home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



7.

Арконский боевой робот не обладал особым честолюбием. Трудности и чувства были чужды ему точно так же, как и размышления, которые всегда возникают у органического существа. Но зато у него имелся тщательно запрограммированный позитронный мозг, в который прочно было заложено все важное для него, специального робота с четырьмя руками.

Так и получилось, что подвижные механизмы их рук молниеносно заняли огневую позицию, когда индивидуальный отдел позитронного мозга принял первые чужие импульсы.

Реджинальд Булль нахмурился. Быстрый взгляд на Маршалла сказал ему, что тот, кого ищут, должен быть уже недалеко.

Дежурный ферронец приветствовал их. Они прошли мимо него, свернули в следующий коридор и дошли до находившегося несколько ниже круглого зала с «клетками».

Булли остановился. Снизу доносился едкий запах. Если бы ничто не указывало на присутствие кого-то абсолютно чужого — эта, почти болезненно ощутимая вонь, сделала бы свое.

Булли судорожно глотнул воздуха. Он осторожно подошел к парапету окружавшей зал галереи.

Большой лагерь для пленных находился на самом малом из обоих спутников Феррола. Это была мертвая планета, уйти с которой без помощи технических средств было абсолютно невозможно. Ферронцы отказались содержать захваченных во время боев топсидиан на своей собственной планете.

Подлинная же причина размещения их на малом спутнике была вызвана обстоятельством, которое Перри Родан воспринял с довольно смешанными чувствами. Здесь наверняка проводились медико-биологические исследования. Об этом немного можно было услышать, тем более, что Торт уклонялся от разговоров на эту тему.

Булль глянул вниз, в круглый зал. Ящероподобные разумные существа были втиснуты в похожие на клетки сооружения с прочными запорами и решетками под высоким напряжением.

Из глубины доносилось громкое мяуканье и свист. Сильные, черно-коричневые чешуйчатые тела ударялись об высокую решетку.

— Кормежка! — категорично объяснил начальник лагеря.

Джон Маршалл кашлянул. Его сильно загорелое лицо под белым париком выглядело импозантно. Форма лба была изменена. Так телепат стал арконидом. Булль отличался от прямой, полной достоинства осанки Джона. При этом Булли хорошо помнил слова Родана, что он, Булли, никогда не сможет напоминать фигурой арконида. Поэтому он выступал в роли якобы командира якобы помогающего арконидам народа, происходящего с одной из колониальных планет Аркона.

— Вы считаете правильным таким образом обращаться с пленными? — резко спросил Маршалл.

Начальник лагеря непонимающе посмотрел на него. Это было выше понимания ферронца.

Хактор издал предупреждающий звук. Его быстрый жест был почти умоляющим. Поэтому мутант замолчал. Кормежка внизу продолжалась. Это было удручающее зрелище.

Руки с оружием боевого робота все еще были опущены. Прямо перед ним, на уровне галереи, было много одиночных камер. Они были оборудованы лучше и в них имелось даже оборудование сангигиены.

Таблички с ферронскими значками указывали, кто находился здесь за прочными решетчатыми дверями. Это были одиночные камеры высокопоставленных офицеров топсидиан, тем или иным способом попавших в плен.

Булль осторожно подошел ближе. За решетчатой дверью с убогой койки поднялось черно-коричневое тело. Существо, на черной форме которого виднелись странные знаки различия, стояло в углу помещения, готовое к прыжку. Большие переливающиеся разными цветами круглые глаза на плоском, приплюснутом черепе ящера без какой бы то ни было растительности внимательно наблюдали за ними. Узкое тело почти такого же роста, как у человека, имело две руки и две ноги. Руки были шестисуставными. Явно очень длинные и узкие ноги были всунуты в некое подобие сапог. Это существо обладало высоким разумом. Было ясно, что человечество погибло бы в случае неожиданного нападения этих существ.

Булль побледнел. Представители двух в корне различных созданий молча изучали друг друга.

Джон Маршалл тоже был растерян. Он ясно почувствовал мысли чужака. В них царили страх и паника. Маршалл понял, что ферронцы по всей видимости проводили с потомками ящеров недостойные эксперименты. Этот выглядевший внешне так опасно топсидиан из удаленной на восемьсот пятнадцать световых лет галактики был объят ужасом.

— Имя Крен-Торк. Штабной офицер высокого ранга. Так называемый «тубтор». Это примерно соответствует чину командира линейного крейсера, — пояснил ферронский начальник лагеря.

