home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 26

Стилиану стало немного не по себе, когда он понял, в какое положение попали висминцы.

Протекторы шли вперед; казалось, они совершенно не устают и останавливаются только после того, как висминцы без сил валятся на землю. А потом первыми вставали и вновь устремлялись в путь. Впрочем, за все время погони висминцы ни разу не отстали больше чем на несколько часов — Стилиана поражали их выносливость и решимость.

Но на третий день погони подоспела армия Протекторов, вызванная из Зитеска, и теперь оставалось только ждать. Разведчики докладывали, что армия висминцев насчитывает от четырех до пяти тысяч человек, и, хотя в распоряжении Стилиана находилось около пяти сотен Протекторов, он знал, что одержит победу, потеряв не более сорока своих воинов.

Сидя верхом на лошади, Стилиан изучал место, выбранное для сражения, с вершины небольшого холма, справа от его основных сил. Впереди местность постепенно поднималась вверх, переходя в небольшое плато, на противоположной стороне начинался крутой подъем — скоро по нему будут маршировать висминцы. Слева и справа дюжина Протекторов рыскала в поисках передовых разведчиков врага, а две группы по сорок Протекторов находились в резерве на флангах, готовые в любой момент вступить в бой.

Оставались почти четыреста Протекторов, которые должны были принять на себя основной удар войска висминцев. Они стояли в полнейшем молчании за вершиной холма, дожидаясь команды Сила. Если все пойдет по плану, сражение начнется, прежде чем висминские лучники успеют натянуть тетиву своих луков.

Стилиан решил атаковать клином. Его передняя линия составляла в ширину всего восемьдесят воинов. С одной стороны ее будет невозможно разбить, а с другой Протекторы смогут нанести полновесный удар по врагу, совершенно не готовому к такому повороту событий.

Он услышал висминцев задолго до того, как безмолвный приказ привел Протекторов в боевую готовность. Со склонов зазвучали племенные песни; подхваченные ветром, они уносились в далекое голубое небо. Десять солдат — авангард висминцев — взбежали по склону на самый верх, где их ждала быстрая тихая смерть от клинков зитескианских воинов — они даже не успели предупредить остальных. Основная часть армии перешла на легкий бег, ритм которого определяла песня; враг спешил к месту своей гибели с победным кличем на устах.

Стилиан улыбнулся, оценив иронию ситуации.

Бывший лорд Горы вдруг понял, что его раздражает необходимость предстоящего сражения. Но он не мог позволить висминцам преследовать себя до самых ворот Зитеска, а они бы так и поступили, не остановись он для решающей битвы. У Стилиана не было уверенности, что он сразу получит доступ в город, а задержка может оказаться фатальной — в буквальном смысле. Местность вокруг Зитеска слишком открытая, и даже Протекторам будет сложно удержать натиск четырех тысяч висминцев в чистом поле, перед городскими стенами. Нет, их надо встретить раньше, а лучшего места не придумаешь.

Стилиан повернулся к Силу.

— Начнешь, когда посчитаешь нужным.

Сил кивнул и повернулся к рядам своих собратьев, одной рукой придерживая поводья лошади.

Стилиану вдруг стало не по себе… Впрочем, беспокойство исчезло, как только он взглянул на ровные ряды Протекторов. Никто не произнес ни одного слова, головы воинов не поворачивались к командирам в ожидании приказа.

Топот тысяч ног приближался, земля дрожала. Уже можно было различить отдельные голоса поющих — висминцы не смолкали даже на бегу. Четыре тысячи висминцев призывали смерть на головы врага, ударяя рукоятями топоров о бедра, и эти глухие звуки придавали особый ритм их песне. Они стремительно приближались, готовые смять любого противника. Они не ведали страха. Они единое целое, скоро они завладеют всеми землями.

Выступающий край холма по-прежнему скрывал Протекторов. Еще мгновение назад безмолвные воины стояли совершенно неподвижно, а песня висминцев поднималась в небо, сопровождаемая топотом тысяч сапог. А затем началось сражение, зазвенели клинки, пронзительно закричали раненые. Буря грянула.

