home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава пятнадцатая,

в которой случаются ужасные вещи

Кажется, Эмка совсем не спал: пару секунд назад он закрыл глаза — и тотчас открыл их.

В комнате кто-то был.

Мальчик осторожно повернул голову, чтобы посмотреть на незнакомца, и почти не удивился, когда никого не увидел. Он уже привык к тому, что таинственный «некто» на глаза ему показываться не спешит.

Эмка сглотнул и подумал о том, что бабушка, хоть и спит в соседней комнате, для него находится сейчас почти так же далеко, как если бы была на другой планете. Этот ушлый клешнерукий не позволит мальчику сбежать.

"Эх, а я ведь почти исправил все рисунки!"

Он посмотрел на деревянные стены, на деревянную же старинную мебель неужели это то, что Эмке доведется увидеть в свой последний час?!

Вдруг нечто, размером с футбольный мяч, зашевелилось у его кровати и вскочило на спинку.

— Фу-у! Ну ты и напугала меня! — облегченно прошептал Эмка. — Нельзя же так. И откуда ты здесь взялась?

Черная курица тети Фроси насмешливо кудахнула и принялась чистить перья.

"Надо вынести ее во двор", — подумал мальчик.

Он поднялся с кровати — спать совсем не хотелось, а вот прогуляться по двору тянуло, стоило только взглянуть за окно, где луна выхватывала из ночи отдельные вещи-островки: забор, часть шланга для поливки клумб, ветви яблони, большое каретное колесо…

"Каретное колесо? — удивился Эмка. — Откуда оно здесь?"

Присмотревшись повнимательнее, мальчик заметил и другие странности: огромную деревянную бочку, старый остов телеги…

"Что же случилось? Почему двор так переменился? И комната…"

Комната тоже стала другой. В ней двумя рядами выстроились кровати, похожие на Эмкину — и не похожие на ту, на которой он засыпал.

"Вот так дела!"

Эмка поспешил к двери, но стоило мальчику отпереть ее — тоже непривычную, старинную — как в комнату прошмыгнула хвостатая тень. Мурлыкнув, Апполон (а это был именно он) взобрался на ближайшую кровать и сурово поглядел сперва на курицу, а потом на Эмку.

— Куда собрался?

Мальчик так и сел, где стоял, у порога.

— Так, только без паники, — велел Апполон. — Ишь, перепугался, аж коленки дрожат! Ну да, я разговариваю. И ничего странного в этом не вижу.

— А п-почему же ты раньше молчал? — Эмка с непривычки даже заикаться начал.

— Я не молчал, — Апполон улыбнулся той загадочной улыбкой, которой так любят озадачивать людей все коты и кошки. — Я просто раньше тебе не снился.

— А сейчас… — сообразил мальчик.

— А сейчас — снюсь. Какой же ты недогадливый! Ох уж эти мальчишки, — и кот выразительно покосился на черную курицу. Та смутилась и отвела взгляд.

— Вообще не знаю, зачем я только вмешиваюсь… — промурлыкал Апполон и принялся вылизывать переднюю лапу.

Эмка зачарованно следил за котом: "Подумать только… вот так…"

— Что дальше делать собираешься? — спросил у него Апполон, когда привел лапу в порядок. — А, художник ты доморощенный?

— Ни-ичего, — растерянно протянул Эмка. Он немного пришел в себя, поднялся с пола и подошел к животным. — Почему это я должен что-то делать? Утром проснусь, вытру оставшиеся книжки — и все будет нормально.

Кот хмыкнул:

— Наивный! А вспомни-ка про те рисунки, которые ты испортил фломастером или ручкой. Или думаешь, их тоже резинкой исправить можно?

— Что же мне делать, Апполон? — не на шутку испугался Эмка. — Ведь Книгоед…

Кот фыркнул и выгнул спину:

— Потиш-ше! А то еще явится.