Булль продолжал стоять у клетки. Стройное тело ящера изогнулось, словно готовясь к прыжку. Только Маршалл понял, что это был инстинктивный защитный жест.

Булли выглядел иначе, чем синекожие ферронцы. Топсидианин почувствовал неясную опасность.

Крен-Торк прислушивался. Его большие глаза схватывали все. Как офицер адмиральского штаба топсидиан, он очень хорошо знал, кому они обязаны страшным поражением. Тем не менее, в плотном, коренастом существе он не признал арконида. У тех были другие волосы и более высокий рост. Несмотря на это, Булли показался ему опасным.

Джон Маршалл ступил в поле зрения топсидианина. С резким свистом ужаса Крен-Торк отскочил в дальний угол своей камеры. Маршалл подошел еще ближе.

Теперь Крен-Торк знал, с кем имеет дело. Это был представитель Великой империи, против которой Топсид поднялся на кровавую борьбу. Игра в прятки кончилась. Посланцу планеты Аркон он, Крен-Торк, не мог внушить уважение даже своим наводящим ужас видом. Оба народа знали друг друга уже в течение нескольких тысячелетий.

В конце концов заключенный знал, что он уступает аркониду во всех отношениях. Это касалось не только огромных кораблей арконидов.

— Крен-Торк, тубтор Империи трех Солнц, — бегло заговорил Маршалл на языке интеркосмо. Он изучил язык общения Великой империи путем арконского гипнотреннинга. — Отвечайте! Я знаю, что вы понимаете интеркосмо и можете говорить на нем.

Ответом были громкие, резкие звуки. Даже, когда звуки напоминали свист, они передавали четко обдуманный ответ.

— Зачем вы упоминаете об этом? Это само собой разумеется.

— Вы пойдете с нами. Мой командир хочет допросить вас на борту своего корабля.

Крен-Торк решил, что пробил его последний час. Мускулистое тело еще больше согнулось.

— Я пленник примитивов. Вы не имеете права…

— Имею, — грубо перебил его Маршалл. — Вы подлежите юрисдикции Империи. Откройте.

Указание относилось к ферронскому начальнику лагеря. Крен-Торк увидел вдруг направленное на него дуло смертельного оружия. Он знал арконский дезинтегратор-излучатель.

— Он легок и ненавязчив, — замети Булли. Он тоже изучил интеркосмо. — Выходите. Вообще-то, я происхожу с планеты, которую вы по ошибке спутали со здешней главной планетой.

Булль засмеялся. Игра началась. Маршалл отметил неожиданно обострившееся внимание топсидианина. Видимо, в штабе топсидиан уже давно подозревали, что в результате незначительной ошибки цель была рассчитана неверно и потому они напали не на тех существ. И вот теперь эти так явно неосторожно брошенные слова. Крен-Торк выбрался в коридор. Это было не ходьбой в прямом смысле этого слова, а скорее, гибкий перенос тела вперед. Булль провел кончиком языка по засохшим губам.

Булль поймал короткий знак Маршалла. Значит, топсидианин отметил брошенное замечание.

Перед большим шлюзом посадочного поля Хактор подтвердил передачу важного заключенного. У ферронцев была своя бюрократия, по сравнению с которой земная бумажная волокита могла быть посрамлена. Прошло много времени, пока топсидианину разрешили войти сквозь прозрачный проход в шлюз небольшого космического корабля. Старт последовал несколькими минутами позже. Далеко впереди на откидном сиденье пристроился чужак. Боевой робот угрожал ему наведенным оружием.

Малый спутник остался позади ферронской лодки связи. Булль несколько мгновений следил за резкими вспышками света высокомощного квантового двигателя. Потом он нервно повернулся к Маршаллу:

— Он действительно клюнул? Этот парень мне неприятен.

— Не больше, чем мне. Он боится, этого достаточно. Осторожно, Хактор начинает.

Когда топсидианин услышал сказанные шепотом слова как бы случайно проходившего мимо ферронца, он сразу успокоился. Если бы он умел улыбаться, то сделал бы это.

Конечно, Крен-Торк был информирован о ферронском движении сопротивления. Об этом позаботились люди из оппозиции в лагере на спутнике. Он блестящими глазами посмотрел на ферронского офицера. Он только не слышал тихих слов чуткого телепата.

— Первый контакт установлен. Он считает Хактора противником-арконидом.

Булли упал в кресло.

Некоторое время спустя по обшивке загудел воздух планеты Феррол. На полушарии линкора работали антенны зондов. Раньше, чем лодка связи приготовилась к посадке, Перри Родан уже знал об этом.