Протекторы стояли довольно далеко друг от друга, чтобы иметь возможность свободно действовать мечом и топором. Когда они молча бросились на ошеломленных висминцев, песня оборвалась, но первые тревожные крики раздались только после того, как первые ряды встретили смерть. Войско Зитеска атаковало с невероятной жестокостью, и висминцы остановились. В воздухе стремительно мелькали клинки.

Стилиан бесстрастно наблюдал за тем, как Протекторы уничтожили весь передовой отряд висминцев, которые даже не успели перестроиться из походной колонны, а в его сознании уже созрело заклинание «Раскаленный дождь».

Он слегка тронул поводья и переместился поближе к сражению. Теперь ему стало видно, как Протекторы с флангов атакуют врага. Им очень быстро удалось отрезать колонну висминцев численностью около трехсот человек.

Оказавшихся в окружении безжалостно и быстро уничтожали, а остальные силы Зитеска успели перегруппироваться, чтобы встретить следующий отряд врага. Передовая линия Протекторов получилась вогнутой, что позволяло заманить противника в ловушку.

Между тем командир висминцев сумел навести некоторое подобие порядка среди своих людей. Повинуясь приказам, висминцы наконец перестроились. За ними готовились вступить в сражение лучники, и Стилиан быстро изменил подготовленное заклинание на «Сферы пламени».

Прежде чем лучники успели сделать первый залп, четверка бело-оранжевых шаров, каждый величиной с человеческий череп, проплыла над передними рядами висминцев и обрушила огонь на беззащитных лучников. Тем, кого не захватила лавина пламени, стало не до стрельбы, люди в страхе разбегались во все стороны, густой черный дым поднимался в воздух от горящих жертв, крики ужаса и боли заглушили приказы офицеров.

Настоящее сражение только началось, а висминцы уже лишились прежней уверенности в победе. Они испугались. Стилиан видел страх на их лицах — висминцы наконец сообразили, кто им противостоит: маски и сверкающая сталь, безмолвная и неотвратимая смерть.

Протекторы сражались беззвучно. Они не издавали воинственных кличей, не стонали, пропуская удары, не причитали даже в тех редких случаях, когда их настигала смерть. Полное молчание. Лишь стена клинков, неподвижные, равнодушные маски и забрызганные кровью доспехи. В ушах Стилиана скрежет стали звучал дивной музыкой, и он наблюдал за неуклонным наступлением своего войска, словно за изящными па жуткого танца.

Лезвия мечей и топоров сверкали на солнце, обрушиваясь на упорно отбивающихся висминцев. Однако Протекторы без устали наносили все новые и новые удары, и враг нес тяжелые потери. Клинки обрушивались на щиты, сталь пробивала плоть, звенели, ударяясь друг о друга, мечи; казалось, над полем боя плывет кровавое облако. Еще трижды Стилиан обрушивал «Сферы пламени» на лучников. Трижды огонь закрывал небо. И трижды едкий черный дым поднимался вверх, мешаясь с пылью и кровью.

Висминцы сражались храбро, Стилиан не мог не восхищаться их боевым духом, хотя прекрасно понимал, что они обречены на поражение. Получалось, что они просто выстроились в очередь за смертью. Он видел, как около пяти сотен висминских солдат из задних рядов попытались атаковать Протекторов с фланга. Однако Стилиан предвидел этот маневр, и враг был остановлен задолго до того, как успел выйти в тыл войска Зитеска.

Но даже эта неудача не остановила висминцев. В конечном счете их волю сломила стойкость Протекторов.

Сражение длилось целый час, а Протекторы продолжали свое неуклонное, безмолвное наступление. Они шли, не глядя себе под ноги, — по телам висминцев, и их каждый следующий шаг был спокойным и уверенным. Те, кто оставался в задних рядах, руководили остальными, выбирая лучшее направление удара, другие помогали упавшим собратьям выйти из битвы.

Положение висминцев становилось все более безнадежным. Даже в тех редких случаях, когда кто-то из Протекторов погибал, строй не нарушался. Один воин не успевал упасть, как его место занимал другой.

Каждый Протектор сражался, не глядя на фланги. И пока его меч или топор обрушивался на очередного врага, оружие соседа парировало ответные удары, защищая не только себя, но и идущего рядом собрата. Протекторами руководил общий разум, находившийся в Зитеске и наблюдавший за сражением глазами пятисот своих воинов. Они замечали почти все и не давали висминцам ни единого шанса на победу.

