home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



16

Рипли и подумать не могла, что ее просьба будет выполнена так быстро. Не успела она прийти в себя после последнего разговора, как секретарь вновь возник возле ее стола и шепотом предложил проследовать за ним.

Помещение, куда он ее привел, больше всего было похоже на спальню — там находилась даже двуспальная кровать.

— У вас есть полчаса на отдых и все прочее, — сообщил он. — Дверь в ванну — слева. Платье, которое вы найдете в шкафу, приблизительно вашего размера, в случае чего — не беспокойтесь: оно достаточно свободного покроя и недостатков заметно не будет. Если понадобится еще что-то — вот кнопка, я сразу приду. Отдыхайте!

И он удалился, оставив Рипли одну.

Одну ли? Ощущение, что за ней кто-то наблюдает, становилось все сильнее. Кто-то… или что-то?

Рипли подошла к шкафу и достала платье из светло-зеленой ткани. Странно, но ей вдруг показалось, что его уже кто-то надевал, хотя ни одна деталь не говорила об этом и выглажено оно было по-фабричному (разумеется, Рипли не могла и догадываться о существовании незадачливой манекенщицы-секретарши Арабеллы).

— Надо же, — горько проговорила она вслух. — Я уже и забыла, как эта штука надевается…

Всю жизнь… всю новую жизнь, да и большую часть старой, ушедшей, Рипли приходилось иметь дело с формой. Да и в детстве (было ли оно?) ей как-то всегда больше нравились брюки…

Со вздохом Рипли отложила платье в сторону и пошла в ванну, чтобы хоть на какое-то время забыть обо всем и полностью отдаться приятному ощущению, вызванному прикосновением ласковых водяных струй. Если бы не этот чужой взгляд…

Теперь ей казалось, что неведомое Нечто хищно и жадно разглядывает ее в упор. Взгляд не был чем-то нематериальным — его, казалось, можно было потрогать.

Рипли стиснула зубы. Ей подумалось вдруг, что было бы неплохо взять в руки автоматическую винтовку или огнемет и просто палить и палить, пока этот взгляд не исчезнет навсегда.

Резким движением она перепрыгнула через низенький край ванны, кое-как обмахнулась хрустящим полотенцем, взяла с туалетного столика расческу и вернулась в комнату.

Взгляд последовал за ней.

— Ну? — спросила она Нечто, ногой отпихивая с дороги жалкие тряпки, недавно служившие ей одеждой. — Я жду!

Никакой реакции не последовало, и Рипли, бросая в сторону гладкого пустого потолка сердитые взгляды, принялась натягивать платье.

«Мне плевать на этот взгляд, — принялась она уговаривать себя. — Мне плевать на все взгляды на свете. Может, это просто какой-нибудь дурачок из службы безопасности (как там она называется теперь?) наблюдает за „инопланетным агентом“. Плевать. На всех. На все».

Она подошла к зеркалу и с остервенением принялась раздирать свалявшиеся пряди — к счастью, после стрижки на Ярости волосы еще имели терпимую для такого обращения длину.

Когда и с этим делом было покончено, Рипли взглянула в зеркало и увидела совершенно незнакомую женщину со впалыми щеками и несимпатично стиснутыми губами — такой и впрямь естественней было бы всучить винтовку и вырядить в пятнистый комбинезон, чем в это полупрозрачное чужое платье.

В этот момент до ее ушей донесся звук, который Рипли не спутала бы ни с одним другим, — кто-то лязгнул зубами. В следующую секунду в руках Рипли уже возникла тумбочка, тело ее напряглось. Затем дверца тумбочки раскрылась, и оттуда начали сыпаться безделушки, запахло духами…

Рипли не замечала этого — ее взгляд, быстро передвигаясь по комнате, обшаривал все углы. Наконец Рипли выпрямилась и опустила тумбочку.

В комнате никого не было, но Рипли была далека от того, чтобы расслабиться, хотя мысль о том, что кто-то из монстров может так нахально орудовать в Правительственном здании, казалась ей абсурдной.