— Они приближаются, — с беспокойством сказал Крэст. — Не стоит думать, что вы можете одолеть намного превосходящих разумных существ с помощью пустых утверждений и фальшивых документов. Я знаю топсидиан. У них нет чувств. Поэтому обусловленные чувствами действия исключены. У меня, например, могло бы быть чувство, что лучше бы покинуть галактику Веги и улететь туда, где у меня будет больше шансов на успех. Топсидиане никогда этого не сделают. Вы должны пойти другими козырями, Перри.

— Подождите, — успокоил его командир.

— Все-таки вы варвар, — изрекла Тора. Ее взгляд был злым. — Вы используете необычные средства, примитивные средства, хочу я вам сказать.

Родан улыбнулся ей.

— Очень примитивные, — глухо подтвердил он. — Именно этого никак нельзя ожидать от арконидов, не правда ли? Разве не вы утверждали, что эти парни думают исключительно логически? Так что именно в силу этого свойства они должны понять, что эта небольшая игра — настоящая.

Тора раскрыла рот. Крэст удивленно наморщил лоб.

— Обдуманная теория, — быстро сказал он. — Вы уверены в ней? Ведь вы не арконид.

— Для чего, как вы думаете, я велел позаботиться о париках? Ящер не заметит небольшой разницы. По их мнению, арконид должен быть высоким, стройным и с мягкой кожей. Он должен иметь белые волосы на голове и красноватые глаза. Все это у меня будет. Есть еще возражения?

Крэст растерянно замолчал. Легкая усмешка Родана сбивала его с толку.

Несколько секунд спустя лодка совершила посадку. Булли докладывал по радиотелефону.

— Как дела? — осведомился Родан.

— Отлично, — ответил Булли. — Хактор уже несколько раз имел с ним контакт, и тот чувствует себя уже гораздо увереннее.

— Хорошо, — сказал Родан. — Игра продолжается.


Допрос состоялся в помещении центрального поста управления «Звездной пыли II». Родана и некоторых талантов в области парапсихологии из Корпуса мутантов ждали при этом неожиданности, дающие повод к размышлению.

Когда Крен-Торк, духовно и физически разбитый, под наблюдением робота вышел из корабля, он не догадывался, что в течение часа находился под воздействием арконского психотропного излучателя.

В заключение наступила очередь японского мутанта Китаи Ишибаши. Его способность заключалась в тайном внушении. Было исключено, чтобы штабному офицеру топсидиан когда-либо пришла в голову мысль действовать не по своей воле. В его мозг были заложены мысли, заставлявшие его реагировать на все в точном соответствии с пожеланиями Родана.

Когда топсидианин показался на телеэкранах наружного бортового наблюдения, Родан неторопливым движением одел парик. Наблюдатель из числа людей, вероятно, заметил бы, что белая шевелюра ненастоящая. Но в случае с ящером это было невозможно. Родан знал, что производил неотразимое впечатление.

— Это последнее, — пробормотал командир. Он неподвижно смотрел на светящиеся телеэкраны. — Теперь все зависит от Хактора. Если его раскусят или не признают, все будет потеряно.

— Вы не можете не использовать линкор, — спокойно сказал Крэст. — Хотя с ролью арконского командира вы справились отлично.

Снаружи сторожевой отряд ферронцев под командованием Хактора перевел Крен-Торка в наземную машину. На следующий день его должны были отвезти обратно в лагерь для заключенных на малом спутнике. Но по плану Родана до этого дело не должно было дойти.

— Я всегда говорил вам, что человек — удивительное создание. Им нужно только немного руководить и направлять его. — Родан устало улыбнулся. — В нас скрыто много способностей и наклонностей. Нам только нужно дать немного времени, чтобы развить эти наши способности. Поэтому топсидиане никогда не смогут найти Землю, пока человечество будет едино. Так что парням придется исчезнуть из галактики Веги. В строении четырехмерного простого космоса постоянно происходят перемещения структур. Это означает, что ребята весело отправятся в противоположную сторону. Через несколько часов мы будем знать, удался ли план.

— А если…

— Тогда остается только одно: атаковать, — невозмутимо перебил Родан Крэста. — Конечно, мы и так вынуждены будем дать о себе знать. Другого выбора нет, кроме как усилить деятельность наших агентов. В любом случае, положение не настолько серьезно, как оно могло бы быть без наших подготовительных действий. Вы согласны?

Крэст молчал. Он все еще скептически относился к плану Родана.