Стилиан видел, что конец приближается. На правом фланге висминцы предприняли отчаянную атаку, бросив в бой отряд копейщиков. С громким боевым кличем, собрав в кулак всю волю, враг устремился вперед.

Мгновенно, но внешне почти незаметно Протекторы отреагировали на новый маневр противника. Они сплотили свои ряды, слегка ускорили ритм ударов, стали чуть быстрее защищаться. Теперь топоры и мечи висминцев наталкивались только на сталь; удары копий Протекторы из второго ряда ловили руками, защищенными боевыми рукавицами, после чего подтягивали к себе копейщика и тут же его убивали. Тела падали на землю, стонали раненые, кровь текла по ногам тех, кто еще мог стоять.

Прошло совсем немного времени, и стало ясно, что попытка прорвать оборону Протекторов не удалась. Воины Зитеска тут же перехватили инициативу, и ряды врага вновь смешались.

Затем висминцы не выдержали и побежали по всему фронту, не обращая внимания на приказы своих офицеров, их воля была окончательно сломлена. Протекторы даже не пытались преследовать противника.

Стилиан положил руку на плечо Сила.

— Можете снять маски с мертвых, но не затягивайте ритуалы. Мы должны вернуться в Зитеск к завтрашнему заходу солнца. Нужно еще очень многое сделать.


Вороны нашли Фрона — он свернулся клубочком у изножья кровати Уилла. Никто не осмелился тронуть обнаженного светловолосого воина, его лишь накрыли одеялом.

Больше они ничем не могли ему помочь, ведь повсюду лежали раненые воины Джулатсы. Все койки были заняты; однако поступали новые и новые пострадавшие, повсюду сновали лекари, маги шептали заклинания.

Лишь вокруг постели Уилла никто не суетился, все ждали, когда придут Вороны, чтобы отдать ему последние почести.

Привычных похорон не будет — тела погибших складывали в подвалах под Чашей Маны, где оставалось прохладно и сухо, а воздух был полон благовоний.

Вороны положили спящего Фрона на постель Уилла и собрались в одной из пустых комнат Башни. За стенами университета висминцы собирали силы для штурма, устанавливали катапульты и осадные башни, а в небе сияло теплое солнце, задул свежий ветер.

Хирад понимал, что всем сейчас хочется только одного — хорошенько выспаться. Они не отдыхали с тех пор, как появился Ша-Каан, почти все время сражались, а Илкар и Ирейн почти полностью исчерпали запасы маны. Относительно Денсера у Хирада оставались некоторые сомнения. Зитескианец выглядел свежим, а в зубах держал неизменную трубку. Однако в его глазах застыло отчужденное выражение, которое совсем не нравилось Хираду. Казалось, Денсер думает о чем-то возвышенном и не желает делиться своими мыслями с товарищами. И все же он изменился к лучшему — ведь после того, как Денсер покинул Парве, он вообще ни к чему не проявлял интереса.

— Полагаю, смерть Уилла помогла Фрону снова стать человеком, — сказал Илкар. Ирейн кивнула.

— Наверное, — заметил Безымянный. — Но я считаю, что не стоит тратить время на бессмысленные предположения.

— Нам необходимо понять Фрона, иначе мы не сумеем помочь ему в следующий раз, — возразила Ирейн.

— Верно, и все же сейчас нам предстоит решить несколько проблем, не имеющих к Фрону никакого отношения. Боюсь, некоторые из нас забыли о них из-за последних событий, — продолжал Безымянный тоном, который не терпел возражений.

Хирад с трудом удержался от улыбки. Денсер и Ирейн еще не видели Безымянного Воителя таким. Но именно такой

Безымянный был необходим Хираду. Не только прекрасный воин, но и мудрый советник.

— Мы пришли сюда, чтобы найти тексты Септерна. Но мы не знаем, как долго университет сможет выдерживать осаду висминцев. Задача усложняется еще и тем, что часть библиотеки находится в Сердце, под нами. На поиски потребуется время, а у Барраса едва ли найдутся свободные маги, которые могли бы нам помочь.

