home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 32

— Исчезла? — воскликнул Саймон. — Да что ты такое говоришь?

Свен переводил тревожный взгляд с Доминика на Саймона: Свен был с ними в Крестовом походе, и ему совсем не хотелось скрестить меч в поединке с одним из братьев, а Саймон был сейчас очень близок к тому, чтобы вызвать его на бой. Свен бросил красноречивый взгляд в сторону глендруидской колдуньи, которая сидела по правую руку от своего супруга.

— Тише, тише, Саймон, — сказала Мэг. — Барон ведь совсем рядом.

Саймон упрямо сжал губы, но не стал спорить. Он вскочил из-за стола, резко отодвинув в сторону остатки трапезы, и подошел вплотную к Свену.

— Выкладывай все начистоту, — сказал он.

В его тихом голосе кипела еле сдерживаемая ярость.

— Леди Арианы не было на утренней мессе, — спокойно ответил Свен.

— Да, он говорит правду, — подтвердил Доминик. — Я думал, она пошла исповедоваться к священнику ее отца.

— К тому самому, что назвал ее шлюхой и потребовал, чтобы она раскаялась в грехе, которого не совершала? — презрительно промолвил Саймон. — Не думаю. Она исповедовалась бы кому угодно, только не ему.

— У священника Арианы не было, — продолжал Свен. — Ее нет также ни в купальне, ни в ее комнате. Она не вышивает и не наигрывает печальные песни на своей арфе.

— А на кухне ты смотрел? — спросила Мэг. — Она хотела показать кухарке, как нужно тушить мясо.

— Стражник говорит, что, кроме слуг, во двор никто не выходил, — возразил Свен.

Доминик улыбнулся и посмотрел на жену: Мэг однажды удалось перехитрить самого Свена, когда, переодевшись в крестьянское платье, она незаметно выскользнула из замка. Свен перехватил его взгляд и невесело усмехнулся.

— Этот стражник в Блэкторне уже давно, — возразил он, — и знает всех слуг в лицо.

— Ну конечно, Ариана не пошла на кухню, — сказала Мэг, выглянув в окно. — Посмотрите, какая метель — прямо снежная буря. Слава Богу, мы успели вовремя убрать урожай — он теперь хранится в Блэкторне.

— А вот леди Арианы здесь нет, — жестко произнес Свен. — Где я только не искал ее: у колодца, в казармах, в оружейной, в кладовой, в тайнике. Никаких следов.

— Дегерр, — гневно промолвил Саймон. — Это его рук дело. Он дорого мне за это заплатит!

— Но подумай сам, где он может ее прятать? — спокойно возразил Свен. — Он же сам находится в замке.

Доминик внимательно посмотрел на Мэг.

— Соколенок, — мягко произнес он, — что тебе привиделось в твоих вещих снах?

Мэг на мгновение прикрыла глаза. Когда она их открыла опять, они сверкали призрачным зеленым светом.

— Ничто не потревожило мой сон, пока не началась буря, — сказала она. — В первый раз за все это время я спала так спокойно, словно все наконец повернулось к лучшему.

— А сейчас, наяву, ты что-нибудь видишь? — спросил Доминик.

— Когда во время утренней службы во дворе поднялась метель, мне почудилось, что я там, среди снегов и ледяного ветра. — Мэг вздрогнула. — Там, где царит холод. Смертельный, лютый холод.

— Я знаю, — кивнул Саймон. — Я сам только что был у деревянного частокола, где работают каменщики. Их приходилось погонять, как упрямый скот, чтобы они хоть немного пошевеливались.

— Ну как, они успели заделать брешь в стене? — спросил Свен.

— Осталось совсем немного, — коротко ответил Саймон. — Мы закончим сегодня же — пусть даже мне придется самому таскать на себе камни. И похоже, все к тому идет — буря не утихает, а только усиливается.

— Да, — нахмурившись, промолвила Мэг. — Холода рано наступили в этом году.

— Возвращайся в свою комнату, соколенок, — сказал Доминик жене. — Твоим людям скоро понадобятся лечебные мази и бальзамы от обморожения.

Мэг хотела было возразить, но прочла в глазах Доминика неумолимый приказ: ему нужно было, чтобы она покинула комнату под любым предлогом.

— Хорошо, хорошо, я уже иду, — торопливо произнесла она. — Но, Доминик…

— Если нам понадобится твоя помощь, — прервал он ее, — я пошлю за тобой без промедления.

— Разумеется, — сдержанно ответила Мэг, поворачиваясь, чтобы уйти. — Как тебе будет угодно.

Когда звук золотых колокольчиков затих в коридоре, Доминик обернулся к Свену.

