home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 11

Свободной рукой я поймал леску и дернул три раза. Двигатель заглох, вокруг винта возник небольшой бурун воды. Меня протащило вперед над наклонной палубой. Я отпустил канат, продул трубки и поплыл вниз.

Мягко, как падающий лист, опустился на илистое дно. Коралловые наросты и морские ракушки царапали мои ладони. Достав из-за пояса нож, я с неистовой энергией расчистил от налипших моллюсков, ракушек, слизи небольшой участок палубы. Теперь надо было, не торопясь, исследовать корабль. На половине дороги зияла квадратная дыра, с бахромой коричневых водорослей. Заглянув внутрь, я неожиданно испугался темноты и выскочил назад, оцарапав руки. Я не рассчитывал так быстро найти корабль, поэтому не захватил с собой фонарик. Теперь, когда мы знаем, где он, у нас уйма времени, чтобы раскрыть все его секреты.

На вершине находилась большая наклонная платформа, а над ней более узкая и маленькая. Виднелась небольшая конструкция – скорей всего остатки украшений высокой палубы.

Я ликовал. Мне нужен был свидетель торжества: дернув четыре раза за леску, отсчитал пять секунд. Рассекая воду, ко мне спустился Джони Акимото. С пикой в руке он походил на ангела-мстителя.

Я сплясал для него джигу на палубе, размахивая руками, как клоун.

Когда Джони понял причину моего сумасшествия, он соединил над головой руки и подплыл поближе, схватив меня за плечо. Ударив ногами, он устремился наверх, подавая сигнал следовать за ним.

Я поднимался более медленно, вовремя вспомнив выученный урок – корабль с сокровищами мог подождать, а быстрый подъем грозил адской болью в суставах.

В следующую минуту Пэт и Джони втянули меня в лодку. Мы кричали, били друг друга по спине, смеялись, как идиоты, целовались с Пэт, Лодка под нами опасно раскачивалась.

Джони Акимото вернул нас к действительности:

– Прежде всего, необходимо засечь место.

– Совершенно верно, Джони. У нас слишком много работы, не будем тратить время впустую.

Мы произвели расчеты, пытаясь определиться. Чтобы увековечить память о "Донне Люсии", вытащили стеклянный буй и сбросили его над местом катастрофы.

Хотелось спуститься еще раз, но Джони Акимото покачал головой:

– Нет, Ренбосс, на сегодня хватит.

Я энергично запротестовал:

– К черту, Джони! У нас впереди весь день.

– Знаешь, Ренн, Джони прав, – успокоила меня Пэт. – За полдня ты сделал то, на что ушли бы недели.

– Что ты хочешь? – спросил Джони.

– Осмотреть трюм.

– У вас нет фонаря, Ренбосс, – мягко настаивал Джони. – Могу сказать, что вы найдете.

– Сундуки с золотом? – улыбнулся я.

– Нет, – медленно ответил он, – не сундуки.

– А что?

– Воду, Ренбосс. Воду, рыб и песок... Тонны песка.

Я потрясенно молчал. Мой триумф лопнул, как мыльный пузырь.

– Совершенно верно, Ренн, – Пэт Митчел успокаивающе похлопала меня по колену. – Это происходит со всеми потонувшими кораблями, разве не так? Вокруг собирается песок, он забивает трюмы. Ты же знал.

– Должен был знать, но совсем не думал об этом. Настроившись на поиски, забыл, что нужно будет делать дальше. С чего начнем?

– С завтрака, – выпалила Пэт.

Она достала из деревянной коробки толстые бутерброды из лепешек с мясом, бисквиты с маслом, сыр и четыре плитки сливочного шоколада. Разлила в железные кружки чай из термоса. За едой мы разговорились.

– Сегодня мы нашли корабль, – рассуждал Джони. – Это самая главная и трудная часть операции. Нос "Донны Люсии" завяз глубоко в песке, нетронутой осталась меньшая половина корабля. Хочу спросить: вы знаете, куда могли положить золото?

– Думаю, на корме, в каюте капитана. Я нарисую тебе, как выглядят такие корабли.

– Тогда, – ответил Джони, – наш единственный шанс в том, что золото находится на корме под небольшим слоем песка.

– Совершенно верно. В противном случае придется нанимать спасательный корабль, который откачает песок. И даже тогда у нас не будет стопроцентной уверенности.

