home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 25

Когда жизнь покинула тело мужчины-брата, глаза Фрона на мгновение затуманились. Сердце волка наполни' лось серым туманом одиночества. Пронзительный вой вырвался из его глотки, когда голова мужчины-брата бессильно упала на переставшую вздыматься грудь. Фрон посмотрелв лицо женщины, ухаживавшей за другом. Она все отложила в сторону, в том числе и платок, которым вытирала лицо мужчины-брата, и накрыла белым неподвижное тело.

/Женщина испытывала скорбь, а его самого охватили гнев и горе. И еще он ощутил беспомощность. Однако мгновение прошло, и Фрон почувствовал, как его охватывает ярость. Он широко раскрыл пасть, и вой унесся в далекое небо, а все его существо напитала жажда крови.

Теперь от женщины исходил страх. С искаженным лицом она на шаг отступила. Волк чуял ее ужас, как чуял запахи леса. Она боялась, и это хорошо — страх показывал, что враг побежден. Но она пыталась спасти мужчину-брата, и Фрон не мог на нее напасть. Обрывки мыслей пронеслись в его обезумевшем сознании, и он бросился наружу. Из пасти вновь вырвался вой, от которого стыла кровь, мышцы напряглись, тело превратилось в орудие убийства.

Оказавшись под открытом небом, Фрон застыл на месте. В сгустившейся тьме пылал огонь, раздавались крика ужаса и ярости, царил хаос. Со всех сторон куда-то бежали люди, запах ненавистного врага мешался с отвратительными ароматами смерти. Множество людей спешило к стенам, они не вызывали у волка ненависти. А еще дальше находился враг, крови которого он так жаждал.

Фрон помчался к проходу. Его злобный вой заставлял людей расступаться — врожденный страх перед волком делал свое дело. Он ощущал их ужас и приходившее ему на смену облегчение, когда волк пробегал мимо. Но Фрона теперь интересовали лишь те, чей запах он хорошо помнил, и чьей крови желал испить. Он устремился навстречу врагу, и из его пасти вырвался последний скорбный вой о погибшем мужчине-брате.

Он бежал к мерцающим сполохам огня, вокруг которых толпились ненавистные враги, и уже чувствовал их тревогу — темнота и пламя сбило их с толку. Бурое тело волка пряталось в тенях, шум и крики заглушали шорох его лап и вырывавшееся из глотки рычание.

Добыча.

Подкрадываться он не собирался. Стая осталась где-то далеко, цвета леса потускнели в памяти, а мозг был затуманен яростью — у волка отняли то, что невозможно вернуть.

Он стремительно вылетел из мрака, высоко подпрыгнул и вонзил зубы в горло первой жертвы. Человек упал на спину, в нем не осталось воли к борьбе, жизнь быстро утекала через рваную рану на горле. Фрон жадно глотал кровь, не обращая внимания на окруживших его врагов, только почувствовал удар металлической палки.

Тогда он повернулся, и четверка врагов отпрянула назад, что-то испуганно крича и размахивая руками. Фрон присел — желтые глаза презрительно смотрели на беспомощных людей, с пасти капала кровь, тело напряглось перед прыжком.

Враги продолжали отступать, но им было не спастись. Фрон прыгнул, передние лапы ударили в грудь следующей жертвы, жаркое дыхание коснулось лица несчастного. Челюсти сомкнулись, зубы сорвали плоть со щеки отчаянно закричавшего человека. Его спутники попытались оттащить Фрона, и ему пришлось отступить, однако прежде он успел нанести удар лапой, заставивший замолчать уже вторую жертву.

Двое оставшихся понимали, что не в силах сражаться с волком. Переглянувшись, они бросились бежать в противоположные стороны, но Фрон уже выбрал следующую жертву. Он помчался за убегающим человеком по узкому проходу между каменных стен и закончил его жалкую жизнь далеко от пылающих огней.

Позднее, когда Фрон немного пришел в себя и месть за погибшего мужчину-брата свершилась, он вылизал лапы, морду игрудь и побежал обратно — туда, где лежал Уилл. Жажда крови покинула волка, и в его сознании теперь пульсировало лишь одно слово.

Вспомни.


Некоторое время Илкар боялся, что шум не прекратится. Каменное здание склада было забито мужчинами, женщинами и детьми всех возрастов, которые замерли на месте, увидев, что из-за разбитых дверей появились вовсе не ненавистные висминцы.

Казалось, все они что-то кричат, и Илкару на мгновение стало страшно, что толпа растопчет его, устремившись наружу. Он снова попытался успокоить пленных, и к нему присоединились голоса Хирада и Безымянного Воителя. Трое Воронов успели убрать мечи в ножны, зная, что Денсер предупредит их в случае появления врага.

