home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 23

Баррас скорее ощутил, чем услышал, как венец закрыл «Саван демона», поскольку яростный вой озверевших врагов мгновенно прекратился.

Совет покончил с заклинанием, и все ощутили ни с чем не сравнимое облегчение, даже краткое блаженство. Вилиф покачнулся и наверняка бы упал, если бы не крепкие руки подхватившего его Кордолана; впрочем, тот и сам едва держался на ногах. Торвис, Селдейн и Керела бросились к неподвижному телу Эндорра — молодой маг еще дышал.

Баррас сразу же устремился к двери и распахнул ее — на пороге стоял побледневший Кард. Увидев Барраса, генерал облегченно улыбнулся.

— Баррас… я слышал такие звуки…

— С нами все в порядке, вот только Эндорр ранен. Позовите магов-связистов, Савана больше нет. Кард с сомнением спросил:

— А Эндорр?

— Вы ничем помочь не сможете. Лучше займитесь обороной. Ступайте. — Баррас посмотрел вслед Карду, а потом вернулся в комнату.

Помрачневшая Керела встала и провела ладонью по лбу, перехватив взгляд Барраса.

— Дело плохо. Не приходит в сознание. — Она похлопала Кордолана по плечу. — Отнесите его к лекарям. Я буду ждать магов разведки. Поторопитесь.

Кордолан, Торвис и Селдейн подняли обмякшее тело Эндорра и понесли его к двери. Вилиф, пошатываясь, двинулся вслед за ними.

— Спасибо тебе, Баррас, — сказала Керела.

— За что?

— За то, что всем нам показал путь. Баррас пожал плечами.

— Это ни к чему бы не привело, если бы… Рядом с дверью возник освещенный прямоугольник. Керела открыла рот, но Баррас поднял руку и опередил ее.

— Все в порядке, Керела. Полагаю, тебе предстоит узнать обо мне нечто совершенно неожиданное.

С негромким шелестом пятно света обрело материальность, и в свете горящих сзади факелов они увидели фигуру мужчины. Он сделал несколько быстрых шагов вперед, за ним последовали другие, один, самый высокий, держал на руках тело, рядом шла большая собака или…

— Великие боги… — начал Баррас.

— Баррас, все в порядке, — сказал Илкар. — Волк — это оборотень. Он с нами.

Баррас не видел Воронов со встречи у озера Триверн, когда было сотворено заклинание «Рассветный вор», и считал, что они оказались в ловушке к западу от Андерстоунского ущелья. Баррас был ошеломлен. Ни один из них не являлся драконером — он точно это знал, когда они встречались у озера, — однако лишь драконеру по силам открыть портал, а Баррас не сомневался, что Элу-Каана с ним нет.

— Как вы сюда попали?

— Долго рассказывать, — ответил Илкар, подталкивая Воронов внутрь Сердца. Воины сразу ощутили тяжесть маны на своих плечах, да и маги Зитеска и Додовера чувствовали себя здесь не лучшим образом. — Прежде всего сейчас необходимо сделать две вещи. Нам нужен немедленный доступ в библиотеку и лекарь для Уилла.

Наконец Баррас начал что-то понимать.

— Вы прошли сквозь «Саван»?

— Пожалуйста, поторопитесь, у нас очень мало времени.

— Ты прав, — вмешалась Керела. — Но всегда есть несколько мгновений, чтобы приветствовать любимого сына. — И она расцеловала Илкара в обе щеки. — Как видишь, часть библиотеки мы перенесли сюда, поскольку у ворот университета стоят висминцы. Очень скоро начнется сражение, и у нас почти нет надежды на победу, однако Вороны часто изменяют соотношение сил. Нужно привести в порядок Сердце, чтобы выйти на связь с другими магами. Пойдем, отнесем вашего раненого в лечебницу, а потом у нас будет несколько минут, чтобы поговорить в зале Совета. — Она жестом предложила Илкару идти первым и повернулась к Баррасу. — Ты мог бы мне довериться.

— Дело вовсе не в доверии.

— Позднее, — сказала Керела.

