home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава двенадцатая,

в которой Странный Брат находит решение, а Каа «лечит» Маугли

Было раннее утро в Сионийских горах, когда священная кобра проснулась, расправила тугие кольца своего тела, прогоняя сон, и выбралась на камень, куда через несколько минут должен был упасть солнечный луч. При этом змея вела себя осторожнее, чем раньше. Страх, пришедший в джунгли, коснулся и ее жизни. Кобра знала наверняка: есть некто, кто не боится ее яда, некто, кому не страшны когти Багиры и мощь Хатхи. Маугли. И змея очень не хотела бы попасть в его поле зрения.

За последнюю неделю Безволосый переловил многих. Увы, звери так и не успели собраться у Скалы Совета: первой поймали Полосатую Сестру, бывшую подругу Шер-Хана. Затем попал в ловчую яму Хатхи со своими сыновьями.

А Странный Брат, что обещал помочь, так больше и не появлялся.

Священная кобра за прошедшие дни помудрела. Раньше она бы не сомневаясь заявила, что любой в джунглях способен справиться с Безволосыми. Теперь змея не сомневалась: только представитель того же народа может одолеть Маугли. Не силой — умом. Но где взять другого Странного Брата?! А этого — разве найдешь: он растаял, не оставив ни следа, ни запаха.

…Шорох священная кобра услышала задолго до того, как тень пришельца упала на нагретый камень. Змеи, разумеется, там уже не было.

— Эх! — вздохнул Эмка, которому и принадлежала тень. — И нет мне покоя, ни ночью, ни днем, ни во сне, ни наяву! Интересно, где теперь искать тигрицу, кобру или пантеру?

— С-странный брат, — радостно отозвалась кобра. — Ты вернулс-ся!…Хотя, поздно, С-странный Брат, с-слишком поздно…

— Что? Неужели Маугли уже увез зверей в город?

— Нет. Но какая разница? Голый Лягушонок пос-садил в клетки почти вс-сех обитателей джунглей!

— И Полосатую Сестру?

— И ее. И Багиру. Почти вс-сех!

— Дай-ка подумаю… — Эмка присел на камень, а кобра снова обвилась вокруг шеи мальчика.

"Что же делать?" — лихорадочно размышлял Эмка. Только что, в настоящей жизни, он боролся с такими же вот «мауглями», но здесь ломиком не поорудуешь. Да и, если честно, еще неясно, удалось ли спасти Шариков и Петроффа…

Может, напасть на селение всеми оставшимися здесь зверьми? Ведь когда-то же смогли Балу, Багира и Каа спасти маленького Маугли от целой стаи Бандар-Логов!

Стоп! Старый удав!

— Скажи, Капюшонная Сестра, а жив ли еще Каа?

Священная кобра засмеялась:

— Что с-с ним с-станется? Правда, он появляетс-ся вс-се реже, обленилс-ся — больше лежит и вс-споминает прошлое…Кажется, я догадываюс-сь, что ты задумал, С-странный брат! Конечно, именно с-старый поедатель Бандар-Логов, только он…

— Я это слыш-шал! — голос, раздавшийся над Эмкиным ухом, заставил мальчика подпрыгнуть на месте. Кобра же спешно скользнула на землю и спряталась в зарослях.

— Ну-ну, зачем так много лиш-шних движений? — проворчал Каа. — Ты соверш-шенно зря беспокоишься, Капюш-шонная Сестра. Если бы я хотел (а, возможно, когда-нибудь в другой раз я действительно захочу) проучить тебя, я бы уже сделал это. Так что на будуш-щее тебе стоило бы хорош-шенько подумать, прежде чем начнеш-шь ш-шипеть. А это кто?

— Это С-странный Брат, — сообщила кобра, выглядывая из кустов. — Он знает язык Ядо…

— Я слышал, — оборвал ее Каа. — Или ты считаеш-шь меня совсем уж глухим?

Удав на самом деле был туговат на ухо, но признаваться в собственной слабости не любил — да и кто любит?

— Нынче в джунглях настали странные времена, — заявил Каа, выползая на полянку. Его кольца постепенно заполняли все вокруг, и Эмка с ужасом понял, что этот удав способен, наверное, целиком проглотить буйвола! — Я спал, долго спал — была добрая охота… Что творится? Куда подевались все? Где Хатх-хи, где Серые Братья? И куда, я вас спрашиваю, куда подевались Бандар-Логи?! Неужели пара-тройка обезьян — все, что осталось от их-х племени?!

Он в негодовании сжал пару колец своего мощного тела, и деревцо, которое они обвивали, жалобно хруснуло, переломившись пополам.