Внутри склада царил полумрак, в огромном помещении горело лишь несколько светильников. Слева и справа Илкар разглядел запасы еды и воду, чтобы пленники могли помыться. И хотя запах пота и застоявшегося воздуха был довольно сильным, Илкар понял: пленным позволили справлять естественные надобности не там, где они спали.

В передней части толпы стояли молодые мужчины с усталыми и разгневанными лицами. В центре Илкар сразу ощутил ауру мага и направился к нему. Его движение заставило толпу расступиться, и Илкар догадался, как обращались со своими пленниками висминцы. Каждый день часть их товарищей уводили со склада, и больше они их не видели. Илкар знал, где лежат тела погибших, и ненависть к врагам вспыхнула с новой силой.

Однако он прекрасно понимал, что любые необдуманные действия приведут к гибели многих его сограждан.

Маг, хрупкий рыжеволосый мужчина среднего возраста, с облегчением посмотрел на Илкара, но тот не дал ему заговорить первым. Они встретились перед толпой и пожали друг другу руки.

— Как тебя зовут? — спросил Илкар.

— Девер.

— Девер, я Илкар, а это Вороны. Мы пришли, чтобы вывести вас отсюда. Всех. Но у нас мало времени. Девер вытаращил глаза.

— Вороны? — У него на глазах выступили слезы.

— Да. Послушай, мне необходима тишина. Висминцы рядом, нужно уходить. Кто здесь за главного?

— Я обеспечу тишину, — пообещал Девер. — А вы пока поговорите с Лалланом. — Маг указал на высокого стройного человека, которому давно перевалило за пятьдесят.

Зеленая куртка и бордовая рубашка Лаллана испачкались, но Илкар видел, что они достаточно дорогие. Несмотря на усталость и превратности судьбы, Лаллан не утратил чувства собственного достоинства. Илкар подошел к нему, и они направились к стене, где к ним присоединились Безымянный и Хирад.

— Лаллан, меня зовут Илкар, а это Хирад и Безымянный Воитель.

Лаллан кивнул.

— Я вас узнал.

— Необходимо, чтобы ваши люди выслушали нас и точно выполнили все указания. В противном случае нам не избежать бойни, — продолжал Илкар.

— Сколько здесь людей? — вмешался Хирад.

— Три тысячи четыреста семьдесят восемь, — сразу же ответил Лаллан. — Было больше, но висминцы увели часть стариков, маленьких детей и женщин.

— Я знаю.

Послышалось несколько негромких восклицаний, затем установилась полнейшая тишина.

— Впечатляюще, — заметил Безымянный.

— Мы сразу решили, что дисциплина имеет огромное значение, — пояснил Лаллан. — Сейчас я представлю вас, Илкар. Вас будут слушать.

Четверо мужчин отошли от толпы к дверям. Денсер выбрал этот момент, чтобы опуститься на землю, поставить Ирейн возле входа в склад, поцеловать ее в щеку и вновь взмыть в небо.

Ирейн вбежала внутрь, и бывшие пленники опять зашумели.

— Как дела, Ирейн? — спросил Хирад.

— У нас проблема, — сказала она, — основные силы висминцев, находившиеся в западной части города, спешат сюда. Очевидно, их командир сообразил, что происходит. Очень скоро они будут здесь. Нам удается удерживать коридор до самого университета, однако нас атакуют в десятке мест, на нескольких улицах. Карда не устраивает такой поворот событий — его люди гибнут, а они нужны для защиты университетских стен.

— Верно, — кивнул Безымянный. — Лаллан, начинайте. Лаллан повернулся к толпе, и пленники успокоились, как только он заговорил.

— Друзья мои, — начал он, подняв руки над головой. — Вороны организовали наше спасение. Нам грозит серьезная опасность, и я умоляю вас выслушать Илкара. Верьте ему, не позволяйте сомнениям завладеть вашими душами. Сюда идут висминцы, нам необходимо действовать решительно. У нас только один шанс. Илкар.

Маг Воронов выступил вперед.

— Снаружи темно, небо освещают лишь пламя пожаров и заклинания. Вот что вам следует делать. По команде Лаллана выходите отсюда и бегите изо всех сил через южный рынок по главной улице в сторону университета. Не останавливайтесь до тех пор, пока не окажетесь под защитой его стен. Всякий, кто может сражаться, пусть подбирает оружие мертвых висминцев — оно вам понадобится. Сейчас главную улицу контролируют воины Джулатсы, но им трудно сдерживать натиск врага. Всякий, кто задержится, рискует жизнью.

Есть две вещи, о которых я хочу вас предупредить. Первое: вы окажетесь в университете — но это еще не свобода, висминцы продолжают осаду. Каждый из вас может что-то сделать для освобождения Джулатсы. Конечно, если кто-то полагает, что больше шансов уцелеть в другом месте, бегите туда. И все же я хочу напомнить, что Вороны будут помогать защищать университет, и именно за его стенами больше всего шансов спастись.