Хирад Холодное Сердце прошел мимо нее; мана вызывала у варвара весьма неприятные ощущения.

— Ша-Каан хочет говорить с тобой, — сказал он Баррасу.

— Ты драконер? — Баррас нахмурился. Хирад кивнул.

— Пойдем. Элу-Каан серьезно ранен и нуждается в твоей помощи.

Он повел Барраса в коридор слияния.


Генерал Кард быстро зашагал к кухням в основании Башни и приказал магам-связистам занять позиции перед Сердцем. Затем он направился во двор и одобрительно кивнул, увидев, что жители Джулатсы сохраняют спокойствие и дисциплину после того, как исчез «Саван». Кард посмотрел на передвижную наблюдательную башню висминцев, которая всю ночь освещалась факелами. Он не мог представить себе, что сидящие внутри дозорные не заметили исчезновения «Савана», но, судя по их молчанию, так оно и было. С другой стороны, он знал, что в темноте трудно разглядеть серые переливы «Савана», к тому же люди часто видят то, что предполагают увидеть. Прошло и ощущение зла, хотя висминцы этого также не заметили.

Кард надеялся, что у них есть еще хотя бы час. К этому моменту успеют подготовиться боевые маги, они уже приступили к сотворению заклинаний, да и остальная часть войск будет в состоянии нанести упреждающий удар.

Он постоял немного, зная, что все его люди поняли: «Савана» больше нет. За закрытыми дверями армия — точнее, то, что от нее осталось, — готовилась к сражению и получала последние указания. В другом месте боевые маги творили заклинания, которые принесут смерть висминцам.

Шум за спиной заставил Карда обернуться, и от удивления генерал даже отступил на два шага. К нему направлялся огромный воин, неся на руках тело своего маленького товарища. За ними следовали крупный волк, два члена Совета и несколько солдат, которые тащили вялое тело Эндорра.

Рот Карда невольно открылся, а рука потянулась к рукояти меча.

— Мы друзья, — резко сказал воин. — Где у вас лечебница? Быстрее, у Уилла совсем мало времени.

Кард с некоторым удивлением обнаружил, что показывает влево. Воин кивнул и побежал в нужном направлении; волк не отставал ни на шаг. Вслед за ними быстро шагали солдаты с телом Эндорра. Кордолан остановился рядом с Кардом.

— К нам прибыли Вороны. Баррас, похоже, оказался драконером и… в общем, вам следует вернуться в зал Совета, где Керела с ними разговаривает. — Кордолан поспешил вслед за солдатами.

Кард обратил взор к небесам, пожал плечами и побежал внутрь, остановившись лишь на несколько секунд, чтобы отдать указания своему заместителю.

— Все остается по-прежнему, — сказал он, — хотя ситуация немного изменилась в нашу пользу. Если сигнал тревоги будет подан до того, как я вернусь, бери под свою команду Башню и начинай атаку. Ты понял?

— Да, сэр.

Кард побежал в зал Совета.


Хирад присоединился к разговору Керелы и магов Воронов, предварительно познакомив Барраса с Ша-Кааном. Великий Каан должен был немедленно вернуться в Крылатый

Приют, оставив коридор открытым для Элу-Каана, чтобы тот мог получить помощь под неусыпным наблюдением Барраса. Его также познакомили с Керелой, верховным магом Джулатсы, и генералом Кардом, отвечавшим за оборону университета. Безымянный остался с Уиллом и Фроном.

— Внутри Сердца маги вышли на связь, — говорила Керела, когда Хирад вошел в комнату. — Неизвестно, кто нас услышит и как быстро они сумеют прийти к нам на помощь. Но с наступлением рассвета висминцы увидят, что «Савана демона» больше нет. Я полагаю, мы сумеем отражать их атаки в течение двух, может быть, трех дней. После этого университет падет.

— Хорошо, — кивнул Илкар, которому было трудно сразу принять все на веру. — Я бы хотел знать соотношение сил.

— Точно сказать не могу, — ответила Керела. — Предполагаем, что на каждого нашего солдата приходится от десяти до пятнадцати вражеских. Конечно, мы под защитой стен и магов.