Она не сумасшедшая — значит, звук действительно издал «дикий ребенок», чудовище, или… или он имел искусственное происхождение. В таком случае, решила Рипли, шутник за это поплатится…

Уже несколько спокойнее Рипли еще раз проверила комнату. На этот раз она задержала свое внимание на компьютерном видеотелефоне — судя по притаившемуся у клавиатуры огоньку, аппарат был включен. Немного поколебавшись и проверив свои ощущения, она пришла к выводу, что преследующий ее взгляд то ли концентрировался вокруг телефона, то ли… исходил от него.

Рипли быстро натянула свои поношенные полусапожки — к платью они совершенно не подходили, но ей было все равно. Все же лучше, чем босиком.

Лязг повторился — Зофф не любил разнообразия в своем репертуаре.

«Привет, крошка!» — высветилось на экране.

Рипли хмыкнула и твердой походкой подошла к аппарату.

«Послушайте, кто вы там есть, я терпеть не могу тупых и плоских шуток. Я вообще не люблю шуток, и еще я не люблю, когда за мной подглядывают».

«А я и не шучу…» — лязгнули зубы.

«Тем хуже для вас, — отстучала Рипли. — Я прекращаю этот дурацкий разговор и поставлю о нем в известность всех, кого только смогу. Поняли?» «Вы что — мне угрожаете? Мне?» «Я не знаю, кто вы, — но вы ведете себя как последний кретин».

Возможно, невидимый собеседник и написал что-то в ответ — Рипли это уже не интересовало. Она встала, повернулась к аппарату спиной и направилась к двери.

«Веселенькие же у них тут забавы», — презрительно подумала она, но вдруг ее еще влажные волосы зашевелились. Нет, ничего не произошло — просто вонзившийся в спину взгляд обдал ее жутким, непонятным холодом.

— Ну, что еще? — зло спросила она, оборачиваясь.

«Ты мне нравишься!» — заявил экран и разразился механическим хохотом.

Рипли сплюнула в сердцах и затерла плевок носком полусапожка.

— Идиоты…

Дверь с треском закрылась, выпуская ее в пустой коридор. Вообще, разумней было бы вернуться в спальню и кнопкой вызвать секретаря — Рипли подумала об этом уже через пару шагов, — но вновь входить туда ей было противно.

«Кретины… недоразвитые ублюдки!» — продолжала сердиться она, вышагивая по ковровой дорожке. От резких движений, отдаленно напоминавших строевой шаг, легкая ткань платья взмывала в воздух и нелепо струилась.

«А ведь эти мерзавцы знают, что значит для меня услышать такое, — пришла она вдруг к выводу. — Знают, что мне приходилось в одиночку драться с чудовищами… Так что же это — попытка свести с ума? Просто вывести из себя? Но зачем? Что здесь вообще происходит? Так, Рипли, хватит паники. Посмотри трезво: какая тебе разница, где ты находишься? Весь мир создан из одних и тех же атомов и элементарных частиц, так что не все ли равно, что перед тобой: космический корабль, атмосферный процессор, чужая планета или резиденция Президента? Опасность может подстерегать всюду. То, как называется здание, в котором ты находишься, не имеет значения. Названия — это уже людские глупые выдумки. И так: имеется помещение со множеством коридоров, довольно многолюдное, с десятками… сотнями комнат, — и в нем прячется какое-то Нечто. Все в упор стараются его не замечать — это их дело. Главное — здесь есть что-то враждебное человеку и не являющееся или не вполне являющееся человеческим… разумным существом. Это не просто монстр, жрущий всех подряд без разбора, — при таком условии игра в „слепых“ была бы невозможна и Президент первым постарался бы удрать отсюда, — но это еще не значит, что опасность не смертельна… Так, это мало — но больше, чем ничего».

Рипли остановилась, потерла пальцами виски и вдруг подумала, что в Правительственном здании поразительно мало охраны; почему-то ей казалось, что военные должны были стоять тут едва ли не в каждом коридоре. Пусть их не было на планете Чужих — но что земной Президент собирался делать в случае бунта, революции, мятежа, войны, наконец? Да разве мало было и простых психов, жаждущих славы? Нет, здесь было что-то не в порядке. Ей вдруг вспомнилась одна из передач того времени, когда она еще прозябала в качестве рабочего автопогрузчика. Даже не передача вспомнилась — отдельная фраза из нее. «Этот губернатор настолько верил в то, что мафия его защитит, что отказался от услуг телохранителей…» «Отказался от телохранителей, потому что был уверен, что мафия… — при чем тут мафия? — что кто-то защитит. Кто-то, внушающий всем ужас», — с невероятной быстротой работала мысль.

