home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава восьмая,

в которой Эмка встречает старого знакомца, а Книгоед опять дает о себе знать

На вокзал мальчик решил ехать на метро. Он пешком добрался до станции (благо, та находилась почти рядом с домом), бросил жетончик в автомат и осторожно встал на эскалатор, внимательно оглядываясь по сторонам. Мало ли…

Но, кажется, никаких подозрительных типов или явлений в пределах видимости не наблюдалось. Высокий мрачный дядька с лицом серийного убийцы не в счет Эмка таких книг не читал и не разрисовывал, он точно помнил.

И все-таки бдительности Эмка старался не терять. Вдруг вон та бабуля с кульком — на самом деле не бабуля, а ведьма? Сцапает и утащит, и ничего ты с ней не сделаешь, на помощь не позовешь. Милиция наверняка против ведьм бессильна.

Ох и натерпелся Эмка страху, ох и напереживался, пока доехал до станции «Вокзальная»! А там — вообще жуть: народу тьма, за всеми не уследишь. Плюнул Эмка на свои страхи и направился прямиком в кассы. Выстоял в небольшой очереди, купил билет и пошел на перрон ждать электричку. Сегодня, как на зло, людей было полно — они в больших количествах бродили по платформе или читали газеты, ожидая нужного состава. Эмка постарался затеряться среди толпы и попытался вспомнить, сколько же у бабушки книжек успел попортить. Но очень скоро ему надоело это занятие — и тогда мальчик принялся фантазировать. Ведь если его рисунки так круто влияют на окружающий мир — может, прислушаться к тому, о чем говорил Славка? И в самом деле, научиться рисовать да и создавать красивые картины. И мир станет чуточку лучше…

Его размышления прервала подъехавшая электричка. Вместе с остальными пассажирами Эмка пошел штурмом на вагоны и даже успел занять классное местечко — у окна, да еще и подальше от дверей. Так что всякие продавцы газет и пончиков не будут над ухом орать — одним словом, удача была на Эмкиной стороне!

Впрочем, очень скоро всё переменилось. Потому что в окне мальчик заметил знакомую фигуру — но не клешнерукого преследователя! По платформе шагал, чуть сутулясь, сжимая в одной руке дачное ведерко, а в другой — рюкзак, старичок, очень похожий на киношного ученого.

— Библиотекарь! — изо всех сил закричал Эмка, вскочил и даже попытался пробраться к выходу.

Куда там! Людей в вагон набилось столько, что пока он добрался до дверей, сутулый старичок уже куда-то исчез. Эмка только раздосадованно вздохнул — и тут дикторша из громкоговорителя объявила, мол, такая-то электричка отправляется… Мальчик едва успел обратно в вагон запрыгнуть.

Он стоял в тамбуре, прислонившись к раздвижным дверям (пускай надпись на них и запрещала это делать), и чуть не ревел от досады. Вот ведь, такой шанс проворонил! Библиотекарь наверняка бы…

Тут что-то отвлекло Эмкино внимание, какое-то неясное шевеление в вагоне мальчик отошел, чтобы посмотреть… Неужели клешнерукий?..

Кл-лац! — за спиной разъехались двери. Кл-лац! — снова закрылись! Удивленные пассажиры заерзали, не понимая, что происходит. И только Эмку, лихорадочно схватившигося за поручень, осенило. Охота за ним продолжается! Но теперь Книгоед ("Ладно, — подумал Эмка, — пора признаться самому себе, что это Книгоед") — решил использовать не сказочных персонажей, а «случайности». Неслучайные случайности!

"Но… он же не уничтожит из-за меня других, правда?!"

И вообще, как далеко простираются возможности Книгоеда? Он способен сделать так, чтобы электричка сошла с рельсов? Или все-таки это только в книжной реальности он царь и бог, а самое большее, что может сделать в нашей неожиданно открыть двери электрички?

"В конце концов, Книгоед же придуман… ну, не придуман — создан ради того, чтобы не портились книги. А книги существуют для людей. Поэтому он не должен…"

Эмка вздохнул. Вспомнил фильм о сломавшемся роботе. И еще — фильм про сторожевую собаку, которая взбесилась. И еще…

"Прекратить! Не паниковать! Встанем так, чтобы никакие случайно открытые двери не причинили нам вреда. Вот так. Хорошо. Теперь давай подумаем, что он еще может такого выкинуть. Сделает так, чтобы нас кто-нибудь нечаянно толкнул к двери? А мы вклинимся между двумя старушками с горами сумок — эти сумки не то что какой-то сопливый Книгоед, их и экскаватор с места не сдвинет. И вообще странно, как еще эти сумки электричка везет".

