home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 23

Альбукерк накрывала толстая пелена смога.

Сороковая авеню, идущая с запада на восток, пересекалась под тупым углом с Двадцать пятой авеню.

Кейн второй раз за этот день вылез из будки телефонной справочной. Он оглядывался вокруг, словно случайно забредший в город койот. На шумных городских улицах он действительно чувствовал себя неуютно. К тому же Кристи почти все время молчала.

— Ларри узнал для нас имя этого следователя от полицейских, — сказал он, садясь в кабину.

Кристи посмотрела на него. Кейн понял, что он не может видеть боль в ее глазах.

— Все в порядке, — сказал он. — Его зовут Хойт Джексон. Он согласился дать «Горизонту» интервью.

— Мы собираемся взять интервью у полицейского?

— Хойт Джексон скорее археолог, чем полицейский.

— Будем надеяться, что это так.

— Ты можешь в любой момент вернуться домой, — добавил Кейн.

— Ты хотел выяснить, кто пытался убить тебя, — упавшим голосом ответила Кристи. — Ты это выяснил. Теперь я собираюсь выяснить, кто убил Джо-Джо.

Кейн завел мотор.

— В таком случае я буду охранять тебя.

— Какой герой! — фыркнула Кристи. — Сначала он спасает меня от самой себя, а затем от всего мира.

Кейн сильнее сжал руль.

— Никто не знает о Джее и Джо-Джо, — сказал он. — Новость о смерти Джонни не стала газетной сенсацией. Деннер нашел мой фургон в лесах, там, где оставил его Ларри. Если кто-нибудь и заметил твое исчезновение, то особого шума по этому поводу никто не поднял.

— Неудивительно. Во всем мире больше не осталось никого, кому я была бы нужна.

— Ты нужна мне.

— Знаем мы, как я тебе нужна! — с горьким сарказмом ответила она.

— То, что случилось прошлой ночью, не имеет к этому никакого отношения!

— Это я уже поняла.

— Послушай, дорогая…

— Кроме того, — перебила она его, — мы, кажется, договорились считать, что прошлой ночи не было.

— Ерунда.

— Аминь, братец.

Кейн прикусил губу, и больше никто из них за всю дорогу не проронил ни слова.

Кабинет Хойта Джексона выглядел так, словно он принадлежал бестолковому хранителю музея. Небольшой стол был завален бумагой, полки заставлены коробками с черепками и целыми горшками.

На каждой коробке или горшке была наклеена табличка: «ВЕЩЕСТВЕННОЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО». Это, пожалуй, было единственным признаком хоть какого-то порядка.

Хойт Джексон был одет в рубашку цвета хаки с нашивками Бюро землевладения, мешковатые джинсы и грязные ботинки. Лицо Джексона сильно загорело, на носу сидели очки в металлической оправе. Из всех полицейских, которых Кристи приходилось видеть, он был меньше всего похож на полицейского.

Джексон смахнул килы каких-то бумаг со стульев и жестом пригласил гостей сесть.

— Чем могу быть полезен? — спросил он.

— Я пишу статью для журнала «Горизонт» об искусстве анасазей, — начала Кристи. — Эрон Кейн — мой гид.

— Как я уже сказал констеблю Муру, вам было бы лучше обратиться в наш информационный центр.

— Меня интересуют только общие черты, — сказала Кристи. — В частности, незаконная транспортировка произведений искусства с юго-запада в Нью-Йорк. Ларри сказал, что вы лучше всех на Западе разбираетесь в этом вопросе.

Джексон был явно польщен, но все равно чувствовал себя неловко.

— Я не буду упоминать вашего имени — разве что если вы сами не захотите, — пообещала Кристи. — От вас мне нужно узнать лишь самые общие сведения, чтобы я смогла задавать вопросы людям, чьи имена будут упомянуты.

Джексон в конце концов пожал плечами.

— Джо сказал, что на Ларри можно положиться, — просто сказал он. — А Ларри, в свою очередь, порекомендовал вас. Так что чем могу — помогу.

— Спасибо.

— Итак, с чего начнем?

— Меня, в частности, интересует деятельность человека по имени Джонни Десять Шляп.

— Десять Шляп? Да, этому парню есть что рассказать. А вы не пробовали взять интервью у него самого?

Кристи не знала, что ответить.

— Он назвал ваше имя, — помог ей Кейн.

Джексон нервно заерзал в кресле.

— Джонни говорил мне, что он работает на Бюро землевладения. — Кристи отчаянно надеялась, что голос не выдаст ее напряжения.

— Этот придурок… извините, мисс, мы с Джонни никогда не ладили.

Кристи улыбнулась, словно успокаивая его.

— Джонни работал на вас?

— Джонни не состоял у нас в штате, — пояснил Джексон. — И уж тем более не был осведомителем.

— Кем же он тогда был?