Снаружи подъехала ферронская военная машина. В ней сидел штабной офицер топсидиан, который теперь твердо был уверен в том, что родной планетой Родана была Пятая планета удаленной всего лишь на сорок пять световых лет галактики небесного светила Капеллы. Относящиеся к этому астрономические материалы были тщательно подготовлены и попали в руки членов движения сопротивления благодаря вмешательству мутантов Маршалла, Наура и Иши Матсу.

Теперь только от умения Хактора зависело убедить находящихся на шести спутниках Сороковой планеты топсидиан в том, что куда более предпочтительно немедленно атаковать якобы родную планету Родана, чтобы таким образом неожиданным ударом ликвидировать основной источник опасности. После этого можно будет напасть на относительно беспомощных арконцев.

Неужели топсидиане и в самом деле были настолько холодными логиками, как утверждал Крэст? Если так, то план должен удастся. Родан не упустил ничего, ни одной мелочи.

Было бы значительно проще атаковать на арконском линкоре. Но мало ли что могло бы произойти тогда в результате коварного случая? Если бы «Звездная пыль II» была серьезно повреждена, это неизбежно нанесло бы урон существованию человечества.

Так сказал себе Родан как логически мыслящий человек.

Он почти механически крошил ногтями надо лбом так искусно наложенный пластиковый парик. Доктору Хаггарду он стоил немалых усилий.

— Нам придется создать маскировочный отдел, — громко сказал он. — Булли, возьми это себе на заметку. На Земле есть специалисты этого дела.

После этого он пересек большое помещение центрального поста управления. Они молча смотрели ему вслед. У тяжелой бронированной переборки ворот он посмотрел на часы.

— Объявить стартовую готовность. Незадолго до восхода Светила мы вылетим в галактику. Вместе со всем, что у нас есть. Капитан Клейн, известите об этом Торта на Ферроле. Сообщите ему, что я считаю необходимым срочно совершить на линкоре разведывательный полет, так как согласно нашим измерениям структуры, имеется серьезное опасение, что топсидиане планируют нанести неожиданный удар по Девятой планете галактики. Об этом должны быть информированы ферронские оборонительные форты. Мы стартуем ровно за два часа до захода Светила.

Клейн молча кивнул.

Родан серьезно посмотрел на остальных и продолжал:

— Хактор вылетит на ферронском эсминце сразу с наступлением ночи. Топсидианин с ним. Конечно, было бы крайне нелогично пытаться обосновать удавшийся побег.

— Как, простите? — тяжело дыша, спросила Тора. Она уже ничего не понимала.

— Было бы нелогично, если бы мы остались на Ферроле с быстрым линкором, — мягко пояснил Родан. Хактору тогда не удалось бы уйти далеко. Вы всерьез считаете, что командование флота топсидиан хотя бы на секунду поверит в то, что Хактор смог бежать на своих жалких кораблишках помимо нашей воли? Даже в том случае, если бы у него было большое преимущество во времени. Так что его удачный побег следует обосновать. Мы стартуем и исчезнем в космосе. Если нас здесь не будет, мы не сможем начать преследование. Булли, рискуя превратить ферронский космический порт в руины, мы поднимемся с земли на большой скорости. Захваченный топсидианин должен будет как следует услышать, что «Звездная пыль II» исчезает. Только это обеспечит успех большой игры.

Родан кивнул молчавшим космонавтам.

Реджинальд Булль взглянул на остальных.

— Скоро я тоже поверю в то, что ящеров можно одолеть. Если Ниссен теперь, согласно плану, передаст, что огромный флот находится на марше к галактике Веги, адмиралу-топсидианину станет плохо. Будь я на его месте, я бы немедленно очистил шесть малозначительных спутников и попытался бы неожиданно напасть на нашу предполагаемую родную планету. Благодаря сфабрикованным документам я бы точно знал, где мне следует ее искать. Кроме того, каждый стратег из моего штаба посоветовал бы мне использовать временное отсутствие на планете сильных кораблей.

— Сначала нужно услышать радиосообщение Нисеена, — с иронией заявила Тора. — Вы, кажется считаете, что все человеческие намерения всегда должны исполняться, не так ли?

Булли одарил ее глубокомысленным взглядом.

— Вы никогда не поймете этого. — Он вздохнул. — Если бы Родану было что сказать в вашей всемогущей Империи, то вашим сонным соотечественникам пришлось бы удивиться.

Тора вышла из помещения. Булли широко улыбнулся ей вслед.


предыдущая глава | Бессмертие | cледующая глава