home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 24

Можно сколько угодно готовиться к войне — тренировать солдат, готовить вооружение, собирать со всей округи добровольцев, — но рано или поздно приходит пора для активных действий. Сидя на одном месте, не победить.

Вот и К’ирсану пришлось-таки покинуть Рогно и направиться к Старому Гиварту. Численность армии перевалила за семь сотен, бойцы демонстрировали высокую выучку и небывалый боевой дух — чего ждать?! Тем более что со всеми прочими делами Кайфат благополучно разделался.

И, развернув знамёна, войско организованно покинуло город.

Кайфат был готов ко всему. К регулярным нападениям всадников на тиррах, к ночным обстрелам из луков и лёгких метателей, к магическим ловушкам и отравленным колодцам, но такого не ожидал даже он: на всём пути его бойцы не встретили ни одного препятствия. Ни одного! Об армии восставших словно забыли, вычеркнули из памяти — в надежде, что всё как-нибудь само образуется.

Или К’ирсан чего-то не понимал, или Мишико гораздо большее ничтожество, чем он мог себе представить. На ежевечерних собраниях штаба Храбр с лейтенантами ломали голову над тем, какую гадость могут подготовить королевские генералы, — и всё без толку. В деревнях, где вставали на постой, они пытались терзать вопросами о засадах крестьян, но те лишь громко славили освободителей от «сатрапа» и «кровопийцы» и разводили руками. Начинало казаться, что Свили Первый давно бежал, оставив страну на откуп восставшим.

Правда, на такую удачу К’ирсан не рассчитывал даже сейчас. Если существует хоть какая-то вероятность, что случится чего-нибудь плохое или вовсе ужасное, это произойдёт. Проверено на личном опыте. Уже кем-кем, а баловнем судьбы Кайфат точно не был. Потому и сидел он как на иголках, каждую минуту ожидая очередной неприятности.

Которых и так хватало.

После ритуала призыва Рошага на Торн, или битвы с Повелителем Зла, кому как нравится, жизнь Кайфата круто изменилась. Зараза фанатичного преклонения, порождённая Руорком, распространилась на остальных. Внешний облик костяного дракона, а особенно его чудовищная аура, оказал на нетренированные сознания зрителей ужасающее воздействие. Страшно представить, что случилось бы, появись перед ними Рошаг во плоти, а не посредством иллюзии. Своей «победой» К’ирсан не просто остановил панику — он превратился в символ борьбы с Тьмой, а его прозвище Защитник приобрело уже иное толкование. Масло в огонь подливала и трансформация самого Кайфата. Неизвестно почему, ему никак не удавалось полностью взять под контроль энергопотоки в собственном теле, и теперь у него в глазницах полыхали светом иных реальностей два сгустка пламени. На фоне такой «особой приметы» даже изуродованное шрамами лицо не казалось чем-то особенным.

Произошли изменения и в отношениях между солдатами. Руорк после боя с мечерукими демонами взял на себя обязанности по охране К’ирсана. И вчерашние крестьяне вдруг стали телохранителями мага. Это было бы смешно, если бы не рвение, с которым они принялись за дело. Мнение Кайфата никого просто не интересовало: они готовы были исполнять взятый на себя долг даже вопреки воле своего кумира.

И пришлось оставить всё как есть. Храбр ехидно кривился от такого непотребства, но никак не комментировал. Более того, у К’ирсана имелись серьёзные подозрения, что капитан в какой-то мере разделяет взгляды Руорка. Во всяком случае, в той их части, что касалась охраны. Выбор, к которому Кайфат подтолкнул Храбра, уже привёл того на пост командира отряда, считай, генерала армии, и неизвестно, какие свершения ждут впереди. Если же будущий король погибнет, то можно забыть и о связанных с ним надеждах. Начав свои отношения с бандитами с принуждения, почти рабства, К’ирсан ухитрился разжечь в них пожар честолюбия и привязать к себе. До сих пор с трудом верилось, что у него всё получилось.

Последние дни он вновь вспоминал прошлое, свою жизнь на Торне, победы и поражения, минуты горя и счастья. К’ирсан вспоминал Мёртвый Лес, племена ургов, таргов и гвонков, рабство у Дарга и вояж с ним по странам Сардуора и Грольда, плен у эльфов и последующую службу у короля Зелода, период наёмничества в Загорном халифате и… Мелисандру. Да, дочь визиря он вспоминал особенно часто. За чередой забот у него никак не получалось забыть эту женщину. Красивую, опасную, страстную и невыносимо желанную… Проклятая эльфийская кровь! И здесь Длинноухие ухитрились ему напакостить, даже в любви!

Страсть и ненависть разрывали сердце, наизнанку выворачивали душу, лишь работа спасала от безумия. Впрочем, К’ирсану предстояло ещё столько всего сделать, что ясность мышления была ему обеспечена на долгие годы…

До Старого Гиварта оставалась пара миль, когда к Кайфату подбежал боец из головного дозора. Выглядел он взволнованным.

— Что случилось? — рявкнул Храбр.

Он как раз высказывал К’ирсану свои опасения насчёт странного затишья вокруг их армии, и, по его мнению, ничего хорошего в докладе быть не могло. Необычное бездействие Мишико всем действовало на нервы.

— Капитан, ваше магичество… У города идёт бой, вся северо-восточная окраина в огне, — выпалил на одном дыхании дозорный. И растерянно добавил: — Кто с кем сражается, непонятно. На знамёнах с обеих сторон дворянские гербы.

Канд, идущий рядом на правах первого ученика, присвистнул.

— Какой неожиданный поворот… — протянул К’ирсан. — Храбр, командуй ускорить шаг. Кто бы там ни сражался, если не хотим успеть к шапочному разбору, стоит поспешить.

Капитан немедленно отдал приказ, и по колонне прошла волна оживления. Солдаты подтягивали амуницию, проверяли оружие, амулеты и переходили на бег. Тягостное ожидание не пойми чего сменилось лихорадочным возбуждением.

В правоте дозорного К’ирсан убедился очень скоро. Как только армия вышла из-за холмов и город оказался как на ладони, они все смогли увидеть финал кровопролитного сражения. Две или даже три сотни всадников на тиррах гоняли по полю на окраине столицы остатки отряда латников. Н Кайфат готов был поклясться, что среди спасающихся от разъярённых ящеров солдат мелькала гвардейская форма. Но, что ещё более странно, местный аналог конницы прикрывали несколько сотен ополченцев, а это вообще ни в какие рамки не укладывалось. Дворяне вместе с горожанами режут королевские части?! Бред! Планируя мятеж, Кайфат даже в мыслях не допускал, что его поддержат в относительно благополучном Старом Гиварте. Всякое восстание опирается на недовольных, искать же таковых среди сытых столичных обитателей — дело гиблое.

Тем временем от позиций ополчения отделилась группа из пяти всадников и направилась к уже развернувшейся в боевые порядки армии К’ирсана.

— Учитель, там же Тёрн! — крикнул Канд радостно.

Гхол что-то согласно забормотал, и Кайфат наконец увидел старого друга, возглавляющего делегацию парламентёров.

— А ещё маг Руперт, — вставил Лукас. — Последние десять лет он служил роду Тарес.

Храбр помянул Кали и выжидательно посмотрел на К’ирсана, на что тот лишь улыбнулся:

— Свои.

Когда Кайфат отправлял Тёрна в столицу, то не ставил перед ним глобальных целей. Получение достоверных сведений о планах короля и его ближайшего окружения, распространение слухов и сплетен среди знати, завязывание полезных знакомств — вот, пожалуй, и всё, на что он рассчитывал. Когда-то была мысль посадить на трон Тёрна, но от неё Кайфат быстро отказался, сочтя бесперспективной.

