home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2.

Мистер Джек загадочно улыбнулся и покачал головой. Ему было интересно наблюдать за моей растерянностью и отчаянием, словно я был редкостным животным, посаженным в железную клетку и поставленным в экстремальные условия, в которых должны были проявиться мои природные качества.

— Что ты себе нафантазировал?-Спросил он.-Что тебя так волнует?

Я безнадёжно махнул рукой. Мистер Джек так неумело делал вид, что ничего не понимает, и мне не хотелось оказываться в дураках и ломать комедию, чтобы его развлечь.

— Я бы хотел верить вам, Джек, -сказал я, -но вы не честны со мной. Вы ходите вокруг да около и загадочно улыбаетесь, а я ведь не подопытный кролик. Мне всего лишь двадцать, и я не понимаю ваших тонкостей и полунамёков.

— Ну, Гэл, ты хочешь всё сразу! Пока, кстати, ты всё прекрасно понимаешь.

— Вы жестоки.

— Я не жесток, а справедлив. Кстати, на этой неделе у нас целых два именинника, вот списки их пожеланий к празднику. Изучи их как следует и приступай к организации торжества.

Я вздохнул и взял голубую папку, лежащую на столе. На ней было написано два имени. Именинниками на этой неделе были Рекс Гейран и Элли.

Рекс Гейран держал в тайне, сколько ему исполнялось. Хотя седые виски и истончившаяся кожа эту тайну приоткрывали и упорно говорили, что ему уже далеко за сорок. Элли исполнялось двадцать два, и мне почему-то безумно нравилась эта цифра, казавшаяся неким таинственным кодом.

Оба желали шикарную вечеринку: Рекс — в ресторане на крыше, под звёздным небом, Элли — в моём любимом ресторане на первом этаже. Такое совпадение наших вкусов наполнило мою душу ликованием и подстегнула воображение.

Целых три дня я был занят — составлял списки гостей, рассылал приглашения, уточнял меню и места для гостей. Рекс по-королевски пригласил всех проживающих в Мириале, а Элли ограничилась двумя десятками близких ей людей. Конечно же, я был в обоих списках. А ещё в обоих списках под именем Том фигурировал Керт Хорбл, втёршийся в доверие к своим жильцам.

День рождения Рекса был первым. Я оказался посаженным за стол для особо приближённых к его персоне, за которым находились все те же лица, которые сидели вместе со мной на вечеринке в честь моего дня рождения. И, конечно, Элли. Все в Мириале считали нас влюблённой парой, и никого не интересовало, было ли так на самом деле.

Я думал, что будет трудно убедить Мерс появиться у Рекса, но всё вышло наоборот. Она пришла в возбуждение и два часа советовалась со мной, что лучше надеть. Потом явился Рикки, и мы продолжили обсуждение. Мерс всё ещё надеялась снова понравиться Рексу, вернуть его, и мне было её безумно жаль. Явись она хоть в одеянии королевы, у неё не было никаких шансов — Рекс был непоколебим. На всём белом свете для него существовал только он сам.

В конце концов мы остановились на длинном белом платье на бретельках, узком и почти прозрачном, и Мерс сразу же бросилась на пляж, чтобы успеть приобрести красивый загар, который выгодно будет оттенять белый цвет.

Я укоризненно смотрел на её приготовления.

— Не надо, -попросил меня Рикки, -не лишай её надежды. Это придаёт её жизни хоть какой-то смысл.

В день торжества Мириал казался взволнованным и взбудораженным, словно изо всех сил хотел угодить Рексу и думал, как это лучше сделать. Все носились по коридорам, магазинам, парикмахерским, сталкивались и наскоро обсуждали приготовления к вечеру. Сам виновник торжества отсутствовал, его телефон молчал, и я надеялся, что он явится прямо в ресторан.

Не было на месте ни мистера Джека, ни Клифа, ни, конечно же, мистера С.

«Ты сегодня здесь главный, Гэл, -как бы говорили они мне.-Весь Мириал в твоём распоряжении».

Я устроил всё как нельзя лучше. Позаботился о каждой мелочи, даже приказал красиво оформить специальное место для подарков, которых должно быть великое множество.

Ресторан на крыше ждал гостей, торжественный и готовый к празднику.

В шесть вечера стали являться первые приглашённые, и я встречал их у входа, приветливо улыбаясь. Рекса всё не было.

Он явился в полседьмого, как ни в чём не бывало, когда половина мест была уже занята. Все присутствующие встретили его восторженными криками, а он лишь робко улыбнулся и смущённо поклонился. Из сидящих за главным столом пока были лишь Рекс да я.

— Почему ещё никого нет, Гэл?-Холодно спросил он, сев за пустой стол.

— Я не знаю, Рекс, -растерялся я.-В приглашении я указал правильное время.

