home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 18

— Что ты собираешься делать? — рассеянно спросила Кристи.

Машина свернула на пыльную дорогу.

— Я собираюсь заехать к одному другу, — неопределенно ответил Кейн.

— Где он живет?

— В Ремингтоне.

— Это опасно?

— То, что Деннер мог видеть тебя со мной, тоже опасно для тебя, — сказал он. — Ведь ты была свидетельницей, как он в меня стрелял.

— Я подумала об этом, как только услышала выстрел.

Кейн невольно улыбнулся:

— А ты вовсе не такая, какой кажешься на первый взгляд, крошка.

Кристи посмотрела на него.

— Не говори какая. На сегодня с меня впечатлений достаточно.

Кейн покачал головой.

— А потом, после друга? — продолжала она.

— Буду искать.

— Джо-Джо?

— Да.

Машина повернула.

— И где ты собираешься ее искать?

— Надо подумать.

— У меня есть кое-какой план.

Кейн молчал.

— Разве ты не хочешь знать какой? — спросила Кристи через минуту.

— А что это будет мне стоить?

— Мои условия — мы работаем на пару, пока не найдем ее.

Кейн пристально посмотрел иа Кристи:

— Ты понимаешь, что Деннер сейчас уже, наверное, связался по радио с полицией?

Кристи кивнула.

— Не знаю, как долго мне еще удастся бегать от полиции, — сказал Кейн. — Закон здесь один: либо охоться, как волк, либо беги, как кролик.

— Не могу представить тебя в качестве кролика.

— Я не могу поверить, что такая женщина, как ты, может быть сестрой… — Кейн запнулся. — Господь Бог сыграл неплохую шутку..

Кристи криво улыбнулась.

— Ну как? — спросила она через минуту:

— Ты о чем?

— Можно считать, мы заключили сделку?

— Это может повлечь последствия, которые тебе не понравятся.

— Ну что же… — Кристи вздохнула. — Придется рискнуть.

Кейн холодно улыбнулся:

— А что, если, узнав от тебя, где Джо, я высажу тебя на дорогу?

— Придется рискнуть.

Прищурив глаза, Кейн смотрел на дорогу.

— Ну как? — Кристи стало уже невмоготу переносить его молчание. — Можно считать, что сделка состоялась?

Кейн кивнул.

Кристи облегченно вздохнула. Порывшись в карманах джинсовона нашла, ключ.

— Как ты думаешь, от чего может быть этот ключ? — спросила она.

Кейн удивленно покосился на Кристи и слова перевел взгляд на дорогу.

— Где ты его нашла?

— В комнате Джо-Джо.

— Хаттон знал обо всем, что у нее есть.

— Об этом ключе он не знал. Он лежал на дне ящика шкафчика в ее гардеробной.

— Откуда ты знала, где искать? — спросил Кейн.

— Последние шесть лет, что я прожила в Вайоминге, мне все время приходилось искать в комнате Джо-Джо какой-нибудь запретный плод.

Кейн оторвал руку от руля и потянулся за ключом. Кристи не отдавала его.

— Если не доверяешь мне, то лучше действуй в одиночку, — спокойно произнес Кейн.

Она разжала пальцы, и он взял ключ. Не говоря ни слова, он потянулся к связке ключей, висевших на стекле кабины, отделил от него один, положил оба ключа на ладонь и показал их Кристи.

Ключи были похожи.

— Не понимаю, — призналась она.

— Ты слишком долго жила в городе.

— Может быть, но при чем здесь это?

— А при том, что в небольших городках у каждого жителя есть свой почтовый ящик, рядом с почтой. Человек сам приезжает и забирает свою почту.

— Разве в Ксанаду письма не доставляются на дом? — недоверчиво спросила Кристи.

— Разумеется, доставка на дом существует. Но значит, Джо-Джо ждала какого-то письма или писем, которые хотела бы скрыть от Хаттона.

Кейн вернул ключ Кристи.

Через несколько минут он свернул на узкую пыльную дорогу.

Впереди появился старенький домишко.

— Подожди здесь, — бросил он, остановив машину.

Кейн подошел к домику и постучал. На прро-ге возникла женщина средних лет. У нее были темно-коричневые волосы, слегка тронутые сединой, и улыбка, которая, казалось, освещала все вокруг. Она звучно поцеловала Кейна и провела в дом.

Через несколько минут он вышел, держа в одной руке ворох какой-то одежды, а в другой — сумку с продуктами. Положив сумку рядом со своим сиденьем, он протянул одежду Кристи:

— Вот, переоденься.

— А ты?

— Я постараюсь на тебя не смотреть, хотя мне трудно будет удержаться от этого.