Тем не менее Согнар ухитрился выжать из своего положения гораздо больше. Лишь благодаря его подрывной работе армия Мишико на Мёртвом поле недосчиталась нескольких сотен бойцов, что серьёзно увеличило шансы Кайфата на победу. И вот — новый сюрприз.

— Рад тебя видеть!

К’ирсан обнял спешившегося Тёрна, поймав краем уха недовольное ворчание Храбра. Привык быть первым помощником и теперь беспокоится о появлении конкурента?

— А уж я как рад! — расхохотался Тёрн, затем отстранился, хитро глянул на друга и командира: — Что, удивлён?

— Не без этого, — улыбнулся К’ирсан.

— Вот! Знай наших. А то нашёл дурака дома отсиживаться, пока сам Мишико Пожирателя Платков свергаешь. Собрал я друзей-товарищей, поговорили мы, всё обмозговали, со Старшинами ремесленных кварталов пообщались и решили тебе подарок сделать — ключики от города вручить. Чем мы хуже мэра Рогно? — Тёрн коротко хохотнул.

Но К’ирсан достаточно хорошо знал приятеля, чтобы распознать показное веселье. За шутками-прибаутками крылась серьёзная озабоченность.

Почувствовав желание хозяина, Руал подбежал к Согнару, цапнул его за ногу и требовательно засвистел.

— Чего тебе, Пушистый? Соскучился? — Тёрн сунулся было погладить зверька, но тот извернулся и хватанул его за палец. — А, сожри тебя Тьма! Ничего не меняется!

Прыгун вскарабкался обратно на плечо к К’ирсану, откуда зашипел, свирепо подёргивая хвостом. Намёк был понятен. Тёрн перестал улыбаться и, повернувшись к своим спутникам, сказал:

— Позволь представить моих соратников. Янек грасс Тарес, маг Руперт Схизм, Нестор грасс Суом и его брат Курам.

Те сдержанно поклонились, не переставая коситься на К’ирсана. Похоже, его полыхающие зелёным глаза заставили позабыть все заготовленные речи. Согнар наклонился к Кайфату и шепнул:

— Ну ты, командир, даёшь. Такое с собой отчебучил! Даже меня жуть берёт. Тебе надо впереди армии идти, чтобы все сразу видели, с кем биться придётся, и дорогу освобождали.

— Побочный эффект одного… дела, — дёрнул плечом Кайфат.

Тёрн покачал головой:

— Хотел я бы знать подробности этого «дела», — пробормотал он и уже громче продолжил: — Ладно, твоё будущее величество, ситуация такая: Мишико окончательно сошёл с ума и сговорился с культистами. Тёмных в столице собралось на удивление много, а первый советник и вовсе среди них самым главным оказался. — Тёрн поморщился. — Во дворце заменили всю стражу, после чего по ночам окна первого этажа стали мерцать белым светом, а парк наводнили странные личности. Дальше — хуже. В окрестностях начали пропадать люди: молодые женщины, дети, крепкие мужчины, а от резиденции нашего короля потянуло… нехорошим. — Тёрн кивнул на мага: — Господин Схизм объяснит лучше. Так вот, Янек, Нестор и Курам к тому времени собрали верстах в пяти южнее свои дружины — ждали твоего появления. Когда…

— Когда солдаты узурпатора ворвались в бедные кварталы и начали сгонять людей в одну кучу, — перебил его русоволосый парень в богато украшенной кирасе. Кажется, это был Янек. Благородная кровь не позволяла отмалчиваться перед лицом союзника, пусть даже и обладающего столь экзотической внешностью. — Даже с чернью нельзя так обращаться. Слуга господина Согнара проявил инициативу и встретился со Старшинами, о результатах беседы рассказал нам…

Тёрн хмыкнул.

— Ну, ты помнишь, командир, про… увлечение Гарука. Так он использовал его на полную катушку. Результат — на поле.

К’ирсан оглянулся на строй ополчения, который медленно теснил несколько десятков королевских латников, ещё пытающихся сопротивляться. Затем на глаза попался Руорк, жадно прислушивающийся к беседе, и Кайфат тяжело вздохнул. Понятно, ересь Гарука также попала на благодатную почву и дала всходы. Как бы всё не закончилось религиозной войной между последователями обоих «пророков».

— Господин Согнар, прошу не перебивать! — потребовал полностью оклемавшийся Янек.

Явно не привык быть на вторых ролях и скоро попытается занять главенствующее положение при Кайфате. Честолюбивый мерзавец!

Тёрн дурашливо поднял руки вверх, но от К’ирсана не укрылся мрачный блеск в глазах приятеля. Каким бы тот ни был раздолбаем, над собой он признавал лишь одного командира.

— Так вот, Старшины согласились поддержать восстание. По их словам, несколько сотен человек пропали в дворцовых подвалах, однако туда привозили всё новых и новых пленников, — продолжил грасс Тарес. — Настоящий король, даже такой, как Мишико, никогда не позволит устраивать подобные непотребства, а значит, власть в стране ему больше не принадлежит. И сохранять верность марионетке никто не собирается…

— Да испугались они, командир, до мокрых штанов испугались. Потому как с Тьмой шутки плохи. А про тебя слух пошёл, будто ты отродий Бездны на дух не выносишь и при первой возможности в ралайятский григ крошишь. Про эту же чушь о верности и долге пусть менестрели поют, — опять влез Согнар.

Янек громко скрипнул зубами, но возражать не стал. Дождался, пока Тёрн закончит, и торопливо продолжил:

— В общем, когда гвардейцы и наёмники очередной квартал оцепили, мы ударили им в тыл. С ними, правда, были маги, но наши чародеи не сплоховали и передавили их как клопов. То, что вы сейчас наблюдаете, это агония гвардии Мишико. Смерть трусов, отказавшихся принять бой в городе.

— То есть дорога в город свободна? — уточнил К’ирсан, поймав взгляд грасс Тареса.

Было приятно наблюдать, как бледнеет лицо этого дворянина, как на лбу выступают бисеринки пота и весь он как-то сжимается, становится меньше ростом.

Нет, этот Тёрну точно не соперник.

— Точно, командир, — радостно осклабился Согнар. — Старый Гиварт — твой. И мои друзья рассчитывают, что ты не забудешь род Тарес и род Суом, которые сделали тебе такой подарок.

Кайфат едва сдержал смешок. Судя по лицам Янека и двух его родовитых соратников, единственное, о чём они думали, — так это о правильности сделанного выбора. Служить королю со столь пугающим обликом и неведомыми способностями непросто, а порой и вовсе страшно. Вон маг даже издохнуть боится, стоит как пришибленный. Чего уж говорить о простых людях, лишённых Дара?

— Я всегда возвращаю долги, — наконец ответил Кайфат. — И принимаю «подарок». Жаль, к нему не прилагается Мишико, перевязанный красной лентой, да культисты мешаются, но всё равно благодарю за помощь.

— Тебе не угодишь, командир. Королька мы на десерт оставили, а Тёмные — это так, кости размять, чтобы совсем скучно не было, — рассмеялся Согнар и хлопнул по спине кого-то из братьев Суом. Тот даже закашлялся.

Отвечать на подначку К’ирсан не стал.

— Что ж, господа, тогда следуем во дворец, — сказал он, расправив плечи. Затем нашёл взглядом Храбра: — Действуй по плану. С собой возьму сотню ветеранов плюс охрану от Руорка. Этого должно хватить Мишико и его союзникам за глаза. — Кайфат прищёлкнул пальцами — И ещё… Решите с Тёрном вопросы взаимодействия и подберите задачу для его бойцов.

