home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава XIV

Дегустация компота

Тонкий ошибался насчет виноградников. Добирались туда не автобусом, а воздушным шаром. Гидра утверждала, что именно на таких летали французы, когда еще не было самолетов и вертолетов. Тонкий не верил, и Ленка тоже, потому что на шаре, на огромном белом куполе, как на рекламном щите в родном московском метро, по-русски было написано: «Парфюмерия Коти». Коти, конечно, был известным парфюмером и жил давно и во Франции. Но если бы он решил рекламировать свой парфюм на воздушных шарах, то хотя бы писал по-французски.

В остальном шар был ничего: огромная корзина, куда влезло полтора десятка туристов, одна Гидра и одна Фрёкен Бок, выглядела по-старинному. Из чего она там была сделана, бог ее знает, но сверху была замаскирована хитро сплетенными прутиками, как будто вся плетеная. По бортам висели тяжелые и пыльные мешки с песком и свешивались вниз туристы. Гидра их одергивала, чтобы не вывалились, а туристы все равно высовывались по пояс, чтобы посмотреть вниз, потому что было здорово. Тонкий с Ленкой тоже свесились. Жозе-фу, не утруждаясь нотациями «Что бывает с людьми, выпавшими из корзины воздушного шара», просто держала их сзади за штаны.

Летели невысоко – Тонкий различал рисунки на флажках замков и маленьких птичек на верхушках деревьев. Замки даже сверху не казались маленькими. Каждый был похож на целый микрорайон, где дома стоят вплотную. Башенки, избушки (только каменные), стены – все близко друг к другу, и вместе они – один замок. Луара, как положено реке, была просто голубой полоской, кое-где темной, кое-где прозрачной, так, что были видны большие камни на дне и темно-зеленые водоросли.

– Подлетаем! – крикнула Ленка и показала вдаль.

Они подлетали. Тонкий увидел какой-то низкорослый лес, а потом сообразил, что это виноградники. К виноградникам ехала игрушечная повозка с муравьями-людьми, запряженная парой лошадей. Лошади тоже казались игрушечными, и не только из-за размера. На них были весело раскрашенные попоны и пестрая упряжь, кажется, с кисточками.

Послышался тихий свист – шар снижался. Ленка завизжала, а свист усилился. Тонкий поковырялся в ухе – заложило.

Земля приближалась. Около леса-виноградника оказались вполне сносная посадочная площадка для шара и одинокий мсье, прыгавший и махавший руками. Тонкий понял, что это экскурсовод. Воздух свистел, шар снижался, мсье увеличивался. Уже различались черты его лица…

Сели. Все внутри Тонкого подступило к горлу, а затем плавно опустилось на место.

Экскурсовод оказался русским. Он резво подскочил к шару, сказал: «Здравствуйте», – и стал выволакивать туристов на твердую землю. Тонкий попытался перелезть сам, но у него не получилось. Сперва заехал Ленке в глаз ногой, потом, пытаясь удержаться, – локтем Жозефе под дых. Экскурсовод за это обозвал Тонкого засушенным Гераклом, а менее образованная Ленка – бегемотом. Жу-Жу никак не обозвала, а молча стала прожигать взглядом висящего на борту корзины воспитанника, пока тот не извинился.

К шару подъехала повозка, точно такая же, какую Тонкий видел с неба. Лошади и впрямь смахивали на игрушки. Темно-гнедые, с короткими хвостами, с украшениями в подстриженных гривах. На упряжи были кисточки, бахрома и еще куча всяких прибамбасов, которыми обычно украшают лошадей. Кучер с усами до подбородка приветственно махнул хлыстом:

– Салют!

Гидра кивнула в ответ и велела загружаться. Повозка оказалась не такой уж маленькой – все влезли, даже тучный экскурсовод.

Виноградники были так себе, хоть и занимали 22 700 гектаров, если верить экскурсоводу – это почти вдвое больше площади Парижа. Март, господа. Не то что виноград, а и листики-то еще толком не распустились, и кусты стояли полуголые, растопырив ветки, как костлявые старушечьи пальцы. Травка уже пробивалась, по ней скакали маленькие серые птички вроде московских воробьев. Они копались в земле крошечными лапками и что-то склевывали булавочными клювиками.

