home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава шестая,

в которой сны становятся явью, а Колобок летает

Когда умывался и чистил зубы, внимательно изучил свой лоб и обнаружил там тоненькую полоску шрама. "Неужели от дерева?!"

…Во всяком случае поиски правой, поврежденной кроссовки ничего не дали. То ли родители выбросили за негодностью, то ли… "Если родители — почему тогда левую оставили?" — спросил сам себя Эмка. И решил, что всё, хватит дурака валять. Пора разбираться в происходящем по-настоящему, пока это происходящее его, Эммануила Солдатова, не угробило!

Завтракал Эмка с аппетитом: конечно, вермишель это не персики, но порой иные персики будут похуже вермишели. А за едой он еще раз подумал о том, что сам со своими бедами может и не справиться. Попросту не успеет стереть все картинки.

"Мне нужна чья-нибудь помощь", — решил Эмка. Да только к кому побежишь за советом? Хотя…

Славка поднял трубку почти сразу:

— Привет! Что-то случилось? Голос у тебя какой-то…

— Не выспался, — бросил Эмка первое, что пришло в голову. — Слушай, Славян, ты сейчас очень занят?

— Ну…

— Понимаешь, дозарезу нужна твоя помощь.

— Тогда — не очень.

— Дуй ко мне, я объясню.

… Усадив Славку за гору книжек и вооружив его стирательной резинкой, Эмка отправился в школу.

"Найду библиотекаря и потребую объяснений, — думал он, шагая через парк. В конце концов…"

Закончить мысль не удалось — пространство снова начало загустевать противным вареньем. И люди, гулявшие по дорожкам или сидевшие на скамейках, как на зло, попропадали.

Где-то за деревьями родился звук. Странный такой, будто по траве катится мяч. Очень большой мяч.

Так и есть! Из-за поворота дорожки вылетел и помчался на Эмку громаднющий шар, высотой со взрослого человека. Он был нежно-желтого цвета и напомнил Эмке батон и другие хлебобулочные изделия.

"Наверное, на какой-нибудь кондитерской фабрике авария случилась. Недаром ведь говорят "тесто сбежало" ".

Теперь же это тесто катилось прямо на Эмку.

"Мне бы сбежать!"

Он развернулся и, пытаясь преодолеть вязкость пространства, устремился подальше от шара. Но, кажется, мальчик зря переживал — вместо того, чтобы гнаться за ним, шар остановился.

Эмка, удивленный тем, что не слышит за спиной страшных звуков, обернулся и как раз успел заметить, как на гладкой поверхности шара, повернутой к нему, усеянной кусочками травы, листьями и сухими веточками, начали проступать чудовищные глаза и рот.

— Я и зайца съел! — громыхнул шар на весь парк.

— И лисицу съел!

И страшилище подвинулось к Эмке на полшага.

— Я и волка съел!

"Колобок! — тоскливо подумал мальчик. — Ну конечно, колобок!"

— И медведя съел! — воплощение кошмарного сна кулинара приближалось.

— Я и дедушку съел!

"Вот ведь гад!" — Эмка повернулся и снова побежал, пусть и с трудом.

— Я и бабушку съел!

"Давай-давай, стихоплет дурацкий! Ты меня сожри, булка недопеченная!"

Колобок будто услышал Эмкины мысли. Мальчик, обернувшись, увидел, как разгладились на поверхности шара рот, глаза — и Колобок покатился.

Эмка сжал зубы и приналег на уплотнившийся воздух своей молодецкой грудью: а ну разойдись!

Слева за деревьями хихикнула и шевельнулась дивная, несуразная тень, но у мальчика не было времени всматриваться. Сзади наезжал Колобок!

Ох и помчался Эммануил Солдатов! Никогда еще не доводилось ему развивать таких скоростей — пятки засверкали. Но и Колобок тоже был не на костре испечен, не с сусеков наскребен — он рулил за Эмкой неистово, самозабвенно, и только на поворотах немного терялся, соскальзывал в сторону и не сразу возвращался на дистанцию. Но всё равно догонял.

"Как же быть?!" — мальчик готов был разреветься. Ладно, в снах он еще мог надеяться на то, что все его злоключения всего лишь видимость. А теперь… теперь отступать некуда. "И не проснешься ведь — потому что не спишь".

Боковым зрением Эмка вновь заметил хохмача — тот угловатыми движениями перепрыгивал от дерева к дереву, не отставая от Колобка и его добычи.

"Ну, это мы еще поглядим, добычи или не добычи!" — Эммануил, кажется, отыскал выход.

Пришлось свернуть с дорожки. Мальчик бежал по траве, перепрыгивая через низенькие кустики, через бревна, лавируя между деревьями. Колобок тяжело катился за спиной. Эмка рискнул оглянуться: бока чудовища поистрепались, в одном месте был вырван солидный шмат белой мякоти — но гаду хоть бы хны!

"Ну ничего. Погоди у меня!"