Кроме того, мы должны принять участие в обороне университета и ухаживать за Фроном до тех пор, пока он не сможет самостоятельно передвигаться. Когда нам удастся найти то, ради чего мы сюда пришли, мы немедленно покинем Джулатсу — в каком бы положении ни находился университет. Каждый день разрыв увеличивается. Мы и так потеряли слишком много времени. Если измерения не врут, у нас есть лишь семь дней на то, чтобы устранить разрыв, а ближайшие ворота в трех днях пути отсюда.

— Послушай, Безымянный, — сказал Хирад. — Сейчас мы не в состоянии сражаться или творить заклинания. Мы слишком устали. Прежде всего нам необходим отдых.

— Мы сами создали себе кнут и постоянно им себя погоняем, не так ли? — промолвил Денсер, разжигая трубку. — Мы героически освободили пленников; от нас ждут, что мы и дальше будем продолжать в том же духе.

— Ну, спасибо за язвительное поучение, — проворчал Илкар. — Еще есть мудрые мысли?

— Просто я считал, что это нужно сказать, — пожал плечами Денсер.

— Не имеет значения, чего от нас ждут, — сказал Хирад. — Вороны делают то, что должны делать Вороны. А сейчас нам нужно отдохнуть. Я не хочу, чтобы сегодня кто-то из вас появлялся на стенах — если только висминцы не сумеют пробить брешь, в чем я сильно сомневаюсь.

— А ты не думаешь, что от нас ждут советов? — поинтересовался Денсер.

— Мы уже рассказали Карду все, что ему полезно знать, — заявил Безымянный. — Теперь пришла пора позаботиться о себе. Илкар, как ты себя чувствуешь?

— Совсем недурно, — ответил маг. — Здесь, в стенах университета, я могу довольно быстро восстановиться. Денсер и Ирейн тоже, только им надо приспособиться к иному потоку маны. Прежде всего, в отдыхе нуждаетесь ты, Хирад и Фрон. Я направляюсь в Сердце и начну поиски текстов, а ночью, если не помешают висминцы, немного посплю. Если Ирейн и Денсер захотят помочь, библиотека для них открыта.

Оба мага кивнули.


Стилиан потерял только двадцать три Протектора, поразительное доказательство могущества объединенной в единое целое армии. По его подсчетам, почти половина висминцев осталась лежать на поле боя, глядя невидящими глазами в небо. Стервятники уже слетались на роскошное пиршество. Остатки разбитой армии доложат о поражении Тессее, и рассказы о неуязвимых Протекторах принесут висминцам больше вреда, чем любые клинки.

Ворота Зитеска были закрыты для бывшего лорда Горы, что не слишком его удивило. Дистран практически не мог обороняться, да и друзей у него теперь стало совсем мало. Сумрачный день клонился к вечеру, и уже темнело, когда Стилиан подъезжал к воротам, поэтому он усилил естественное поле, защищавшее сознание. Он не сдержал улыбки, почувствовав, как щупальца заклинаний ударили в щит. У противников — кем бы они ни являлись — не было никаких шансов справиться с его защитой, но Стилиан огорчился бы, если бы они не попытались атаковать. Для человека, который намеревался оставаться лордом Горы, умение защищать свой разум имело первостепенное значение.

Стилиан спешился и уселся на удобном холмике, поросшем густой травой, примерно в пятидесяти ярдах от ворот и немного в стороне от ведущей к ним дороги. Неожиданно он ощутил, как отчаянно забилось сердце в груди — перед ним высились темные стены любимого города.

Мощный фундамент, внутренние контрфорсы, слегка наклоненные наружу стены, высота которых нигде не опускалась ниже пятидесяти футов, и пространство вокруг них, очищенное по всему периметру от деревьев и даже кустарника, позволяло боевым магам наносить точные удары по врагу.

Стилиан видел, как зажигаются огни в Башнях Зитеска. Ему вдруг стало грустно, он почувствовал, как сильно тосковал по родному городу.

Со стен и башенок на него смотрели сотни глаз, а он размышлял о том, с какими проблемами ему придется столкнуться в Зитеске. Первые шаги зависят от обстоятельств. Обычный гвардеец Зитеска не мог не испытывать смущения, глядя на лорда Горы и армию Протекторов. Более продвинутые горожане будут ждать политических перемен, но никто еще не знает, что совершена попытка узурпации власти. Дистран достаточно умен, он не потребует верховной власти до тех пор, пока ему не удастся овладеть войсками Стилиана.