Вот так, надо сразу правильно расставить акценты. Дворяне будут сопровождать будущего короля на встречу с узурпатором, а Согнар останется на правах командира кавалерии и ополчения. Вроде бы и честь оказана, однако реальная власть закрепляется в руках старого друга. Пусть сразу видят, кто здесь хозяин, расшаркиваться перед новыми союзниками на манер Мишико он не собирался.

И К’ирсан, а вместе с ним Канд, Гхол и Лукас в кольце охраны решительно зашагали по направлению к городу. Новым союзникам ничего не осталось, как спешиться и пойти следом, ведя тирров на поводу.

До вожделенной короны оставался последний рывок…

— Ваше магичество… — Курам окликнул Кайфата, когда они уже вошли в тород. Молодой энергичный дворянин, с энтузиазмом принявший участие в мятеже, теперь мялся и не знал, как завести разговор. Наверняка с самого начала он со своими соратниками рассчитывал, что их помощь будущему королю окажется более чем весомой, а значит, и оценена должным образом. Удачливый разбойник во главе истощённой битвой на Мёртвом поле армии крестьян вряд ли забудет, кто подарил ему столицу. Однако они встретили могущественного мага с почти тысячей мечей за спиной, окружённого ореолом власти и силы, привыкшего повелевать, и теперь не представляли, как себя вести дальше.

— Да? — поторопил его К’ирсан.

— Ваше магичество, не кажется ли вам, что идти в логово Мишико всего с ротой солдат — несколько… неразумно? — Слово было сказано, Кайфат на него никак не прореагировал, отчего Курам несколько приободрился. — Кто знает, что за силы собрал узурпатор: ведь не зря же он обратился к культистам за помощью, не зря же они открылись.

— Если этого недостаточно для победы, тогда и вся армия не поможет, — хмыкнул К’ирсан.

Тут же забеспокоился Лукас. Похоже, он решил, что штурм дворца будущий король начнёт с удара какой-нибудь смертоносной волшбой.

— Господин Кайфат, может, не стоит устраивать здесь второе Мёртвое поле?.. Если ваши чары выйдут из-под контроля, то погибнут сотни ни в чём ни повинных горожан. — Ученик Лансера аж побледнел. — Да и посольство Нолда под боком. Здесь столь мощные заклинания сразу заметят.

Парень вовремя вспомнил, где находится, и не стал говорить слова «Запретная магия» вслух, но они витали в воздухе. Дворяне вновь напряглись, начали переглядываться. Кайфат с трудом сдержал усмешку. С головой ухнув в пучину восстания, эта троица только сейчас озаботилась задуматься о том, с кем же они связались.

Голубая кровь, мархуз их задери. Вырожденцы!

Старый Гиварт словно вымер. По улицам пробегали редкие прохожие, пугливо прижимаясь к заборам и фасадам домов. Даже не боящиеся ни Альме, ни Кали торговцы — и те куда-то подевались. Столица жила ожиданием неприятностей. Сначала продавшийся Тёмным силам король, затем каждодневные облавы на бродяг и нищих, после которых пропадали вполне себе приличные люди, — и вот теперь солдаты самозваного короля топают по брусчатке. При таком раскладе надеяться на что-то хорошее точно не стоит!

До дворцовой площади оставалось всего ничего — полквартала, когда на пути следования отряда появился знакомый толстяк в сопровождении охраны. Увидев его, родовитые заговорщики потрясённо вздохнули, а Лукас аж покрылся красными пятнами.

Один К’ирсан встрече почти не удивился. Чего-то подобного следовало ожидать.

— Господин посол, какая встреча! — крикнул он и сделал знак охране, чтобы те пропустили посланца Нолда. — Что заставило вас покинуть дом в это опасное время?

— Дела, господин Кайфат. Дела! — Представитель Истинных тяжело дышал и постоянно вытирал раскрасневшееся лицо платком.

К’ирсан даже позволил себе улыбнуться, вспоминая о вкусовых пристрастиях Мишико. Впрочем, стоящий перед ним маг жевать от испуга тряпку точно не станет. Вон как рожу кривит!

— Как вы, наверное, уже знаете, Свили Первый спутался с чёрными ковенами и потому потерял всякую поддержку Объединённого Протектората. Он предал дело Света, попрал идеалы свободы и больше не может считаться частью цивилизованного мира, — продолжил посол. Несколько необычный облик Кайфата он старательно игнорировал. — К сожалению, Нолд не имеет сейчас возможности предать негодяя справедливому суду и поручает это вам. Если же вы пообещаете искоренить Тьму в Западном Кайене и будете следовать принципам, единым для всего Протектората, то вопросов о законности вашего прихода к власти ни у кого не возникнет.

К’ирсану вдруг вспомнилось сакраментальное: «Ты клянёшься следовать идеям свободы, равенства и принципам народовластия? — Да, мой повелитель». Интересно, когда отец Мишико свергал предыдущую династию, ему тоже приходилось выслушивать нечто подобное?

Пришла мысль, будто он пропустил какую-то важную деталь… Точно! С каких это пор Нолд перестал совать свой нос на чужой задний двор?! В Полоте они вон какую резню учудили — и ничего, обошлось, а тут какого-то королька боятся к ногтю прижать. Или Рошаг устроил такую весёлую жизнь, что все силы против него бросили?

Хотя это вряд ли. Несколько дней назад Кайфат читал свежий новостной листок из Ког Харна, — так про Козьи горы ни слова не было. Если бы там случилась бойня, то даже при самой жёсткой цензуре пару строк обязательно бы написали. Здесь что-то другое. Возможно, проверяют самого К’ирсана: готов ли он противостоять силам Мрака, не переметнётся ли на сторону Тьмы? Заодно и возможности его оценят.

— Меня несказанно радует выбор Нолда, постараюсь оправдать оказанное доверие. — Кайфат сделал всё, чтобы голос оставался ровным, а на лице не отразилось никаких эмоций. Издевательский тон сейчас вряд ли к месту. — Но, по слухам, Мишико поддерживают союзники, черпающие мощь в Нижнем мире. Справиться с ним будет непросто.

— О, Нолд верит в вашу способность решать проблемы подобного рода, господин Кайфат, — разулыбался посол. — Мы заинтересованы в вашей победе, а потому… не ограничиваем в средствах её достижения. Свили Первого необходимо задержать, и я лично стану гарантом законности всех ваших действий.

Посланник Истинных особенно выделил слово «всех» и с вежливой улыбкой заглянул в лицо К’ирсану.

Лицемеры! Прокляни вас Оррис, какие же лицемеры! Если перевести услышанное на понятный язык без экивоков и двусмысленностей, то островная Республика желала, чтобы Кайфат в пух и прах разнёс новых союзников Мишико. И Запретная магия на это время переставала быть для него такой уж и запретной. Посол же собирался стать глазами и ушами Нолда, чтобы на практике изучить возможности нового короля, а заодно получить на него рычаги воздействия.

Что ж, пока у государства чародеев сохраняется надежда на превращение Кайфата в свою марионетку, он в безопасности.

К’ирсан свирепо оскалился:

— Договорились.

…На дворцовой площади посланник и его охрана появились следом за бойцами Шипов. Тихие, незаметные, всё подмечающие, и вместе с тем — судьи-наблюдатели, даже на чужой земле чувствующие себя очень уверенно. Завоеватели и поработители, с которыми он завёл шашни. Тьфу!

Впрочем, К’ирсан знал, на что шёл. Если не нравятся политические игры, не хочется пачкаться в грязи интриг, если собираешься всегда называть себя честным человеком — то не лезь наверх. Оставайся тем, кем был. Паши землю, строй корабли, маши мечом во славу чужих идей, но не суйся во власть. И тебе не придётся улыбаться подлецам, пожимать руки мерзавцам, заключать союзы с предателями или угождать более могучим и сильным. А ещё тебе не придётся терпеть и ждать своего часа, чтобы отыграться за каждый миг унижения.