Кристи рассмеялась:

— Я хотела сказать: а ты разве не собираешься переодеваться?

— В здешних краях мужчина в грязных штанах — не такое уж невиданное зрелище.

— В Вайоминге, где прошло мое детство, женщины тоже иногда ходили в грязных джинсах.

— Но вряд ли эти джинсы были белыми и коллекционными.

— Пожалуй, ты прав, джинсы лучше поменять.

— Раздевайся, — лаконично изрек Кейн. — Все равно я не увижу ничего, чего бы уже не видел.

— Когда? Во сне? — улыбнулась она.

Он рассмеялся и прикрыл глаза рукой.

Кристи стянула свитер и блузку и надела мягкую вылинявшую рубашку, стянула белые джинсы и облачилась в обычные, голубые, такие же мягкие и вылинявшие, как рубашка.

Одежда оказалась ей впору — ну разве, может быть, чуть-чуть велика. Она переложила содержимое карманов в новые джинсы и повернулась к Кейну.

— Я был не прав, когда сказал, что не увижу ничего нового, — произнес тот.

— И что же ты увидел?

— Симпатичное бельишко, Рыженькая.

Проигнорировав его восторги, Кристи вытащила из сумочки кошелек. Кошелек был маленьким, изящным, явно из магазинов Манхэттена. Кристи вытряхнула из него деньги и кредитки и рассовала их по карманам. Кроме рубашки и джинсов, был и еще пестрый шелковый платок, поношенный жилет и вылинявшая красная футболка.

— Кого мне следует благодарить за все это?

— Энджи.

— Она и есть тот самый твой друг?

— Да.

— Она действительно твой друг, если одолжила свою одежду… скажем так, другому твоему другу.

Кейн покосился на Кристи:

— Энджи, как и любому человеку, порой становится одиноко. Поэтому иногда, пока она готовит ужин, я развлекаю ее своими новыми археологическими теориями.

Кристи неопределенно хмыкнула.

— Или я нарублю ей дров, а она погладит мои рубашки. Иногда я учу чему-нибудь ее старшего сына. Энджи так и не научилась читать и писать, но она отлично знает жизнь.

Кристи покраснела.

— Я не имела в виду…

— Имела. Так что я говорю тебе, Энджи — мой друг. Друга найти гораздо сложнее, чем какую-нибудь шлюху.

Они молчали всю дорогу, пока Кейн не въехал в Ремингтон. Он старался держаться подальше от главной улицы, петляя по неасфальтированным улочкам без указателей. Наконец машина остановилась в аллее в полутора кварталах от главной площади Ремингтона.

Дома в Ремингтоне были в основном одноэтажными, и с того места, где они находились, был хорошо виден возвышавшийся над крышами второй этаж здания ремингтонского суда. Посреди площади гордо развевался американский флаг.

— Вон там почта, — Кейн указал на флаг. — Все, что от тебя требуется, — выяснить, который из ящиков принадлежит Джо-Джо.

— А на ключе нет номера? Черт побери, сколько же всего этих ящиков?

— Около ста.

Кристи повертела ключ в руках — вдруг на нем есть номер. Но номера не было.

— Около ста?! — Она покачала головой.

— Начни с конца, с сотого.

— Почему?

— Ящики с первыми номерами уже сто лет принадлежат одним и тем же семьям.

— Логично. А если кто-нибудь увидит, как я шарю по всем ящикам?

— Во всяком случае, лучше это сделать тебе, чем мне. У меня уже лет десять один и тот же ящик, и многие его знают. Я уж не говорю о том, что все здесь знают меня.

— Если здесь все всех знают, то уж тем более на меня обратят внимание.

— Здесь много туристов, много сезонных рабочих, которые могут арендовать почтовый ящик на время. Осенью как раз много народа приезжает и уезжает.

Кристи колебалась.

Кейн потянулся за ключом.

— Нет, — сказала она, — тебя непременно заметят. Когда ты проходишь, все женщины на тебя оборачиваются.

Он удивленно посмотрел на нее.

— Это действительно так, — продолжала Кристи. — Все дело в твоей походке. — Она потянулась к ручке двери. — У тебя такая походка, словно ты хочешь сказать: «Смотрите, вот идет настоящий мужчина с Дикого Запада, а не какой-нибудь городской пижон!»

Кейн вдруг удержал ее.

— Ты забыла кое о чем, — сказал он.

— О чем?

Кейн нежно дотронулся до ее волос.

— О них. Огненно-рыжих и чертовски красивых.

— Ты о моих волосах?

— О них. Ослепительные, как солнце, даже глазам больно. А на ощупь — мягкие и шелковистые. И если ты сейчас их не прикроешь, то я не могу гарантировать, что не зацелую тебя до полусмерти.

