home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7.

В восемнадцать сорок пять я вышел из квартиры и направился в свой любимый ресторан на первом этаже — стоило ли сомневаться, что вечеринка будет именно там? На мне был чёрный смокинг с алой ленточкой на груди, присланный заранее мистером Джеком, а на руке — новые часы, подарок Мерс. Я чувствовал себя героем дня, и мне хотелось только одного — подольше им оставаться.

Двери ресторана оказались закрыты. С минуту потоптавшись на месте, я постучал — никакого результата. За дверью — гробовая тишина. Я по-настоящему растерялся и собрался было даже идти обратно, как вдруг двери дрогнули и медленно открылись, и мне в уши грянул всё тот же «Happy Birthday», но уже в исполнении оркестра. Медленно переступив порог, я просто обалдел — в ресторане не меньше ста человек стояли полукругом и пели поздравление. Мужчины были в смокингах, дамы — в вечерних туалетах, в общем, всё как полагается. Казалось, они все просто светились от счастья видеть меня. Если вы в жизни испытали нечто подобное, вы меня поймёте. Если нет — вам остаётся только завидовать.

Я поклонился и попытался поблагодарить, но меня, конечно же, никто не услышал. Под чутким руководством мистера Джека гости постепенно расселись по своим местам и приготовились к ужину. Оркестр заиграл лёгкие инструментальные вариации известных мелодий, официанты в мгновение ока справились с шампанским, и под пробочные выстрелы я был усажен за почётный стол в центре. Стол был овальной формы, рассчитан человек на двадцать. Остальные столики были поменьше — на десять и на пять человек. Моими соседями оказались мистер Джек, Мерс Сейлор, Алекс Коршунов и дежурный по этажу Алекса Коршунова… этот, как его…Том!

— Мне показалось, -шепнул мне на ухо мистер Джек, — что тебе будет удобнее начать вечер с людьми, которые тебе уже знакомы.

— Вы как всегда правы, Джек, -так же шёпотом ответил я. -Спасибо.

Как по команде, все в зале замолчали, и в наступившей тишине мистер Джек предложил выпить за меня. Под дружные возгласы я опрокинул в себя целый фужер шампанского и опустился на стул. Я чувствовал себя по-настоящему счастливым.

Мистер Джек представил мне людей, сидящих со мной за одним столом. Это были: Рикки, агент Мерс по рекламе, Джон Бёрк, владелец половины всей недвижимости в Аль-Торно, с супругой, Клиф Грант, богатый наследник канадского магната, Стрисси Кауч, владелица местного зоопарка, с супругом, и Сесилия Лоувин, автор любовных романов, с малолетним любовником. Была ещё необычайно приятная семейная пара — Додди и Натали, но мистер Джек не сказал, чем занимаются они. Далее шли: мистер Прис, известный частный сыщик, с любовницей, Кэмели Хьюгз, знаменитый репортёр, с невестой Линдой, и… мистер С.! Ну, помните, тот, вначале, который доставил меня в Мириал! Я его ещё называл мистер Деньги! Я совсем забыл о нём, а он, оказывается, никуда не делся — сидел как раз напротив меня и улыбался со всей дружелюбностью, на которую был способен.

Вот такая компания собралась за нашим столом в честь моего дня рождения. Мистер Джек постарался и выбрал действительно тех людей, которые были мне интересны. После второго бокала я уже был просто уверен, что все мы были друзьями даже в прошлой жизни.

Спускались мягкие сумерки, и кто-то из официантов слегка подкрутил выключатель, чтобы светильники на стенах стали гореть чуть ярче. Потрясающий воздух загородного зелёного парка влетал через приоткрытые огромные окна. В зале не курили — выходили на террасу через второй выход, который легко можно было перепутать с окном. Ступеньки с террасы вели прямиком в парк. Я уже предвкушал удовольствие позднее прогуляться под звёздами и посидеть с Мерс где-нибудь на уединённой скамеечке.

Мои собеседники были чрезвычайно милы и остроумны. Стрисси, по-моему, не на шутку в меня влюбилась, и по этому случаю заваливала комплиментами, что, впрочем, совершенно не смущало её супруга. А вот Аннет, любовница Приса, и Дэн, любовник Сесилии Лоувин, явно испытали друг к другу недвусмысленное влечение. Я не сомневался даже, что они не будут долго ждать, как и не сомневался в том, что потом они всё равно вернутся к своим хозяевам. Том был, мягко говоря, немногословен, а мистер Деньги — сдержан и холоден. После третьего бокала Мерс принялась хихикать и толкать меня под столом ногой. Мы стали перешёптываться, обмениваться шутками, и, наверное, выглядели полными идиотами.