Успокаиваясь, он потоптался на месте и улегся, свернувшись калачиком.

— Теперь слушай. Так уж и быть, помогу тебе. Все-таки Марья Дмитриевна тебя очень любит — знать бы, за что… Есть способ разом исправить все книжки, которые ты разрисовал фломастерами и ручками. Но нам потребуется помощь подземных жителей. Не боишься?

— Чего мне уже боятся? — храбро сказал Эмка. — Я со Змеем сражался, чуть в огне не сгорел, меня едва Колобок…

— Глупый! — недовольно мяукнул Апполон. — Это ж все цветочки были, а сейчас будут ягодки. Настоящий риск.

И черная курица, словно желая подтвердить сказанное, хлопнула крыльями.

— Вон, Алеша знает, — с иронией произнес кот. — Кстати, по твоей милости этот молодой человек стал тем, кем стал. Это ты ведь в одной из книжек — в истории про него — дорисовал Алеше чечевичное зернышко.

— Точно! — вспомнил Эмка. — Сказка так и называлась — "Черная курица". Только там курицей был министр… ой!

— Вот именно, — со значением сказал кот. — Министр подземного народа. Скажи, Эммануил, как ты понял эту сказку, какие выводы ты сделал? О чем она?

— О том, что нехорошо предавать. И о том, что нужно держать свое слово. Ведь Алеша спас тогда черную курицу, а она оказалась министром. И его наградили зернышком, благодаря которому он знал все уроки. А потом рассказал всем про это — хотя подземные жители просили не говорить, к тому же он и обещал…

Апполон фыркнул, топорща усы:

— Глупый мальчишка! Не всегда в книжках пишут о том, что хотят сказать. Нужно уметь видеть то, что кроется за словами. И та книжка — она тоже необычная. Знаю, тебе, как и большинству детей было жаль подземных жителей, которые вынуждены были уйти якобы из-за того, что Алеша рассказал о них. Так вот, задумайся теперь: кто бы поверил мальчишке? То-то же! Дело было совсем в другом. Подземные жители — скверные создания, которые полны злобы и зависти к обычным людям. Вообще говоря, они и сами были когда-то такими же обычными людьми. Но со временем измельчали — по разным причинам. Кто-то настолько желал обладать чужим добром, что буквально иссох от этой страсти. Кто-то любил деньги, кто-то — драгоценные камни. Они тратились на мелкие, никчемные желания, забывая о том, что всякое желание исполнимо — но за все нужно платить свою цену. Они заплатили ее — превратившись в карликов. С тех пор подземные жители живут в норах и сражаются с крысами, но то, чего бы они хотели на самом деле — сделать так, чтобы остальные люди тоже измельчали.

— Но почему — не вырасти самим? — спросил Эмка.

— Потому что тому, кто измельчал, трудно, очень трудно снова вырасти. Это все равно, что после того, как скатился в школе на одни двойки, снова стать отличником.

— Откуда ты знаешь про двойки, школу и отличников? — недоумевал мальчик.

— Я много о чем знаю, — надменно молвил Апполон. — Но не в этом суть. Слушай дальше. Подземные жители делают все, чтобы нормальные люди мельчали. Есть у них разные уловки. Удобнее всего, конечно, карликам иметь дело с детьми. С такими, например, как Алеша. Заведя с ними знакомство, карлики врут им с три короба и предлагают на выбор исполнить любое желание. И выполняют. Да только, — кот вздохнул, — да только, Эммануил, за всякую услугу следует платить. Всякой вершины можно достичь по разному. Можно шагать к ней, стирая ноги, изнашивая обувь. А можно — за полчаса долететь на вертолете. Но ведь летчик наверняка попросит у тебя деньги за проезд, правильно? То же и здесь ты можешь сам упорно и ежедневно учиться, платя одну цену за знания, сноровку и так далее. А можешь попросить помощи у карликов — но тогда тебе придется принять их цену. И еще одно, о чем забывают те, кто выбирает вертолет. Когда-нибудь ты захочешь спуститься с вершины, чтобы отправиться дальше. А если не взошел на нее самостоятельно — удастся ли тебе спуститься без вертолета? Они ведь не всегда оказываются под рукой.