Второе. Когда вы приблизитесь к университету, вам предстоит увидеть страшную картину. Висминцы убили всех ваших собратьев, которых уводили отсюда, чтобы заставить университет сдаться. Ваши близкие отдали свою жизнь, чтобы дать вам шанс. Не останавливайтесь, чтобы почтить их память, в противном случае их гибель будет напрасной. Лаллан.

Лаллан вновь обратился к толпе; теперь тишину нарушали лишь редкие вопросы или сдавленные рыдания. Лаллан заговорил громче:

— Друзья мои, у нас нет времени для вопросов. Нужно спешить изо всех сил и молить богов о том, чтобы наши солдаты сумели нас защитить. Сильные должны помочь слабым и нести самых маленьких. Мы побежим отрядами, по алфавиту; вряд ли стоит напоминать магам о том, что им необходимо защищать остальных. Быстро разбейтесь на отряды. Я хочу, чтобы первый отряд — от «А» до «Е» — немедленно выстроился перед дверями.

Он хлопнул в ладоши, и люди бросились выполнять его указания. Топот тысяч ног по каменному полу, крики, приказы, грохот отодвигаемых в сторону столов… Илкар не мог удержаться от улыбки и повернулся к Хираду и Безымянному Воителю, которые одобрительно кивали. Дисциплина жителей Джулатсы давала им дополнительные шансы на спасение.

Денсер вновь приземлился у дверей склада и быстро проговорил:

— Давайте быстрее. Висминцы уже рядом, они приближаются со стороны западного входа. Любое промедление, и нас сметут. — Денсер протянул руки к Ирейн, и она бросилась к нему. — «Раскаленный дождь», я полагаю.

Она кивнула, и они улетели.

Первый отряд уже был готов. Лаллан, стоявший рядом с Безымянным Воителем, не колебался ни мгновения.

— Вперед, вперед! Через южный рынок, по коридору, который защищают солдаты. Забирайте с собой оружие, которое вам попадется. Бегите! — Последнее слово заглушили топот ног и возбужденные крики, эхом отразившиеся от каменных стен.

Освобожденные пленники побежали изо всех сил.

Илкар встал слева от дверей, рядом с Безымянным и Хирадом. Трое Воронов наблюдали за жителями Джулатсы, мчавшимися к свободе. Над ними, описывая широкие круги и не сводя глаз с приближающихся висминцев, парили Денсер и Ирейн. По всей Джулатсе шло жестокое сражение, слышались громкие крики, звон мечей и гром заклинаний.

— Мы не имели права рассчитывать, что все пройдет успешно, — заметил Илкар.

— Я не уверен, что наши дела обстоят так уж хорошо, — ответил Безымянный. — Они двигаются слишком медленно.

Илкар сразу понял, что имеет в виду Безымянный. Несмотря на то что самые старые и самые юные пленники погибли, далеко не все из оставшихся в живых могли бежать быстро, поэтому часть колонны перемещалась очень медленно, люди спотыкались, падали, вскакивали на ноги и бежали дальше, пожилых и маленьких детей поддерживали молодые и сильные. Из-за спин доносился сильный голос Лаллана, который постоянно побуждал жителей Джулатсы ускорить шаг.

Между тем приближающиеся войска висминцев уже выходили на площадь.


Парящий над крышами домов Денсер, усилив зрение при помощи заклинания, наблюдал за Джулатсой, однако прежде всего его интересовала непосредственная угроза Воронам. По охраняемому коридору шли освобожденные жители города, а с запада наступали разозленные висминцы. По всей длине коридора постоянно возникали схватки защитников университета с врагом. Пока натиск солдат удавалось сдерживать, хотя на востоке и западе Денсер видел висминцев, которые покидали палатки, дома и гостиницы, на ходу пристегивали оружие, стремились побыстрее вступить в бой; по всему городу звучал тревожный бой колоколов.

Самыми слабыми участками коридора оказались его концы и южный рынок, где не было зданий и оставалось большое открытое пространство, что вынуждало защитников растягивать свои ряды. К счастью, висминцы еще не успели сюда добраться, более того, им даже пришлось остановиться, поскольку они встретили отчаянное сопротивление на узких боковых улицах, а также их задерживали пожары, устроенные магами в критических точках. Кроме того, жители Джулатсы умело использовали знание родного города, усугубляя положение атакующей стороны. Поэтому войска висминцев до сих пор не добрались до склада и не начали осаду университета.

Но к югу и западу от склада висминцам удалось организовать мощный ударный отряд из трех тысяч человек, который быстро продвигался к площади. Очень скоро он поглотит Воронов и только что освобожденных пленных. Слишком скоро.

Освобожденные жители Джулатсы продолжали выходить из дверей склада. Хирад, Безымянный и Илкар всячески их подгоняли, в постепенно светлеющее небо уносились голоса. Денсер нырнул вниз и завис над движущейся вереницей людей.