Не мог же я зайти к каждому и привести его за руку! Но Гейран недовольно поджал губы, и я был готов провалиться сквозь землю.

Но было и приятное обстоятельство, которое меня радовало — Рекс явился один. Хоть рядом с ним в списке гостей значилась Алиса, но её не было, и это обнадёживало.

Появилась Элли и нежно поцеловала Рекса в лоб. Он остался доволен, и я оставил его на её попечение.

К семи собрались все.

— Ты уже тут, Рекс?-Удивился Алекс.-Я думал, ты, как всегда, опоздаешь на час.

Так вот где была причина непунктуальности его гостей! Зная, что он любит заставлять ждать, никому не хотелось томиться целый час за накрытыми столами и глотать слюнки! Всё-таки Рекс Гейран был жесток и коварен. Я был очень рад, что сегодня ждать пришлось ему самому.

Но Рекс умел с честью проигрывать, и даже бровью не повёл, сообразив, что его замысел не осуществился. Наверное, у него в запасе была ещё сотня разнообразных планов, и пройдёт немало времени, пока его хитрости раскусят снова.

Но обижаться на Рекса было нельзя. Я сам с удовольствием ждал бы его хоть два часа, зная, что он должен придти, и не только потому, что от него зависело очень многое. Было сложно в него не влюбиться, настолько хорошо он умел проникать в самую душу. Было что-то, что заставляло снова и снова покупаться на его худорбу, на его близорукость, на наигранную наивность и робость, и прощать его снова и снова. На каком-то этапе ты понимал, что Рекс уже даже не пытается пустить пыль в глаза и не даёт себе труда использовать свои козыри, но ты прощал его уже по инерции и всё ему позволял.

Явилась и Алиса и села рядом с Рексом. Но это не испортило Мерс настроения, настолько она была рада такой малости — снова оказаться рядом с ним, в кругу его приближённых, представляя, что она всё ещё часть его жизни. Рядом был я, Алекс, Клиф и Рикки, и она чувствовала себя уверенно.

Мы произносили тосты и пили, и довольно скоро достигли той стадии, за которой человек, сидящий с тобой за одним столом, кажется родным. Я сидел рядом с Элли, и мне казалось, что вот-вот — и он наступит, этот момент. Она уже стала прикасаться ко мне, как бы невзначай, вставая, чтобы чокнуться бокалом с вином или передать кому-то блюдо с закуской. Слушая меня, она словно улыбалась своим мыслям, и я заметно осмелел. Я даже один раз крепко сжал её руку, как бы выражая согласие с ней в процессе разговора. В общем, как-то всё налаживалось.

Но по другую сторону от Элли сидел Керт Хорбл. Что-что, а места за столом именинника распределял сам Рекс, и я не осмелился ослушаться. Керт сидел рядом с Элли, и это было не просто так.

Я не сразу заметил, что между ними существует какая-то скрытая связь. Я говорю не о той связи между мужчиной и женщиной, которую сложно не заметить, даже если она была случайной, а о чём-то более глубоком и таинственном, словно соединяющем не их души или тела, а их мысли. Такая связь существует между преступниками, совершившими одно злодейство и скрывающими его, понимая, что один из них неизбежно потянет за собой другого.

Они изредка косились друг на друга, и один раз мне даже показалось, что Элли толкнула Керта под столом ногой. Иногда они обменивались многозначительными взглядами, но я никак не мог определить, в какие же моменты они думали об одном и том же.

Разговор шёл обо всём на свете, и я уже не мог вспомнить, о чём конкретно. Заметив союз Элли с Кертом, я сразу же отрезвел и потерял аппетит.

«Она мучает меня, как Гейран — Мерс, -подумал я с тоской.-Она всё понимает, но просто издевается».

Эта мысль была продиктована не обидой, а размышлениями. Когда я вспоминал последние месяцы, то совершенно определённо замечал, что Элли вела себя не бессмысленно. Она что-то думала обо мне, может, даже, имела какой-то план в голове, и это было единственным объяснением её поступков.

Но было совершенно недопустимо её потерять. Я готов был не поверить сам себе, только бы получить ещё одну возможность, ещё одну надежду.

«Грош мне цена, если она меня не полюбит, -думал я.-Если она считает меня ничтожеством, то разве смогу я сам себя уважать?»

Но это было не просто делом чести — это значило гораздо больше. Она так разбередила мне душу, что я уже не мог этого забыть. С ней рядом мне хотелось вырасти, подняться над собой, полететь за ней вслед и увидеть, где заканчивается земля и начинается небо. Даже сейчас я словно находился не в ресторане, не сидел за столом, а парил в высоте, замирая и слушая биение собственного сердца. Без Элли мне бы ни за что туда не подняться.