Из— за соседних столиком то и дело вставали отдельные делегаты, которые считали своим долгом лично меня поздравить. Мне желали, желали и желали, и я от этого ничуть не уставал. Немного пугал меня мрачный красавец Алекс, который сидел, угрюмый и бледный, и глядел в одну точку. Может, его расстроило то, что его вчерашний розыгрыш не удался, а может, у него просто были проблемы с пищеварением.

— Алекс, -обратился к нему мистер Джек, -опасаюсь оказаться банальным, но всё-таки: может, вы расскажете нам о своих творческих планах? Будут ли ещё вести от нашего друга Керта, — он подмигнул мне, -или, может быть, вы уже исчерпали эту тему?

— Нет, почему же, -даже не взглянув на него, ответил Алекс, -эта тема далеко не исчерпана. В данный момент я работаю над очередной книгой.

— Как интересно!-Воскликнула Сесилия Лоувин, -и какова будет основная идея этой книги?

— Любовь.-Алекс подмигнул Сесилии. — Любовь, госпожа Лоувин, не только ваш конёк.

— Ну и ну! -Встрял Кэмели Хьюгз.-Неужели ваш мерзкий Хорбл влюбится?

— Как раз наоборот, -ответил Алекс, -он будет высмеивать любовь в разных её проявлениях.

— Ого!-Сказал Кэмели. -Круто берёте, Алекс!

— Кто-то должен круто брать, Кэмели, -парировал Алекс, -не всем же втискивать свои творения в газетные столбцы.

— Ну что вы, Алекс, я имел в виду вовсе не это, -смутился Кэмели.-Просто, хм…тема очень смела.

— Вот именно, -подытожил Алекс.

Вздох Сесилии завершил перепалку. Натали решила разрядить обстановку и подняла бокал.

— Господа!-Громко сказала она.-По-моему, есть отличный повод для тоста. За любовь, господа!

Все её с удовольствием поддержали. Многие, кстати, уже перешли на коньяк, а мы с Мерс заказали бутылку сухого вина.

— Ха-ха!-Вдруг сказал мистер Деньги с другого конца стола.-Ха-ха, господа! Мы можем пить, конечно, за что угодно, даже за понятия абстрактные, но я, с вашего позволения, выскажу своё мнение. То, про что вы сейчас говорили, господа, на самом деле -не более, чем интересно придуманное времяпровождение, не так ли, господа?

Многие, улыбнулись, кое-кто пожал плечами, видимо, собираясь с мыслями, как вдруг Мерс, поставив на стол бокал, встала и, извинившись, направилась к выходу.

— Я вам скажу кое-что ещё, -невозмутимо продолжал мистер С., отпив коньяк и проводив Мерс ироничным взглядом.-Существует на свете и идеальная форма вышеупомянутого чувства, и даже я не стану её отрицать.

— То есть, мистер С.?-Спросила раскрасневшаяся Сесилия.

Мистер С. откинулся на спинку стула с рюмкой в руке и обвёл всех торжествующим взглядом. Он сделал глоток и изрёк:

— Идеальная любовь, господа, -это любовь к мёртвому поэту.

Мистер Деньги немного всех озадачил, но ненадолго. Вернулась Мерс, и, избегая смотреть в его сторону, села на своё место. Оркестр удалился, и пришлось удовлетворится музыкой на компакт-дисках, что было по-моему даже лучше. Время близилось к полуночи.

Вечеринка была в самом разгаре, и я пригласил Мерс потанцевать. Дэн и Аннет выпорхнули из-за стола вслед за нами.

— Мерс, -сказал я, обняв её покрепче, -с твоей стороны это было очень мило. Я ещё не видел ничего на свете красивее этих часов.

— Да брось ты, -отмахнулась Мерс, -Я люблю делать подарки. И знаешь, что?

— Что?

— Я очень не люблю их получать.

— Ну, это дело поправимое, -улыбнулся я.-Тебе просто ещё не дарили того, что тебе было бы нужно, верно?

— Да, -призналась она.-Увы.

— Слушай, -сказал я, -сегодня днём я посмотрел «Двое пред Богом». Ты была просто великолепна!

— Знаю, Гэл, -улыбнулась она.-Я и сама люблю этот фильм.

— Насколько сильно?-Спросил я.

— Что ты имеешь в виду?-Мерс вскинула брови и посмотрела мне в глаза с искренним удивлением.