— Хирад, на площади скоро появятся висминцы. Им осталось преодолеть один квартал, а у нас слишком мало людей, чтобы их остановить.

Хирад пожал плечами и показал на Ирейн, которая с закрытыми глазами отдыхала на руках Денсера. Впрочем, судя по ее сосредоточенному лицу, она собиралась сотворить заклинание.

— Задержи их, мы не можем уйти до тех пор, пока склад не опустеет. — Хирад заглянул внутрь. — Осталось всего несколько сотен.

. — Боги, ты рискуешь! — проворчал Денсер.

. — Да, если ты не начнешь поливать их огнем, — ответил Хирад. — Так что сделай что-нибудь полезное.

Денсер бросил на него свирепый взгляд, но промолчал, взмыл в небо и полетел на юго-запад.

— Быстрей, быстрей! — крикнул Илкар напряженным голосом.

Внутри здания оставалось около двухсот человек, и Хирад заставил себя улыбнуться, хотя он уже слышал крики приближающихся врагов.

— Успокойся, Илкар. Все будет хорошо.

— Успокойся? Армия висминцев сейчас разорвет нас на куски, мы стоим за едва ползущими детьми и стариками, а в твоей варварской башке одни глупости!.. И не надо меня успокаивать.

— Илкар, — с укоризной произнес Безымянный, — от твоих слов начнется паника. Слепое бегство только усугубит наше положение. — Безымянный дружески похлопал по спине хрупкого человека, который в этот момент выходил из здания. — Постарайся не сбавлять шага. Времени совсем немного. Вот так, хорошо. — Он наклонился к Илкару. — Не забывай, мы Вороны. Пока мы сохраняем спокойствие, остальные будут следовать нашему примеру.

— Я, как и Денсер, считаю, что мы слишком сильно рискуем, вот и все, — проворчал Илкар.

— Не спорю, — спокойно ответил Безымянный Воитель. — Но Хирад прав, мы никого не оставим здесь умирать.

Огромное помещение склада практически опустело. Мимо пробежал мужчина с ребенком на шее и младенцем на руках, за ним последовали две молодые женщины, которые тащили потерявшую сознание старуху.

— Как наши дела, Лаллан? — позвал Илкар.

— Отлично. Почти все ушли.

Неожиданно у них за спиной что-то ярко вспыхнуло, и по мощенной булыжником площади быстро промчалась тень.

Хирад резко повернулся. Денсер с Ирейн на руках взмыл вверх, им вслед полетели темные стрелы. Впрочем, Хирад заметил, что ни одна их не задела, а в следующее мгновение раздались крики — «Раскаленный дождь» Ирейн достиг своей цели.

Из-за зданий послышались звуки горна, кто-то рыдал от боли, потрясения или ужаса. Отчетливо доносился топот бегущих ног, а там, где падал «Раскаленный дождь», приближая рассвет, взметнулось ввысь пламя.

На глазах у Хирада Денсер и Ирейн сделали резкий разворот и вновь нырнули вниз. Пространство под ними прочертила длинная узкая линия «Раскаленного дождя». Новые стрелы взлетели в небо, пытаясь достать удаляющуюся пару магов.

Они благополучно опустились на землю у склада, подняв тучу пыли. Мимо пробежали последние пленники, которых подгонял нетерпеливый голос Лаллана. Денсер опустил Ирейн на землю и принялся растирать затекшие руки.

— Мы их немного задержали, но не остановили, я…

С громкими воплями на площади появились первые висминцы. Словно поток, рвущийся с гор в долину, они моментально заполнили площадь, увидев наконец убегающих жителей Джулатсы.

Охваченные паникой пленники бросились бежать изо всех сил, их ряды разом потеряли стройность, люди спотыкались и падали, стремясь как можно скорее оказаться на северном конце площади.

— Двигайтесь быстро, но спокойно. Помогайте друзьям, не толкайтесь! — Голос Лаллана перекрыл шум, однако на него уже никто не обращал внимания.

— Уходите отсюда, — обратился к нему Безымянный Воитель. — И не оборачивайтесь. Хирад, пришло время действовать.

Хирад прикинул скорость приближения висминцев и решил, что они успеют добежать до улицы раньше врага.

— Ладно, нам нужны камни, чтобы немного их задержать. Мне очень жаль, Илкар, но часть этих зданий придется разрушить. — Он показал на здание городской ратуши и бараки, стоявшие вдоль северного края площади.

— Сделаем, — кивнул Илкар. — Идем со мной. — И он побежал через редеющую толпу. За ним поспешили Ирейн и Денсер, крылья которого исчезли.

— Ну, дружище, мы с тобой остаемся в арьергарде. Безымянный кивнул.

— Я так и понял. Пошли.

Двое воинов повернулись и быстро зашагали вслед за бегущими жителями Джулатсы, направляя их к выходу с площади.