Те, кто сохранил верность Стилиану, постараются обеспечить ему безопасный проход в университет, зная, что он не в силах летать, не ослабив свою ментальную защиту, что почти наверняка привело бы его к гибели. По всей вероятности, сейчас они ведут переговоры с Дистраном, требуя аудиенции для Стилиана с гарантией безопасности, вероятно, в Холодных Покоях.

Оставалось только одно: ждать. Впрочем, ожидание оказалось недолгим.

Когда прохладный лунный свет придал безмолвному лагерю Стилиана жутковатые очертания, на большой башне появились лучники и маги, а ворота слегка приоткрылись. Наружу вышел человек.

Стилиан встал и зашагал навстречу одинокому посланнику, оставив позади уютное тепло костра; за ним следовал Сил. Остальные Протекторы молча наблюдали за происходящим.

— Дистран!.. Я польщен.

Никто не подал другому руки, хотя Стилиан не мог не признать, что новый лорд Горы оказал ему честь, лично выйдя навстречу.

— Чего ты хочешь? — спросил Дистран, пытаясь сохранять невозмутимость.

— О, мне требуется пристанище, всего на одну ночь. Я усталый путник, — ответил Стилиан голосом, полным яда. — Чего еще я могу хотеть?

Дистран даже отпрянул, не ожидая, что Стилиан будет говорить так резко.

— Я не могу впустить тебя. Было принято решение. Я лорд Горы.

Стилиан поджал губы.

— Но я вернулся, не так ли? Ты знал, что так оно и будет.

— Как только мне сообщили, что ты жив и находишься на востоке, я сразу это понял, — не стал спорить Дистран.

— Да, — усмехнулся Стилиан. — Тебе не повезло. Уголки рта Дистрана слегка опустились.

— Немного.

Стилиан внимательно посмотрел ему в лицо, сознательно затягивая паузу.

— Разрыв в небе постоянно увеличивается, нам грозит грандиозное вторжение из другого измерения. Только я и Вороны в состоянии решить эту проблему. Висминцы осаждают Джулатсу. Они захватили Андерстоун и ущелье; десятки тысяч висминских воинов готовы в любой момент начать марш на Корину. А что ты и твои соратники успели сделать в мое отсутствие?

Вместо того чтобы провести исследование по моим указаниям или организовать оборону и послать солдат на помощь

В Джулатсе, ты пытаешься решить собственные проблемы. Какими жалкими они покажутся тебе самому, когда драконы превратят все Башни в руины!

Если бы ты хотя бы наполовину был мужчиной, то понял, что сейчас нам следует забыть о распрях. В данный момент мне необходим доступ в библиотеку. Кто получит верховную власть, не имеет значения.

— В библиотеку? Значит, ты хочешь найти в Зитеске то, что не удалось нам и что пытаются отыскать в Джулатсе Вороны?

Стилиан напрягся, на его лице возникло жесткое выражение. Он пристально посмотрел на Дистрана.

— Вороны добрались до Джулатсы? Дистран кивнул.

— Вопреки твоим ожиданиям мы смогли войти в контакт с Джулатсой, когда прекратил действие «Саван демона». Это событие совпало с удивительным появлением Воронов, которым удалось освободить несколько тысяч пленников в захваченном висминцами городе. Теперь они заняты поисками текстов в библиотеке Джулатсы.

Стилиан громко рассмеялся. Дистран никак не ожидал такой реакции.

— Надо отдать им должное, знают свое дело… — Затем улыбка исчезла с лица Стилиана. — Скажи мне, давно они в Джулатсе?

— С восхода сегодняшнего дня, — ответил Дистран.

Стилиан прикусил губу. Ему следовало поторопиться, в противном случае Вороны перейдут в измерение драконов без него, чего он никак не мог допустить. Наконец туман в сознании рассеялся, и пришли ответы.

— Я хочу сделать тебе предложение, — сказал Стилиан. Дистран нахмурился и невольно шагнул назад.

— Думаю, тебе оно понравится.

— Я слушаю.


ГЛАВА 25 | Дневная тень | ГЛАВА 27