— Я хочу сказать, что, по-моему, ты любишь его настолько сильно, что иногда путаешь себя с героиней, -сказал я.-Даже говоришь её словами. Не так ли, Мерс?

— Не понимаю о чём ты говоришь, Гэл.

Мерс смотрела мне в глаза всё с тем же наивным удивлением. Что-то внутри подсказывало мне, что дальше пытаться бесполезно — сейчас я ничего не добьюсь. Время ещё не пришло.

— Прости, Мерс, -улыбнулся я.-Просто я хотел тебя немного достать.

— Дурацкое желание, Гэл, -пожала плечами Мерс.-Я надеюсь, оно у тебя не повторится.

Мы вернулись обратно за стол. Дэн и Аннет по дороге куда-то исчезли, как я и предполагал.

— …так что это не что иное, как эксплуатация человека человеком, -говорил Клиф Грант.-Играя этим понятием, можно многого добиться, в особенности от человека неопытного и чувствительного.

— Вы имеете в виду сексуальную близость, Клиф?-спросил Рикки.

— Вовсе нет, -ответил Клиф.-Это всего лишь один из пунктов. Можно добиться разного рода услуг, поддержки, материальных благ.

— То есть проституция, Клиф?-Подытожил Рикки.-Вы это имели в виду?

— Видимо, да, Рикки, -пожал плечами Клиф.-Ведь всем что-нибудь в жизни нужно, и не резон это скрывать. Все хотят использовать на полную катушку всё, что дала им природа, а это невозможно, если тратить время попусту.

— Да, время…-задумчиво произнесла Мерс.-После двадцати лет оно летит с бешенной скоростью, и, вы правы, Клиф, -умный человек десять раз подумает, прежде чем потратить попусту хоть один вечер.

— Вы сказали «нужно», Клиф? -Вступил в разговор Джон Бёрк.-Всем что-нибудь в жизни нужно? То есть, вы имели в виду банальный пример -человеку нужно, скажем, сняться в фильме, и он, скорее она, спит с владельцем киностудии. Мисс Сейлор, прошу прощения, это я так, к примеру.

— Да ладно, Джон, тут все свои, -махнула рукой Мерс.

— Так вот. Получается, что претендент на роль использует чувства владельца киностудии, в корыстных интересах, так ведь?

Все кивнули.

— А тут ведь получается вот какая штука, господа, -продолжал Джон Бёрк— наш владелец киностудии весь исстрадался от одиночества, к примеру, или, может быть, он решил утвердиться на литературном поприще и пишет любовный роман, — вобщем, что угодно; и ему, бедняге, до смерти необходимо почувствовать эти самые чувства.

— Или он просто донжуан, -вставил Кэмели.

Раздался дружный хохот.

— Прошу вас, продолжайте, Джон, -попросил Кэмели, когда хохот поутих.-Меня всегда восхищала ваша способность ставить всё с ног на голову.

— Благодарю вас, Кэмели. Так вот -нашему киномагнату необходимы любовные переживания, и в результате мы имеем совершенно обратный процесс — получается, что это он использует корыстный интерес претендента на роль, чтобы получить чувства. Таким образом, Клиф, вопрос неоднозначен — и чувства используют, чтобы получить корысть, и корысть используют, чтобы получить чувства. И неизвестно даже, кого в данной ситуации эксплуатируют больше, выражаясь вашими словами.

— Ух ты, Джон!-Восхитился Кэмели.-Надо записать! Я просто фигею, господа -у этих финансовых магнатов так варят котелки!

— На то они и финансовые магнаты, -подытожил Рикки.

В этом вопросе все пришли к согласию. Я полагал, что тема исчерпана, но Сесилия, видимо изрядно набравшись, всё никак не мола слезть с любимого конька.

— Мистер С., -сказала она, -было чрезвычайно интересно ваше суждение о любви. Мы знаем вас как человека рассчётливого и…ммм… сдержанного. И вдруг -такие загадочные слова! От них прямо веет какой-то загробной романтикой. Это так на вас не похоже!

— Я, госпожа Лоувин, -ответил мистер С., -человек к тому же ещё очень умный, не так ли? Моя фраза -ничто другое, как продукт анализа и размышлений. Единственно возможный путь испытать любовь в чистом виде — это полюбить человека, уже умершего, — полюбить образ, мечту, облачённую в конкретную форму. Тогда вы имеете шанс на чувство постоянное, чистое, неосквернённое, не разочарующее вас. А стихи, которые останутся, как вещественное доказательство существования вашего кумира, будут играть роль катализатора, питая ваше чувство, обогащая его различными оттенками переживаний, не давая ему угаснуть. Это просто логично, господа, так что в моих словах нет ни грамма романтики, а только голый рассчёт.

