home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава XII

Новость

Погода переменилась к лучшему. Стало теплее, понизилась влажность воздуха. Толстый сам не помнил, когда это случилось. Засыпал – было холодно, проснулся – тепло. Лапы ломить перестало, да и вообще верный крыс чувствовал себя не в пример лучше, чем сутки назад. Он зевнул, показав на всякий случай длинные резцы (а вдруг где-то рядом спрятался враг?! Пусть видит!), встал и огляделся.

Вокруг были все те же тряпки. Лежали они уже не так тесно, и от этого их казалось меньше. Бумаги не было вообще. Нет, так не годится! Гнездо без бумаги, как клетка без прутьев: опасно, неуютно и погрызть нечего. Толстый умылся, обкусал ближайшую тряпку для подкрепления сил и отправился на поиски бумаги.

Любая дикая крыса подняла бы его на смех: «За бумагой? Днем?!! Да чему тебя в стае учили?! Днем надо спать, а за бумагой и едой ходить ночью!» Но Толстый был домашний, ручной, он жил в стае людей, которые делают все наоборот: ночью спят, а днем добывают себе еду и бумагу. Вот и перенял человеческие привычки. Потому что, как говорят все те же люди, с волками жить – по-волчьи выть.

Клетки у людей обычно многокомнатные, Толстый давно это усвоил и смирился. Но в этой клетке оказалось чересчур много комнат. Так много, что год будешь бегать и все не обежишь. Толстый сунулся в одну, заглянул в другую, подобрав там и там по бумажке. Из третьей его прогнала какая-то горластая дама (крысу, что ли, не видела?!), но на прощание бросила Толстому целый ворох больших жестких бумажек, скрепленных тоненькими железками. Сойдет!

По комнатам Толстый шатался до вечера. Каждую бумажку он относил в комнату, откуда пришел, и клал под кровать. Под кроватью хорошо – темно и спокойно. По бокам тебя прикрывает свисающее покрывало, а наверху сторожит хозяин.

Тонкий валялся на кровати и рассеянно щелкал французским пультом французского телеящика с французскими фильмами и французскими телепередачами. Нет, что-то он все-таки понимал.

Вот кинофильм, где уже полчаса бегают и стреляют. И без языка ясно, что плохих убьют, а наши победят и поцелуются в конце. Вот мультик про Тома и Джерри, эти вообще ничего не говорят, только орут иногда. А титры в конце почему-то по-французски, но их читать неинтересно. Вот новости: из замка Амбуаз выносят на реставрацию мебель – старинную кровать, изрезанную ножом, столик без ножки, – ясно, кто-то попортил экспонаты музея…


Глава XI Ночной Каменотес | Толстый - спаситель французской короны | Глава XIII Куда не пускают туристов?