Новое лязганье челюстей не застало ее врасплох — Рипли была уже готова ко всему. Она развернулась и… прямо перед собой увидела монстра.

Самец среднего размера с каким-то странным выражением — сложно было понять, какие чувства он испытывал сейчас к ней, но специальной маскировки общим расслаблением или общим напряжением тоже не было.

— Привет… крошка, — проскрипел он; монстр говорил по-человечески.

Бежать все равно было некуда, да Рипли и не хотелось этого делать. Она просто сощурилась, в упор глядя на лакированную морду, и попробовала привести себя в состояние особой внутренней готовности; точнее, она сама не знала, как это называется, — так Рипли делала, когда Скейлси просила постараться прочитать ее чувства.

От монстра веяло не монстром… не тем монстром, к каким она привыкла, — его мысли «пахли» совершенно другим существом.

— Так, — сказала она вслух, чтобы не молчать, — и что все это значит?

— Позволь представиться. Я — Спаситель Человечества. Меня зовут Зофф. Я — самое совершенное из существ, когда-либо появлявшихся во Вселенной, — в голосе Зоффа было то, что у человека означало бы чувство собственного превосходства.

— Ты? — Рипли хмыкнула. Она уже начинала что-то понимать или, скорее, ощущать.

Неправильное. Неестественное. Искусственное… Находящееся перед ней чудовище было искусственным. Рипли не знала — почему, но уже не сомневалась, что так оно и есть.

— А ты сомневаешься, крошка? — от чудовища так и несло фальшью.

— Ты — робот? — спросила она напрямик.

— Я — больше чем робот. Я — личность, я — вся информационная сеть, я — компьютерный банк данных!

Рипли почувствовала, как ее охватывает холодная ненависть. «Говори, говори… Так вот в какие игры, оказывается, вы тут играете, господа политики… А масштабно, однако. Только что вы теперь будете делать с нами?» — И от кого же ты спас Человечество? — с трудом сдерживая волнение, поинтересовалась Рипли.

— От агрессии инопланетян. Глупых мятежников со своей планеты. С нашей планеты…

— И как она называется? — Рипли не удержалась от презрительной усмешки. Это фальшивое насквозь существо явно не отличалось большим интеллектом.

Похоже, Зофф и сам все понял. Что-то изменилось в нем, когда он выговорил новую фразу.

— Вам придется это подтвердить. Я уже знаю, что нужно настоящему дипломату — мы сумеем с ним договориться. А если ты, крошка, будешь нам мешать, то… — челюсти недвусмысленно лязгнули.

— Какая встреча! — раздался вдруг голос с другого конца коридора. — Даже жаль, что не могу заснять ее на пленку… Зофф, почему вас не было на торжественной части? Побоялись, что вас разоблачат?

— Вы? — челюсти монстра снова клацнули. — Похоже, я сегодня хорошо поем…

— Да вы пьяны, Зофф… Я угадал? — теперь Рипли узнала голос человека из Компании. — Ни она, ни я не можем исчезнуть просто так: огласка будет слишком большой, тем более, если это произойдет здесь и сейчас. Вы думаете, Элтон это одобрит?

— Мне нет дела до Элтона! Я избавлюсь от него при первом же удобном случае!

— Рипли… отойдите от него. Не бойтесь — я держу его на мушке, — Рипли наконец позволила себе оглянуться и увидела, что черноглазый незнакомец сжимает в руке пистолет. — Только побыстрее… Так вот, Зофф… Мне очень жаль, что у меня нет еще и магнитофона, ваши люди обыскали меня при входе. И еще мне жаль, что моему заявлению просто так не поверят. Но, клянусь, рано или поздно о ваших проделках будут знать все…

— Говори, говори, — похоже, Зофф быстро пришел в себя после неожиданной атаки. — Ладно, согласен, сейчас я ничего не смогу вам сделать. Но не вам со мной тягаться. Рано или поздно я до тебя доберусь, Варковски.