— Вот поэтому мы и хотели идти к тебе, мудрый Каа, — вмешался Эмка. — Твой давний приятель, Маугли, заболел. Он пленил почти всех обитателей джунглей. В том числе и Бандар-Логов. А на кого теперь охотиться?

Гигантский удав недовольно зашипел

— Ждите меня здесь, — велел он — и исчез.

Явился Каа только к вечеру.

— Малыш-ш и в самом деле плох, — заявил он. — Но я займусь им позже. Сперва — народ джунглей. Их нужно спасти — и как можно скорее! Многие из плененных Маугли уже почти мертвы — они не терпят соседства друг друга, сейчас ведь не Водяное Перемирие. Олени сходят с ума от близости Багиры, а та, почти некормленная этими глупыми Безволосыми, рычит и бросается на прутья. Клянусь моей прежней кожей, которую я сбросил пару месяцев назад, им всем требуется помош-щь.

— Но силой клетки не разрушить, — отозвался Эмка. — Там много людей, они убьют тебя.

— Меня — вряд ли, — хмыкнул удав. — Но вот на тех, кого я стану освобождать, они вполне могут напустить Кусачих Мух из Белого Дыма. Нам нельзя рисковать. К тому же, как сказала мне Полосатая Сестра, клетки на самом деле очень прочные. Когда словили ее детеныша, она приш-шла, чтобы выручить его — и сама угодила за реш-шетку. И ни она, ни даже сам Хатхи не смогли ничего поделать. И…

Здесь Каа замолчал: наступила ночь, а змеи ночью предпочитают спать.

Эмка же уснуть не мог — хоть он и устроился на мягкой перине из сухих листьев, хоть покой его и охраняла кобра, мальчику не спалось. Он ворочался с боку на бок, пытаясь найти выход. Эмку даже не очень-то заботило, охотиться за ним сейчас Книгоед или нет; просто мальчик хотел, чтобы народ джунглей вернул себе свободу.

И в конце концов Эмка придумал!

С первыми лучами солнца он растолкал Каа и обратился к нему:

— Скажи, ты ведь знаком с Маленькими Народами?

Удав задумчиво покачал головой:

— Вряд ли это можно назвать знакомством… Которые тебя интересуют?

— Те, что строят большие горы, иногда в рост Хатхи. Они…

— Знаю, знаю, — оборвал его Каа. — Маленький Строяш-щий Народ. Да…

— Тогда слушай…

К вечеру этого дня Эмка и священная кобра отправились в деревню. Выбрав подходящее дерево, они забрались на одну из его ветвей и оттуда следили за происходящим.

Поначалу вроде бы ничего и не менялось. Как прежде, бродили у забора часовые, больше дымился, нежели горел костер, ворчали собаки, бесновались в клетках Бандар-Логи… Но вот к забору протянулся тоненький, едва заметный ручеек. Подобравшись к доскам, ручеек на мгновение замер, а потом влился в ближайшую.

— Это ты хорошо придумал, С-странный брат, — сонно прошипела священная кобра. — Маленький С-строящий Народ — да, это отличная идея!

"Еще бы!" — подумал Эмка. Он гордился своей выдумкой. Как раз недавно мальчик вычитал в книжке про термитов — насекомых, похожих на муравьев. Эти животные не только способны возводить большущие сооружения (в некоторых разрушенных термитниках иногда находят пристанище такие крупные обитатели джунглей, как буйволы и даже… слоны!), — термиты еще славятся своей способностью питаться сухой древесиной. При этом внешне «попользованные» термитами стул или стол остаются целыми — а внутри они пустые. И если прикоснуться, развалятся.

"Главное, — взволнованно размышлял Эмка, — чтобы звери не поспешили. Если те, которых термиты освободят раньше, ринуться на свободу — остальным придется туго".

Но все обошлось. Каа предупредил пленников, чтобы те действовали только по сигналу, и попросил термитов заняться Бандар-Логами в последнюю очередь. Поэтому только когда из джунглей донеслось громкое протяжное шипение старого удава, животные разом навалились на прутья клеток — и те рассыпались в труху!

Испуганно вскинулись стражники, похватались за ружья — да куда там, не очень-то постреляешь, когда на тебя нахлынула волна из разъяренных зверей! Тут бы самим живыми остаться!

И люди кинулись врассыпную, побросав оружие, позабыв и про свои обязанности, и про начальников.

Даже управляющий, который выбежал из хижины и сперва хотел было остановить беглецов, сам помчался прочь, когда Хатхи, могучий властелин джунглей, направился в его сторону. Едва спасся — а вот хижины как не бывало, только и осталось, что россыпь бамбуковых обломков.

— Здравствуй, Странный Брат, — это Багира отыскала Эмку и сейчас устроилась рядом с ним и коброй, вылизывая свою бархатистую шерсть. — Похоже, именно тебя мы должны благодарить за спасение.