— Да, положение серьезное, — мягко заметила Ирейн. — Но у нас другая проблема, и она значительно важнее всех остальных, не так ли, Илкар?

Прошло довольно много времени, после чего Илкар покачал головой.

— Керела, мы пришли сюда вовсе не для того, чтобы спасти Джулатсу. — Он облизнул губы. — Сейчас всей Балии угрожает гораздо более серьезная опасность, чем висминцы, и Вороны должны ее предотвратить, прежде чем тьма поглотит всех, в том числе и висминцев.

Керела некоторое время размышляла над словами Илкара. Денсер молчал, разжигая трубку, и лишь качал головой. На сей раз Хирад был доволен, что он помалкивает.

— А как же «Рассветный вор» — разве заклинание не гарантировало нам победу? — недоуменно спросила Керела.

— Над лордами-колдунами — да, — кивнула Ирейн. — Однако в результате заклинания была разорвана ткань нашего измерения, причем разрыв увеличивается с каждым нашим вздохом. Получилось, что мы открыли сюда путь драконам. Скоро даже Казны не смогут защитить нас от тех, кто захочет уничтожить Балию. И тогда начнется вторжение драконов.

На сей раз молчание Керелы продолжалось еще дольше. Возникла любопытная симметрия между повреждением ткани пространства и неожиданным усилением демонов, которые пытались помешать снятию заклинания «Савана». Верховный маг оглядела лица Воронов, пытаясь найти в них ложь или предательство, понимая, что ничего не обнаружит, кроме правды, в которую ей так не хотелось верить.

— Что вы ищете? — спросила Керела.

— Тексты Септерна, — ответила Ирейн, прежде чем голос Керелы смолк. — Все, что может помочь нам закрыть портал между измерениями.

Керела кивнула, но развела руки в стороны.

— Конечно, вы получите доступ ко всем нашим текстам. Я уверена, что Баррас подтвердит ваши слова. Я предлагаю вам начать работать в Сердце, как только сеанс связи подойдет к концу. Баррас перенес в Сердце многие ключевые тексты, среди них наверняка есть книги Септерна. Но в библиотеке находится более сотни его трудов и работ других авторов, касающихся смежных областей. Дежурный маг вам поможет, но поиски предстоят долгие.

— У нас в запасе не более двух дней, — заявил Илкар.

— Генерал Кард, — сказал Хирад, — вы можете узнать кое-что полезное от Безымянного Воителя и меня. Если мы будем сражаться на вашей стороне, то нам следует высказать свое мнение по поводу того, как следует организовать оборону.

— Мне прекрасно известно, как следует организовать оборону университета во время осады, — ощетинился Кард.

— Мы Вороны, — напомнил Хирад. — И участвовали во множестве осад, причем не только обороняли замки, но и находились на стороне осаждающих. Пожалуйста, я прошу вас.

Керела положила руку на плечо Карда и кивнула.

— Нам следует воспользоваться любыми возможностями. Кард кивнул.

— Ладно, хотя я сомневаюсь, что вы сможете предложить что-нибудь новое.

— Очень может быть. Но даже если удастся улучшить оборону одного участка, наши усилия будут не напрасными. Кард указал на дверь.

— Пойдем. Висминцы не заставят себя долго ждать.


Безымянный Воитель положил Уилла на кровать. Не вызывало сомнений, что обычные примочки и лекарства бедняге не помогут. Уиллу требовалась иная помощь.

Фрон сидел рядом с кроватью и изредка лизал лицо Уилла, но большую часть времени волк просто смотрел на своего друга, в его желтых глазах застыло отчаяние. Безымянный рассеянно гладил Фрона, пока Уилла внимательно осматривали лекари, пытаясь найти причины его состояния.

Лечебница помещалась в низком каменном строении с крытой шифером крышей. В палате стояло двадцать кроватей. Безымянный прекрасно понимал, что очень скоро раненых изрядно прибавится, и коек будет катастрофически не хватать. В дальнем конце единственной палаты, рядом со стопками запасных простыней, в большом камине весело полыхал огонь.

