектах, калейдоскопическое. А всякий язык, в том числе и Русский в его историческом развитии, живёт тем, что изменяется в спиральном процессе: миропонимание и события Жизни обязывают людей пересмотреть и изменить нравственность, что, в свою очередь, влечёт и новое изменение миропонимания, и это даёт начало новому витку спирали развития. А нравственность и миропонимание в процессе своего спирального развития порождают качество жизни всякого человека, общества вплоть до человечества в целом.

Соответственно этому обстоятельству стандарт миропонимания, выраженный в Словаре В.И.Даля, для нас:

· в прикладных аспектах нашей жизни не обладает значимостью идеала словоупотребления, к которому дoлжно стремиться в своей личностной языковой культуре;

· но он же обладает драгоценнейшей значимостью достояния исторической памяти человечества, лежащей в основе переосмысления изменений, происшедших в языке на протяжении смутного времени ХХ века, когда многие слова были преданы забвению, а значения других были изменены.

И последнее далеко не во всех случаях выражало развитие миропонимания по направлению к Правде-Истине во всех её аспектах, но во многом является следствием политики «мировой закулисы», направленной на стирание понятийных границ и обеднение «словарного запаса» в целях оглупления «масс населения» и искоренения народа — носителя живого языка осмысленной речи и жизнеречения глобальной значимости.


3.3. Чистота живущего языка: мнимая и истинная 3.3.1. Суть проблемы в наши дни | Язык наш: как объективная данность и как культура речи | 3.3.3. Культура речи в Концепции общественной безопасности