home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава первая,

в которой Эммануил Солдатов ждет появления инопланетян и слушает сказку про Книгоеда

Эмка давно проснулся, но вставать не спешил. В очередной раз потерев глаза и потянувшись, громко вздохнул. Ух, как не хочется идти в школу!

— Ух, как не хочется идти в школу, — вслух сказал Эмка и прислушался. На заваленном тетрадками столе всё так же монотонно тикает будильник, в углу комнаты стоит стул, на котором висят рубашка и джинсы. Ни малейшего сочувствия не выражают ни магнитофон, ни постеры на стене.

Ничего не изменилось после его слов. Надо вставать.

— Хоть бы инопланетяне какие-нибудь прилетели и избавили меня от этой школы!

Подобную фразу Эммануил Солдатов повторял каждое утро. Но никаких инопланетян не было. Не было также: потопов, пожаров, землетрясений, взрывов, аварий, концов света — ничего, что могло бы избавить Эмку от занятий!

И хотя ходить-то осталось всего два дня, подниматься утром по-прежнему не хотелось. К тому же сегодня надо сдавать в библиотеку учебники и книжки по внеклассному чтению. Страшного в этом ничего нет, наоборот, приятно избавиться от того, что весь год мучило. Но Эмка боялся библиотекаря. Тот мог раскрыть любой из учебников и наткнуться на рисунки, которых раньше в учебнике не было (и не должно было быть!). А за это можно и родителей в школу привести.

Эмка встал, умылся, позавтракал и начал собирать портфель. Пенал, линейка (пластиковая, но со специально заточенным краем, чтобы яблоки резать), тетрадки и книги. Книг сегодня нужно было волочить в школу немеряно. И-эх, инопланетяне-инопланетяне, где ж вы, зеленорожие, почему не прилетаете? Помогли бы брату по разуму учебники донести…

Эмка складывал книги в портфель, со злорадством разглядывая их: ну всё, закончились пытки! Не сдержался и в последнем учебнике дорисовал какому-то дядьке усы, густые брови и бороду. Дядька сразу стал смахивать на маньяка. Здорово! Единственное, что доставляло Эмке удовольствие в школе, — это разрисовывание учебников.

Теперь осталось собрать книги по внеклассному чтению. Их в библиотеке брал Славка, а Эмка уже одалживал у него. И если что, то отвечать за "веселые картинки" придется лучшему другу. Эммануил поморщился, но времени стирать свои художества уже не оставалось.

"Авось пронесет", — подумал он и отправился в школу.

В школе уроки прошли весело и быстро. Никаких задачек, никаких диктантов. И учителя, и ученики были настроены на каникулы. Ни о чем другом в школе уже не говорили.

— Ты мои книги принес? — напомнил после уроков Славка. — Тогда пошли, я заранее занял очередь в библиотеку.

Эмка вернул товарищу книжки.

— Там… это… ну, я кое-что нарисовал, — промямлил Эммануил, но Славка не обратил на его слова внимания.

В библиотеке вздыхала и переговаривалсь очередь.

— Ты за кем занимал? — спросил Эмка Славку.

— За Бочарниковой.

— Так она ж последняя!

Отличница Анита Бочарникова стояла в самом конце очереди и вкусно ела яблоко.

— Анитка, ты чё, последняя? — недовольным тоном поинтересовался Славка.

— Ага, — кивнула та, вгрызаясь в плод.

— Я ж за тобой занимал! — вскрикнул Славка.

— Ну вот и стой, — яблоко было сочное, Анита облизнулась и еще раз смачно откусила. Прямо яблочный экскаватор!

Славка вздохнул и развел руками:

— Не оправдала.

Эмка напряженно молчал. Славка, желая оправдаться, пробормотал:

— Я же думал, отличница. Встанет первой…

Обидно было вдвойне. Во-первых, действительно, кто мог знать, что отличница окажется в самом хвосте очереди, а во-вторых — это ее яблоко, от которого у друзей заныло в животах. Анита доела его целиком, даже кочанчик сгрызла! Ребята было вздохнули с облегчением: мол, пытка закончилась, — но девочка достала из своего бездонного ранца еще одно и надкусила с таким же энтузиазмом, как и предыдущее.

— Во дает! — с завистью прошептал Эмка.

— Да, нехило, — согласился друг.