— Благодарите лучше Каа, — скромно ответил мальчик, хотя и покраснел от удовольствия. — А где Маугли?

— Он с утра ушел в джунгли и до сих пор не вернулся.

— Я быстро отыщу его, — пообещал Каа, выглядывая из хитросплетения ветвей. — И уж поучу его уму-разуму, напомню о Законе Джунглей и…

— Я здесь!

Маугли стоял под деревом, дерзко разглядывая своих прежних учителей.

— Я здесь, земляной червяк. Иди и убей меня!

Каа молнией сорвался с ветвей и ударил его в грудь — тот охнул и покатился к разломанному деревенскому забору. Удав не отставал.

— Повтори, что ты сказал, Голый Лягуш-шонок! Еще никто не позволял себя называть меня земляным червяком. Пожирателем Бандар-Логов — да, но не земляным червяком!

— Я повторю, — Маугли поднялся на ноги, но с трудом удерживал равновесие. — Ты — старый пожиратель дохлых лягушек. Я здесь, я пришел…

— Зачем? — вкрадчиво поинтересовалась Багира. Она тоже спрыгнула с дерева и теперь встала перед Маленьким Братом, загородив его от очередного удара Каа. — Ты ведь хочешь, чтобы он убил тебя, Голый Лягушонок. Я вижу это по твоим глазам. Почему? Что случилось? Почему ты сажал нас в клетки?

— Я… Какая разница, Багира, — молвил он с горечью. — Так было нужно. Я нарушил Закон. И заслужил наказания!

— Закон может наруш-шить лиш-шь тот, кто живет в джунглях, — прошипел удав. — А ты давно уже не с нами. И, мне кажется, другие Законы завладели тобой. Ты позабыл, Голый Лягушонок: Закон должен помогать жить тебе и другим; если же он увечит тебя, это не Закон — это беззаконие! И ты чинил такое беззаконие в течение нескольких последних недель. Ты обидел джунгли, но…

— Но джунгли еще помнят того, прежнего Маугли, — вмешалась Багира. — И они любят его. Жив ли он еще, тот, прежний Маугли — вот вопрос, который всех нас волнует.

Молодой человек, стоявший, покачиваясь, у разломанного забора, приложил ладонь к груди:

— Да, Багира. И — нет. Я уже никогда не стану прежним. Понимаешь, я нашел себе подругу. Но Закон Города требует, чтобы я заплатил за нее выкуп. У меня нету денег… хотя, откуда вам знать, что такое деньги…

— Ты глуп, Маленький Лягушонок. Ты так ничему и не научился, хотя у тебя были не худш-шие из наставников, — прошипел Каа. — Мне ли не знать, что такое деньги? Мне, водивш-шему тебя в Холодные Берлоги, к Белому Клобуку?..

— Точно! Как же я не сообразил раньше! Холодные Берлоги! И сокровища раджи! Я смог бы выкупить ее, откупиться от ее родителей! И мы зажили бы вместе, и мне бы никогда не пришлось… но нет, я не возьму денег больше, чем понадобится, чтобы выкупить мою невесту! Иначе… я ведь хорошо помню ту историю с анаксом — когда много людей погибло из-за желания обладать маленькой Смертью.

Каа удовлетворенно свернулся в кольца:

— Вот теперь я слыш-шу голос прежнего Маугли — и он мне нравится значительно больше. Завтра же я прикажу Бандар-Логам отправиться за сокровищами. А потом… Скажи, Маленький Брат, где ты намерен поселиться со своей подругой? Почему бы тебе не построить хижину рядом с джунглями?

— Но я — человек, Каа. И она — тоже.

— И вместе с тем ты не совсем человек. Поэтому я и предлагаю тебе поселиться в какой-нибудь деревуш-шке. Тогда ты мог бы иногда приходить к нам в гости.

— И еще, — Багира потянулась, перевернулась на спину и игриво забила в воздухе лапами, — у вас ведь наверняка будет детеныш. Голенький, забавный детеныш, которому не лишне будет поучиться Закону Джунглей. Ведь так?

Маугли счастливо рассмеялся.

— Кстати, — сказала Полосатая Сестра, которая вместе с детенышем подобралась к говорившим и слушала их, — кстати, Багира, а где Странный Брат?

— Он в ветвях, они с Капюшонной Сестрой…

— Он ис-счез, — молвила священная кобра, уже успевшая спуститься вниз. С-снова ис-счез. Но он просил передать, что очень рад — ведь вс-се кончилось хорошо.

— Все только начинается, — произнес Маугли, вдыхая знакомый аромат джунглей, и Каа довольно качнул головой, подтверждая его слова. — Для нас все только начинается.


Глава одиннадцатая, | Книгоед | Глава тринадцатая,