Именно так, и никак иначе!

Мысли об интригах и скрытых мотивах временных союзников отошли на задний план, когда К’ирсан увидел наконец, с чем ему предстоит столкнуться. И сразу стало понятно волнение посла, настороженность его охраны. В Старый Гиварт и вправду пришло Зло.

Резиденция Свили Первого в колдовском зрении светилась мёртвенным светом, а вокруг вились чёрно-белые снежинки энергии, тянуло холодом. Стены и крышу снаружи покрывал налёт плесени, а из провалов окон веяло смертью, страхом и нестерпимым холодом. Парк, который был заложен ещё пару сотен лет назад, безвозвратно погиб. Трава пожухла и рассыпалась прахом, с деревьев облетела листва, а стволы и ветки перекрутила неведомая сила. Место прогулок кавалеров и их дам, жемчужину столицы Западного Кайена заполонили убогие уродцы с чёрной корой и омерзительной аурой. И приближаться к ним лишний раз Кайфат ни за что бы не советовал.

— Какая сильная иллюзия, хозяин, — сказал Гхол.

Лукас поддержал его одобрительным ворчанием.

Иллюзия? Только сейчас Кайфат заметил характерные линии Силы, знакомые фрагменты плетений и переключился на обычное зрение. Картина резко поменялась. Он опять видел обычный парк, дорожки из красного кирпича и здание дворца, облицованное жёлтой плиткой. Ничего особенного — ни к чему не придерёшься. Вот только инстинкт вопит о неладном, и ноги сами собой норовят увести подальше отсюда.

К’ирсан и раньше предполагал, что его ожидает не самый простой бой, но теперь уверился в том окончательно. Столь качественная иллюзия предполагает немалое мастерство. Это не тупой боевик, заучивший десяток-другой чар: здесь нужен талант. Если же вспомнить про то, какой Силе служат хозяева резиденции, возникают серьёзные опасения за исход предстоящей битвы. Кто знает, какую мощь обретёт извращённый разум в глубинах Тьмы.

Лишённый магического Дара, но отличающийся поразительным чутьём на неприятности Жижек приказал бойцам занять круговую оборону и приготовить Щиты. Следом за ним насторожились и фанатики Руорка, дружно обнажив мечи. За ними подтянулись остальные. Зашептал заклинание Лукас, поудобнее перехватил копьё и проверил амулеты Гхол. Даже посол активировал амулет в виде толстой золотой цепи на шее и вытащил из-за пояса короткий жезл.

Вояки! К’ирсан презрительно хмыкнул и сделал движение руками, словно сдёргивая невидимый покров. Жгуты энергии рассекли ближайшие узлы чужого плетения, породив волну изменений. Иллюзия затрещала, начала расползаться, и сквозь колдовскую обманку медленно проступила суровая реальность. То здесь, то там в едином полотне маскирующих чар возникли разрывы, и стали видны гвардейцы, взявшие отряд в кольцо. Многие сжимали арбалеты.

— Поставить Стену! — рявкнул Кайфат. Каждодневные тренировки сказали своё слово: бойцы укрылись за барьером из чар прежде, чем первые болты нашли своих жертв. Одновременно с этим К’ирсан швырнул заклятие, и ближайшую группу вражеских воинов накрыло облако прожигающих всё и вся искр. Его поддержал посол, разродившийся серией Стрел Эльронда.

— Шагом, вперёд! — гаркнул Кайфат, навесом метнув в очередное скопление гвардейцев переполненный Силой Снежок.

Жахнуло так, что аж присел идущий рядом Канд и одобрительно заворчал «крохобор» с Нолда.

Солдаты медленно, не опуская Щитов, двинулись в сторону дворца. Точно гигантская черепаха, защищённая от превратностей судьбы и коварства врагов надёжным панцирем. Очень скоро стрелять по ним прекратили, и гвардейцы рванули в рукопашную. Многие размахивали топорами.

Что ж, разумно. Запертую дверь сложно пробить, расстреливая её болтами, гораздо уместнее пустить в ход мечи или что потяжелее.

— На что они надеются? Нас же больше, — крикнул Канд. К’ирсан не мог не признать его правоты. Перед ними и вправду были лишь жалкие остатки отряда лучших воинов Мишико. После двух поражений от Шипов — чудо, что удалось заставить их сражаться, тем более когда силы столь неравны. На одного гвардейца приходилось трое бойцов Кайфата плюс его магия. Никаких шансов!

— Щиты убрать!

Был сильный соблазн приказать ударить пульсарами, не вступая в ближний бой, но кто знает, что ждёт впереди. Лучше уж по старинке.

Вражеские бойцы атаковали нестройной толпой, словно какие-нибудь дикари. Куда-то подевались их выучка и дисциплина, им на смену пришли звериная злоба и исступлённая ярость берсерков. Они не сражались, а бездумно рубили всё, что попадалось на глаза, забыв о защите. Кайфат видел, как одному отрубили руку, но он продолжал переть напролом, пока не упал от потери крови.

Похоже, вояк чем-то одурманили, забрав разум и дав взамен силу вместе с нечувствительностью к боли. Глупый ход. Такие фокусы могли сработать против крестьян, но никак не против ветеранов Мёртвого поля. Шипам не требовались команды, они сами держали строй и даже не думали устраивать индивидуальные поединки. Если кто-то падал, его тут же прикрывали товарищи, а озверевшего врага рубили сразу несколько мечей.

Внезапно проснулось чувство опасности. С каждым ударом сердца оно всё нарастало и нарастало, словно к отряду приближалось нечто ужасное.

— Проклятье! — зашипел К’ирсан, начал проталкиваться в задние ряды, но понял, что не успевает.

Изначально солдаты заняли круговую оборону, но под напором берсерков-гвардейцев пришлось перестраиваться на ходу. Ряды смешались, тылы оказались открыты для атаки, чем и воспользовался враг…

Да сожри всех мархуз!! Направив в мышцы ног короткий импульс Силы, он одним прыжком взлетел на плечи стоящего перед ним бойца. Никто ничего не успел понять, как Кайфат в несколько шагов преодолел преграду и выскочил на дорожку позади отряда.

— Командир?! — закричал то ли Канд, то ли Жижек, но было не до них.

Опасность уже совсем рядом.

Разворот, меч идёт параллельно земле, и наполненный Силой клинок вспарывает чужую плоть. Чтобы сражаться, К’ирсану не надо было видеть врага — он его чувствовал. Каждое движение, каждый шаг, каждый взмах когтистой лапой. Кайфат не понимал, как неведомые твари ухитряются оставаться невидимыми, но это не мешало ему их убивать.

У ног уже валялись две распоротые от горла до паха туши тварей, которые решили с ходу растерзать заступившего им дорогу одиночку. После смерти магия их оставила, и любой мог разглядеть полупрозрачные тела.

Что за мерзость течёт в их жилах?! Кайфат брезгливо стряхнул с клинка капли бесцветной, но вместе с тем невообразимо вонючей субстанции. Рядом заверещал Руал, который цапнул одного из нападавших за заднюю лапу и теперь ругал глупого Большого за столь гадостных противников.

— Тихо, малыш, ещё ничего не закончилось.

К’ирсан ощущал перед собой ещё девять порождений Бездны, и отступать они точно не собирались. Что ж, их ждал сюрприз. Никакой защитной волшбы не заметно, а потому можно применить простенькие, но оттого не менее эффективные чары.

Кайфат замер, прижав левую ладонь к основанию клинка. Заклинания, которые он вложил в своё оружие, не были чем-то статичным. Не незыблемый монолит, а гибкая структура, подчиняющаяся воле создателя. И этим можно воспользоваться.