— Подожди немного за дверью, — сказал он. — Мне нужно поговорить с Саймоном с глазу на глаз.

Свен, конечно же, прекрасно понимал, о чем у них пойдет речь, а потому с нескрываемым облегчением тут же вышел из комнаты: у него не было ни малейшего желания находиться поблизости, когда старший брат станет задавать младшему вопросы, касающиеся такого деликатного предмета, как супружеские отношения.

— Вы поссорились с Арианой из-за ее прошлого? — резко спросил Доминик.

— Нет.

— Тогда, может быть, из-за ее отца?

— Тоже нет.

— Но что-то ведь поссорило вас?

— Нет. Когда мы с ней легли спать, между нами не было ни затаенных обид, ни горечи.

— Может, холодность?

Саймон закрыл глаза: горячая волна воспоминаний о прошедшей ночи пронеслась по его крови.

— Нет, — хрипло произнес он. — Совсем нет. Ариана горяча, как ни одна женщина в мире.

Доминик тяжело вздохнул и запустил руки в свои густые иссиня-черные волосы.

— Тогда я ничего не понимаю! — в отчаянии воскликнул он. — Почему она ушла?

— Может, она вовсе и не ушла.

— А может, у скользких угрей выросли крылья? — едко возразил Доминик. — Замок не такой уж большой, чтобы в нем можно было потеряться. Тем более если девушка носит платье Посвященных, расшитое серебряными молниями.

На это Саймону нечего было возразить.

— Я поищу ее сам, — сказал он.

— Нет, ты этого не сделаешь.

— Почему? — вспылил Саймон.

— Если ты будешь носиться в поисках своей жены по всему замку, Дегерр тут же побежит к королю или норманнскому герцогу, вопя во всю мочь, что мы убили его ненаглядную дочь и спрятали ее приданое вместе с ее телом. И тогда наша жизнь превратится в кромешный ад!

— Я буду осторожен, — бросил Саймон сквозь зубы.

— Иосиф и Мария! — пробормотал Доминик. — Да ты сейчас так же осторожен, как неистовый викинг.

Саймон с трудом сдержал готовое вырваться резкое слово. Необъяснимая тревога росла в его душе. Беспокойство зародилось в нем, еще когда он помогал каменщикам заделывать брешь в крепостной стене.

А потом поднялась метель и работать стало невмоготу.

«Смертельный, лютый холод».

— Пусти по следу Арианы Прыгунью или Стагкиллера, — коротко сказал Саймон.

— За пределы замка? Бесполезно — метель замела все следы.

— Начни искать в замке, там, куда Ариана редко заходила. Если след свежий…

Саймон не успел договорить, а Доминик уже приказывал оруженосцу, чтобы тот привел в господские покои Эрика вместе с его волкодавом. Прыгунью долго искать не пришлось — Доминик свистнул, и борзая тут же выскочила из-под стола, где она лакомилась объедками.

— У тебя есть что-нибудь из личных вещей Арианы? — спросил Доминик.

— Ее арфа.

Доминик посмотрел на брата почти с испугом.

— Ариана не взяла с собой арфу?

— Нет. Она оставила ее рядом с нашей кроватью.

Доминик встревожился не на шутку: впервые Ариана отправилась куда-то без своей верной спутницы.

— Хорошо, бери арфу и пойдем к колодцу, — сказал он. — Начнем поиски оттуда.

Когда Саймон спустился к колодцу, Эрик вместе со своим волкодавом уже ждал его.

— Стагкиллер не обнаружил засады вокруг замка, — сказал Эрик Доминику. — В такой холод кому охота сидеть без огня? Везде горят костры.

— Свен тоже так говорит. А также и то, что рыцари Дегер-ра не собираются двигаться в сторону Стоунринга или Сихоума.

— Для нас было бы лучше, если бы они это сделали: Кассандра подготовила бы им достойную встречу. Сомневаюсь, что после этого кто-либо из них остался бы в живых.

— Да, нам бы не помешало слегка проредить войско Дегер-ра. По словам Свена, у него в два, а возможно, и в три раза больше воинов, чем у нас.

— Если бы сам барон находился под стенами замка, а не сидел бы, развалясь, за столом в большом зале, я бы сказал, что мы на осадном положении, — пробормотал Эрик.

— Ну а сейчас, — сухо промолвил Доминик, заметив приближающегося Саймона, — мы почти на грани осады.

— Кто пойдет по следу первым, Прыгунья или Стагкиллер? — напрямик спросил Саймон.

— Прыгунья, — ответил Доминик. — Она часто бегает по всему замку, и никто не заподозрит, что она ищет чей-то след.

