home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 7

— Спокойно, Рыженькая, — прошептал Кейн. — Я тебя не трону. Ты слышишь меня?

Кристи его преотчетливо слышала. Но она не верила ему.

— Я отпущу руку, — сказал Кейн. — Но прежде чем закричать, подумай хорошенько. Слышишь?

Кристи кивнула.

Снова мелькнула белозубая улыбка.

— Ну вот и молодец, умная девочка. Охрана Хаттона — местные ребята: ковбои и охотники. Для городской девушки ты бегаешь неплохо, но от них тебе не убежать.

Спокойный голос Кейна несколько успокоил Кристи.

Она нерешительно кивнула.

— Я тебя не трону, — повторил он. — И помогу выбраться отсюда, если ты этого хочешь. Ты ведь этого хочешь?

Кристи снова кивнула.

Кейн медленно убрал руку, и Кристи наконец смогла вздохнуть свободно.

Вновь обретенная свобода была столь же неожиданна, как и внезапное нападение Кейна. После навалившегося на нее тяжелого тела ночной воздух показался особенно сладостным, а ночь бескрайней.

— Отдышалась? — тихо спросил он.

— Почему вы мне решили помочь? — прошептала она.

Снова мелькнула белозубая улыбка, на сей раз, как заметила Кристи, вежливо-холодная.

— Хороший вопрос, Рыженькая. Я и сам не знаю. Отдышалась?

— Пытаюсь.

— Давай скорее. Вся охрана Хаттона уже поставлена на уши.

Действительно, по лужайке шарили огни четырех фонарей, приближающиеся огоньки были видны и со стороны подиума.

— Я готова.

Не теряя ни секунды, Кейн поднялся на ноги, увлекая за собой Кристи.

Сила, с которой он тянул Кристи за руку, неприятно напомнила ей о том, как он на нее навалился. Ничего приятного, когда на тебя непрошенно наваливается мужчина — тем более такой большой и сильный, как Кейн. Кристи непроизвольно попыталась вырвать руку. В ответ Кейн сжал ее не хуже, чем наручники Хаммонда.

— Спокойно, Рыженькая. Я знаю, куда бежать, а ты нет.

— Я могу и…

— Тихо!

Кейн произнес это мягко, но требовательно. Как ни хотелось Кристи избавиться от него, она понимала: сейчас ей лучше подчиниться. Наконец они выбрались на узкую тропинку.

— Следуй за мной, — сказал Кейн едва слышно.

Его голос был так же тих и спокоен, как ночная тишина вокруг. Казалось, он видел в темноте не хуже волка. И двигался он так же, как волк, — бесшумно, угадывая путь интуитивно и совершенно не чувствуя усталости.

Кристи следовала за ним, стараясь ступать так же тихо, но это оказалось невероятно трудным.

Добравшись до оврага, Кейн остановился. Края оврага были в высоту около четырех футов и почти вертикальны. Кейн осторожно спустился в овраг и затем, нащупав ногами твердую почву, подхватил Кристи на руки. Он осторожно усадил ее на сухой песок, покрывавший дно оврага, и медленно отпустил. На мгновение его руки скользнули по ее груди, но он, казалось, не обратил на это никакого внимания. Не успела Кристи отдышаться, как Кейн снова устремился вперед.

— Поторопись, Рыженькая. Или, может, тебя понести на руках?

Кристи покорно последовала за ним. Она совершенно выбилась из сил, а сколько еще идти — неизвестно. Ее вдруг охватила злоба — на Кейна, на себя, на весь мир.

Под лунным светом песок казался асфальтированной дорогой. Внезапно песок стал влажным: на дне оврага протекал ручей. Кейн подождал, пока Кристи переберется через него.

— Тише, — произнес он едва слышно.

Она кивнула, и они пошли дальше, стараясь ступать как можно тише.

Откуда-то справа вдруг раздались мужские голоса. Криети похолодела, а сердце отчаянно заколотилось. Но похоже, их, слава Богу, не обнаружили.

Кейн снова схватил ее за руку, увлекая за собой.

Холодный ночной ветер обдал Кристи, и она почувствовала, что находится на высоте семи тысяч футов и воздух здесь разрежен. С трудом дыша, она еле поспевала за Кейном. Лишь через пять минут он немного замедлил шаг.

Кейн дышал часто, хотя и легко. Похоже было, что на него высота совершенно не действовала. А ведь легкие у него, вспомнила Кристи, прострелены. Конечно, он силен и вынослив, но все-таки и он не машина. Ему тоже нужно дышать.

От этой мысли Кристи вдруг стало легче. Кейн вопросительно поглядел на Кристи. Она молча улыбнулась ему, и они отправились дальше.