— У меня нет шапки.

Не отводя от нее взгляда, Кейн взял платок Энджи, сложил его по диагонали и повязал его Кристи, завязав концы узлом на затылке. От нежного прикосновения его пальцев словно ток пробежал по ее чувствительной коже.

— Беги, родная, — произнес Кейн. — Торопись.

Кристи выскользнула из кабины.

— Я буду ждать тебя здесь, — Кейн кивнул на дверь обшарпанного здания. — Не задерживайся. Мне нужно избавиться от своего фургона как можно скорее.

Кристи кинула взгляд на полустершуюся вывеску на двери.

— Бар «Капля росы»? Ну и название!

— Ищи меня в глубине бара, — ответил Кейн.

Она быстро пошла по направлению к главной площади.

Улицы Ремингтона на этот раз были оживленнее, чем вчера. На стоянке перед супермаркетом толкалось множество людей. На противоположной стороне улицы остановился автобус, из него высылали пассажиры. На площади в тени одного из огромных деревьев собралась кучка велосипедистов.

На Кристи никто не обратил внимания. Женщина в старых джинсах и платке была для Ремингтона обычным явлением. Кристи чувствовала себя совершенно естественно. Нравы, царящие в провинциальных западных городках, были ей знакомы; она знала, как вести себя, чтобы местные ковбои и их жены приняли ее за новую жительницу городка, а не за случайную гостью.

В зале почты стоял крепкий запах трубочного табака, хотя вообще-то курить здесь не разрешалось. Кроме Кристи, на почте из посетителей была лишь одна женщина-индианка с резкими чертами лица и двумя длинными красивыми черными косами за спиной.

Кристи прошла в зал, где висели почтовые ящики. Их действительно было ровно сто. В зале никого не было. На полу валялись старые почтовые конверты.

Не оглядываясь, Кристи уверенно прошла прямо к ящику № 100 и принялась за работу. Ключ легко вошел в скважину, но не поворачивался. Та же история повторилась с ящиками № 99 и № 98.

Кристи казалось, что ключ ужасно гремит, но никому не было до нее дела.

Она безуспешно попыталась открыть еще три ящика. Вдруг раздались шаги. Встав к следующему ящику вплотную, чтобы загородить номер, Кристи вставила ключ. Ящик не открывался.

Вошел какой-то пузатый мужчина и направился к своему ящику.

Кристи прошла мимо него к телефону-автомату, висевшему на противоположной стене, по дороге вынимая мелочь из карманов. Она позвонила в гостиницу.

— Говорит Кристи Маккенна, — сказала она. — Мне никто ничего не передавал?

Последовала пауза. Кристи поняла, что ее исчезновение не прошло в гостинице незамеченным.

— Где вы, мисс Маккенна?

— Я звоню из автомата. Мне никто ничего не просил передать?

— Мистер Хаттон хотел бы срочно вас видеть.

— Прекрасно. Больше никто ничего не передавал?

— М-м-м…

Кристи повесила трубку, С минуту поколебавшись, она сунула в щель автомата пластиковую карточку для междугородних звонков.

— Редакция журнала «Горизонт», — услышала она в трубке.

— Привет, Эми. Что-то ты засиделась допоздна.

— Да из-за Миры. Хорошо, что ты позвонила. Она уже тут на стенку лезет. Питер Хаттон хочет тебя срочно видеть.

— Я знаю, — сказала Кристи. — Еще какие-нибудь новости?

— Об этом спроси у своего приятеля, Ника.

— Почему у Ника?

— Мира сказала мне, чтобы я давала его телефон, если кто-нибудь будет тебя спрашивать.

Кристи разозлилась:

— Понятно.

— Что передать Мире? — спросила Эми.

— Что хочешь.

— Что?

— Ни черта не слышно, — пожаловалась Кристи. — Подожди, я перезвоню. — И повесила трубку.

Она позвонила Нику в офис.

— Привет, Ник. Говорят, тебя назначили ответственным за звонки, адресованные мне?

— Кристи! Где ты находишься?

— Похоже, что все сговорились задавать этот вопрос. Меня еще кто-нибудь искал, кроме Питера Хаттона и Миры?

— Некий Тед Отри.

— Это человек Хаттона.

— Понятно. Звонил еще кто-то, назвавшийся шерифом или чем-то в этом роде. Узнал мой телефон у Миры, черт бы ее побрал. Господи, да объясни ты наконец, что происходит!

— Да ничего, просто Мира в очередной раз взбесилась, — ответила Кристи. — Еще кто-нибудь меня искал?

— Я, — сказал Ник. — Ты думаешь обо мне?