Джексон потеребил бороду и посмотрел поверх очков сначала на Кристи, а потом на Кейна.

— Вы с ним уже разговаривали?

Кейн кивнул.

— Он упоминал свою тетку? — спросил Джексон.

— Он много чего говорил, — начала Кристи, опережая Кейна. — Дело в том, что мы не знаем, чему из того, что он говорил, стоит верить, а чему нет. А что он говорил вам о своей тетке?

Кейн с восхищением посмотрел на Кристи.

— Очень умно с вашей стороны, мисс, — сказал Джексон. — Джонни действительно не тот тип, которому можно верить.

— Я это уже поняла, — улыбнулась Кристи. — Поэтому мы и решили обратиться к человеку с безупречной репутацией. — Она ободряюще улыбнулась Джексону.

— У Джонни есть тетка в округе Рио-Арриба, — начал рассказ он. — Ее зовут Молли. Несколько месяцев назад у нее были серьезные неприятности: она копала землю без разрешения.

— Понятно, — кивнула Кристи.

— Она в общем-то очень симпатичная старушка. Просто не понимает таких вещей, как право на землю.

— Где она копала? — уточнил Кейн.

— В каких-то развалинах рядом с каньоном Чако, — сказал Джексон. — Там ее и обнаружил один из наших молодых офицеров.

— Копала? — переспросил Кейн. — Это ведь, значит, уголовное дело?

— Да, — вздохнул Джексон. — Был бы офицер поопытнее, он, может быть, повернул бы по-другому… Кейн сочувственно вздохнул.

— Так или иначе, — продолжал Джексон, — Джонни Десять Шляп однажды пришел ко мне и предложил сделку.

— Чтобы спасти тетю? — спросила Кристи. Джексон кивнул.

— Он хотел предоставить нам компромат на известное лицо в обмен на свободу тетки.

— Разве такие вещи делаются? — удивилась Кристи.

Джексон заерзал в кресле.

— Очень часто, — ответил вместо него Кейн.

— Что же за информацию предлагал вам Джонни? — спросила Кристи.

— Если послушать его, колоссальное дело. Огромное количество похищенных произведений искусства. Замешаны самые известные люди из Нью-Йорка.

— Он уже сообщил вам эту информацию?

— Пока нет. Честно говоря, именно поэтому я и согласился встретиться с вами, поскольку вы из Нью-Йорка и все такое. Я думаю, вы сможете мне помочь.

— Я, может быть, и могла бы, если бы знала, что хотел сказать Джонни. Что он успел рассказать вам?

— Ни одного конкретного факта.

— Сколько раз вы говорили с ним?

— Три раза, — сказал Джексон. — Джонни говорил что-то туманное про Нью-Йорк, а потом спросил, как мы определяем, где был найден горшок, после того как он уже продан, а никаких документов не сохранилось.

Кристи почувствовала, как Кейн насторожился.

— В конце концов я решил, что Джонни просто хочет кое-чему научиться, чтобы охотиться за горшками было безопаснее, — продолжал Джексон. — Поэтому я сказал ему, чтобы катился на все четыре стороны, если у него нет конкретных фактов.

— Понятно, — сказала Кристи. — Когда это было?

Джексон нахмурился. Он взял со своего стола круглый черный камешек и начал задумчиво катать его в руке.

— Не так давно, — наконец ответил он. — Честно говоря, что-то мне в этом Джонни не понравилось. Мне кажется, у него просто не все дома.

— Разве то, что он говорил вам, было таким уж странным?

Джексон вздохнул и положил камешек обратно. Пауза затянулась. Кейн потянулся за гладким черным камешком.

— Камешек из желудка динозавра, — определил он. — Отличный экземпляр.

Джексон посмотрел на Кейна с уважением.

— Не каждый знает, что это за камень.

— Я часто находил такие камни в пещерах анасазей, — сказал Кейн.

— Как вы думаете, почему анасази держали такие камни в своих жилищах? — с интересом спросил Джексон. — Я собираю разные теории.

— Возможно, они использовали их, чтобы отполировать внутреннюю поверхность своих горшков, — предположил Кейн.

Пальцы Кейна, пока он говорил, нежно поглаживали гладкую поверхность камешка. Кристи вспомнила, как прошлой ночью эти же пальцы гладили ее, и невольно покраснела.

Кейн, кажется, прочитал ее мысли.

— Или, может быть, — добавил он, — им просто нравилось, каковы они на ощупь.

— Да, — улыбнулся Джексон, — я тоже однажды так подумал.

— Но вы все-таки собираетесь возбуждать уголовное дело против тетки Джонни? — вернулась Кристи к разговору.

— Молли — старуха. — Джексон поколебался, но затем сказал: — Между нами говоря, я собираюсь замять это дело.

— А где сейчас Молли? — спросила Кристи.

