home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 9

После прибытия К’ирсана и остальных в лагерь разбойников жизнь незаметно свернула на новую колею. Больше не случалось ничего особенного — ни хорошего, ни плохого. Звонкая монета укрепила дружбу с жителями Дудинок, удалось наладить отношения с жителями ещё двух деревень. Случай с демонами серьёзно поднял авторитет Кайфата в глазах бандитов. Если раньше он им казался кем-то вроде хитрого проходимца, навострившегося обманывать людей да неплохо драться, то теперь на него начали посматривать как на легендарного героя Войн Падения. Те тоже были непростыми ребятами со сложными характерами — коварными, агрессивными, готовыми идти напролом ради совершенно безумных идей. И ведь добивались своего! Ненавидеть же того, кем восхищаешься, очень сложно.

Свою лепту внёс и Руорк. В лагере постепенно наладился быт, у каждого возникли свои обязанности, но рано или поздно день подходил к концу, наступало время отдыха. Незаметно, тихой сапой, Руорк прочно занял место сказителя. Садился у очага и, лениво потягивая вино, заводил очередную байку о временах своей службы под началом бравого капитана К’ирсана Кайфата.

Началось всё с историй для Канда. Мальчик остаётся мальчиком, даже если на него взваливают взрослые заботы: ему интересны рассказы о дальних странах, могучих магах и жестоких сражениях. Утомлённый занятиями с К’ирсаном, он слушал Руорка, раскрыв рот. Капитан собрался было ради конспирации запретить эти посиделки, но затем передумал и лишь посоветовал молчать о некоторых тёмных делах отряда. Подробности были ни к чему.

Руорк говорил красиво, обычные солдатские байки в его изложении порой звучали лучше баллад и новомодных рыцарских романов. Не удивительно, что очень скоро вокруг него начали собираться и все остальные обитатели таверны, заворожённо слушая описание очередной битвы или смеясь над шутками о нравах обитателей Халифата. Даже Храбр поддался очарованию тихих вечерних посиделок, и лишь К’ирсан никогда не садился рядом с остальными. Его присутствие обязательно нарушило бы очарование момента, убило сказку. Герои легенд не сидят за твоим столом, не трескают вино и не закусывают куриным крылышком — они всегда где-то далеко, совершают подвиги и прочие безумства.

А может, всё испортил рассказ Руорка о воскрешении К’ирсана. Заглянувший за грань жизни маг разом вознёсся на пьедестал, и не оставалось даже шанса спуститься. И пусть слушатели верили далеко не всем историям болтливого наёмника, но с каждым повторением Кайфат всё чаще ловил ошеломлённые взгляды.

В общем, жизнь приобретала новые краски. Хорошо это или плохо, капитан ещё не разобрался. Порой ему самому хотелось стать каким-нибудь сказочным персонажем, который не знает сомнений, не мучается от несбыточных желаний, не тоскует по дому, друзьям, любимым женщинам, а лишь прёт напролом, сметая врагов на пути.

Наверное, хорошо быть героем.

С навалившейся чёрной меланхолией К’ирсан боролся привычными средствами — работой и тренировками.

Неудача с нападением на отряд грасс Гейтса вернула его с небес на грешную землю. Возомнив себя великим полководцем, он перестал задумываться о деталях и фактически провалил дело. Там, где стоило провести серьёзную подготовку и хорошенько всё разведать, К’ирсан понадеялся на авось. Удивительное дело, но ему передалось высокомерие жителей стран Объединённого Протектората. Те отчего-то мнили себя пупами земли, а обитателей Сардуора называли грязными дикарями. Официальный запрет оккупационных сил на постройку серьёзных крепостей, ограничения на свободное хождение оружия и артефактов заставили его считать местных слабыми бойцами. Вопрос, с каких это пор то, что гладко на бумаге, стало таким же и в реальности, К’ирсана не заинтересовал. Успело забыться и то, откуда пришли покушавшиеся на барона Орианга убийцы.