— Господи, значит, это был ты, а не Джо-Джо!

— Что?

— Ты звонил мне в гостиницу?

— Звонил.

Кристи вдруг охватил страх. Она вспомнила слова Джонни: «Люди умирают, должны умирать».

— Кристи!

— Что? — прошептала она.

— Ты думаешь обо мне? — нетерпеливо сказал Ник.

— В данный момент я думаю только о Джо-Джо.

— О Джо-Джо? Твоей сестре?

— Да. Она не звонила?

— Нет. Когда ты меня с ней познакомишь?

Кристи поморщилась:

— Если мы когда-нибудь окажемся втроем в одной комнате, я обязательно тебе ее представлю.

— Потрясающе!

— Погоди радоваться. Видишь ли, я не думаю, что когда-нибудь снова окажусь с тобой в одной комнате.

— Не понял.

— Все кончено, Ник, — устало сказала она. — Прощай, адью, чао, крошка. Я ухожу. Ты свободен. Что было, то прошло.

— Что?

— Не заставляй меня повторять еще раз.

— Это имеет отношение к некоему Эрону Кейну? — неожиданно спросил Ник.

Кристи похолодела.

— Откуда ты узнал? — Голос ее срывался.

— Это из-за Кейна, да? — повторил Ник.

— Нет. Просто мы с тобой не…

— Отри предупреждал меня насчет Кейна, — перебил Ник. — Сказал, что он очень хорошо умеет манипулировать женщинами. Особенно нью-йоркскими, которые ищут на Диком Западе чего-нибудь эдакого.

Кристи молчала.

— Кристи!

— Ты в общем-то неплохой парень, Ник. Найди себе хорошую женщину и будь счастлив.

— Кристи, подожди…

Кристи повесила трубку. Она долго смотрела на телефон невидящим взглядом. Наконец снова направилась к ящикам.

Вокруг никого не было. Кристи перепробовала дюжину ящиков, стараясь делать это как можно тише, чтобы не привлекать внимания служащих почты.

В зал вошли две женщины с обветренными лицами и в такой же грубой рабочей одежде, как у Кристи. Они о чем-то оживленно болтали. Одна из них подошла к своему ящику, а другая бросила на Кристи, казалось бы, равнодушный, но на самом деле оценивающий взгляд.

Кристи почувствовала себя неловко. Она вышла из зала, пересекла площадь и подошла к магазину одежды, делая вид, что рассматривает витрины, а на самом деле не отрывая глаз от дверей почты.

Через минуту женщины вышли, сели в фургон и уехали. Кристи пошла обратно. Случайно кинув взгляд на здание суда, она вдруг увидела подъезжавший к нему знакомый фургон Деннера.

Шериф вышел из машины и буквально вбежал в здание суда. Он был не один.

Кристи не сразу узнала в незнакомце Отри. Оставив свой ковбойский камуфляж вместе со слащавой улыбкой, Отри теперь выглядел тем, кем он был в действительности — высокооплачиваемым полицейским.

Кристи захотелось вдруг убежать. Деннер, может быть, и не видел ее вместе с Кейном, но Отри, безусловно, ищет ее. Увидев Деннера и Отри вместе, Кристи подумала, что единственная разница между ними заключается в том, что Деннер по крайней мере был избран на свою должность.

Кристи поправила платок — не выбилась ли какая-нибудь непокорная прядь. Она прибавила шагу. Когда она входила в двери почты, рядом с фургоном Деннера затормозила полицейская машина.

В окно Кристи наблюдала, как из машины вышел полицейский и подошел к Деннеру и Отри. Деннер о чем-то оживленно рассказывал, все время показывая рукой в направлении Сестер.

Кристи не сомневалась, что он говорит о гибели Джонни Десять Шляп. И о том отношении, которое к этой гибели имеет Кейн.

Полицейский внимательно слушал. Когда Деннер окончил свою речь, полицейский вернулся к машине за рацией.

«Господи! — подумала Кристи. — Нужно бежать отсюда как можно быстрее. Но сначала я должна выяснить, от какого же ящика этот чертов ключ».

Кристи снова лихорадочно начала переходить от ящика к ящику, забыв обо всякой осторожности. Ящики не открывались.

В зал вошла молодая женщина с ребенком. Кристи обернулась.

— Представляете, забыла свой номер, — улыбнувшись сказала она.

— Бывает, — сочувственно рассмеялась женщина. — Семьдесят девятый можете не проверять — это мой.

— Спасибо.

Кристи продолжала совать ключ во все ящики.

Наконец ящик № 73 открылся.


ГЛАВА 17 | Тайные сестры | ГЛАВА 19