home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава десятая

Анри смотрел и смотрел на чудесный монумент, стоящий над миром, не в силах выйти из волшебного стеклянного шара. Сейчас его не интересовали ни прошлое, ни настоящее, ни то, что неподалеку смердит умерший бог. Его даже не интересовали другие вероятностные картинки будущего. Он смотрел и понимал, что выполнит просьбу старца — эта картина воплотиться в жизнь. Волшебные, обладающие могучей силой, переливающиеся всеми мыслимыми цветами строки из полузнакомых букв, появились поверх картины; не в силах прочитать едва узнаваемые слова, он, как давеча со словами старца, почувствовал их смысл сердцем:

«Гигантская глыба серого гранита выросла над соснами. Кондратьев вскочил. На вершине глыбы, вытянув руку над городом и весь подавшись вперед, стоял огромный человек. Это был Ленин — такой же, какой когда-то стоял, да и сейчас, наверное, стоит на площади перед Финляндским вокзалом в Ленинграде.» Ленин!»— подумал Кондратьев. Он чуть не сказал это вслух. Ленин протянул руку над этим городом, над этим миром. Потому что это его мир — таким — сияющим и прекрасным — видел он его два столетия назад… Кондратьев стоял и смотрел, как уходит громадный монумент в голубую дымку над стеклянными крышами».

Анри не знал, ни откуда эти строки, ни что они означают. Он понятия не имел, ни кто такой Ленин, Кондратьев или Финляндский. Но он понял — эти строки из того прекрасного мира, который он должен воплотить в жизнь. Эти строки давали надежду, вселяли в сердце любовь к жизни, возбуждали энтузиазм и восхищение.

От величественности внезапно выросшей перед ним Цели, Анри потерял сознание и рухнул на холодный камень пол, покрытый вековым слоем пыли.


Глава девятая | Хонсепсия | Глава одиннадцатая