— Кажется, понимаю, — протянул Эмка.

— То-то! Теперь тебе ясно, почему подземные жители так стремятся завоевать детское доверие и предлагают исполнить разные желания? Чаще всего карлики дают детям чечевичные зернышки. Разумеется, это волшебные зернышки. Они способны сделать почти все. Но каждый раз, когда зернышко «срабатывает», ребенок становится чуть меньше. День за днем — все меньше и меньше. И однажды мальчик или девочка пропадает — родители дают в газету объявление о розыске, обращаются в милицию и так далее — и не знают, что их дитя просто-напросто измельчало настолько, что превратилось в одного из карликов!

— А дальше?

— Дальше для такого новообращенного подземного жителя существуют два пути. Или он станет как все, будет охотиться на крыс, скакать на палочках и стараться превратить в себе подобных других ребят, либо же — взбунтуется. И тогда его накажут.

Эмка, уже некоторое время с опаской косившийся на черную курицу, не выдержал:

— А что Алеша?

— Он, к удивлению многих, взбунтовался, — мурлыкнул Апполон. — И мальчика заточили в теле курицы.

— Но почему?!

— В этом виноват ты! — отрезал кот. — Ты дорисовал ему чечевичное зернышко на том рисунке, правильно?

— Я хотел как лучше! Ведь Алеша потерял его.

— И ты пожалел "бедного мальчика"?

Эмка потупился:

— Нет. Если честно, мне он никогда не нравился. Просто стало грустно, что подземные жители вынуждены были уйти. И министр…

Апполон недовольно зашипел, кончик его хвоста раздраженно заплясал:

— Министр! Министра заковали в цепи за то, что тот не смог сделать Алешу меньше! Хотя, признаться, именно он, министр, достоин жалости — ведь на самом-то деле им был точно такой же мальчик, как Алеша. Его превратили в карлика совсем недавно, поэтому министр должен был доказать, что он такой же, как остальные подземные жители. А в нем еще оставались крохи жалости.

— Но погоди! Как могли новообращенного карлика сделать министром?

Кот прищурился:

— Если ты помнишь, министром его назвал их король. А одежда того человечка, — и Апполон процитировал по памяти, — "На голове — особенного рода шапка малинового цвета, наверху с зубчиками, надетая немного набок". Ну-ка, что напоминает?

— Колпак шута, — прошептал Эмка.

— Точно! Его сделали шутом, как и всякого новичка, — кот покосился на черную курицу, печально склонившую голову набок и слушавшую их беседу. — Но довольно об этом. У нас есть заботы поважнее. Подземные жители — могучие чародеи. И они способны помочь нам — но придется постараться. А Алеша поможет нам, ведь это и в его интересах: в случае удачи, картинка в книжке исправиться и мальчик останется самим собой, а не превратится в карлика.

— А если?..

— Тогда, Эммануил, ты узнаешь о том, как жестоки бывают подданые подземного короля. Меня же, скорее всего, превратят в обычную крысу, чтобы потом затравить на охоте. Или посадят в зверинец, к кротам и землеройкам. Впрочем, у тебя нету выхода. Книгоед…

— Откуда ты знаешь про Книгоеда?! Вот уже второй раз ты говоришь о нем.

— Коты знают многое, что недоступно людям. На то мы и коты. Но хватит болтать — ты идешь или нет?

— Иду!

— Тогда не отставай! — с этими словами Апполон вскочил с кровати и стрелой помчался к дверям. Черная курица и Эмка неслись за ним по пятам.


Глава четырнадцатая, | Книгоед | Глава шестнадцатая,