— Не останавливайтесь. Не нужно паниковать, мы идем за вами. — Голос Хирада торопил и уговаривал напуганных мужчин, женщин и детей. Слева от него Безымянный Воитель подхватил упавшего ребенка, рванулся вперед и посадил его на шею плачущей молодой женщины. Повернувшись к приближающимся висминцам, он крикнул Хираду: — Пригнись!

Стрелы просвистели над головой Хирада, поражая беззащитных горожан. Дюжина людей упала, люди бросились врассыпную.

— Нет! — крикнул Хирад. — Бегите вперед. Только вперед! — Его никто не слушал. Рев висминцев усилился, топот сапог звучал уже где-то совсем рядом. — Илкар! — позвал он изо всех сил и увидел, что маг повернулся к нему. — «Жесткий щит»! Прикрой наш отход.

Стрела просвистела мимо правого уха Хирада и вонзилась в плечо старика. Старик упал, остальные остановились, чтобы ему помочь. Хирад перевернул тело и взмахнул рукой.

— Бегите дальше. Несчастный мертв, ему уже ничем не поможешь.

Вместе с Безымянным Воителем они бежали позади последних пленников, каждое мгновение ожидая, что в спину вонзится стрела. Висминцы продолжали стрелять, но теперь они направляли стрелы дальше, туда, где было больше жителей Джулатсы, чтобы вызвать панику.

Между тем Илкар сотворил заклинание, а Ирейн и Денсер готовились обрушить здания на головы приближающихся висминцев. Солдаты Джулатсы жестами торопили бегущих к ним пленников, большинство из которых уже оказались в сравнительной безопасности коридора.

— Мы почти у цели, — закричал Хирад. — Не отставайте!

Стрелы перестали падать в толпу, теперь они отскакивали от щита Илкара. Хирад и Безымянный добежали до цепи солдат и повернулись. Висминцы находились менее чем в сотне ярдов.

— Денсер, Ирейн… давайте! — сказал Хирад.

Они с Безымянным развели руки и заставили солдат отступить вместе с горожанами. Висминцы взревели, предчувствуя легкую добычу.

— «Молот», — сказали Денсер и Ирейн вместе.

Под ногами зашевелилась земля, послышался глухой рокот. Хирад ощутил, как волна, набирая силу, двинулась к площади.

Передовые ряды висминцев смешались. Прямо под ногами у врага неожиданно возникли трещины, многие повалились на землю, другим пришлось остановиться. Сзади напирали все новые и новые воины, топча упавших, пока, с некоторым опозданием, не прозвучали горны, остановившие наступление.

Слева и справа от Хирада дрожали дома, клубы пыли медленно поднимались над крышами. Между тем Денсер и Ирейн одновременно взметнули руки вверх, после чего развели их в стороны и бросились бежать.

Хирад тут же последовал их примеру. Оказавшись рядом с Илкаром, он прошептал ему на ухо:

— Пора уходить. Если можешь, подними «Щит». Маг кивнул. Хирад взял его за руку и повел за собой, постоянно оглядываясь назад.

Огромные каменные глыбы, высотой в два человеческих роста, вспоров мостовую посреди улицы, стремительно выходили из-под земли сразу в десятках мест. Другие каменные пики вырастали среди зданий и под ногами висминцев, сея хаос и разрушение.

С оглушительным грохотом рухнуло здание ратуши. Тысячи обломков каскадом посыпались во все стороны, прикрывая бегство жителей Джулатсы. Через несколько мгновений зашатались стоящие справа бараки — еще немного, и они превратились в руины, заставив висминцев отступить. Посреди площади образовалась глубокая трещина, которая в некоторых местах достигала трех футов в ширину.

— Не упустите свой шанс! — крикнул Хирад. — Бегите прямо к университету!

Армия Джулатсы организованно сомкнула ряды и начала отходить, сохраняя порядок. Этот маневр был отрепетирован заранее. С самого начала гвардия училась воевать на улицах городах и теперь была способна наносить неожиданные удары и отступать, пользуясь хорошим знанием улиц Джулатсы.

Вороны старались поддерживать порядок внутри отступающей колонны. Илкар перемещал «Жесткий щит»; вскоре к нему присоединились Денсер и Ирейн, что позволило защитить людей от редких стрел висминцев.

Хирад прекрасно понимал, что рухнувшие здания не смогут надолго задержать висминцев — стрелы, продолжавшие падать среди толпы, указывали на то, что он не ошибся. Висминцы двинулись по параллельным улицам, однако они не успевали накопить достаточно сил, чтобы прорвать ряды хорошо организованной городской гвардии. И все же Хирад знал: в линии обороны есть одно слабое звено. Убедившись, что отступление идет по плану, он принял решение.

— Безымянный! — Зычный голос перекрыл шум толпы и громкие приказы капитанов гвардии. — Южный рынок. Безымянный кивнул.

— Вороны! Вороны, за мной!