— Ей-богу, не знаю.

— А кто может знать?

Джексон на минуту задумался. Он открыл ящик стола, вынул папку и порылся в бумагах. Наконец он нашел то, что искал — телефон, записанный на обороте потрепанного почтового конверта.

— Ее полное имя Молли, Смотрящая На Солнце, — сказал Джексон.

Кристи почувствовала, как Кейн снова насторожился.

И снова промолчала.

— Молли живет где-то в районе небольшого местечка, называемого Каунселорс, — объяснил Джексон. — По дороге, ведущей в Рио Аррибу, вам попадется маленькая бензозаправочная станция. Спросите там. Вам подскажут.

Он вырвал листок из блокнота, записал телефон и протянул его Кристи.

— Это телефон ее дочери, — пояснил он. — Можете сначала позвонить ей, но я на вашем месте сразу встретился бы с ней лично. Молли еще может упереться и не захотеть разговаривать с вами.

Джексон поднялся, давая понять, что разговор окончен. Кристи с Кейном тоже поднялись, хотя и неохотно.

— Большое спасибо, — поблагодарила Кристи. — Извините за беспокойство. Не станем больше отнимать у вас время.

— Пожалуйста. — Джексон задумался. — Если вы действительно так цените мое время, тогда скажите мне, что же искала Молли на чужой земле.

— Она вам не сказала? — удивился Кейн.

— Нет. Уперлась, и все.

— Я думаю, некие магические предметы.

— Вы так думаете? — спросил Джексон.

— «Смотрящая На Солнце» — это имя, которое получает главная шаманша клана после того, как пройдет инициацию, — объяснил Кейн. — Если женщина с таким именем ищет что-то в земле, то это явно имеет какой-то религиозный смысл. Так что, я думаю, это дело действительно стоит замять.

— Пожалуй, так оно и есть! Спасибо. Я просто настолько увлекся своими старыми горшками, что забыл о живых традициях.

Кейн кивнул и пожал руку Джексона.

— Джонни интересовался приемами расследований? — спросил снова Кейн.

Джексон задумался, словно обкатывал этот вопрос в своем сознании, так же как недавно перекатывал на ладони круглый камешек. Затем поднял глаза на Кейна:

— Он хотел знать, каким образом мы можем доказать, что горшок был выкопан именно в этом месте, даже если в документации говорится, что он выкопан совсем в другом.

— Вы можете это доказать? — удивилась Кристи.

— Разумеется, мэм, — по-военному отрапортовал Джексон.

— Каким образом? — спросил Кейн.

— Об этом спросите у парней из лаборатории в Лос-Аламосе — если, конечно, вас туда допустят. Я лишь посылаю им образцы земли, а потом читаю данные экспертизы.

Кейн усомнился, что Джексон говорит всю правду, но промолчал. Все равно следователь Бюро землевладения не скажет больше того, что уже сказал.

— Ну что ж, — сказала Кристи, когда они снова оказались в фургоне, — теперь мы по крайней мере знаем, зачем Джонни понадобилась земля из кивы.

— Тебе это важно, Рыженькая?

— Нет. Хватит с меня забот и покрупнее.

— Например?

— Например, то, что моя сестра пыталась убить человека, а теперь убита сама. Или то, что я оказалась такой дурой, что по уши влюбилась в мужчину, который и трахнуть-то женщину как следует не умеет.

— Послушай…

— Извини, — перебила она его, — я сама виновата. Сама же говорила, что больше не будем об этом вспоминать. Все, больше не буду.

— Прошлая ночь не имеет никакого отношения к тому, что я тебя люблю, — тихо сказал Кейн, — Прошлой ночи не было. — Она посмотрела на часы. — Ну что, успеем в эту самую Рио-Аррибу, или как там ее, дотемна?

— Успеем.

— Отлично. Чем скорее все это кончится, тем скорее мы расстанемся.

— Скучаешь по своему другу? — ехидно спросил Кейн.

— У меня нет никакого друга.

— Тогда почему ты так стремишься расстаться со мной? Соскучилась по работе?

— С работы, я думаю, меня уже уволили, — устало сказала Кристи.

— Тогда почему ты так рвешься домой?

— Джо-Джо мертва. И теперь меня ничто не связывает с Западом, кроме горькой памяти о моей сестре, которую я всегда любила, иногда ненавидела, но никогда не понимала.

Безразличие, звучавшее в голосе Кристи, было для Кейна больнее, чем любая ненависть. Он посмотрел на нее, но она невидящими глазами смотрела в окно, прислонившись лбом к стеклу.

— Прошлое нельзя изменить, Рыженькая, — сказал Кейн. — Но будущее зависит от нас.

Кристи хотела было послать Кейна к черту, но у нее даже на это не хватило сил. Она опустила оконное стекло, чтобы осенний ветер обдувал ее разгоряченный лоб.