Безымянный искренне сочувствовал Уиллу. Он знал, как страшно, когда твою душу рвут когтями демоны. Живой ты или мертвый — значения не имеет; душа принадлежит телу До тех пор, пока не решит покинуть пределы смертных.

Душа Уилла еще не отлетела, но демонам удалось ее коснуться. Ледяное прикосновение их когтей и повергло Уилла в глубокий шок. Чудо, что его мозг оставался в состоянии отдавать приказы легким и он продолжал дышать. Безымянный почти не сомневался, что Уилл умрет, и когда целительница-маг попыталась войти в контакт с сознанием своего пациента, выражение ее лица о многом сказало Безымянному Воителю.

— Ну? — спросил Безымянный.

Целительница повернулась к нему и чуть сдвинулась в сторону, чтобы позволить двум женщинам, работавшим в лечебнице, положить Уилла поудобнее. Целительница была высокой и грациозной, с длинными изящными пальцами и седыми короткими волосами. Ее лицо покрывала сетка морщин.

— Мне еще не приходилось видеть людей, так далеко ушедших от нас. И хотя он дышит, трудно поверить, что душа все еще в теле. Я не слышу его разума, не говоря уже о том, чтобы войти с ним в контакт. Мозг поддерживает жизнедеятельность организма, однако боюсь, что это ненадолго. — И она в очередной раз посмотрела на Фрона.

— Не беспокойтесь из-за него. Он понимает, что вы пытаетесь помочь другу, и ему ясно, что Уилл очень серьезно болен. Так сколько ему осталось?

В палату вошли Хирад и генерал Джулатсы.

— До того, как он придет в себя, или до того, как он умрет?

— Полагаю, мы оба понимаем, что надежды практически нет, — ответил Безымянный.

Целительница печально улыбнулась и кивнула.

— Ну, скажу так: если в течение дня ему не станет лучше, я переведу его в дом призрения, где он и умрет, — нам здесь потребуются кровати.

Безымянный присел на корточки рядом с волком, который с тоской посмотрел на него.

— Уж не знаю, понимаешь ли ты меня, Фрон, но нам предстоит сражение. Если хочешь помочь Уиллу, пойдем со мной. Мы нуждаемся в тебе, а Уиллу способно помочь только время.

Фрон, не мигая, посмотрел в глаза Безымянного Воителя, а потом подошел к Уиллу и лизнул его в лицо, после чего улегся на полу возле изголовья.

Безымянный поднялся, отметив, что многочисленные раны на руках постепенно затягиваются под влиянием целительных заклинаний Ирейн и Илкара.

— Что ж, попытка не пытка, — сказал он и решительно зашагал навстречу Хираду и генералу Карду. — Хотите поговорить о предстоящей осаде, господа? — осведомился Безымянный. Они кивнули. — Тогда лучше всего это сделать за чашкой кофе. — Он показал на столики в западной части палаты, где весело пылал камин и кипело несколько котелков.

Хирад представил ему генерала Карда, и они пожали друг другу руки.

— Сожалею, что не представился раньше. Меня зовут Безымянный Воитель.

— Я знаю, — с улыбкой ответил Кард. — А я командующий войсками Джулатсы.

— Нельзя терять время, — заметил Безымянный.

— Вы правы. Маги-связисты уже предупредили всех, кто находится не более чем в дне пути, что нам нужна помощь; один из ваших магов, Илкар, назвал мне имя мага, с которым мы можем войти в контакт.

— Феона, — вспомнил Безымянный.

— Да. Сейчас нам ничего не остается, как ждать, когда дозорные на башне поднимут тревогу, прежде чем мы пойдем в атаку.

— А зачем нам ждать? — поинтересовался Хирад.

— Потому что любое промедление дает возможность нашим союзникам подойти ближе. Без их помощи поражение неизбежно.

— Ждать подкрепления нельзя, — настаивал Безымянный. — Ваши люди нервничают, к тому же атака потеряет фактор внезапности, а это для нас жизненно важно. Действуйте немедленно, как только вы будете готовы. Следует уничтожить сторожевую башню еще до того, как неприятель поднимет тревогу, а после первой магической атаки вывести людей на улицу, если именно таковы ваши намерения.