Покончив с заклинанием «Щита», трио магов присоединилось к Хираду и Безымянному; все вместе они побежали к открытому пространству южного рынка Джулатсы, где в мирные времена торговали пшеницей и свежими продуктами.

Здесь висминцы энергично атаковали ряды гвардии, не обращая внимания на урон, который им наносили боевые заклинания магов Джулатсы.

Хирад помчался через площадь налево, где гвардейцы уже начали отступать. Он не оглядывался, чтобы проверить, рядом ли остальные Вороны. Сотни висминцев выбегали с соседней широкой улицы, готовясь к решительному удару. Им противостояли всего две дюжины гвардейцев и пара магов, один из которых постоянно удерживал заклинание «Жесткий щит», чтобы прикрыть своих солдат от стрел врага.

— Денсер, нам нужны «Сферы пламени». Илкар, смени мага, который поддерживает «Щит». Ирейн, постарайся их остановить. Безымянный, со мной! — Хирад побежал к центру линии обороны и занял место раненого солдата, одновременно нанося удар мечом, который угодил в плечо врага.

За его спиной Безымянный отдавал приказы капитану гвардейцев:

— Возьми половину своих людей и отступай. Магов оставь с нами. Не давай солдатам останавливаться. Пока все идет по плану, но до университета еще далеко.

— Есть, сэр, — ответил капитан, бросившись выполнять приказ.

Через несколько мгновений Безымянный занял позицию рядом с Хирадом, и его клинок описал широкую дугу, сбив с ног висминца. Вражеский воин отлетел на своих товарищей; обод его топора треснул, на руках выступила кровь. Хирад ударил следующего висминца кулаком в лицо и вонзил меч ему в живот.

— Сэр? — Хирад покачал головой. — Неужели он тебя узнал?

Безымянный бросил быстрый взгляд на варвара. Его двуручный меч описал защитную дугу, отбросив в сторону клинки сразу нескольких врагов, но Хирад успел заметить, что уголки рта Безымянного слегка дрогнули.

— Просто не посмел ослушаться командного голоса, — пожав плечами, сказал он.

— Ну, ты, наглый ублюдок, — с улыбкой заметил Хирад.

— У меня большой меч. — Безымянный подмигнул и поудобнее перехватил рукоять. — Обычно этого хватает.

Давление на ряды защитников немного ослабело. Неожиданное появление Воронов вселило надежду в сердца гвардейцев Джулатсы и заставило врага призадуматься. Они атаковали уже без прежней решимости, на лицах висминцев появилась тревога — все пущенные ими стрелы, как и прежде, отражало заклинание «Щита», которое уверенно поддерживал Илкар.

Между тем Денсер обрушил «Сферы пламени» на головы висминцев, находившихся во втором эшелоне, что тут же вызвало панику.

Хотя Хирад множество раз видел действие этого заклинания, он с трудом преодолел ужас перед магическим пламенем, которое с легкостью пожирало доспехи и плоть. Висминцы бросились кто куда, предоставив своим товарищам умирать от страшных ран.

Хирад и Безымянный были готовы к тому, что паника бросит первые ряды обезумевших висминцев вперед. Под их руководством гвардейцы Джулатсы легко расправились с деморализованным врагом.

Заклинание Денсера еще продолжало действовать, когда на смешавших стройные ряды висминцев обрушился «Раскаленный дождь». Враг не выдержал и побежал, бросив раненых товарищей.

Хирад рассмеялся.

— Счастливого пути! Вам никогда не покорить восток!

Они с Безымянным наклонились над упавшими висминцами и добили кинжалами раненых. Потом вытерли клинки и сгребли в кучу брошенное оружие.

— Нам удалось выиграть немного времени, — сказал Безымянный, оглядываясь по сторонам. — Однако дело еще не сделано. Посмотри туда. — И он небрежно указал огромным мечом вперед.

В тридцати ярдах перед ними противник перестраивал ряды на перекрестке, где сходились главная улица и небольшой переулок. А за ними колонна вражеских воинов неуклонно двигалась на север, к университету. Пока их было не слишком много, но Хирад не сомневался, что другие отряды шагают по параллельным улицам.

— Нам нельзя вступать в длительные схватки с противником, пока мы не окажемся за стенами университета, — заметил Безымянный. — Нужно укреплять другие звенья цепи.

Хирад бросил взгляд через плечо. Площадь быстро пустела, остались лишь гвардейцы.

— Пора уходить, — ответил Хирад. — В противном случае нам их не удержать. Безымянный кивнул.

— Согласен. — Он заговорил громче: — Хорошо, по моей команде отступаем. Деррик и Ирейн, присмотрите за Илкаром.

Гвардейцы Джулатсы, повинуясь спокойным и четким указаниям Воронов, начали отступление с площади, что вызвало мгновенную реакцию висминцев, которые, впрочем, пока сохраняли уважительную дистанцию.