Так они проехали много миль. Холодный воздух и величавые пейзажи за окном наконец более или менее успокоили Кристи. Она выпрямилась и посмотрела на человека, которого знала всего два дня.

«Два дня? Господи! Неужели прошло только два дня?

Джо-Джо мертва. При мне убили человека. С Ником я рассталась. С моей работой, судя по всему, мне тоже придется расстаться.

А что у меня есть теперь? Бывший уголовник, с которым я бегаю по всему Дикому Западу?»

— Говори, — вдруг сказал Кейн.

— О чем?

— О чем ты думаешь.

— Я думаю о том, какая странная штука — время.

— О том, что прошло два дня, а кажется — два года?

Кристи испуганно посмотрела на него:

— Ты что, умеешь читать чужие мысли?

— Я тоже провел с тобой эти два дня.

Она рассмеялась — скорее грустно, чем весело, но все-таки рассмеялась.

— Но ты что-то не выглядишь усталым и разбитым.

— Это старый трюк, которому я научился в тюрьме. Когда тебя одолевают большие неприятности, думай о какой-нибудь ерунде.

— Ну и как, помогает?

— Как правило, да.

— А когда не помогает?

— Тогда трудности одолевают меня.

Кристи вздохнула:

— Ну что ж, попробуем говорить о ерунде. Начинай.

— В пещере Хаттона было так много сокровищ, что, когда Джо-Джо с Джеем увели у него из-под носа товару на миллион баксов, он этого даже не заметил, — сказал Кейн. — Теперь ты.

— Но Джонни заметил. Не мог не заметить. Ведь он занимался раскопками для Хаттона.

— Да. Но мне кажется, что он работал и на Джо-Джо.

Кристи нахмурилась:

— Что же произошло? Почему Джо-Джо с Джеем вдруг столь поспешно бежали отсюда?

— Может быть, Джонни запросил еще денег. Или они вообще не заплатили ему.

— Как бы то ни было, — сказала Кристи, — они поспешили подхватить последнее, что у них осталось, и бежали в Санта-Фе. А затем они… погибли.

— Если катастрофа действительно подстроена, то здесь возможны два варианта.

До Кристи его слова долетали словно издалека.

— Твоя очередь, Рыженькая, — сказал Кейн. — А то все я да я.

Кристи попыталась собраться с мыслями.

— Кому могла быть выгодна их смерть? — наталкивал ее на мысль Кейн.

— Джонни, если они его обманули. И Хаттону, которого они уж точно обманули.

— Но Джонни собирался использовать Джо-Джо и Джея в качестве козыря для спасения своей тетушки, — возразил Кейн. — Если бы он убил их, то потерял бы свою дойную корову.

— Значит, остается Хаттон.

— Я тоже так думаю.

— Почему?

— Если бы Джонни захотел кого-нибудь убить, он бы просто пошел и пристрелил его.

— Как он пытался пристрелить нас тогда, в пещере? — спросила Кристи.

— Да. Подкладывать взрывные устройства в самолеты — не его стиль.

— Но… — Голос Кристи сорвался.

— Что «но»?

— Хаттон, может быть, и продавал древние реликвии, скрывая доходы, но чтобы убивать ради этого…

— Тогда, значит, из ревности, — предположил Кейн.

— Человек, который любил смотреть, как она трахается с другими? — спросила Кристи, поморщившись. — К тому же они уже несколько месяцев как расстались.

— Наказание за то, что она крала у него? — продолжал строить догадки Кейн.

— Проще сообщить в полицию. Джо-Джо посадили бы, скандал на весь мир, прощай, слава, а с ней и денежки — чем не наказание?

Воцарилось молчание. Так они проехали еще несколько миль.

— Я готов поклясться, Джонни знал ответ, — неожиданно сказал Кейн.

— Думаю, что Хаттон тоже получал от Джонни полуграмотные записки с угрозами. Шантаж — хороший повод для убийства.

— Ты кое о чем забыла, Рыженькая.

— О чем?

— Джонни убил я. Если Хаттон и получал записки с угрозами, то только от Джо-Джо и Джея.

Перед ними на шоссе показалась длинная вереница машин. Когда Кристи с Кейном подъехали поближе, они поняли, в чем дело. Впереди на небольшой скорости ехала машина дорожной полиции штата Нью-Мексико, и машины частников были вынуждены выстроиться за ней в тесную колонну.

Кристи с Кейном проехали мимо полицейской машины с замирающим сердцем — а вдруг она развернется и последует за ними?

Но машина не повернула, и вскоре вся колонна скрылась из виду.

— Я надеюсь, что Молли, Смотрящая На Солнце знает то, что знал Джонни, — сказал Кейн. — Когда-нибудь этот клубок все-таки должен распутаться.


ГЛАВА 22 | Тайные сестры | ГЛАВА 24