Через несколько минут им снова попался ручей. Кейн увлек Кристи в тень растущих над водой ив и притянул к себе. Не успела она опомниться, как он прижал губы к ее уху — так близко, что она чувствовала его горячее дыхание, — и прошептал:

— Тихо.

Кристи неподвижно стояла, прижавшись к нему, спиной ощущая холод ночи, а грудью — его разгоряченное тело. В ночной тишине она слышала лишь дыхание Кейна — и свое собственное.

К своему удивлению, Кристи обнаружила, что их уединение и близость скорее приятны ей. Казалось, в мире остались только они — она, Кристи Маккенна, и он, Эрон Кейн.

— Хорошо, — пробормотал Кейн, и они двинулись дальше.

Метров через пятьдесят, в ложбине оврага, поблескивая под лунным светом, стоял низкий открытый джип.

— Твой? — спросила Кристи.

— Твоего дружка-взломщика, — хмыкнул Кейн в ответ.

— Что?

— Это его джип.

— Он вовсе не мой дружок, — возмутилась Кристи.

— Ш-ш-ш…

— Но…

— Потом, — перебил ее Кейн.

Наконец в четверти мили от джипа, в тени ив, посеребренных луной, Кристи разглядела кузов знакомого фургона.

Кабина была высоко над землей, и Кейн осторожно подсадил Кристи и бесшумно закрыл дверь.

Мотор заводился медленно, словно нехотя. Кейн расслабился, откинувшись в кресле.

— А фары ты забыл включить? — спросила Кристи.

Он улыбнулся:

— Пока нельзя.

Кейн отлично вел машину в полной темноте. Лишь пару раз они на что-то наткнулись.

Кристи поневоле залюбовалась Кейном — сосредоточенным выражением лица, сильными руками, уверенно державшими руль.

Проехав несколько миль по дну оврага, они выехали на дорогу, которая, впрочем, оказалась не намного ровнее, чем дно оврага. Машину то и дело потряхивало на ухабах. Через милю начался еще один овраг.

Кейн так и не включил фары и не сбавил скорость. Лишь один раз, когда дорогу пересекал олень, Кейн резко нажал на тормоза.

Освещение в кабине он тоже не зажигал, поэтому огромный фургон был практически незаметен на ночной дороге.

«И этот „гробокопатель и сукин сын“ считает меня взломщицей?! — думала Кристи. — Тоже мне выискался…»

Наконец Кейн включил фары и прибавил скорость.

— Теперь мы уже в безопасности? — спросила Кристи.

— Да.

— Почему Джонни был один? — продолжала она допрос. — Или ты стоял на стреме?

— Что?

— Не притворяйся, что не понял. Я не думаю, что гости Хаттона оставляют свои машины в овраге.

Кейн усмехнулся.

— Ты не был в доме вместе с Джонни, но ты следил за домом. Ты назвал его взломщиком, стало быть, ты знал, что он делает в доме. Отсюда следует, что ты стоял на стреме.

— А из тебя получится неплохой сыщик. — Стараюсь.

— И много ты времени проводишь с грабителями и убийцами?

Он спросил это так спокойно, что Кристи сначала не поняла вопроса.

— Мужчина, которого ты считаешь грабителем и убийцей, похоже, не очень-то тебя пугает.

«Понятно, значит, тогда, в музее, он заметил, что я подслушиваю его разговор с Вероникой».

— Стало быть, — продолжал Кейн, — одно из двух: либо тебе нравится секс с убийцами, либо тебе не терпится залезть к убийце в штаны, чтобы узнать, чем он отличается от других.

Кейн говорил совершенно спокойно, тем сильнее было оскорбление.

— Останови машину! — потребовала Кристи.

Кейн не обратил внимания на ее слова.

Она потянулась к ручке двери.

Кейн нажал какую-то кнопку, и замок защелкнулся.

— Выпусти меня!

Голос ее выдавал страх, но она не могла ничего с собой поделать. Кристи действительно не на шутку испугалась.

— Машина идет на большой скорости, и если ты выпрыгнешь на ходу, то сломаешь свою нежную шейку. К тому же тебе вовсе нет необходимости рисковать головой. Я уже сказал: я тебя не трону.

— Пошел ты к черту!

— Я там был, крошка.

Кристи была уверена: он ее не тронет. Но от этого ей не было легче.

— Что тебе от меня нужно? — враждебно спросила она.

— Я спас твою задницу. Не кажется ли тебе, что ты теперь предо мной в долгу?

— И за это я должна ложиться с тобой в постель?

— Мне нужна кое-какая информация, — резко перебил Кейн. — А не секс. Господи, почему каждая женщина так уверена, что все мужики только и мечтают, как бы затащить ее в постель?!