Доминик склонился к гончей, дал ей понюхать арфу, которую принес Саймон, и подал негромкую команду. Хотя большинство ее собратьев были хороши только в погоне за дичью на открытой местности, у Прыгуньи был острый нюх, и она пользовалась этим преимуществом в совершенстве. Чаще всего подстреленную дичь отыскивала она, а не крестьяне, лениво шарившие палками по дну какого-нибудь водоема.

Прыгунья понюхала арфу раз, другой, третий и посмотрела на Доминика. Тот отпустил ее, и борзая бросилась искать след.

Положив ладонь на голову Стагкиллеру, Эрик наблюдал, как проворная гончая рыщет, принюхиваясь, вокруг колодца. Приблизившись к винтовой каменной лестнице в углу комнаты, Прыгунья тихо заскулила.

Доминик тут же очутился рядом с ней.

— Вверх или вниз? — коротко спросил он.

— Вниз, — уверенно ответил Саймон. — Ариана редко ходила этим путем.

Доминик выпустил ошейник Прыгуньи, и борзая понеслась вниз по ступеням лестницы. Мужчины не отставали от нее, стуча каблуками сапог по камням. Когда они подбежали к сушильне для трав, то увидели Мэг, которая испуганно застыла в дверях, вцепившись в кожаный ошейник Прыгуньи.

— Что здесь делает… — начала было Мэг.

— Отпусти ее, — нетерпеливо прервал ее Саймон.

Мэг, не говоря ни слова, выпустила ошейник.

Прыгунья выскользнула из-под длинных складок зеленого платья Мэг и скрылась в комнате. Все поспешили за ней. Саймон схватил со стола светильник и остановился, ожидая, что Прыгунья будет делать дальше.

Сильный травяной дух сначала озадачил Прыгунью, но только на мгновение. Доминик дал ей понюхать арфу, и борзая снова заметалась по комнате в поисках следа. Вскоре она, видимо, отыскала нужный ей запах и стала потихоньку продвигаться к нише в стене.

Мэг и Доминик сразу поняли, куда она направляется. Доминик бросил быстрый, тревожный взгляд на Эрика, но тут же решил, что Посвященный колдун хранил и не такие секреты, как тайна подземного хода Блэкторна.

Прыгунья не отрывала нос от пола, как будто ее кто-то держал на привязи. Она подбежала к сваленным в углу бухтам пеньки и пустым мешкам и, заскулив, принялась скрестись в низенькую запертую дверь.

— Откройте ей, — напряженно сказал Доминик.

Саймон отодвинул засов и приподнял светильник. Его глазам открылся темный узкий тоннель.

Холодный воздух проник в комнату. Туманное пятно света впереди да завывания ветра говорили о том, что тоннель не слишком длинный.

Прыгунья задрожала от холода и заскулила, выражая готовность последовать дальше. Доминик прицепил поводок к ее ошейнику и шагнул к двери потайного хода.

— Оставайся здесь, — твердо произнес Саймон, схватив его за руку. — Ты должен быть в замке.

Поколебавшись секунду, Доминик все же вручил Саймону поводок и отошел в сторону. Саймон передал ему арфу и последовал за Прыгуньей в полутемный узкий лаз.

Собака и человек выскочили из тоннеля в заросли облетевшего ивняка. Хотя день еще стоял, небо уже было сумеречным. По земле стлалась поземка, ветер наметал огромные сугробы.

Идти по следу в такую погоду было невозможно, да и бессмысленно — снег заметал все тропинки. Но Саймон шагнул из тоннеля, помня только о том, что Ариана сейчас где-то там, среди стужи и ледяного ветра.

Прыгунья потеряла след почти сразу же за кустами, не отходя от лаза. Она жалобно заскулила и затопталась на месте, пока Саймон не дернул за поводок, уводя продрогшую гончую назад под своды тоннеля.

— Она потеряла след, — коротко сказал Саймон, вылезая из потайной двери в душистый уют сушильни. — Все замело снегом.

В его черных глазах застыло отчаяние — они были почти такими же неистовыми, как разгулявшаяся буря. Саймон, как и Прыгунья, дрожал от ледяных объятий холода.

— Очередь за Стагкиллером, — сказал Саймон Эрику. — Я не верю, что у него нюх острее, чем у Прыгуньи, но на него теперь вся надежда.

Все прекрасно понимали, что это их единственная надежда, пока не утихнет буря и Эрик не сможет послать на разведку своего сокола.

Стагкиллер тщательно обнюхал арфу и проскользнул в низенькую дверь. Пес был таким огромным, что головой едва не задел свод тоннеля.

Все застыли в напряженном ожидании.

Скоро, очень скоро послышался виноватый лай Стагкиллера, заглушаемый шумом ветра.