Когда все твари дружно рванули в атаку, он рубанул воздух у них на пути, наложив на движение меча действие несложного плетения. И свирепо захохотал, когда с клинка сорвалась широкая дуга магического лезвия и косой прошлась по нападавшим. Сразу четыре невидимки споткнулись и покатились по дорожке, распадаясь на части.

Однако оставалось ещё пять.

Рывок навстречу ближайшей твари — и гномья сталь разваливает зубастую башку на две части. Кувырок, затем ещё один — и чары Разрыва, вложенные в меч, превращают создание Тьмы в фарш. В отдалении Руал запрыгивает на спину подставившемуся противнику и начинает рвать загривок, свирепо шипя. Жертва воет, крутится на одном месте, бьёт лапами и хвостом, но достать мелкого поганца ей не удаётся.

Неожиданно порыв ветра принёс облако мелких брызг, вмиг вымочивших всю одежду. Задело и оставшихся монстров: капли воды обрисовали их хищные силуэты, лишив невидимости. Этот сплав Стихии Воздуха и Воды оказался на редкость удачным совместным творением представителя Нолда, Руперта и Лукаса. Лишив тварей их преимущества, тем самым они поставили в драке точку. Чтобы добить последних порождений Бездны, хватило нескольких молний и пульсаров.

Тогда же солдаты расправились с последними берсерками. Хитро спланированное нападение окончилось пшиком.

К’ирсан позволил себе немного расслабиться и спрятал меч в ножны. Затем нашёл взглядом посла, вежливо кивнул. Тот поклонился в ответ. Союзничек, полюби его Кали! Интересно, Мишико он так же улыбался? Тьфу! Случись дружба с Нолдом хотя бы пару лет назад, он был бы счастлив, но теперь… теперь Кайфат шёл своим путём, и ему не нужны кукловоды.

Он опять широко улыбнулся островитянину, затем повернулся к подбежавшему Жижеку. Лейтенант щеголял помятой кирасой, здоровенной шишкой на лбу и разбитой губой, однако был всё так же деловит и сосредоточен на своих обязанностях.

— Потери? — спросил К’ирсан требовательно.

— Погибших нет, шестеро легко ранены. — Жижек зачем-то погладил след от чужого меча на доспехе. — Ребята использовали браслеты со Щитом при малейшей опасности и успевали гасить самые опасные удары. — Немного подумал и честно добавил: — А ещё повезло, чего врать-то.

— Именно! — Кайфат досадливо поморщился.

По уму, сейчас следовало приказать части бойцов обшарить всё вокруг, а самому с остальными штурмовать вход в королевскую резиденцию, но у него слишком мало чародеев. Без магического прикрытия солдат легко перебьют здешние колдуны или вызванные ими твари.

— Хозяин, во дворце происходит что-то плохое! — вдруг закричал Гхол.

Гоблин не участвовал в драке, прислушиваясь к духам в ожидании крупных пакостей. И, похоже, обнаружил что-то интересное.

В бою невозможно следить за всем сразу, приходится чем-то жертвовать. И если враг задумал какую-то хитрость, то безумная атака гвардейцев — отличное для этого прикрытие. Ну-ка… К’ирсан сосредоточился и скользнул сознанием в нижние слои Астрала. Малыш ург хорош в работе с обитателями мира тонких энергий, но его Дар имеет много ограничений. Нужно глянуть самому.

Тьма! Кайфат с ругательствами вывалился из транса. Только сунулся в иную реальность, как едва не угодил в гигантский провал, ведущий в самые глубины Бездны. Выбраться оттуда было бы не так уж легко, а учитывая, кто его там мог ждать, то и вовсе невозможно.

— Бегом к парадному входу! Рубить всех, кто только помыслит о сопротивлении. Всех! Разрешаю использовать браслеты!! — заорал Кайфат.

Если он не ошибается, а это скорее всего так, то в данный момент какой-то сумасшедший во дворце призывал силы Бездны. Не Тьму или её многочисленные порождения, а именно Бездну. Даже знаний из костяного медальона не хватало, чтобы толком разобраться в происходящем, — одни догадки.

Вроде бы с помощью ритуала кто-то пробил канал в иные планы бытия и теперь щедро черпал оттуда странным образом структурированную Силу. И дело даже не в её чуждости миру или родстве с магией Рошага — нет, К’ирсан успел уловить признаки того, что поток энергии несёт в себе ещё и какую-то информацию. Также от него не укрылось, что от провала куда-то на запад тянется управляющая нить, словно сторонникам короля помогает с обрядом кто-то более опытный и могущественный.

Это всё. Неясно ни какие цели преследуют засевшие во дворце чародеи, ни какого рода ритуал они проводят. Лишь одно можно сказать точно: чтобы дотянуться до Бездны, понадобилась жизненная сила нескольких сотен человек. Если в таком замешан Мишико, то ломаный гильт ему цена как государю. Обрекать своих подданных на столь плохую смерть лишь ради того, чтобы удержаться на троне, будет только полное ничтожество…

Их не трогали до самых ворот. Не было ни засад, ни неожиданных нападений жутких тварей. Тишину погибшего парка нарушали топот ног, позвякивание доспехов да шумное дыхание, словно кроме Шипов никого и не осталось на всём белом свете.

Тяжёлые створки, богато изукрашенные резьбой, инкрустированные золотом и костью, оказались закрыты. Кайфат оценил размеры, прикинул толщину и отказался от идеи выломать их силами солдат. Здесь самое место для заговорённого тарана, но такая полезная вещь в его хозяйстве отсутствовала. Да и чужие чары, паутиной затянувшие проход, энтузиазма не вызывали. Тьма! Вновь придётся тратить Силу, а ведь неизвестно, что ждёт впереди.

Пока К’ирсан раздумывал, опять вмешался посол. Не без превосходства покосившись на будущего короля, он влепил в центр ворот огненный пульсар с каким-то хитрым довеском. При столкновении с преградой тот не взорвался, а ярко вспыхнул и прожёг дыру в локоть размером. Внутрь влетел уже изрядно уменьшившийся шар, который и шарахнул так, что ворота буквально вынесло наружу, едва не покалечив сгрудившихся перед ними солдат и самого чародея.

Кайфат мысленно присвистнул — только что ему продемонстрировали некий аналог кумулятивного заряда: против такого и обычный защитный кокон не устоит. Ещё один плюс в пользу могущества Нолда. Чтобы создавать разрушительное оружие, Истинным не требуется склонности к наследству Древних. Им магии стихий вполне хватает. Раз так, то позже следует обдумать, какие ещё сюрпризы островитяне могут прятать в рукаве. И разработать способы противодействия.

Но это всё потом.

— Внутрь входим тройками, с активированными Щитами! — гаркнул Кайфат. — Канд, Гхол, держитесь ко мне поближе. Лукас, ты тоже не зевай и, ради Орриса, не лезь на рожон…

Договорить он не успел. Первая троица бойцов вылетела из здания, как пробка из бутылки, и несколько саженей катилась по земле, громыхая доспехами. Судя по многоэтажным ругательствам, все были живы. По прикидкам К’ирсана, если бы не его браслеты, то импульс магии Бездны размазал бы солдат по стенам, а так — отделались ушибами и переломами.

— Лукас, разберись.

Парень кивнул и, ни минуты не раздумывая, прочитал заклинание, подкрепив его парочкой пассов. Перед проходом возникло облако сиреневого дыма, которое быстро втянулось внутрь. Ученик Лансера принялся громко считать, загибая пальцы. На числе «десять» он повернулся к Кайфату:

— Можно!

Следующая тройка вошла в здание с большей осторожностью. Однако ничего не случилось, и Жижек, выслушав доклад по переговорцому амулету, возобновил штурм. Когда подошла очередь К’ирсана и он оказался внутри, то в паре саженей от входа увидел мёртвого мужика в сером балахоне и с посиневшим лицом.