И тут мальчик выбежал к огромному яру — в этом парке имелось несколько таких. В них любили от случая к случаю собираться и играть ребята: зимой в снежки, летом — в партизан. Здоровское место был этот яр.

"…Только бы не перепутать".

Эммануил посмотрел по сторонам: ага, нужное дерево росло почти рядом. Все-таки на местности он ориентируется будь здоров.

Мальчик подбежал к дереву и замер, дожидаясь, пока Колобок подкатится поближе. А в подходящий момент подпрыгнул, ухватился обеими руками за «тарзанку» — привязанный к дереву канат — и прыгнул. Позади и внизу что-то покатилось, ухнуло, крякнуло — бухнулось о землю.

"Ну и звучок, как будто слоны летать научились. Или даже динозавры". Эмка посмотрел вниз — картина распластанного в лепешку Колобка полностью подтверждала звуковые ассоциации.

"Был ты первым блином, который комом, — насмехаясь, думал Эммануил. — А теперь ты второй блин, настоящий. Вот и лежи себе, отдыхай".

"Тарзанка", по закону маятника, полетела назад, к дереву. За которым кто-то противненько хихикнул.

"Ой!" Ветка, к которой был привязан канат, выдерживала не одно поколение «тарзанов». А тут вдруг забастовала: хруснула и обломалась.

— АААА! — Эмка летел по воздуху и ревел подбитым кукурузником. "Фашисты!" — отчаянно обозвал он непонятно кого.

А потом рухнул во что-то мягкое и упругое.

— Знал бы, где упал, Колобка бы подстелил, — истерично схохмил Эмка. И отщипнул от раздавленного врага кусочек. — А чего, вкусно. Жалко только, без изюму.

Потом Эммануил всхлипнул и долго запоздало ревел, напуганный тем, что уже случилось. А затем поднялся и побрел в школу.

Выбравшись из яра, мальчик решил пойти по прямой: не делать же крюк. Правда, было немного боязно — а ну еще какая-нибудь пакость из-за деревьев выкатится.

"Ну вот, накликал", — вздохнул Эмка, когда в отдалении послышался дробный цокот копыт. Кто-то невидимый, но, несомненно, напуганный, изо всех сил погонял коня. И, само собой, ехал прямиком на мальчика.

"Ну достали!" — Эммануил бежать не захотел, но шаг ускорил.

Лес постепенно менялся ("Какой лес? Я же в парке!"), вот он неожиданно быстро закончился, превратившись в равнину. Равнину разделяла река, за которой круто поднимался коричневый берег с серой лентой тропы, а дальше, сколько хватало взгляда, громоздились горы.

"Надеюсь, там есть мост…" — грохот копыт позади множился, так что Эмка еще чуток ускорил шаг.

Но его все равно догнали — на белом, как снег, жеребце к мальчку несся малыш со взрослым лицом и волосатыми ступнями. "Хоббит!" — сообразил Эмка. А потом и об остальном догадался: равнина, река, пятеро черных всадников, возникшие на горизонте. "Это же из "Властелина колец". Где Фродо догоняют назгулы!"

Радостного было мало. Даже Колобок казался забавным и нестрашным по сравнению с той переделкой, в которую Эмка угодил сейчас. Бежать не имело смысла, и он с надеждой посмотрел на хоббита: авось поможет.

Действительно, Фродо приостановил жеребца и кивнул мальчику:

— Прыгай сзади.

Сяк-так Эмка вскарабкался на зверя под Фродовы приговаривания: "Спокойнее, Асфалот, спокойнее". Конь при этом слушаться не желал, дергал ушами, рыл копытом землю и фыркал, широко раздувая ноздри. Чуял приближение страшных всадников.

Ну — поехали! Аж ветер засвистел, злобно стегая по лицам двух беглецов. А сзади хохотал невидимый преследователь и мчались видимые, но мертвые всадники на черных конях-чудовищах.

Вдруг из-за скал, слева, выскочило еще четыре назгула. Двое бросились наперез Фродо и Эмке, а двое других стремительным галопом понеслись к реке, чтобы перехватить беглецов у воды.

— Не боись, прорвемся! — крикнул мальчик хоббиту, хотя видел, что у них не осталось ни малейшего шанса. Пронзительно запел в ушах вихрь, зазвенели жалобно и слитно колокольцы в гриве Асфалота.

— Ну же, ну! Давай, родименький!

"Нет, не даст, — понял Эмка. — Один бы Фродо успел проскочить, а я мешаю".

И тогда Эмка похлопал хоббита по плечу:

— Останавливай Асфалота. Останавливай!

А что поделать, когда сам виноват? Правильно, самому и расхлебывать.

Эмка скатился с коня, указал хоббиту в сторону:

— Скачи туда!