Наконец в библиотеке остались только они да библиотекарь.

— Давайте, мученики.

Библиотекарь в школе был старенький, с бородой и в очках. В кино обычно такие старички играют ученых. Эмкины книги он взял не листая, а вот в Славкины всё же заглянул.

— Учебники в порядке. А художественная литература?

Над художественной литературой Эмка как раз и поработал…

— Ого! — библиотекарь раскрыл верхнюю книгу, полистал ее, другие и раздосадованно зацокал языком. Наконец оторвался от созерцания художеств, взглянул на ребят поверх очков:

— Красиво, конечно. Но это не совсем те картинки, с которыми ты эту книжку получал. Нехорошо.

Славка покраснел, но промолчал.

"Молодчага, — подумал Эмка, — не предал. Настоящий друг!"

— А известно ли вам, молодые люди, — обратился библиотекарь к обоим мальчикам, как будто догадался, что Эмка причастен к дорисовкам, — что-нибудь о Книгоеде?

— Ну-у, — протянул Славка, который перечитал полное собрание книжек "Всё обо всем" и еще кучу разной другой внешкольной литературы, — наверное, это какой-нибудь жучок. Который книжки ест.

Библиотекарь уважительно улыбнулся:

— А я гляжу, вы не такие уж пропащие души! Но Книгоед — это не жучок. Короеды есть, кожееды, пухоеды — но Книгоед не из таковских.

"Счас начнет байки про белого бычка рассказывать", — обреченно решил Эмка. А сегодня собирались пойти мяч погонять, и вообще: лето на дворе, а ты тут слушай бред всякий. Надо ж было так влипнуть!..

— Книгоед, — сообщил библиотекарь, рассеянно поправляя очки, — это, молодые люди, такое существо, о котором науке известно крайне мало. Что, в общем-то, правильно, потому как к науке Книгоед имеет отношение весьма слабое. Я бы сказал, и вовсе никакого. Для многих людей Книгоеда вообще не существует. Зато уж в книжном обществе об этом создании осведомлен каждый.

"Что еще за "книжное общество"? Среди библиотекарей, что ли?" раздраженно подумал Эмка.

— Видите ли, молодые люди, книга — это ведь, по сути, волшебная палочка. Книга, как и волшебная палочка, меняет мир, меняет тех, кто ее, книгу, читает. Например, книга о животных, прочитанная вами, превращает вас в людей, которые никогда уже не смогут ударить беззащитного котенка или щенка. А книга о благородных рыцарях превращает и вас в людей благородных… Вы следите за ходом моих мыслей?

Эмка, разглядывавший в этот момент кактус на подоконнике (прикольный такой кактус, на ежика похожий), — кивнул. А Славка, похоже, и в самом деле слушал старика.

— Так вот, книга — это волшебная палочка. И то, в кого она превратит читателя, зависит не только от текста, но и от иллюстраций. А люди, увы, бывают разные. Некоторые очень небрежно обращаются с книгами. Я бы даже сказал, прямо таки с преступной небрежностью. Они способны разрисовать иллюстрации или, — здесь библиотекарь аж повел плечами, так ему стало зябко от собственных мыслей, — вырвать из книги пару страниц! И тем самым изменить волшебную палочку — сломать ее, но не до конца. И волшебная палочка (то есть, испорченная книга) будет действовать уже не так, как нужно. Вместо того, чтобы сделать читателя благородным, она сделает его подлым, вместо доброты научит злу… и так далее.

— Но… это неправильно! — возмутился Славка.

— Неправильно, — согласился старик. — Вот чтобы исправлять подобные неправильности и существует Книгоед. Вообще-то, их, наверное, несколько, но никто никогда не видел двух или больше Книгоедов…

Библиотекарь запнулся, кашлянул:

— И правильно, что не видели. Хватает и одного.

— А что делает Книгоед? — вмешался Эмка. — Рисунки обратно перерисовывает, да?

Старик сокрушенно покачал головой:

— Увы, нет. Стирать карандашные дорисовки или вклеивать страницы (если это возможно) — задание наше, библиотекарей. Книгоед подобной ерундой не занимается.

— Чем же он занимается?! — не утерпел Славка.