— Браво, мистер С.!-Сказал Додди.-Вы, как всегда, гениальны во всём! Но позвольте — любить портрет на стене и книжку стихов — не есть ли это самая пустая трата времени на свете?

— Отнюдь нет, мой друг, -ответил мистер С., -как раз вся эта романтика не отбирает ни минуты вашего драгоценного времени. Мёртвый человек ничему не мешает и всё позволяет. Он просто смотрит на вас со стены и бередит вам душу лишь тогда, когда вы сами этого возжелаете.

— О, да, да, мистер С.!-Взволнованно воскликнула Сесилия, видимо, уже прокручивая в голове очередную любовную историю с только что придуманным сюжетом.-Вы потрясающе правы! Стихи, портрет на стене, и глаза, глаза…

— Глаза, глядящие с того света, -закончил за неё мистер С.

— Да, да, именно так, -повторила Сесилия, уставившись невидящим взглядом в пустоту, -глаза, глядящие с того света.

Натали подняла бокал и постучала пальцем по столу, привлекая внимание.

— Господа, -сказала она, -я бы хотела вернуть ваше внимание к виновнику торжества.

Все разом заулыбались и подняли бокалы.

— Я считаю, -продолжала она, -что Гэл -самый потрясающий молодой человек из всех, которых я когда-либо видела. Я считаю, господа, что человеческое обаяние — самая ценная вещь на свете, и, исходя из этого, Гэл — просто невообразимый богач.

— Мы все видим, -подхватил Додди, -как прекрасно Гэл вписался в наше общество. Он, безусловно, достоин самого лучшего, как и все мы.

— Мы сделаем для него всё, что сможем, не так ли?-Спросила Натали.

Все дружно закивали головами.

— Я предлагаю, -продолжила Натали, -выпить наконец за то, что Гэл с нами.

Все дружно подхватили сказанное и завалили меня комплиментами.

— Ты видишь, Гэл, -сказал мистер Джек, -что сегодня никто из нас не дарит тебе подарков. Знаешь, почему? В этом просто нет необходимости. В принципе ведь у тебя всё есть, и в будущем будет всё, что ты пожелаешь. Нам нечего тебе подарить, мы просто дадим тебе всё.

— Вы уже дали мне очень много, Джек, -ответил я -Я более чем благодарен.

Все захлопали и дружно чокнулись бокалами. Началась новая мелодия, и Клиф встал, подошёл к Мерс и галантно поклонился. Все последовали их примеру, разобрали партнёров и направились танцевать. За столом остались мистер Джек, мистер С. и я. Алексу и Рикки не хватило пары, и они направились на террасу покурить, а Том как-то незаметно ретировался.

Мистер Джек пересел поближе ко мне.

— Не танцуешь?-просил он.

— Не хватило пары, -развёл руками я.

— Но ты, по-моему, не расстроен.

— Отнюдь, -я улыбнулся.-Такие моменты случайны и временны.

— Безусловно, да это ведь далеко не главное. Тебе хорошо с Мерс, а другие, видимо, тебя просто раздражают.

— Местами, -я снова улыбнулся.

— Ну да, понятно. А ты когда-нибудь летал на воздушном шаре, Гэл?

— К сожалению, нет, -ответил я.

— Пару лет назад в Аль-Торно был такой аттракцион, -продолжал мистер Джек, -и, могу тебя уверить, он дарил воистину незабываемые впечатления.

— Могу себе представить, -согласился я

— Знаешь, это потрясающее чувство взлёта -без привычного рёва, гула и запаха топлива. Ты садишься в корзину, к которой привязан огромный наполненный газом розовый шар. Толстые канаты напряжены — он готов, он рвётся в небо. Но твоя корзина крепко привязана прочными верёвками к железному шесту, вбитому в землю, чтобы раньше времени ты не взлетел. Ты это представляешь, Гэл?

— Да, конечно, Джек.

— И вот наступает момент, Гэл, -время отвязывать верёвки, время отрываться от земли. Впереди тебя ждёт полёт — удивительно лёгкий, приятный, ни с чем ранее не сравнимый.

— Представляю, Джек, -прошептал я.

— Всё возможно в этом полёте -и отрыв, и восторг, и страх, и падение. Но ты летишь, а остальные смотрят на тебя снизу. Ты летишь, и рядом — никого.