Это была любовь? Не знаю… Но что же тогда любовь, если не это? Мерс оживала, когда рядом был Гейран, она существовала для себя самой лишь как отражение его прошлой победы. Стало бы ей легче, если бы его не было рядом? Она бы всё равно отправилась туда, где есть он, хотя бы для того, чтобы иногда снова просыпаться с надеждой. Она бы даже умерла в один день с ним, потому что самое страшное для неё — это никогда больше его не увидеть.

Умерла… Но Рекс не собирался умирать. Ему ещё предстояло доказать массу вещей себе и окружающим, и он был преисполнен энергии и честолюбивых замыслов. Интересно, а что бы запела Мерс, если бы мистер С. сказал ей, что идеальная любовь — это любовь к мёртвому режиссёру?

Словно прочитав мои мысли, или просто прочитав мои мысли, мистер С. в своём привычном облике подмигнул мне с другого конца стола. Я покачал головой, и он довольно улыбнулся. Медленно, шаг за шагом, он давал мне понять, что скрывается за его намёками, постепенно разматывал запутанный клубок. Боги были бесчувственны, и сам мистер С., в интересах Замысла, был лишён чувств. Люди, уподобившись Богам, становятся бесчувственными и приобретают опасную власть. Они не поддаются корректировке, воздействию, доступ к ним закрывается, и Боги теряют способность вмешиваться в их судьбы. Это таит в себе опасные возможности, и гораздо более лёгким представляется устранить самозванца, чем потом расхлёбывать последствия его бессердечных деяний.

Но Элли, сидящая рядом со мной, об этом не знала. От этих мыслей у меня кругом шла голова.

— Алекс, -громко позвал Рекс, и все притихли, давая ему слово.-Как продвигается работа над книгой?

— А в чём дело, Рекс?-Встрепенулся Алекс.-Ты имеешь на неё какие-то виды?

— Имею, приятель. Лучше сюжета мне не найти.

— Правда, Рекс, ты думаешь снимать фильм?-Оживился Керт.-Вот здорово!

Мерс напряглась. Она всё ещё надеялась, что Рекс найдёт роль и для неё.

— Ну, раз так, для тебя я потороплюсь, -улыбнулся Алекс, но его улыбка была какой-то тревожной и вымученной.

— А почему бы тебе не снять целую эпопею?-Спросил Кэмели.-Материала у Коршунова -хоть отбавляй.

— Это не то, -ответил Рекс.-Киноэпопея наскучит, мне же нужно что-то броское, яркое и символичное. Последняя книга о Керте -то, что надо. Великий финал — великий фильм.

— Позвольте, как это -финал?-Ледяным голосом спросил Керт.

— Я тебе объясню потом, -пряча глаза, сказал Алекс.

Я внутренне сжался, представляя себе последствия этого разговора.

— Что значит -последняя книга?!-Не успокаивался Керт.

— Не понимаю, Том, почему это вас так взволновало, -безмятежно сказал мистер Джек.-Всему приходит конец.

Керт побелел. Он уставился на Алекса тяжёлым взглядом, и тот, бедняга, не знал, куда ему деться. У меня просто сжалось сердце, и я пригласил Элли на танец, чтобы не видеть его бегающих глаз.

Мы вышли в центр зала и в первый раз по-настоящему обняли друг друга. Наверное, нервы у меня здорово расшатались, потому что сердце не отпустило, а сжалось ещё сильней. Я закрыл глаза, и всё перестало для меня существовать. От волнения у меня даже немного дрожали руки.

— Как ты думаешь, что Керт устроит Алексу?-Спросила Элли.

— То есть?…

— Он ведь сейчас узнал, что книга Алекса будет последней.

Незачем было больше ломать комедию — Элли всё знала.

— Я думаю, они поссорятся, -сказал я, отстраняясь и глядя ей в глаза.

— Жаль, -сказала она.-Керт забавный парень, и мне будет даже его не хватать.

— О чём ты говоришь, Элли? Тебе нравится Керт?!

— Мне нравится его взгляд на вещи. Я многому у него научилась и благодарна ему за это.

— Элли, что ты говоришь?! Он же просто мошенник!

— Он просто учит людей кое-чему, -пожала плечами Элли, -и это не так страшно, если правильно всё понимать.

В эту минуту я понял, что значит выражение «с ужасающей ясностью». Именно ужасающей была моя догадка, и всё сразу прояснилось в моей голове и стало на свои места.

Керт сидел на месте и с холодной яростью взирал на своего творца. К счастью, никто этого не замечал, потому что все были изрядно пьяны и заняты собственными проблемами. Я не почувствовал ни облегчения, ни злорадства, потому что исчезни Керт или останься, значения уже не имело. Всё, что он мог совершить для меня, он уже совершил. Он сделал бесчувственной Элли, и расплачиваться за это теперь предстояло нам двоим.


Глава 1. | Мириал. В моём мире я буду Богом | Глава 3.