— Он тоже потерял след, — обронил Эрик.

— А другие следы там были? — спросил Доминик.

Эрик свистнул, лай стал приближаться, и вскоре огромный пес выскочил из тоннеля. Эрик приподнял его голову и что-то тихо сказал ему на непонятном языке.

Волкодав снова ринулся в потайной ход. Через несколько минут он вернулся и подбежал к своему хозяину.

— Там нет больше никаких следов, кроме следов Саймона и Арианы, — сказал Эрик.

— Ариана пошла туда одна? — изумленно воскликнул Саймон. — Но почему она покинула теплый замок в такую непогоду?

— Возможно, она ушла до того, как началась буря, — неуверенно заметил Доминик.

— А если бы даже и началась, она все равно бы пошла, — твердо сказала Мэг. — Храбрости ей не занимать — она ведь бросилась на своей лошадке прямо под копыта боевому коню.

— Может быть, ее заставили покинуть замок, — задумчиво промолвил Эрик.

— Она была одна, — возразил Доминик. — Твой пес не учуял других следов.

— Все это так. Но ее отец — колдун. Кто знает, что он замышляет?

Саймон застыл.

— Колдун? — переспросил он.

Эрик пожал плечами.

— Да, он причастен к Знанию — я это чувствую. Но это Знание когда-то посеяло вражду между друидами и между семьями. Даже человека оно может поссорить со своей душой.

— Если Дегерр причинил зло Ариане, он умрет, — отчетливо произнес Саймон.

— Сперва ты должен найти его дочь и доказать, что это так, — сказал Доминик.

— Какие тут еще нужны доказательства? — яростно выкрикнул Саймон. — Сама, по своей воле, она ни за что не пустилась бы в путь в такую непогоду. Ей было незачем уходить!

Внезапно в коридоре послышался звук приближающихся шагов, и в комнате воцарилось тревожное молчание.

— Это Эмбер, — быстро произнесла Мэг. — Я попросила ее помочь мне.

У всех вырвался вздох облегчения, когда в дверном проеме появилась Посвященная колдунья с сияющей улыбкой на лице. В ее золотистых волосах сверкал гребень с кроваво-красным янтарем.

— Что вы здесь делаете? — удивленно воскликнула она, заметив троих мужчин. — У вас наверняка есть дела поважнее, чем готовить травы для снадобий.

— Ты видела Ариану? — резко спросил Саймон.

— Да, не так давно — сегодня утром. Я повстречалась с ней в зале, и она сказала мне, где мой потерянный гребень. Оказывается, он лежал за подкладкой моего дорожного сундучка.

Мэг удивленно ахнула.

— Я открыла свой сундук, и он был там, как она и предсказывала! — радостно продолжала Эмбер. — Ну разве не чудо, что к Ариане опять вернулся ее волшебный дар?

Саймон молчал, словно оглушенный.

Но Эрика это известие нисколько не удивило: как только Эмбер заговорила о своем вновь найденном гребне, он уже знал ответ на мучивший всех вопрос.

— Ариана ушла за своим приданым, — решительно заявил он.

— В своем ли ты уме? — воскликнул Саймон. — Чтобы она ушла пешком, да еще в бурю? Проклятое приданое может быть где угодно на пути между Нормандией и Англией!

Эрик прищурил глаза, вновь и вновь перебирая в уме все возможные события, которые преследовали его с того момента, как он узнал о пропаже приданого.

Саймон хотел что-то добавить, но Доминик сделал ему знак замолчать.

— Я почти уверен, — медленно произнес Эрик, — что Джеффри прихватил украденное приданое с собой в Спорные Земли. Если это так, то приданое спрятано где-то между Стоунрингом и Сильверфеллом.

— Она должна была сказать мне об этом, — мрачно произнес Саймон.

— Но ты бы не позволил ей отправиться одной, — возразила Мэг.

У всех мелькнула одна и та же мысль: Ариана решила, что пойдет одна на поиски пропавших сокровищ, чтобы Саймон не оставлял своего брата и господина одного в это тяжелое время.

— Приготовь лошадей, — сказал Доминик Саймону. — Ты должен нагнать ее как можно скорее. Лорд Эрик, не согласитесь ли вы отправиться с Саймоном?

— Я отправлюсь с ним сию же минуту, милорд.

— А что ты скажешь Дегерру? — спросил Саймон Доминика.

— Ничего. Ариана не выказывала ни малейшего желания встречаться с ним. Если нам повезет, то он ничего не заподозрит.

— Ну а если не повезет?

— Торопись, Саймон. Скачи во весь опор. Я хочу, чтобы моя жена снова могла спать спокойно.


Глава 31 | Очарованная | Глава 33