home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава тринадцатая,

в которой служители порядка угрожают Эмке тюрьмой, а также выясняется, что Терминатор — тот еще фрукт!

Окончание сна Эмка видел уже как бы со стороны.

Просыпаться было легко и приятно!..

Неприятным оказалось то, что ждало мальчишку в реальной жизни.

Открыв глаза, Эмка увидел склонившихся над ним Терминатора, бабушку и трех милиционеров, с искренним интересом глядевших на мальчика.

"Елки-палки! — подумал он, закрывая глаза. — Милиция! Что теперь будет?!"

— Тэк-с, пришел в себя.

"Заметили! Эх…"

Не оставалось ничего другого, кроме как открыть глаза и встретить грудью все неприятности.

Эмка часто заморгал. В грудь ему уперся большущий палец одного из милиционеров.

"Такой покрасить в черно-белую полоску — и можно в ГАИ работать, машины останавливать".

— Ты собак выпустил? — и голос подходящий, никаких рупоров не нужно: только шепнул, а все уже тормозят.

— Полегче, старшина. Дайте ребенку в себя прийти.

Это уже произнес другой милиционер. Эмка не разбирался в званиях, но понял, что второй был начальником, потому что старшина подчинился и перестал давить жезлообразным пальцем в его грудь.

— Вставай, — обратился к Эмке начальник. — У нас впереди тяжелый мужской разговор.

— Точно-точно, — поддакнул Терминатор. — Этим соплякам именно мужской беседы и не хватает! Так, чтобы хорошенько отделать разок ремнем по мягкому месту. Правильно я говорю, начальник?

— Вы бы пока помолчали, — отрезал тот. — До выяснения обстоятельств. А то ведь, глядишь, отделывать ремнем придется вас.

— Дак…

— Хватит!

Последние слова милиционера вселили в Эмку надежду. Мальчик приподнялся (оказалось, что спал в своей кровати!) и посмотрел на бабушку — та беспомощно молчала. Третий милиционер тоже участия в беседе пока не принимал. Зато начальник…

— Всё? Пришел в норму? Можем начинать?

Эмка кивнул в знак согласия.

За окном начинало темнеть.

Главный милиционер поинтересовался, правда ли, что мальчик выпустил всех бродячих псов, отловленных "звероловами".

— Да никакие они не бродячие! — воскликнул тот.

— Я спросил, правда это или нет. Остальное мы еще обсудим.

— Правда.

— Каковы мотивы твоего поступка?

С Эмкой еще никто никогда не говорил таким языком. Да и с милицией раньше иметь дела не приходилось. Поэтому ему было немного не по себе.

— Не бродячие это собаки, — повторил он в отчаяньи.

— А бешеные, — перебил Терминатор.

— Нет у нас в поселке ни бешеных, ни бродячих собак! — вступилась за внука бабушка.

Третий милиционер в этот момент вышел из комнаты.

— Хорошо, — рубанул ладонью воздух начальник. — Разберемся. Так каковы же мотивы?..

— Собаки все наши… Даже сеттера Петроффа поймали… Ни одной бродячей, сбивчиво забормотал Эмка. — Он говорит: "На мыло". А про Петроффа сказал: "Импортное получится". Вы бы на моем месте точно так же поступили, — нашелся он. — Правда?

— Вопросы здесь задаю я, — выкрутился милиционер. — Кто может подтведить, что собаки не бродячие?

— Да любого в поселке спросите, — снова вступилась бабушка. — Каждый подтвердит.

— Почему же никто не вмешался? — милиционер вел дознание, как заправский сыщик из детективного сериала, даже глаз прищурил по-особому, с хитрецой.

— А кому вмешиваться? — удивилась Марья Дмитриевна. — Трем пенсионеркам? Вы посмотрите на этого здоровяка! И потом, Эмка вот вмешался — теперь вы его допрашиваете.

— Никто никого не допрашивает, — отрезал главный. — Мы выясняем обстоятельства дела. Допрашивать будем тогда, когда арестуем подозреваемого.

Бабушка побледнела и бессильно присела на краешек стула. Милиционер, заметив это, понял, что сболтнул лишнее, и поспешил замять неловкую ситуацию:

— Я имел в виду, что допрашивать будем виновного. Но для начала нужно во всем разобраться..

"Доигрался, — подумал Эмка. — Посадят".

За его спиной послышалось хихиканье, на которое никто, кроме мальчика, не обратил внимания.

"Книгоед! Вот кто виноват!"

Эмка едва не прокричал это вслух, но вовремя вспомнил, что никто в подобную «чушь» не поверит, ведь для обычных людей Книгоеда попросту не существует.

В комнату вошла тетя Фрося.

— Чего вы мальчишку мучаете? — накинулась она на милиционеров. — Вам же сказали, что у собак есть хозяева! Где это видано — так истязать ребенка!

— Гражданочка, разберемся без вас. Освободите помещение!

Старшина указал тете Фросе своим милицейским пальцем на выход. Палец произвел на нее должное впечатление. Это было видно по глазам, которых она не сводила с пальца, отступая к двери.

— Как не стыдно! — возмутилась бабушка. — Оказывается, вы уже всех опросили. Но вам этого мало! Обязательно надо помучить ребенка!

— Нам надо вырисовать полную и ясную картину происшедшего.

Мария Дмитриевна поставила руки в боки.

— Смотри-ка, какие художники нашлись. Тебе бы, начальник, картины рисовать, — произнесла она фразу из фильма.

Вернулся третий милиционер — посмотрел на главного, молча кивнул. Старшина также без слов потянулся за наручниками. Главный перевел взгляд на Терминатора.

Зловещая сцена длилась не больше секунды, но Эмке показалось — вечность.

— Гражданин Огирков, он же — Огурцов, он же — Огурец, он же — Овощ, он же — Консерва! Вы арестованы по подозрению в мошенничестве, незаконном частном предпринимательстве, а также — по подозрению в зверском отношении к домашним животным.

— Ах вы волки позорные! — Терминатор вскочил, но был пристыжен все тем же милицейским пальцем и «награжден» наручниками.

— Тихо, — впервые подал голос третий милиционер. — Твой дружок, между прочим, только что во всем сознался.

Выяснилось, что эти двое организовали подпольный бизнес: открыли мыловарню и ателье по пошиву зимних шапок. Для этого и отлавливали собак.

Когда милиционеры уехали, увозя в своем «газике» арестованных, бабушка рассказала, что же случилось с Эмкой за это время. Днем он вернулся на дачу, но вел себя, словно лунатик — не сказал ни слова, лег спать. Потом к их участку подъехал «собачник» и сразу же за ним — милицейский "газик".

"Звероловы" хотели наказать Эмку, а милицию вызвала тетя Фрося, как только поговорила с мальчиком, еще когда он шел выяснять, откуда в поселке взялись охотники на собак.

Разобравшись с тайнами и загадками прошедшего дня, Марья Дмитриевна и внук уселись на веранде пить чай. Эмка уплетал за обе щеки бабушкины пирожки — она, улыбаясь, смотрела на мальчика.

А по соседнему двору вышагивала черная курица, направляясь на ночь в курятник.


Глава двенадцатая, | Книгоед | Глава четырнадцатая,