— Но… — начал Кард.

— Ваши идеи разумны, генерал, додоверцам необходимо время, чтобы прийти на помощь университету, однако подумайте об эффекте, который произведет на висминцев неожиданная вылазка. Прежде чем они сообразят, что «Савана» больше нет, смерть настигнет их во сне и вокруг лагерных костров. И прежде чем они успеют организовать серьезное сопротивление, мы вернемся обратно и будем готовы к их ответным действиям.

Генерал кивнул.

— Да, в том, что вы говорите, есть смысл. А потом мы постараемся не подпускать их к стенам при помощи магии, не давая начать настоящий штурм.

— Совершенно верно, прежде нужно позаботиться о том, чтобы нанести висминцам чувствительный удар, — продолжил Безымянный. — И пусть затем ваши маги поменяют позицию. Тогда висминцы не будут знать, откуда им ждать новых заклинаний.

— Хорошо, — сказал Кард, на лице которого появилось обиженное выражение. — Но нам придется очистить стену.

— Ничего страшного, расположим воинов чуть в стороне, где они и будут ждать приказа. Впрочем, лучников следует оставить возле бойниц, — заметил Хирад. — И запомните, если внезапная атака на улицах города принесет успех, висминцы будут деморализованы, и им придется потратить несколько часов, чтобы организовать осаду. А если удастся нанести им урон, когда они приблизятся к стенам, это будет просто здорово. Крайне важно эффективно использовать магов.

Безымянный улыбнулся и положил руку Карду на плечо.

— Генерал, мы не ставим под сомнение ваши способности и власть, просто делимся опытом. Вам во многих осадах приходилось принимать участие?

— Ни в одной, — признался Кард. В его глазах загорелся огонь, на лице появилась улыбка.

— Тогда вы добились поразительных успехов, — заявил Безымянный. — Мы провели более десяти лет, сражаясь как вне, так и внутри крепостных стен.

— Что ж, рад получить от вас совет. И вот еще что. — Кард одним глотком допил свой кофе. — Висминцы захватили в плен жителей Джулатсы, возможно, их тысячи. Сенедай, лорд висминцев, обещал казнить пленников, если его обманут, — а мы именно так и намерены поступить.

— А вам не кажется, что ему будет некогда думать о пленных? — спросил Хирад.

— Да, я говорил об этом Совету, — кивнул генерал, — но у меня остаются сомнения. У него здесь не менее пятнадцати тысяч воинов. Пожалуй, он может выделить некоторую часть, чтобы покончить с потенциальной опасностью.

— Среди пленных есть маги? — нахмурившись, спросил Безымянный.

— Наверняка есть, хотя они стараются не привлекать к себе внимания, — ответил Кард. — В противном случае Сенедай давно казнил бы их. Он безжалостный человек — мы убедились в этом, когда он посылал людей на верную гибель в «Саване».

— Вы пытались связаться с пленными магами? Вы знаете, где их держат? — спросил Безымянный, заметив, что Хирад собирается задать тот же самый вопрос.

— В южной части города, скорее всего в зерновом складе. Это самое большое строение в городе, в других невозможно разместить такое количество людей. Как вы понимаете, проникнуть туда трудно. Да и не можем мы рисковать и раскрывать наши планы пленным — вдруг о них узнают висминцы.

Безымянный обменялся взглядом с Хирадом, который приподнял брови, а потом кивнул.

— Мы освободим пленников, — заявил Безымянный Воитель. — Но придется слегка изменить ваши планы.

— Как? — спросил Кард.

— Предоставьте это Воронам, — предложил Хирад. — Мы знаем, что делаем.

Кард кивнул.

— Ладно, не буду вам мешать. Разыгрывайте партию, как пожелаете.


Результаты связи порадовали. Феона — маг, с которым Вороны уже вошли в контакт, — возглавляла отряд из двухсот джулатсанских воинов и одиннадцати магов. Они пробирались к месту предполагаемого расположения додоверцев, готовых через сутки нанести удар по окружающим город висминцам.