— «Щит» опущен, — почти сразу же заявил Илкар. — Подождите, так ничего не выйдет — если они сейчас пойдут в атаку, нам их не остановить. Необходимо как-то задержать висминцев. Лучше всего использовать заклинание «Конусы силы», чтобы перекрыть входы на площадь. Пусть все маги, знающие его, приступят к делу. Хирад, верь мне.

— Всегда, — ответил Хирад. Илкар начал готовить заклинание. — Я останусь с ним. Остальные пусть ищут магов.

Ирейн колебалась, потом собралась уйти, но Денсер ее удержал. Безымянный повернулся к капитану гвардии и крикнул, обращаясь к нему через площадь:

— Ты слышал? Нам нужно выиграть время. Бегите. — Он развернулся и встал с другой стороны от Илкара, а Денсер и Ирейн остались у них за спиной. — Сейчас нам нельзя разделяться. Мы Вороны. — Безымянный поднял перед собой меч.

На Хирада снизошло спокойствие. Он улыбнулся и посмотрел на врага. Илкар закончил монотонно бормотать и произнес последнее слово. «Конусы силы», невидимые, но непреодолимые, устремились навстречу наступающим висминцам.

— «Жесткий щит» действует, — сказала Ирейн.

— Я поддерживаю Илкара, — добавил Денсер.

Огромное численное преимущество помогло висминцам преодолеть страх перед магией, и они пошли в наступление, подбадривая себя громкими криками. Первые лучи восходящего солнца засверкали на щитах, мечах и топорах.

Висминцам удалось сделать лишь дюжину шагов, когда первые ряды уперлись в «Конусы силы» Илкара, полностью перегородившие проход.

Висминцев отбросило от невидимой преграды, многие упали на землю, но следующие ряды не хотели верить своим глазам и устремились вперед. Многие разбили себе носы, а топоры отскакивали от таинственной стены, не причиняя ей никакого вреда.

Смущение пришло на место гнева, воины неловко поднимались с земли, собирали оружие и осторожно шли вперед, выставив перед собой руки, пока не натыкались на барьер Илкара.

Хирад с некоторым интересом наблюдал за ними, не сомневаясь в мастерстве магов. Он чувствовал, что Безымянный держит под контролем всю площадь, следит за обороной других проходов, прикидывая, когда наступит самый подходящий момент для бегства.

Между тем висминцы достаточно быстро оценили ситуацию. Они сообразили, что удары по барьеру могут привести лишь к травмам — лезвия топоров и стрелы отскакивали и норовили покарать глупцов.

Лучники решили перенести огонь к границам конуса, пытаясь определить его высоту, посылая стрелы вверх под разными углами. Однако даже в тех случаях, когда им удавалось сделать удачный выстрел, стрелы останавливал «Жесткий щит», поставленный Ирейн.

Висминцы отступили на несколько шагов, понимая, что столкнулись с магией, против которой бессильны. Однако они хорошо знали, что на их стороне остается последнее оружие — время. Никакое заклинание не может длиться вечно.

Хирад оглядел Воронов. Илкар и Ирейн полностью сосредоточились на поддержании «Щита». Денсер стоял рядом с Ирейн, положив руку ей на плечо и контролируя заклинания. Безымянный отступил на несколько шагов назад, чтобы иметь лучший обзор.

Поэтому Хирад вновь повернулся к врагам, наблюдая за их растущим раздражением. Ему удалось перехватить взгляд висминского воина, и варвар широко улыбнулся. Из носа воина капала кровь, он умудрился разбить костяшки пальцев, но по-прежнему крепко сжимал обух топора. С загорелого, покрытого шрамами лица угрюмо смотрели карие глаза, над которыми нависали косматые брови. Тонкие губы, большие уши и грива нечесаных волос дополняли не слишком привлекательную картину. Хирад нахмурился и расправил плечи.

— Думаешь, ты сможешь со мной разобраться? — спросил он. Висминец, очевидно, понимавший восточный диалект, кивнул. — Знаешь, кто я такой? Знаешь, кто мы такие? — Никакого ответа. — Мы Вороны. Мы ваш кошмар. Мы ваша смерть.

Хирад видел, как висминец переминается с ноги на ногу, поудобнее перехватывая топор.

— Стоит ли? — негромко спросил Безымянный, вновь оказавшийся у его плеча. — Они еще больше рассвирепеют — больше ты ничего не добьешься.

— Мы все равно будем быстрее… Что происходит? — спросил Хирад, видя, что Безымянный прикусил губу.

— На площади слишком мало магов. Висминцы пускают стрелы туда, где нет «Щитов». Пройдет еще некоторое время, и конусы прекратят свое действие.

— А что с пленниками?

— Их уже не осталось на площади, но дальше по коридору идет серьезное сражение.

— Сколько у нас времени? — поинтересовался Хирад.

— Насколько хороши лучники висминцев? — вопросом на вопрос ответил Безымянный.

— Достаточно хороши.