— Благодарю за честь, — непринужденно рассмеялся Эдвард. — Рипли, вы знаете, кто перед вами?

— Робот, — не задумываясь, ответила она.

— Существо, выращенное одним психопатом из культуры тканей, с компьютером в голове вместо мозга. Кроме того — перед вами законченный алкоголик, страдающий манией величия и… Что, тебе не нравится такая характеристика? А чье имя ты носишь, забыл? Так вот, Рипли, он ухитрился переписать на себя упрощенную версию личности своего создателя. Не знаю уж, как это ему удалось, но этот монстр выбрал для подражания не лучший образец…

— Я убью тебя, — злобно прошипел Зофф. — Дай только время!

— Не дам. Ладно, Рипли, — Варковски подошел к ней еще ближе, — я бы очень хотел побеседовать с вами наедине, и, надеюсь, нам это удастся. Да, чуть не забыл. Это чудовище считается Спасителем Человечества…

— Знаю, — кивнула Рипли. — Он мне это уже сообщил.

— Прекрасно… Мне остается рассказать только некоторые подробности этой чудовищной авантюры.

— Вы ничего не докажете — и вас никто не станет слушать, — ворвался в разговор четвертый голос.

— О, Элтон! — Рипли почувствовала, что Варковски напрягся. — Не ожидал…

— Нас здесь никто не слышит, — холодно проговорил Элтон. — И я не простил бы себе, упустив возможность с вами поговорить.

«А этого человека… как его назвали? Да, Варковски боится его сильнее, чем монстра. Любопытно», — Рипли была довольна, что центр общего внимания сместился и теперь она может хоть немного побыть просто наблюдателем.

— Нам не о чем с вами разговаривать, — по резкости тона Варковски можно было заключить, что с появлением на сцене негра обстановка накалилась. Куда и делась та ирония, с которой Эдвард обращался к Зоффу! Ненависть, лишенная каких-либо других эмоциональных примесей, зависла в коридоре.

— Так вот, Варковски. Я сказал — вы ничего и никогда не докажете. Вам придется поддерживать нашу игру — это раз. Во-вторых, вам вряд ли придется делать это долго. Все люди смертны, а некоторые — особенно.

— Некоторые, — мелькнула ироническая усмешка. — Но я к ним не отношусь. Продолжайте.

— Вы слишком самонадеянны, Варковски.

— Вы тоже, Элтон, — и это вас погубит.

— Тогда почему вы пятитесь?

— Вам это показалось. Рипли, я советую вам уйти отсюда.

— Но мы еще не закончили разговор…

— Мы его и не начинали!

— Я должен вам сказать…

— Рипли, я советую вам… Кстати, почему вы решили, что мы находимся наедине? Элтон, когда вы в последний раз были у окулиста? — Рипли почувствовала вдруг, что Варковски удивлен собственной дерзостью и что в действительности он не похож на человека, привыкшего вести себя так вызывающе.

— С ней мы так или иначе договоримся — она все равно окажется в курсе дела, — быстро ответил Элтон.

— Прошу не говорить обо мне в третьем лице! — не сдержалась Рипли. Если во время приема Варковски был ей просто неприятен, то этот неизвестный Элтон вызывал у нее почти физическое отвращение, как, впрочем, и его друг монстр.

— Прошу прощения, мадам, — холодно проговорил Элтон, продолжая не замечать ее.

— Если вы думаете, что я поддержу вашу комедию, — Рипли показалось, что в груди у нее поднимается какая-то горячая волна, — то вы ошибаетесь! Я знаю не все, но то, что тут делается, — это сплошная грязь и подлость!!! Пойдемте, — повернулась она к Эдварду.

— Это лучшее, что мы можем сейчас сделать, — подтвердил он, протягивая ей руку. Рипли неловко взяла его под руку, уже потом сообразив, что следовало бы сделать наоборот и под руку ее должен был взять Варковски.

Зофф попробовал было хохотнуть, но заткнулся.

Их проводило напряженное молчание.

Они быстро вышли из коридора. За поворотом уже стали слышны людские голоса…


предыдущая глава | Наверху (Чужие - VI) | cледующая глава