Пэт Митчел слушала очень внимательно, в ее умных глазах застыл вопрос.

– Что ты об этом думаешь, Джони?

– Посмотрим правде в глаза, мисс Пэт: мы плохие специалисты. Я – абсолютный ноль, потому что умею только нырять, но не могу оставаться долго под водой. Ренбосс научился плавать с аквалангом, но знает чуть больше меня.

Он опять был прав. Я не находил аргументов против неумолимой логики этого островитянина.

Пэт задала следующий вопрос.

– Что ты предлагаешь?

– У Ренбосса есть друг, человек, который делает снаряжение.

Пэт посмотрела на меня. Я кивнул:

– Совершенно верно... Нино Феррари. Он был водолазом-подводником у итальянцев во время войны.

– Видите, – энергично вставил Джони. – Он – профессионал. Знает спасательные работы, понимает толк в оборудовании, умеет им пользоваться. Ренбосс сказал, что он обещал приехать. По-моему, мы нуждаемся в его помощи.

У этого темнокожего, одинокого парня была светлая голова!

– Отлично, Джони! Давайте устроим перерыв. Завтра утром ты отвезешь нас в Бауэн. Я позвоню Нино Феррари в Сидней и попрошу его как можно скорее приехать, собрав все оборудование, которое он сможет достать. Мы отвезем в Брисбейн пустые баллоны для перезарядки. Что скажешь, капитан?

Темное лицо Джони излучало радость:

– Скажу: да, Ренбосс. Мы возьмем мисс Пэт?

– Конечно!

– Хорошо. Я покажу ей свою "Вэхайн", как она держится на плаву?

Мы закончили разговор и стали завтракать. После еды, выбросили остатки за борт на корм рыбам, прополоскали кружки, уложили снаряжение и подняли канат с балластом.

И в этот момент я увидел самолет. Старая развалина, которой еще пользуются сельские жители для опрыскивания полей, да пастухи, когда в сезон дождей трудно найти дорогу домой. Он летел с запада, из Бауэна Самолет шел очень низко, мы слышали его шум, он тарахтел как старинная соломорезка. Достигнув острова, пилот сделал широкий вираж вокруг скал и вернулся назад. Он шел на бреющем полете, мы видели лицо летчика и неясно различимое лицо единственного пассажира. Самолет пролетел над нами и зашел на повторный круг. На этот раз он осмотрел пляж, сделал за островом восьмерку и возвратился к нам. Наконец он исчез из вида.

Мы переглянулись.

– Наверное, – улыбнулась Пэт, – богатый турист.

– Нет, – угрюмо возразил я. – Это Мэнни Маникс.

Джони крепко сжал зубы, но не вымолвил ни одного слова.

– Кто это Мэнни Маникс, Ренн?

– Расскажу после, – бросил я. – Давай, Джони, заводи!

Джони дернул стартер, мотор заурчал. Мы плыли к берегу, рассекая ленивые волны.

Этим вечером впервые за многие годы я держал за руки девушку. Мы сидели, укрывшись от ветра, в маленькой ложбине, заросшей травой и упругим дерном. Вокруг нас раскинул корни огромный пандан. Высоко над головой под дуновением ветерка тихо шелестели большие листья. Белые пряные цветы пьянили голову, а со скалистого откоса свисали дикие орхидеи. Мы слушали шепот волн и наблюдали за тонкой полоской серебра на воде.

Сначала мы ощущали неловкость, пытаясь скрыть наши мысли, говорили банальности, неуклюже шутили и смеялись, как гости на вечернем коктейле. Но полная истомы ночь и убаюкивающий голос моря действовали расслабляюще.

Мы сели поближе и стали тихо рассказывать друг другу о том, что накипело в душе. Я рассказал о мимолетной любви к Джанет, о медовом месяце на острове, о смерти жены и беспокойной пустой жизни. Поделился своими страхами и надеждами. Она сжала мою руку, и я почувствовал легкую дрожь.

Пэт придвинулась поближе и серьезно посмотрела на меня:

– Ренн, я хочу, чтобы ты мне кое-что объяснил.

– Что?

– Тебя действительно интересуют деньги?

Я ступил на тонкий лед, но попытался выбраться:

– А разве есть люди, которых они не интересуют?