По площади прокатился рев. Через несколько мгновений мимо них на север пробежал первый из гвардейцев Джулатсы.

— Если мы здесь задержимся, то погибнем, — сказал Хирад.

Он видел, как напряглись стоящие напротив висминцы. Безымянный кивнул и наклонился к Илкару.

— Пора уходить. Когда я сожму твое плечо, бросай «Конус» и беги. Не оборачивайся. Илкар в ответ слегка кивнул. Денсер передал указания Ирейн.

— Готовы? Хирад, Денсер? — Безымянный дождался кивков, положил руку на плечо Илкара и сжал его.

Маг резко выпрямил руки, и «Конус» устремился на ничего не подозревающих висминцев. Прежде чем исчезнуть, он сбил с ног дюжину врагов, вызвав в их рядах небольшую панику. Именно этого момента и ждали Вороны.

— Бежим! — вскричал Хирад.

И Вороны побежали. Денсер подхватил Ирейн на руки и взмыл в воздух, сотворив заклинание «Крылья мрака». Хирад обернулся на бегу и увидел, как волна висминцев вырвалась на площадь, а перед ними мчится горстка гвардейцев и магов Джулатсы, отчаянно пытаясь спастись от неминуемой гибели.

Впереди с топотом мчалась колонна пленников — люди окончательно забыли о дисциплине, видя перед собой лишь открытые ворота университета, а по сторонам коридора гвардейцы Джулатсы вели жестокие бои с наступающими висминцами.

Трое Воронов, бегущих под «Жестким щитом» Илкара, замыкали отступление. Над ними парил Денсер, а Ирейн посылала на врага все новые потоки «Раскаленного дождя», выигрывая драгоценные мгновения.

Они быстро догоняли колонну пленников, впереди уже показался университет. Мощные стены магического пламени закрывали все подходы к южным воротам, милосердно пряча горы мертвых тел, разлагающихся перед крепостными стенами.

А потом, когда они были совсем рядом с воротами, враг прорвал оборону коридора и выскочил на главную улицу, убивая беззащитных горожан.

— Денсер, заблокируй проход! — взревел Безымянный, устремляясь к месту прорыва.

Хирад выругался и бросился в толпу. Его меч тут же нашел спину висминца, чей топор обрушился на голову старика. Мимо пролетели черный маг и Ирейн, вновь на землю обрушился «Раскаленный дождь» — на сей раз настоящий ливень оранжевого, красного и белого огня, прожигающего камень, кирпич, доспехи и плоть.

Слева от Хирада Безымянный с разбега подхватил за шею висминца и отшвырнул его в сторону от толпы.

— Бегите. Бегите к воротам. Быстрее! — кричал он.

У него за спиной армия висминцев вливалась на главную улицу, туча стрел обрушилась на крепостные стены и убегающих горожан. Хирад подрубил ноги еще одному висминцу, наклонился и поднял упавшего ребенка.

Илкар прекратил поддерживать заклинание «Щита» и побежал к воротам, рядом мчался Безымянный.

У них над головами проносились заклинания магов Джулатсы. Огонь, лед и град вгрызались в наступающую армию врага, заметно ослабив отчаянный натиск, — магия косила висминцев одного за другим.

— Закройте ворота, — приказал Хирад, как только они к ним приблизились. Стражник немедленно повиновался, и Вороны проскользнули в узкую щель.

Затем тяжелые, окованные железом ворота с лязгом захлопнулись, с шипением сработало заклинание «Защиты замка», последние стрелы бессильно ударили в створки.

Хирад усадил на землю ребенка, который с плачем цеплялся за его ногу, вытер клинок и убрал его в ножны. Потом повернулся к друзьям, и у него на губах появилась улыбка. Он пожал плечами и потрепал ребенка по голове, хотя тот продолжал громко плакать.

— Теперь ты в безопасности, — проворчал Хирад. — Успокойся.

Денсер приземлился рядом, поставил на землю Ирейн; девушка подхватила малыша и прижала к груди.

— Ты что, совсем ничего не понимаешь? — спросила она, но в ее голосе было больше восхищения, чем гнева. Хирад улыбнулся.

— Да, почти ничего. Спасибо.

Двор заполняли счастливые горожане, часть из которых набралась смелости, чтобы поблагодарить своих спасителей. Гвардия увела гражданских внутрь, опасаясь обстрела.

Висминцы отступили на безопасное расстояние, и маги прекратили творить боевые заклинания. Однако пройдет совсем немного времени, и затишье закончится — между тем воины устали, а маги почти полностью исчерпали запасы маны.

Прежде чем вновь вступить в сражение, Воронам требовалось найти магические тексты.

Хирад указал в сторону лечебницы.

— Пойдем, Вороны, нам следует отдать последний долг.

Наемники молча пересекли двор. Фрона нигде не было видно.


ГЛАВА 24 | Дневная тень | ГЛАВА 26