Культист! Ничего, кроме презрения к погибшему врагу, Кайфат не испытывал. Ещё после первой своей драки с адептами Бездны он подметил в них одну странность — высокий уровень личной Силы и весьма слабое представление об Искусстве. Словно кто-то более могущественный открыл для них канал к источнику энергии и вложил в голову несколько простейших приёмов. Там, где другие тратили годы на учёбу и тренировки, эти получили всё готовенькое. Не маги, а быдло от магии! В худшем значении этого земного слова. Такие родную мать продадут — лишь бы приобщиться к власти чародея, не говоря уж о том, чтобы встать на сторону сил, враждебных человечеству как виду.

Судя по докладам через переговорные амулеты, в дворцовых коридорах скрывалось немало таких предателей. То и дело раздавались крики, гремели взрывы. И если рядовым членам ковена удавалось противостоять чаще всего благодаря дарованной артефактами скорости и силе, то с сопровождающими их тварями всё было не так просто. Невидимки идеально подходили для боёв в полутёмных переходах и комнатах. Каждая их атака заканчивалась ранением или гибелью солдат.

Но были здесь и другие монстры.

Плутая по лабиринту комнат, отряд разделился на множество мелких групп. Лукас, Гхол, Руперт и посол с телохранителями — то есть все маги — давно отстали, помогая Шипам подавлять очаги сопротивления слуг Бездны. Даже Канд — и тот вызвался помогать Жижеку утихомиривать двух разбушевавшихся невидимок. Так что к месту проведения ритуала и источнику всех здешних бед К’ирсан шёл лишь в сопровождении охраны.

Когда до эпицентра возмущений в Астрале осталось каких-то несколько саженей, из-за поворота с громоподобным кваканьем вывалилась здоровенная лягушка — ужасная бородавчатая тварь с короной из щупалец вокруг головы и затянутыми бельмами глазами. К’ирсану она была как раз по пояс. Утробно загудев, квакша-переросток надулась как пузырь и… окатила белой слизью замерших перед ней людей.

Тьма и тысяча мархузов! Как Кайфат успел среагировать, он сам не понимал. Просто руки самостоятельно скрутили линии Силы в нужные узоры, соединили с подходящими рунами и швырнули полученную конструкцию навстречу порождению Бездны. На пути смертельного для всего живого потока возникла вогнутая полусфера из зелёного пламени и частью испепелила, частью отразила обратно яд лягушки. Мелкие брызги окатили стены коридора сверху донизу. В тех местах, куда они попадали, камень трескался и над ним поднимались тонкие струйки дыма. Однако твари всё нипочём. Недовольно затопав, она вновь начала раздуваться.

А вот хфурга тебе в рот, уродина!

К’ирсан активировал нужные плетения и снизу вверх рубанул мечом. Кончик клинка чиркнул по полу и пошёл дальше, оставляя за собой светящийся зелёным след. К квакше же устремился созданный из чистой Силы вертикальный полумесяц. Он плугом вспорол паркетные доски, развалил на две половинки неповоротливую лягушку и пошёл дальше, круша камень стен.

— Щиты! — в который раз за день крикнул Кайфат и отправил вдогон нестабильный пульсар с хвостом из пламени.

Огонь моментально поглотил тушу твари, ударил в стену и… отхлынул обратно. Пахнуло страшным жаром, от которого не спасали Щиты. Поминая всех богов, демонов и их взаимоотношения друг с другом, К’ирсан швырнул прямо в костёр заклинание Разрыва.

Решение оказалось очень правильным. Чары насквозь пробили стену, а заодно смели в пролом и остатки прежней волшбы. Почти сразу послышались чьи-то разъярённые вопли.

— Туда! — сказал Кайфат и первым нырнул в образовавшийся лаз.

Ему хватило одного взгляда, чтобы понять: цель достигнута. Он нашёл тех, кто ради личных амбиций принёс в жертву сотни жизней, кто заключил договор с Бездной и пошёл в услужение к врагу всех разумных.

Когда-то это была красивая зала, где проводились званые приёмы и устраивались балы. Дамы в роскошных платьях, хорохорящиеся кавалеры, музыка, танцы… Теперь здесь царил хаос. Мозаичный пол покрывали написанные кровью узоры — круги, спирали, неправильные многоугольники, между ними, словно птичьи следы, тянулись колдовские письмена и руны. Всё какое-то беспорядочное, в рисунках отсутствовал даже намёк на симметрию, и невозможно было выявить никаких закономерностей.

В центре залы замер обнажённый мужчина средних лет. Из описаний Щепки К’ирсан узнал в нём первого советника Мишико. Тот стоял совершенно неподвижно, словно статуя, задрав высоко над головой руки и вытягивая один-единственный звук. Вокруг него на небольшом отдалении расположились ещё пять культистов — трое мужчин и две женщины. Все они нелепо кривлялись в какой-то пародии на танец — непристойной и омерзительно-гадкой. С главой внутренней стражи, как пуповиной, их соединяли настоящие канаты Силы, пульсирующие в такт каждому движению.

К’ирсан как раз застал тот момент, когда очередная порция энергии заставила вспыхнуть ауры пятёрки прихвостней советника, и те выстрелили в сгрудившихся у дальней стены сектантов тончайшими управляющими нитями. Прошли считаные мгновения, и число танцующих увеличилось почти на два десятка.

Мархузовы марионетки!

Из раздумий Кайфата вывела пробудившаяся защита, принявшая на себя удар магией Бездны. К’ирсан даже не покачнулся, а вот стоящих вокруг охранников взрывная волна сбила с ног. Похоже, кое-кто из не занятых в ритуале культистов решил разобраться с непрошеными гостями. Его поддержали ещё двое, буквально вколотив в стену сразу троих солдат вместе со Щитами, но на этом их успехи закончились. Оставшиеся бойцы погребли слуг Бездны под лавиной пульсаров. И вот ведь странное дело — сколько они ни старались, не получилось задеть ни одного из участников ритуала. Рядовых культистов — сколько угодно, только не марионеток советника. Колдовское марево, окутывающее их в истинном зрении, гасило или отклоняло любые удары.

Насмешливо скривив губы, К’ирсан хрустнул пальцами и приготовился прощупать вражескую оборону чем-то более серьёзным, нежели примитивные огненные шары. Для начала следовало отсечь канал, связавший советника с Бездной, затем проломить заклинания защиты и вручить каждому демонопоклоннику индивидуальный подарок. Главное — работать именно в таком порядке и никак иначе, остальное уже детали.

К этому моменту сопротивление членов ковена в зале было подавлено, лишь несколько человек копошились в дальнем углу. Идеальные условия для собственной волшбы Кайфата. Он даже порадовался, что успел вовремя, когда Судьба вновь проявила характер.

Советник, до того полностью сосредоточенный на ритуале, вдруг замолчал и открыл глаза. Недолго так постоял, а затем, по-прежнему не говоря ни слова, нашёл взглядом К’ирсана и растянул губы в неживой улыбке. Весь его вид обещал очень большие неприятности всем вокруг и лично претенденту на королевский трон.

По нервам ножом резануло ощущение опасности.

— Приветствую врага Вестника Спящих! — В голосе главы внутренней стражи звучали нотки, которые вряд ли способно породить человеческое горло. Да и с глазами творилось нечто странное. Впрочем, не К’ирсану судить о принадлежности разумных к той или иной расе. Он сам не без греха. — Великий Рошаг как никогда жаждет встречи с тобой. Его благодарность тому, кто добудет твою голову, превысит все мыслимые пределы.