Лагерь удалось отыскать. В нем находилось две с половиной тысячи пеших солдат, конный отряд в пятьсот клинков и пятьдесят магов, которые собирались возвращаться в Додовер, поскольку висминцы собирали большие силы возле Андерстоуна, но получили приказ двигаться к Джулатсе.

Удалось разыскать еще три группы солдат, городских жителей и горстку магов, общим числом в полторы сотни человек. Их также поставили в известность относительно планов осажденных.

Дело оставалось за малым: удержать университет в течение суток, не позволить висминцам, которые имели огромное численное превосходство, взять его штурмом. Успех зависел от настроения воинов, эффективного использования магов и морали тех, кто находился за стенами университета — и здесь первостепенное значение имела операция Воронов по освобождению пленных.

Впервые после падения города фортуна повернулась к университету лицом. Новость о появлении таинственных Воронов распространилась с быстротой лесного пожара, на лицах людей появились улыбки, они начали рассказывать друг другу о хороших предзнаменованиях. На счет Воронов была отнесена необъяснимая слепота висминцев в дозорной башне, которые даже через час после снятия заклинания «Савана» не заметили, что стены университета остались без защиты. Однако нельзя было терять время.

Со стороны Башни появилась группа из шести магов. В темные предрассветные часы из кухонь доносился грохот кастрюль и скрип колодезного ворота — Кард потребовал, чтобы жизнь шла своим чередом, словно начинался самый обычный день. Однако за каждой дверью готовились к бою солдаты — как только командиры отдадут приказ, они бросятся в атаку на врага. Маги готовили заклинание «Крылья мрака», а Вороны собрались у южных ворот. Хирад и Безымянный Воитель обнажили мечи, Илкар и Ирейн сосредоточились, чтобы сотворить «Жесткий щит» и «Раскаленный дождь», Денсер — «Крылья мрака». Он поведет своих товарищей — так они сумеют избежать нежелательных встреч.

Шестеро магов спокойно пересекли двор. Внешне они не выдавали своего напряжения, но каждый приготовился произнести заклинание. Несмотря на то что из нижней части дозорной башни висминцев уже доносился шум, наблюдательная платформа оставалась открытой, хотя кто-то успел натянуть сеть, защищающую от стрел.

Далее все произошло практически мгновенно. Дюжина «Сфер пламени» обрушилась на башню с неба — у магов было достаточно времени, чтобы идеально точно рассчитать направление удара. Оранжевое пламя устремилось к беззащитным дозорным висминцам. За ним последовали «Крылья мрака», и, прежде чем огонь обрушился на врага, в университете наступила короткая тишина.

А потом ночь Джулатсы озарилась оранжевыми сполохами, огонь поглотил платформу, вспыхнуло дерево, загорелась человеческая плоть. Пламя устремилось вверх, расплавляя крышу, висминцы с воплями выпрыгивали наружу сквозь прорехи в сети, но смерть продолжала их преследовать. Одинокий удар тревожного колокола скорбно разнесся в ночи, подхваченный криками умирающих, а двор университета наполнился солдатами.

Кард и его капитаны выкрикивали приказы, солдаты бросились к распахнутым воротам… Однако первыми наружу выскочили Вороны, ведомые Денсером; тот благодаря заклинанию прекрасно видел в темноте. За ними бежали шестьсот солдат вместе с городским ополчением и тридцать магов защиты. С северной стороны их должны были поддержать четыреста мечников, усиленных двадцатью магами, — в результате чего в стенах университета временно не осталось солдат. Впрочем, там хватало магов, чтобы отразить неожиданную атаку врага.

Пока университет находился под защитой «Савана демона», Сенедай передислоцировал свои войска, которые сначала окружали университет со всех сторон, разместив их в захваченных домах. Однако университет по-прежнему оставался в кольце сторожевых постов, перекрывавших основные дороги в город — именно по ним и будет нанесен первый удар.