— Здорово, -произнёс я.

— И знаешь, что самое удивительное во всём этом, Гэл, что самое запоминающееся и самое волнующее? Момент, когда отвязывают верёвки, -единственное, что держит тебя на земле с того момента, как ты сел в корзину. Заметь, Гэл, — их не отрезают под корень, а отвязывают и забрасывают внутрь, чтобы в случае чего тебя можно было за них потянуть и вернуть обратно.

— Это интересно, Джек.

— О, да. И знаешь, к чему я это всё тебе рассказываю, Гэл?-Мистер Джек развернулся ко мне всем корпусом.-Просто не всем суждено это испытать. А тебе -суждено. Ты уже сел в корзину, и пришло время отвязывать твои верёвки.

— Мне самому?

— Конечно, нет. Сам ты их сможешь только отрезать, а это небезопасно. Гораздо умнее их отвязать, а это должен сделать кто-то другой.

— Вы?-Спросил я.

— Мы, -ответил мистер Джек.-Мы отвяжем твои верёвки, и ты полетишь.

— Куда?

— Куда захочешь.

— А если?…

— Тогда тебе придётся их отрезать. Вот ведь беда -выйти из корзины ты уже не сможешь.

Вернулась Мерс, села рядом и прижалась ко мне. Мерс больше всего любила возвращаться в свои двадцать и прикидываться девочкой. Иногда она могла себе это позволить, в особенности, когда напивалась.

— Гэл, -шепнула она, -видишь за соседним столом господина в очках, в белом костюме? Рядом с блондинкой? Это Рекс Гейран, мой бывший любовник. Я ему обязана очень многим.

— А почему ты с ним даже не здороваешься?

— Это сложно, -вздохнула Мерс.-Мы поссорились, и он обвинил меня в расчётливости. Мне, мол нужно было от него только одно-роль. Шляется теперь с этой толстой кикиморой.

— А кто он?-Спросил я с невинным видом.

— Всего-навсего магнат киноиндустрии. Хозяин «Эльдорадо».

— Владелец киностудии-донжуан?

— О, да, Кэмели всегда умел смотреть в корень.

— Что-то непохож он на донжуана -такой себе маленький скромный очкарик.

— Ты его ещё не знаешь -у него львиная хватка. Во всём — и в работе в том числе. Я бы сказала, что роль в первом фильме я получила благодаря ему. Но «Двое пред Богом» — моя собственная удача, клянусь!

Я внимательно рассмотрел Рекса Гейрана и решил, что с господином вроде него должно быть приятно двигаться к намеченной цели. Он был худощав, элегантен и обаятелен. Ничего от магната — скорее, школьный учитель по литературе.

— В последнее время он пишет сценарии, -продолжала Мерс. Я не смог удержаться от улыбки.-Скоро должна начаться постановка его новой картины.

— То есть, Мерс?-Заинтересовался я.

— Думай сам, -ответила Мерс, -потому, что я ещё не знаю сценария и того, кто ему потребуется. Но Рекс… он очень добрый и чуткий, он просто открыл мне дверь в новый мир, он…

— Отвязал твои верёвки, Мерс?

— Что ты сказал, Гэл?

— Да ничего, извини, что перебил.

— Да, так я хочу сказать, что он человек справедливый. Если кто-то будет действительно ему нужен, он его пригласит, не взирая ни на что.

— Ты про себя или про меня, Мерс?

— Посмотрим.

Спустя несколько минут мистер Гейран приблизился к нашему столу. Он вежливо всем поклонился, а затем обратился ко мне:

— Милый юноша, примите мои поздравления, и будьте уверены, что в моём лице вы найдёте человека, готового поддержать вас в самых смелых начинаниях.

Я поблагодарил.

— Сегодня, -продолжил господин Гейран, -у меня есть для вас подарок, но станет ли он дорогим, решит судьба. Это-пропуск на киностудию, -он протянул мне карточку. -В указанный здесь день назначена ваша проба на роль. Оденьтесь попроще и приходите к двенадцати.

Мистер Гейран поклонился снова и удалился.

— Желаю удачи, -шепнула мне Мерс.-Рекс знает, что делает.

Я тоже знал, что делает Рекс Гейран.

Затем в мою честь был салют. Все вышли в парк и созерцали яркие фейерверки в ночном небе.

— Гэл, -раздался у меня из-за плеча голос Натали. Тут же откуда-то сбоку вынырнул Додди.-Ты, кажется, ещё не был у моря. Хочешь, прогуляемся?