— Потому что это действительно так, — буркнула Кристи.

— Не всегда.

— Ерунда.

Кейн неожиданно рассмеялся:

— Расслабься, крошка. Со мной ты можешь чувствовать себя в безопасности.

— Неужели я выгляжу уж совсем дурочкой? — огрызнулась Кристи.

— Если бы я хотел тебя изнасиловать, я бы сделал это сразу, тогда, когда ты лежала подо мной. Честно говоря, ты меня тогда здорово возбуждала.

Эта грубая откровенность вдруг вызвала у Кристи приступ гомерического смеха. Она хохотала как сумасшедшая и остановилась лишь тогда, когда совершенно обессилела.

— Ты к этому не привыкла? — спросил Кейн через некоторое время.

— К чему?

— К адреналину, — спокойно пояснил он. — Когда побегаешь как следует, сначала становишься чертовски раздражительной. А потом, когда отходишь, чувствуешь себя так, словно по тебе проехал огромный грузовик.

Кристи глубоко вздохнула:

— Ну, до этого я еще не дошла.

— Подожди, скоро дойдешь.

Ночь становилась все холоднее. Фургон съехал с плато в огромный каньон. Эти места казались Кристи знакомыми, и через несколько минут она поняла, что подъезжает к Ремингтону, только с другой стороны. Огни большого города, мерцавшие вдали среди кромешной темноты, казались стайкой светлячков.

Проехав несколько миль по направлению к огням, Кейн неожиданно свернул с главного шоссе на узкую дорогу, посыпанную гравием. Впереди чернел еловый лес, сливавшийся в темноте с горными хребтами на горизонте.

Стараясь не выдать испуга, Кристи спросила:

— Почему ты не повез меня в гостиницу?

— Потому что парни Хаттона в первую очередь будут искать тебя там.

— Охрана? Я не думаю, что они меня заметили.

— Ты в этом уверена?

Кристи задумалась. Хаммонд мог видеть ее в тот момент, когда она прыгала с балкона. Рыжие волосы, может быть, и красивы, но иногда могут принести массу хлопот.

— Нет, не уверена, — призналась она. — Куда мы едем?

— Ко мне домой. Никто не догадается искать тебя у меня. А завтра я разведаю обстановку и, если все будет тихо, отвезу в гостиницу.

— А если кто-нибудь увидит нас вместе?

— Они подумают то, что естественно думать в таких случаях, — улыбнулся Кейн. Улыбка его казалась особенно белозубой на фоне черной бороды.

— Любовь с первого взгляда? — усмехнулась Кристи.

— Что-то в этом роде.

— Ну что ж, не знаю, следует ли тебе доверять, но рискну.

Кристи замолчала, глядя на темный лес за окном и на отражение Кейна в стекле. Она чувствовала, как из нее выходит адреналин.

Минут через пять Кейн свернул на боковую дорогу. Свет фар выхватил из темноты небольшую хижину с покатой металлической крышей, стоявшую в окружении величавых елей.

— Если уж ты решила мне доверять, поверь еще раз, — сказал Кейн, выключая мотор.

— Чему я должна верить?

Не отвечая, Кейн вылез из машины, обошел вокруг кабины и открыл дверь со стороны Кристи.

— Я не стоял у Джонни на стреме. Я даже не знаю, что он искал в доме. — Кейн помолчал. — Ты давно знаешь Джонни?

— Я видела его в первый раз.

— Тогда откуда же ты знаешь, что это был именно Джонни?

Кристи вздрогнула, вспомнив огромного индейца, склонившегося над дверью со связкой отмычек.

— Огромного роста, еше выше, чем шериф Деннер, — сказала она. — Правая часть лица парализована. Лицо довольно приятное. В руках связка каких-то железок, вероятно, отмычек.

— Это Джонни, — кивнул Кейн. Задумавшись на секунду, он спросил: — Но если ты с ним не знакома, откуда ты знаешь, как его зовут?

— Один из охранников называл его Джонни.

Кейн присвистнул:

— Охранников? Они взяли его?

— Да.

Тон Кристи насторожил его. Он внимательно посмотрел на нее. При лунном свете в его глазах Кристи почудилось что-то волчье.

— Что же случилось потом? — спросил он.

— Теперь мой черед задавать вопросы.

— Задавай.

— Если ты не был на пару с Джонни, то почему ты шел за ним?

— Посмотреть, куда он идет, — сухо сказал Кейн.

— На чьей же ты стороне?

— На своей собственной. Итак, охранники взяли его. Что было потом?

— Почему это тебя волнует?

— Потому что Джонни и есть тот сукин сын, который четыре месяца назад пытался меня пристрелить.


ГЛАВА 6 | Тайные сестры | ГЛАВА 8