Хирад вел Воронов к главной улице промышленного квартала. Дозорные висминцы тщетно что-то кричали и доставали оружие — наступающая волна легко смела первую линию обороны противника.

— Вороны! — вскричал Хирад. — Вороны, за мной! — И он помчался вперед, Безымянный Воитель слева, а следом за ними Илкар.

— Щит наверх, — бросил на бегу эльф. — Останови свое заклинание, Ирейн.

— Сделано.

Четверо висминцев стояли на их пути, в полном недоумении глядя на приближающихся воинов. Первым к врагам подбежал Хирад и нанес удар в грудь врага. Тот отскочил назад, запоздало пытаясь отвести своим топором меч Ворона, в результате обух собственного оружия сломал несчастному нос. Безымянный попросту рассек оружие своего противника, и его меч глубоко вошел в плечо висминца. Хирад услышал скрежет ломающихся костей.

Пока первый дозорный держался за сломанный нос, Хирад нанес удар мечом по диагонали, поразив следующего врага в живот — тот успел лишь поднять топор. Обратным движением Хирад перерезал горло стражнику со сломанным носом, а Безымянный Воитель проломил череп четвертому и последнему висминцу.

Тут их догнал Денсер.

— Слева от нас небольшой переулок, затем поворот направо. Сейчас там спокойно, но висминцы уже начали просыпаться. Нужно торопиться. Ирейн, с тобой все в порядке?

Девушка кивнула и показала в сторону; Денсер увидел, что она держит наготове «Раскаленный дождь».

Денсер вновь устремился вперед, и Вороны побежали за ним, предоставив солдатам Джулатсы самостоятельно расчищать себе обратную дорогу.

Хирад выхватил ветку из пылающего костра и свернул в узкий переулок. У него за спиной слышались крики проснувшихся висминцев, сигналы тревоги и звон стали — воины Джулатсы вступили в сражение с захватчиками. Однако стены домов заглушали шум битвы. Переулок уходил в сторону от главной улицы, лишь свет «Сфер пламени» и приглушенное сияние «Раскаленного дождя» озаряли отблесками темное небо.

Свернув направо в следующий переулок, Хирад заметил летевшего впереди Денсера. Маг резко свернул в сторону, снизился и помчался навстречу Воронам. Он приземлился прямо перед Хирадом, заставив того отскочить назад.

— Все даже проще, чем я предполагал. Склады с зерном находятся в конце переулка, но прежде нужно перейти через площадь. Здание охраняется. Как только раздался сигнал тревоги, они повсюду зажгли свет. Впрочем, висминцы бегут по направлению к университету. Если мы поторопимся…

Пронзительный, исполненный гнева и боли вой перекрыл шум битвы и гром творимых заклинаний. Вой разорвал ночь и вдруг стих. На мгновение в Джулатсе наступила тишина, потом битва разгорелась с новой силой.

— Опустите «Щит», — сказал Илкар. — Что случилось?

— О боги, — пробормотала Ирейн, которая на мгновение отвлеклась от своего заклинания. — Фрон.

— Уилл, — сказал Безымянный. — Бедный Уилл. И снова мучительный вой разорвал темноту.

— Что он будет делать? Я имею в виду Фрона… — промолвил Илкар.

— Не знаю, — ответила Ирейн. — Нам следует как можно быстрее вернуться. Если Фрон и будет кого-нибудь слушать, то только нас.

— Сначала необходимо освободить пленных, — напомнил Хирад, повернувшись к Денсеру, который стоял, гордо расправив крылья. — Ирейн, ты полетишь вместе с Денсером, если он сумеет тебя нести, — заклинания лучше направлять сверху. Илкар, сначала «Сфера пламени», потом меч, пожалуйста; мы не можем потратить еще один щит. С Фроном разберемся позднее. — Хирад на короткое мгновение с горечью подумал, что погиб еще один Ворон, но тут же заставил себя сосредоточиться на предстоящем деле. — Вороны, за мной!

Фрон завыл в третий раз, где-то рядом, и эхо прокатилось по тихому переулку. На улицы Джулатсы вышел волк.


* * * | Дневная тень | ГЛАВА 24