home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2


Сказано -- сделано. На следующий день власть в сопровождении общественности и прессы выдвинулась в поход. Лагерь расположился на берегу. Кто-то удочку вытянул, кто-то -- бутылочку. А я, внештатный корреспондент и поселковый летописец, включил свой диктофон и приступил к репортажу с места событий.

ШП (Шериф Пижамов): "Ладно, я потопал. Всем оставаться на местах. Ждать. Если не вернусь, оповестите обо всем райотдел".

ЯР (Я, репортер): "Операция началась. Сейчас восемь часов утра, но солнце уже высоко. Весело горят под его лучами воды тихого озера".

МЗ (Мадам Зарудяная): "Я сейчас от смеха кончусь! Воды у него горят! Молчи, Емеля!"

ХФ (Химик-Физик): "Зря вы туда Пижаму послали. Не подумали. Один козёл другого козла за рога возьмёт, -- что будет? Еще одна драка будет".

МЗ: "А я на что? Пусть только попробуют! Поубиваю!"

ДА (Девица Анжела): "Можно, я пока позагораю?"

ХФ: "Вот увидите! Они между собой принципиально антагонистичны!"

АС (Аксакал Стопарёв): "Чего? Ты это... Тебе выпить дать?"

ХФ: "Дедушка, вот не надо! Мне еще в школу идти, детей знанию учить. Чему я их научу, если от меня с утра как от бутылки за версту несет?"

АС: "А закусывай!"

ХФ: "Только две капли... замерз... ваши огурчики? Хороши... Эй, моржиха, тебе оставить?"

ДА: "Отвернись, бессовестный!"

МЗ: "Анжелка, дрянь! Сейчас же оденься! Потерпишь, не маленькая!"

ЯР: "Нудистам и нудисткам не мешало бы хоть иногда интересоваться общественным мнением и его готовностью принять те новые веяния, которые, вне всякого сомнения, являются многообещающими, однако, в силу известных причин, не всегда уместны в контексте психологического восприятия отдельных сторон человеческого поведения, противоречащих традиционной парадигме!"

ХФ (после паузы): "Ну ты выекнулся!"

АС: "Разве бабе такое говорят? Эх, молодо-зелено! На, глотни. Пройдет".

ДА: "Слышите, мужчины? Не смотрите на меня! Мне стыдно! За вас!"

ХФ: "За тебя!" (допивает).

МЗ: "Задницей к ним повернись, дитятко. Так ты еще краше... Ну-ка попку оттопырь... Раз! И два! И три!"

ДА: "Вы что! Ой!" (визжит и убегает).

ЯР: "Всё-таки нельзя так грубо. Крапивка еще молодая, злая".

МЗ: "Сходи орифлейма купи. Натрешь ей больное место".

ХФ: "Внимание! Он вышел! Руками машет!"

ЯР: "К нам приближается сотрудник милиции. Его рука сжимает хорошо знакомые нам брюки Егора Бенедиктовича. На волевом лбу -- задумчивые складки. В глазах читается невысказанный вопрос..."

ХФ: "Заткни фонтан, газетчик! Эй!" (громко кричит, сложив ладони рупором). "Что случилось, шеф?"

ШП: "Егорка вознёсся!"

АС: "Я так и знал. Человек пропал, а ты найти не можешь".

ЯР: "Пожалуйста, скажите несколько слов о тех событиях, свидетелем которых вы явились, ввиду своего официального статуса и всем известного мужества".

ХФ: "Ты не пробовал рекламу сочинять? Из тебя прямо клей льётся".

МЗ: "Вы! Все! Ни слова больше! Говори, Пижамов!"

ШП: "Ну, в общем... Левитирует он. И прозрачный".

ДА: "И без штанов?"

ШП: "Без всего. Висит под потолком, одежка горкой на полу, на коврике... Ты зачем юбку задрала?"

ДА: "Загораю, а купальник забыла".

ШП: "Ох, пороть тебя некому! Так вот, висит он, и сквозь него всё видно. Ну как у Анжелки сквозь юбку. Люстру грязную видно, паутину на потолке. Пауков разводят, злыдни!"

ХФ: "Это от комаров. Паутина -- лучшее средство. Тут болото на задах, летом тучи комарья, колдовством их не отпугнёшь, только дымом и пауками".

ШП: "Я у Стаськи спрашиваю: что за хрень такая? А она мне: вы наблюдаете эфирное тело сучности под названием Гуру Киляев. Он всю ночь мудитировал, вот и просветлел насквозь... Он же не сучность, а пасечник? -- спрашиваю. Ну, пасечник тоже, но все-таки Гуру, вот так! На, забирай евонные штаны, -- говорит, -- а то вдруг вывалится из острала на людях, а срам прикрыть нечем".

ЯР: "Очевидно, подразумевается астрал, тонкая вселенская сущность?"

ШП: "Точно, сучность. Все-таки зря я его вчера отпустил. Надо было привлечь за оказание сопротивления задержанию".

ЯР: "Никак не могу с вами согласиться, любезнейший. Ни в коем случае нельзя препятствовать духовному росту человека и гражданина. Полицейские репрессии -- не лучший ответ на те вопросы, которые задает обществу личность. В условиях демократии..."

МЗ: "О боже..."

ШП (кричит): "А ну быстро выключи моталку! Выключай, говорю! Я тебе щас без протокола о демократии растолкую!"

ДА: "Смотрите, вон Оксанка стаськина! Несется как коза".

ВО (Ведьмочка Оксанка): "Он материализовался! Отдайте штаны! Мама велела без штанов не возвращаться!"

ШП: "Отдать штаны? А почем я знаю, вдруг это улика? Признавайся, куда вы дели Егора?"

ВО: "Он у нас сидит. Мама меня выгнала, потому что он голенький, а я несовершеннолетняя".

ДА: "Кто несовершеннолетняя? ты? Ври, да не завирайся. Ишь, глазками хлопает, цапля голоногая!"

ХФ: "А вот и он! Собственной персоной!"

ДА: "Все-таки сумел отыскал трусы".

МЗ: "Егорка! Миленький! Иди скорее сюда!"

ЯР: "Смелый эксперимент завершен! Вот и наступило долгожданное время ответов на животрепещущие вопросы бытия. Скажите, уважаемый Егор Бенедиктович, когда и как вы догадались о своих способностях?"

Продолжение я от злости стер. Продолжение неинтересно. Никаких ответов, никаких намеков на ответ. Молчал Киляев как акула. Не хотел снисходить.



предыдущая глава | Настоящее свойство | cледующая глава