Эмка пошутил — и немного успокоился. За окнами проносились деревья, мелькали облака…

"Ничего, поборемся! В конце концов, вон я в какие переплеты попадал — и ничего, живой-здоровый. Поборемся…"

А электричка уже подъезжала, у станции, на перроне ждала бабушка, и никаким Книгоедам места здесь не было.

Мальчик вышел из вагона и почти побежал к бабушке Маше:

— Баб!

— Ну, Эммушка, здравствуй, — она обняла его, и хотя раньше мальчик стеснялся и не любил "всех этих телячьих нежностей", сейчас он с благодарностью прижался к бабушкиной щеке.

— Нормально доехал, без приключений?

Эмка оглянулся на электричку и кивнул:

— Без приключений.

Показалось, или в окне мелькнула ломаная тень со странными руками? Наверное, показалось…

— Пойдем, — сказала бабушка. — Проголодался небось?

Они вдвоем дошли до дачного домика.

Честно говоря, Эмке их дача больше напоминала избушку в какой-нибудь деревне. Впечатление усиливалось из-за соседских куриц — тамошние хозяева держали двух-трех птиц, причем непременно разной окраски. И курицы эти, хоть и принадлежали чужим людям, большую часть времени проводили у Эмкиной дачи. Никто их отсюда не гнал, они тут никому не мешали, под ноги старались не попадаться, а иногда даже склевывали разных вредных насекомых.

К тому же, от куриц был без ума бабушкин кот Аполлон. Этот хитрющий хищник, непонятно по какой прихоти судьбы попавший в домашние животные, просто дурел, когда рядом «паслись» курицы. Он весь подтягивался и начинал красться к птицам. Что с того, что Аполлону ни разу не удалось их поймать? Кот относился к этому по-спортивному: главное — участие.

Конечно, такие взаимоотношения между животными не могли не сказаться на людях. Вскоре хозяева куриц познакомились с Эмкиными бабушкой и дедушкой. Поэтому сейчас, завидев мальчика с бабушкой Машей, соседка, тетя Фрося, приветливо им кивнула:

— Здравствуйте, Марья Дмитриевна. И ты, Эммануил, здравствуй. Ну как каникулы проводишь?

Эмка хотел было нагрубить — достали его уже этим вопросом про каникулы! Как будто все вокруг решили поиздеваться! Но сдержался.

— Спасибо, хорошо, Ефросинья Мироновна.

— На солнышке приехал погреться, да?

— Ага!

— От учебы, от книжек отдохнуть?

Эмка глубоко и ровно задышал — он где-то слышал, что это помогает, когда ты раздражен.

Почти помогло.

— То ли дело — в речке покупаться, мультики про капитана Врунгеля посмотреть, что-нибудь порисовать… Я тебе позже угощеньице принесу пирожков с жареным луком.

Эмка полувсхлипнул-полурассмеялся и кивнул. Открывать рот он боялся. В голову лезли всякие ругательные фразы из боевиков.

— Спасибо, — сказала за Эмку бабушка.

И потом, когда они уже зашли в дом, неодобрительно вздохнула:

— Что с тобой, Эммушка?

— А чего она пристала?

— Ну, она из добрых побуждений. Нужно быть вежливее с людьми. Хотя что мне тебя учить — ты и так уже взрослый. За книжками вот сам приехал.

— Кстати, где они, ба?

Бабушка подвела его к трем картонным ящикам — в таких перевозят телевизоры:

— Вот здесь. Так что, если ты не голодный, можешь заниматься своими делами.

— Я не голодный.

— Хорошо. Я буду на огороде, — и бабушка ушла.

А Эмка уселся за первый из ящиков и достал из кармана пять стирательных резинок. Он специально привез их с собой — как выяснилось, резинки заканчиваются очень быстро, если ежедневно «реанимировать» по несколько десятков книг. А тут ведь — работы непочатый край!

Вздохнув, устроился поудобнее и раскрыл первый ящик…

Эмка настолько увлекся предстоящим, что не заметил, как кот Аполлон, до того времени дремавший на окне, вскинулся, выгнул спину и тихонько попятился от окна.

За окном, по грядкам, двигалась ломаная тень — а вот хозяина ее видно не было.


Глава седьмая, | Книгоед | Глава девятая,