Я согласился. Мне хотелось бы взять Мерс, но она куда-то исчезла, и компанию нам составила Стрисси Кауч. Мы вошли в зелёный лабиринт, излучающий приглушённый свет, и я в очередной раз восхитился необычной подсветкой, используемой в Мириале — казалось, светились сами деревья.

— Вы очень симпатичны мне, Гэл, -Стрисси нагнала меня и взяла под руку, и мне пришлось подстроиться под её шаг.-Если бы я могла выбирать зятя, я выбрала бы вас.

— У Стрисси пятнадцатилетняя дочь, -сказала Натали, обернувшись к нам.-Очень милая.

— Если бы она меня слушалась, -вздохнула Стрисси.-Вы даже не представляете, какой глупой моя Эльза может быть иногда.

— Что она вытворила на этот раз, Стрисси?-Спросила Натали.

— Она…она, кажется, неравнодушна к Тому, -ответила Стрисси.-Раньше я считала, что они, может быть, дружат, а вчера она проплакала всю ночь напролёт, и не пожелала сказать, почему… Мне очень жаль, что я ничего не могу ей объяснить.

— Может быть, поговорить с Томом?-Предложил Додди.

— Я пыталась, -вздохнула Стрисси, -но он, вобщем-то, неплохой парень; уверяет, что у него на уме нет ничего дурного.

— Так в чём же беда, Стрисси?-Спросила Натали.

— Как в чём, как в чём?-Встрепенулась Стрисси.-Милочка, он же всего лишь дежурный по этажу!

От волнения я сбился с шага и выпустил руку Стрисси. Мне — вот уже в который раз — стало не по себе. Вот, оказывается, в ЧЁМ дело! Чтобы существовать в Мириале, Керту Хорблу надо было кем-то быть! И он был дежурным по этажу Томом! Том и был Кертом Хорблом!

— Ну да, да, Гэл, -раздражённо сказал мистер Джек.-Ты догадался, ты прав.

— Но как же, Господи…

— Ну что тебя удивляет?

— Но Керт -он же придуманный!

— Уже нет.-Мистер Джек подкурил сигарету и разогнал дым.-Алексу надо писать свои книги, и он пожелал себе реального Керта Хорбла. Это было одним из пунктов договора, и мы его выполнили.

— Но как же, Джек…

— Послушай, Гэл, -мистер Джек опять развернулся ко мне всем корпусом, и мне показалось, что в ночной темноте его глаза фосфорицируют, как у кошки. -Квартиры в Мириале стоят безумно дорого, так дорого, что ты пока даже не готов услышать такую цифру. Так вот -за эти деньги мои жильцы имеют право требовать ВСЁ, ЧТО УГОДНО. В этом весь смысл, понимаешь, Гэл? Ты теперь — один из нас, и я хочу, чтобы ты чётко себе это представлял. Мы сделали Алексу Керта — неважно, как, и ты даже не представляешь, что мы делаем для других.

— Вы что же, сатана, мистер Джек?!

— Гэл, Гэл, ну что ты, мальчик мой! Механизм моих действий до отвращения реален и приземлён. Никаких связей с тем светом, что ты! Ты даже не можешь себе вообразить, что при желании может сделать обычный человек. Выбрось раз и навсегда из головы всякую чертовщину! Никакой магии, только тонкий анализ, точный рассчёт, неограниченные возможности и огромные средства -и всё!

— Да вы просто гений…

— Ну, гений, хотя, конечно, не я один. Но ты-то, Гэл, ты ведь числишься моим помощником.

— Я восхищаюсь вами, Джек, это просто грандиозно, но… Как же Эльза?

Мистер Джек развёл руками.

— Стрисси ведь тоже заплатила огромные деньги за квартиру в Мириале, а здесь такое случается с её дочерью…

— Но ведь ты ещё не знаешь, Гэл, чего пожелала сама Стрисси, -многозначительно сказал мистер Джек…

— Боже милосердный!-Воскликнул я.-Как же они все так живут! Не знают, с какой стороны ждать удара! Это же какая-то тихая война!

— Какая там война, Гэл, -отмахнулся мистер Джек, -какая война — они ведь никогда не узнают врага в лицо. Ни за что не узнают. А я — могила. Каждый считает себя умнее других, и каждый считает, что его ничто не коснётся. Но этого никогда нельзя знать наверняка. Неизвестно, как могут повернуться события.


Глава 6. | Мириал. В моём мире я буду Богом | Глава 8.