— У него есть два других задания. Он приходит тогда, когда книгу уже невозможно восстановить, когда волшебная палочка сломана. И съедает такую книгу, чтобы та никому не причинила вреда. При этом Книгоед старается не попадаться на глаза людям, чтобы не напугать их. Впрочем, иногда бывают случаи…

— Вы говорили что-то про два задания, — напомнил Эмка. Сказки он любил, а старик рассказывал занятно.

— Второе задание Книгоеда… — библиотекарь плотно поджал губы. — Видите ли, молодые люди, иногда бывает проще спасти сотни книг, пожертвовав одним человеком. Существуют такие типы, которых мороженым не корми, дай только книгу попортить. И если количество сломанных ими волшебных палочек превышает какой-то предел, Книгоед становится способен вычислить таких людей.

— И? — в один голос спросили мальчики.

— И тогда они исчезают.

— Он их съедает? — уточнил Славка.

— Неизвестно, что он с ними делает. Но они исчезают. Навсегда.

Библиотекарь выдержал паузу.

— Зачем я вам всё это рассказываю? Потому что вижу книжки, которые, возможно, мне не удастся спасти — книжки, за которыми сегодня или завтра явится Книгоед. А значит, послезавтра он может явиться за кем-нибудь из вас. Это, — старик вытащил откуда-то из-под столика небольшую брошюрку и отдал Славке, — всё то, что мы знаем о Книгоеде. Возможно, теперь вы перестанете рисковать собой и портить книжки. А возможно, вы сейчас думаете, что я тут вас неплохо развлек сказочкой — тогда сохраните эту брошюрку: потому что в таком случае рано или поздно она вам понадобится. Не исключено, уже сегодня. Даже сейчас.

В это время за дверью в библиотеку раздались гулкие и тяжелые шаги. "Странно, в школе давно уже никого не должно быть, — подумал Эмка. — Каникулы же, все разбежались по домам. Или мяч пошли погонять…"

Шаги звучали все ближе и ближе.

Потом повернулась ручка, заскрипели петли — и дверь распахнулась.

— Книгоед! — прыснул Славка.

В библиотеку вошел Федор Михайлович, директор школы.

— Ну что, воры, наркоманы, убийцы? Учебники сдали? — обратился он к ребятам. Федор Михайлович любил пошутить.

— Так точно!

— Вольно, — и повернулся к библиотекарю: — После этих сорванцов еще можно будет попользоваться книгами?

— Можно. Только…

Мальчишки замерли.

— …кто ж книгами на каникулах будет пользоваться?

Раздался дружный вздох.

— Что стоите-вздыхаете? А ну-ка марш на улицу! И чтоб каникулы как следует отгуляли!

Два раза директору повторять не пришлось.

— Фу-у! Я думал, сдаст библиотекарь, — признался Славка, когда приятели выходили со школьного двора.

Эмка согласно кивнул:

— Да, хороший дядька. Свой человек. С таким и в разведку можно.

— В разведку оно, конечно, хорошо. Но я бы сейчас в столовку нагрянул, мечтательно протянул друг. — Бочарникова со своими яблоками аппетит разбудила.

В это время ребята как раз проходили мимо лотка с пирожками.

— По пирожку? — предложил Эмка.

— С капустой!

— Точно.

— Давайте-давайте, хлопчики, — бодро отозвалась тетка за лотком. — Пирожки горячие! С капустой, с мясом, с павидлай!

Эмка потянулся в карман за мелочью:

— Я угощаю, — нужно же было как-то отблагодарить друга за книжки. — Два с капустой, пожалуйста.

Продавщица наколола на огромную вилку два пирожка и стала что-то искать.

— Ой, хлопцы, бумага закончилась! — сообщила она наконец ожидавшим друзьям. — Что ж делать?

Эмка со Славкой переглянулись.

— Хе, — сказал Эммануил, — у нас же есть брошюра про Книгоеда.

Не успел Славка и глазом моргнуть, а друг уже выхватил из его рук ту самую книжонку и вырвал последнюю страницу:

— Заверните!

Дальше мальчишки шли медленно — наслаждались вкусом пирожков.

— Эх, только футбика для полного счастья и не хватает!

Эмка доел пирожок, вытер бумажкой губы и, не обнаружив поблизости мусорника, свернул ее в шарик да пульнул в сторону.

И тут раздался душераздирающий вопль.


Владимир Аренев, Юрий Никитинский Книгоед | Книгоед | Глава вторая,