А сам… сам он медленно, спокойно зашагал навстречу несущимся коням. Было ли ему страшно? А как же! даже ноги подкашивались, так Эмка боялся этих всадников. Но мальчик помнил, что именно он разрисовал в книжке ту картинку, на которой Фродо спасался от назгулов. И теперь…

Что-то сильно ударило мальчика в плечо. Земля под ногами Эмки вздрогнула и закачалась. Звонкий, громкий звук ворвался сюда, как будто из совсем другой реальности. И еще один, и еще…

Всадники на черных конях натянули поводья, подались назад.

Равнина треснула как раз между мальчиком и наездниками — из разлома повалил густой туман, в котором назгулы начали таять, исчезать…

— Да что ж ты, паршивец такой! Совсем по сторонам не глядишь!

Туман сам собой развеялся. И унес вместе с собой, всадников, равнину, речку — а взамен оставил улицу, перевернутый мусорный бак и разгневанную дворничиху.

— Ах ты ж хулиган! Ах ты ж негодник! Я в пять утра встаю!..

Знакомая попалась тетя. Так что Эмка сориентировался быстро: ноги в руки и подальше от неприятностей. "Наверное, день сегодня такой, бегательный".

Отдышался он уже в школьном дворе. Заодно для себя прояснил картину. Потому как встретил тут Бочарникову (на сей раз — чудеса! — без яблок!), которая и рассказала Эмке, что к чему.

Анитка шагала себе к Светке Федосеевой, а Светка, как известно, живет рядом со школой. И поэтому-то Анитка "всё видела". Если точнее, то видела Бочарникова, как Эмка лихо спрыгнул с троллейбуса на остановке, у школы, и зашагал прямиком на мусорный бак.

"Вот ведь угораздило!" — раздосадованно скривился мальчик. На занудные расспросы Бочарниковой о здоровье он грубо ответил "и не надейся", после чего пресек всякие дальнейшие попытки беседы и отправился в школу. "Ну ничего, сейчас мне библиотекарь все объяснит".

Он толкнул стеклянную дверь и вошел в вестибюль, который бдительно охраняла баба Зина, местная уборщица и сторожиха. Она первым делом поинтересовалась у Эмки, зачем он пришел, а выяснив, только языком цокнула:

— Ну, милый, где ж я тебе возьму библиотекаря? В отпуску он, как и все мы тут.

Непонятно было, что имеет в виду бабка под "все мы тут", зато насчет библиотекаря сомнений не возникало. И все-таки…

— А вдруг он забыл что-нибудь и пришел, — робко предположил Эмка. — Можно я поднимусь, загляну?

Баба Зина вздохнула:

— Вот надоеда! Говорю же тебе: нету его, нету! Ну я ж тут с самого утра сижу, знаю, наверное, кто приходил, кто уходил. Как думаешь, знаю?

Пришлось Эмке ретироваться ни с чем.

"А может оно и к лучшему? Еще в какие-нибудь переделки попал бы. А так доберусь до дому, повытираем со Славкой все картинки — и отвяжется от меня этот гадкий Книгоед. Наверняка ведь отвяжется. А начну с «Колобка», чтоб…"

И вот здесь-то Эмку прошиб холодный пот, хотя на улице и стояла невыносимая жарища.

"Во дела! "Колобок"-то у бабушки!"

И, как вспомнил мальчик, не только «Колобок». А и "Властелин колец", и еще куча всяких книжек, им "обработанных".

Эмка вернулся в школу.

— Баб Зин!..

— Ну чего тебе еще, говорю же, в отпуску они все…

— Мне бы позвонить. Можно?

— Звони, — и уборщица протянула Эмке старенький, надтреснутый телефонный аппарат. — Только смотри — недолго!

Бабушка подняла трубку почти сразу.

— Да, Эммушка… Книжки?.. А мы с дедушкой их на дачу увезли. Ремонт ведь, сам знаешь. Но ты не переживай, мы как раз завтра туда собирались. Привезти тебе что-нибудь? Нет? Сам хочешь поехать? Ну хорошо, тогда вечером я вам домой позвоню — договоримся с твоими мамой и папой. А как отдыхаешь?…Ну и молодец. Ладно, Эммушка, тогда до вечера.

Эмка положил трубку и медленно зашагал к выходу.

— Да что с тобой? — крикнула вслед бабка Зина, но мальчик не ответил.

"На дачу… Да туда пока доберешься, черт знает что может случиться!" — но и не ехать было нельзя.

"И вот еще что, — решил для себя мальчик, — домой идти нужно осторожно, чтобы опять не вывалиться куда не надо. Поэтому отправлюсь-ка я побыстрее на улицу и буду шагать так, чтобы вокруг постоянно люди были. На людях они меня не тронут".

Эмка точно не знал, кто «они», но очень надеялся, что его теория правильная. Еще раз встречаться с назгулами или даже Колобком ему не хотелось.

Бодрым строевым шагом дошел до остановки, на которой выходил в лучшие времена, когда еще мог спокойно в троллейбусах ездить.

"Кажись, добрался. Отсюда уже и мою многоэтажку видно — рукой подать".

Тут-то всё снова и началось. Как говорится, накликал беду…


Глава пятая, | Книгоед | Глава седьмая,