Движения главы ковена Старого Гиварта стали какими-то дёргаными, словно кто-то другой управлял его конечностями. Он то и дело вздрагивал всем телом, нехорошо запрокидывая голову. Вторя ему, дрыгались и остальные участники ритуала.

— Перебьётесь и без моей головы, — хмыкнул Кайфат. Он всё же решил поддержать беседу. Пока одна часть сознания занимается пустой болтовнёй, вторая сможет подготовить вариант Чаши Мрака, адаптированный К’ирсаном для собственных нужд. И тогда первый пункт плана будет выполнен. — Лучше скажи, совесть не беспокоит, что человечество за служение Бездне продал?

Советник хрипло рассмеялся:

— А тебя? — с намёком спросил он и, не дождавшись ответа, вновь захохотал. — Вот и со мной та же история. Впрочем, как и вон с тем вот ничтожеством, которое точно ничего не беспокоит. Кроме власти, разумеется. Снаружи — король Мишико Свили Первый, ставленник богов, отец нации, — лидер Тёмных сплюнул, — а внутри — точно комок грязи, и крутит всем мелкая дрянная душонка.

Фигура в углу зашевелилась, Кайфат увидел насмерть перепуганного монарха.

— Ты обещал убить бунтовщика, — плаксиво сказал он, поправляя съехавшую на затылок корону. На соперника Свили Первый старательно не смотрел.

— Обещал — значит, сделаю! Умолкни! — рявкнул советник. Мишико понятливо затих. — Вот видишь, с кем приходится работать? — Культист вздохнул. — Если бы для призыва Благодати Спящих не требовалось предать смерти столь многих людей, ни за что бы не связался с этим болваном…

Чувство опасности уже выло сиреной, требуя бежать отсюда сломя голову. Зло приближалось, и часы внутри К’ирсана отсчитывали последние мгновения. К его сожалению, в реальном мире создание Чаши Мрака, в отличие от Астрала, сопровождалось определёнными трудностями. Он был ещё просто не готов атаковать служителя Бездны.

Но не один К’ирсан тянул время. Ждал нужного момента и культист, отвлекая противника разговорами. До завершения ритуала осталось всего ничего, последний штрих, но именно в этот момент лидер Тёмных становился особенно уязвим. И от ответа на вопрос, что случится раньше — Кайфат завершит заклинание или глава внутренней стражи закончит обряд, — зависел результат предстоящей битвы… Первым успел Тёмный.

Провал в Астрале содрогнулся в спазме и исторг последнюю порцию Силы, которую поглотило тело советника. Аура культиста рывком увеличилась в несколько раз, и от неё по управляющим линиям потекли сгустки бездымного пламени. Один за другим вспыхнули остальные участники ритуала, причём огонь был самый настоящий, не иллюзорный. Сразу вспомнилось изображение горящего человечка, которого принято выжигать в подмышке у членов разных ковенов.

Крики боли зазвучали в зале демонической музыкой, а пылающие слуги Бездны, точно в кошмаре безумца, пошли хороводом. В воздухе повисла прогорклая вонь магии Тьмы в худших её проявлениях.

К’ирсан помянул мархуза и развеял уже готовое заклинание. Слишком поздно: канал к источнику скверны выполнил своё предназначение и уже закрывался. Чего бы там советник ни добивался ритуалом, своей цели он достиг.

— Живо мне за спину! — потребовал Кайфат у охраны, и те впервые безоговорочно подчинились.

«Всегда бы так», — успел подумать К’ирсан, когда многоголосый крик стих и культисты дружно ринулись к центру залы. Несколько ударов сердца — и все они скрылись в пламени гигантского костра.

— А-а-а! — заорал Мишико и, высоко вскидывая ноги, ринулся к пролому мимо бойцов Руорка.

Удар по затылку, оглушивший его, следовало считать проявлением милосердия. Несчастный король вполне мог тронуться от пережитого умом.

И тут свечение в центре залы угасло.

— Хр-р-ра-а-а-а!

В отличие от криков Свили Первого, этот был преисполнен первобытной мощи. Двое солдат не выдержали и в корчах рухнули на пол, зажимая ладонями уши. Да и у многих среди тех, кто устоял на ногах, по щекам потекла кровь. Лишь К’ирсану было всё нипочём. Он словно врос в пол, наблюдая за происходящим с противной ухмылкой, да Руал зло посвистывал и хлестал хвостом у его ног.

Рёв издал монстр, возникший на том самом месте, где стоял советник и где исчезли культисты. И его облик заставил бы вздрогнуть самого искушённого знатока Тёмного бестиария.

Вполне человеческое туловище, разве что затянутое в чешую и с четырьмя руками, плавно переходило в длинный хвост, составленный из множества костяных сегментов. Самый его кончик венчала «погремушка», как у гремучих змей. Отдельного разговора заслуживала голова. Она напоминала обтянутый кожей череп с двумя парами рогов, гигантской зубастой пастью и лицом главы внутренней стражи. На месте глаз обнаружилась широкая ороговевшая пластина с узором, похожим на тот, что покрывал тело твари. Впрочем, это ничуть не мешало ей ориентироваться в пространстве, и она тут же повернулась к Кайфату:

— Велик Вестник, обретший плоть и вкусивший свободу!!! Хвала Спящим, даровавшим мне знание и Силу. Я, принявший имя На’аг’Леох, славлю вас!

Змееног поднялся почти к самому потолку, затряс «погремушкой», и всех людей в зале охватила нестерпимая боль. Каждое движение кончика хвоста новорождённого монстра заставляло дрожать саму реальность, делая невозможным существование в ней слабых человеческих существ.

От гибели солдат спас К’ирсан. По-хитрому вывернув кисти рук, он ударил в грудь На’ага копьём из чистой энергии, и бывшего культиста, а теперь солдата в армии Рошага впечатало в стену. Только крошка полетела.

— Уходите, — приказал Кайфат, пинками поднимая бойцов и отправляя их обратно в пролом.

Сейчас они ему только мешали. Даже Руал — и тот, тихо пискнув, скрылся в коридоре.

— Смертный, твоя жизнь станет первым подарком Вестнику. Уверен, даже завоевание мной этого материка не доставит ему столько же радости, — зашипел бывший советник, медленно поднимаясь.

— Повторяешься, — обронил Кайфат насмешливо и с помощью Силы сиганул далеко вправо.

Змееног выстрелил в него из обеих рук знакомыми полосами белого тумана. Там, где они вонзились в пол, образовалась внушительная воронка.

Не тратя энергии на защиту, понадеявшись на свою скорость, К’ирсан один за другим бросил несколько заклинаний. «Сосулька» разлетелась в пыль от удара о костяную броню, Снежок оставил после себя лишь пятно сажи, зато очередной жгут из чистой энергии вновь опрокинул На’ага.

Мархуз, как же тебя достать-то?! К’ирсан немыслимым кульбитом увернулся от чар врага и побежал вдоль стены. Теперь змееног по очереди метал в него сгустки энергии, потеряв в силе удара, но изрядно выиграв в скорострельности. Один раз пришлось даже пустить в ход меч, чтобы отбить смертельный снаряд.

Некоторое время игра в хаффов и шуш продолжалась с равным успехом, пока спящий в Кайфате Зверь не пробудился и не взял управление телом в свои руки.

В очередной раз выскользнув из-под атаки, К’ирсан рванул напрямик через залу, крестя перед собой мечом. Десятки сотканных из энергии зелёных полумесяцев вспороли воздух и врезались в грудь змеенога. Но оружие, которое играючи расправлялось с монстрами рангом попроще, тоже спасовало. На’аг’Леох еле-еле покачнулся да сбил прицел. На костяных пластинах по всему телу не появилось ни одного скола, ни одной царапины. Однако враг отвлёкся: К’ирсан, полностью погруженный в Сат’тор и чья скорость сейчас заметно превышала возможности Мечника, не мог не воспользоваться ситуацией. Даже не подбежав — подлетев к противнику, он активировал заклинание Разрыва и рубанул мечом.