– Деньги нужны всем. Большинство хочет иметь их очень много, но не каждый отдаст за них жизнь.

С этим было трудно спорить. Меня восхищала атака маленькой темноволосой леди.

– Не все ли тебе равно?

– Нет, Ренн, – сказала она очень серьезно, почти с мольбой в голосе. – Я знаю, что ты хочешь. Думаешь – стоит достать клад, и ты станешь свободным, начнешь новую жизнь. Сильно в этом сомневаюсь.

– Что дальше?

– По-моему, ты наденешь на себя кандалы, закуешь свое сердце цепями, – она говорила с такой горечью, в ее глазах было столько боли, что я был потрясен.

– Дорогая, что это? Проповедь о семи смертных грехах?

Она сверкнула глазами:

– Да, если тебе так хочется. Посмотри на себя, и ты поймешь – это то, чего я боюсь и что ненавижу.

– Что? Деньги? Ради чего мы гнем спину?

– Нет, Ренн, не деньги, а жажда денег. Ужасное, извращенное чувство! Ужас и ненависть были в твоих глазах сегодня утром, когда ты смотрел на самолет, думая о Мэнни Маниксе.

Она задела меня за живое, неприятно кольнуло в сердце. Я рассердился:

– Жажда? Ненависть? Страх? Черт возьми, что ты об этом знаешь?

– Очень много, – просто ответила она. – Я прожила с ними двадцать лет. Мой отец – очень богатый человек, но он никогда не был счастлив.

Моя карта была бита. Раздражение погасло. Я ласково спросил.

– И это все?

Она смотрела на меня горящими глазами, гордо вздернув подбородок.

– Нет уж, нет! – я схватил ее, обнял и поцеловал. Ее губы горели желанием. Она прижалась, вздрогнув, крепко обхватила мою шею загорелыми руками.

Море неожиданно затихло. Погасли звезды. Если бы с неба свалилась луна, мы бы этого не заметили.

На следующее утро Джони отвез нас в Бауэн. С берега дул легкий ветерок. Джони правил лодкой бережно и очень ловко, искренне гордясь своей "Вэхайн". Это был туристический круиз по спокойному морю при ясной погоде. Город изнемогал от жары и полуденного зноя. Под ногами клубилась пыль. Мы вышли с пристани и отправились на главную улицу.

Джони пошел с пустыми канистрами в гараж, купить бензин. У Пэт были свои дела в магазинах. Я взял курс на почту, чтобы позвонить в Сидней Нино Феррари.

В то утро телефон работал значительно лучше, и уже через двадцать минут после заказа я услышал голос Нино.

– Нино, это я, Ренн Ландигэн.

– Неприятности? Так быстро? – в голосе было напряжение.

– Нет, Нино, еще нет, но могут быть позже. Лучше, если ты будешь задавать вопросы, а я отвечать. Мы нашли его.

– Его? Корабль? – голос сорвался в высокий писк. – На какой глубине?

– Восемнадцать метров.

– Он сильно зарос?

– Наполовину. Половина кормы.

– Кораллы или песок?

– Песок.

– Много?

– Очень много.

Я слышал, как в мозгу у Нино проворачивались шестеренки.

– Понял. Ты хочешь, чтобы я приехал?

– Да, как можно скорее. Захвати все, что тебе нужно. Я оплачу груз.

– Его немного. Если не справимся сами, придется организовать большую спасательную экспедицию. Ясно?

– Да. Можешь прилететь сюда сегодня вечером?

Нино на секунду задумался, фыркнул и поинтересовался:

– Куда это сюда?

– Бауэн. Вечерним рейсом из Сиднея. Хорошо?

Нино опять фыркнул:

– Тебе палец в рот не клади.

– Приходится стараться. Нам... могут помешать.

– Тогда я приеду подготовленным.

– Неплохая мысль. Мы встретим тебя в аэропорту, если опоздаешь, пошли телеграмму.

– Хорошо. Ариведерчи...

– До встречи. Не задерживайся.

Я повесил трубку и вышел из будки, случайно толкнув человека в белом тропическом костюме, прислонившегося по соседству к стене. Повернулся, чтобы извиниться и онемел.

– Отличная работа, – сказал Мэнни Маникс.


* * * | Виселица на песке | Глава 12