Экскурсовод уныло вещал. За сорок минут Тонкий узнал, что на двадцати двух тысячах и еще семистах гектарах произрастает только один сорт винограда – гаме. У него черные ягоды, белый сок, а вино почему-то получается красное. Сашка решил, что это от кровавого пота работников-виноградарей, но не решился поделиться своей версией.

Еще двадцать минут экскурсовод рассказывал, что в последнее время в моду вошел новый сорт вина – «Божоле Нуво». Это очень молодое вино, почти компот, его пьют в третий четверг октября, но если экскурсанты будут хорошо себя вести, то, может быть, им дадут попробовать его сейчас, в марте. Оно, правда, будет уже не настолько молодое, как октябрьское, но тоже ничего.

Повозка ехала вдоль одинаковых кустов, мимо одинаковых птичек, по одинаково зеленой везде траве. Вокруг – ни души. И вдруг… Под одним, точнее двумя, нет, десятью кустами обнаружился стол. Длинный. На столе котлы, бокалы, половники, а за столом – куча народу! Официанты в белых рубашках болтают в котлах поварешками, теми же поварешками наливают в бокалы жаждущим, одетым кто как. Жаждущие подозрительно нюхают, что налили, полощут рот и сплевывают в урну.

Экскурсовод оживился, увидав столы, объяснил, что это дегустация вин и что туристам можно поучаствовать. Через секунду в повозке остались только кучер, Тонкий, Ленка и Жозе-фу, которая не могла бросить воспитанников. Тонкий покосился на Ленку. Сестренка сидела злющая, как уборщица, которой опять натоптали на лестнице. Тонкий понимал: когда тебя будят и везут смотреть вандалов, а на самом деле показывают попойку – еще не так разозлишься!

– И че?! – Ленка вызывающе посмотрела на Жу-Жу. Та не нашла что ответить и молча пожала плечами. К коляске подошел экскурсовод с тремя бокалами на подносе:

– Безалкогольное, – улыбнулся он, протягивая поднос, – специально для непьющих туристов. Может быть, вы сойдете на травку, пора лошадок кормить…

Тонкий с Ленкой и Жозефа взяли по бокалу и вышли. Заботливый экскурсовод тут же махнул кучеру: «Уезжай», – и расстелил на траве неизвестно откуда взявшееся длинное одеяло:

– Присядьте.

Присели. Тонкий глянул вокруг. Дегустация шла полным ходом. Экскурсовод учил туристов, чем отличается дегустация от попойки. Отличие было существенным: дегустаторы не глотают. Они только полощут рот и сплевывают, потому что если глотать, то профессиональным дегустатором никогда не станешь – не успеешь, сопьешься. Некоторые туристы добросовестно дегустировали: полоскали рот и плевались, некоторые не хотели становиться профессиональными дегустаторами… Тонкий отхлебнул из своего бокала и покосился на Жозе-фу, которая уже успела ополовинить свой.

– Это немьестное вино, Александр, – демократично подмигнула она, – в Божоле безалкогольного не делают. Специально покупают, чтобы предлягать непьюшим.

Вкус был так себе – как у прокисшего компота, в который забыли добавить сахару.

– Интересно, а сок у них есть? – угрюмо спросила Ленка. Жу-Жу на это заметила:

– Элен, если вы находитесь в пюнкте дегюстации вин, никогда не просите сока! Вас могют счьесть дурновоспитанной!

Ленка мрачно кивнула.

– Конечно, – буркнула она, – это все равно как пойти смотреть вандалов, а тебе виноградники предложат без листьев, зато с дегустацией.

Жозе-фу молча прожгла ее взглядом, и Ленка прикусила язык.

Дегустация шла полным ходом. Серенькие птички нисколько не стеснялись людей и шастали под ногами. Особо наглые вспархивали на стол и даже пробовали вино из котлов. Тонкий прикрыл глаза. Ну хоть виноградники посмотрел, это тоже полезно. Лет через десять, когда он вырастет, еще будет хвастаться друзьям, что посещал виноградники Божоле и даже принимал участие в дегустации.


* * * | Толстый - спаситель французской короны | Глава XV Печать нашлась!