Кайфат создавал своё оружие именно для таких случаев, когда пасует магия и всё решает добротно зачарованная сталь. Какая бы защита ни была у змеенога, против такого артефакта она бы не устояла. Беда в том, что На’аг просто не дал себя коснуться: хорошенько двинул по шустрому неприятелю кончиком хвоста, отправив его в короткий полёт до ближайшей стены.

Если бы не защита, рассыпавшаяся от удара, К’ирсану пришлось несладко, а так он, как свой хвостатый тёзка, извернулся в воздухе, спружинил ногами и отпрыгнул в сторону. Очередная атака Силой Бездны лишь впустую расколола камень стены.

С некоторым удивлением Кайфат вдруг понял, что противник может быть ему не по зубам. Заклинания, проверенные долгой практикой, оказались бессильны, а его мастерства владения клинком явно не хватало, чтобы достать шустрого змеенога. Что остаётся? Мощные чары вроде тех, которыми он остановил атаку врага на Мёртвом поле, требуют серьёзной подготовки. В Астрале сейчас после ритуала сам Оррис шею свернёт, так что и оттуда не достать. Как тогда быть?!

Неожиданно На’аг замер и, сложив перед собой руки, что-то забормотал. Через секунду по кругу, одна за другой, перед ним начали зажигаться «точки» молочного цвета. Раз… два… три… пять… девять… Девять штук! Змееног довольно улыбнулся и показал на него пальцем. С натужным свистом в сторону К’ирсана устремились снаряды в виде черепа дракона, увеличиваясь на лету.

— Мархуз!!! — выдохнул он и принялся лепить уже однажды выручившую его защиту.

Как и тогда, в битве с Рошагом, Призрачные зубы впустую клацнули по силовому куполу, на что Кайфат ответил Стеной Шипов, вновь нанизав черепа на энергетические копья. Мысль, что он легко отделался, не успела промелькнуть в голове, как чувство опасности заставило полоснуть клинком слева направо и снизу вверх, а потом возвратным движением рубануть воздух на уровне груди. Два снаряда, избежавших разрушения под воздействием чар, лопнули с влажным «пуф-ф».

Какого… Неожиданно Кайфат всё понял. Советник не был магом в классическом понимании этого слова — он просто служил могущественному хозяину в меру своего разумения, а тот одаривал его за это доступом к Силе и знанием колдовских схем. Даже после перерождения, обретя новое тело и способности, для новоявленного На’ага ничего не изменилось. Он действовал в рамках вложенных в него знаний. Ничего своего — всё по чужой указке. И вот тут-то начиналось самое интересное. Похоже, Рошаг хорошо проанализировал свою схватку с К’ирсаном и разработал меры противодействия, которые заложил в змеенога. Так что теперь приходится пожинать плоды хитроумия костяного дракона. Хфургова тварь!

Зато у противника точно не было проблем с выбором способа атаки. После того как очередное заклинание не принесло никакого результата, На’аг заметно рассвирепел. Стукнув себя в грудь всеми четырьмя кулаками, он замысловато крутанул кончиком хвоста, заставляя «погремушку» вибрировать, и направил в сторону К’ирсана полосу искажений.

Можно было попробовать увернуться, но в груди шелохнулось странное чувство родства. Нечто похожее Кайфат испытывал на Мёртвом поле или в последнем бою с эльфами, когда применял сильнейшие свои чары. Словно у него есть ещё одна конечность, которой он когда-то мог пользоваться, но забыл как за давностью лет.

Подчиняясь наитию, К’ирсан встал поустойчивее и встретил чужую волшбу раскрытыми ладонями…

Всё тело от макушки до самых пяток пронзила острая боль. Из глаз брызнули искры, а в каждую кисть словно всадили по раскалённому ножу и теперь медленно их поворачивали. Лишь запредельным усилием воли удалось не заорать во всю глотку. Так продолжалось считаные мгновения, пока что-то непознанное не пробудилось в самом центре Источника Силы, трансформируя его в нечто новое, и К’ирсан не ощутил себя полностью завершённым. До пробуждения этой третьей части своего Дара он даже не подозревал о её существовании, а теперь оставалось удивляться, как доселе получалось жить с такой пустотой в душе.

Впрочем, с этим он разберётся позже. Пока же пусть до конца боль так и не прошла, но стала гораздо терпимей, а значит, можно продолжать драку. Сотворив в левой руке две руны концентрации и одну трансформации, Кайфат коротким импульсом соединил их в одно плетение, которым отгородился от искажающих реальность чар.

Эффект превзошёл все ожидания. В сажени от К’ирсана пространство вдруг смялось и образовало нечто вроде вихря, который моментально вобрал в себя всю волшбу На’ага. Нечто подобное приходилось видеть в Астрале после «схлопывания» имеющихся там островков стабильности, но одно дело — изменчивый мир магических энергий, и совсем другое — Торн. Правда, удивление ничуть не помешало Кайфату мысленно потянуться к своему творению и подтолкнуть его в сторону змеенога.

Тварь пыталась швыряться чарами, а потом даже попробовала удрать, но вихрь оказался быстрее. Прежде чем исчезнуть, он успел сорвать с На’ага всю броню, оторвал две руки и разъел правую часть тела, после чего и без того уродливое создание превратилось в нечто невообразимое. Глядя на него, даже Кайфат с трудом сдерживал тошноту.

Убедившись, что в твари всё ещё теплится жизнь, он тяжело вздохнул, подошёл ближе и снёс клинком скалящую зубы башку. Удар в грудь, где в истинном зрении медленно угасал огромный узел из множества энергопотоков, был уже ненужной формальностью. Победа!

В тиши полуразрушенной залы раздались негромкие хлопки.

— Браво, господин К’ирсан. Браво! Прекрасная битва. Пусть я застал лишь последний её аккорд, но всё равно впечатлён.

Мысленно помянув хфургов, мархузов и предвечную Тьму, К’ирсан повернулся к послу. Тот стоял рядом с проломом и жизнерадостно улыбался. Там же обнаружился довольный Канд, мрачно созерцающий тело На’ага Гхол и занимающийся тем же самым восхищённый Лукас, соляным столпом замер Руперт Схизм, позади мелькали любопытные рожи солдат, смешно таращили глаза грасс Тарес, Нестор и Курам грасс Суом, но никто не рисковал преодолеть незримую границу, отделяющую их от Кайфата.

Один лишь Руал не заморачивался такими проблемами. Тенью проскользнув в залу, он осторожно принюхался и, убедившись, что змееног мёртв, не спеша потрусил к хозяину. Причём хвост задрал так, словно именно он, Прыгун, завалил монстра, а неуклюжий двуногий стоял в сторонке.

В коридоре началась какая-то возня, потом послышался звук затрещины — и в залу протолкался Жижек. Вытерев рукавом лицо и зачем-то пригладив волосы, он торопливо подошёл к К’ирсану, неловко улыбнулся и… протянул корону Мишико.

— Значит, вот! — только и смог из себя выдавить лейтенант.

— Ну хоть кто-то догадался. — Кайфат хлопнул его по плечу и забрал символ власти пусть крохотного, но государства.

Примитивный золотой ободок с тремя зубьями, ничего особенного, но сколько из-за него проливалось крови. Взвесил в руках, оглядел притихших соратников и водрузил себе на голову.

Главное, какой подходящий антураж: разрушенный дворец, испуганный предшественник и мёртвый монстр у ног. Внушает. Что же до некоторой скудости церемонии, то её компенсирует энтузиазм зрителей, а значит, слава королю, слава!


* * * | Владыка Сардуора | Эпилог