Вот и поплатился, повторения урока не требовалось…

— Значит, так. Быстро превратить вас в толковых вояк вряд ли получится. Нет времени, наставников и чего-нибудь вроде Малой Пыточной легионов Зелода. Разумеется, Храбр и Руорк будут с вами заниматься, но пока из вас выйдет толк, пройдёт немало седмиц, — сказал К’ирсан выстроившимся в шеренгу бандитам. — Но и гробить вас в следующем бою желания нет. Пока нет… А раз так, превращать вас в нечто отличное от дерьма тролля придётся немного другим способом.

По знаку Кайфата гоблин сдёрнул со стоящего рядом стола скатерть — ради такого дела его вынесли из трактира во двор, — открыв девять пар амулетов. Каждому разбойнику предназначалось простенькое ожерелье из костей недавно убитого демона и железный браслет. Выглядело всё это очень убого, но никто не жаловался. К’ирсан ещё днём раньше успел продемонстрировать достоинства колдовских украшений.

Ожерелье увеличивало силу, выносливость и скорость реакции. С этими колдовскими игрушками капитан познакомился ещё у гоблинов — вот и доверил их создание Гхолу. Маленький ург успел многому научиться у хозяина, незаметно для себя превратившись в весьма сильного шамана. Внешне грубые и некрасивые, его творения таили в себе немалую силу. Канд с таким украшением поднял камень лишь немного меньше своего веса и пронёс вокруг здания таверны. Конечно, амулетам работы самого К’ирсана ожерелье проигрывало, но не намного.

Спихнув работу над ожерельями гоблину, сам Кайфат плотно занялся браслетами. Основу заказал у кузнеца из Дудинок. Бронза подошла бы гораздо больше, но её не было, и пришлось ограничиться железом. Следом пришёл черёд заклинания. Несколько дней работы — и капитан получил подобие того амулета, которым щеголял Гхол в Запретных землях. По воле владельца артефакт создавал небольшой пульсар, который без проблем можно было метнуть во врага. Заряда хватало на три выстрела, а затем следовало ждать почти сутки.

Вроде бы ничего сложного, но комплект из этих амулетов превращал простых бандитов в грозную силу. Выносливые и сильные в ближнем бою, с браслетами они становились слабой заменой магам на средних дистанциях.

Для демонстрации возможностей этого боевого артефакта К’ирсан пригласил Храбра. Назвался командиром — так будь добр личным примером учить подчинённых воинским премудростям.

— Прислушайся к браслету. Как только почувствуешь в руке пульсацию, укажи ладонью на цель и скажи «огонь»! — объяснил Кайфат, защёлкивая застёжку на запястье главаря.

Тот немного растерялся, хоть и старался этого не показывать.

— А куда стрелять-то?

— Да в меня. Заодно покажу, что случится, если нарвётесь на боевого мага.

Кайфат вышел на заброшенный тракт, подальше от остальных.

— Давай!

Но Храбр замешкался. В отличие от Гхола и самого капитана, с волшбой он связан не был и навыков управления артефактами почти не имел. Оттого объяснения показались ему мутными и малопонятными. К’ирсан уже шагнул было к нему, чтобы растолковать всё ещё раз, когда браслет неожиданно сработал. Из раскрытой пятерни Храбра в сторону Кайфата с тихим шипением вылетел небольшой пульсар.

Капитана спасла мгновенная реакция. Сознание ухнуло в Сат’тор, и скорость приближения огненного шара сразу же замедлилась в десяток раз. Наполнив Силой ауру вокруг правой кисти, К’ирсан просто отбросил магический снаряд в сторону… И вернул себе нормальное восприятие времени. Пульсар же пролетел ещё три-четыре сажени и врезался в гранитный валун. Последовавший затем взрыв отбил от камня изрядный кусок.

— Если не повезёт столкнуться в бою с опытным чародеем-боевиком, то результат будет примерно таким, — сказал К’ирсан, глядя в глаза Храбру. Его сильно интересовало, был ли случайностью этот неожиданный выстрел, но не увидел на лице главаря ничего, кроме раскаяния.

— То есть надо бить в спину? — вдруг спросил Канд.

— Если хочешь жить и ты не Мастер Меча, то да, — согласился Кайфата. — Впрочем… если магу хватит ума поставить защиту, то результат будет примерно таким же.

— Тогда к чему была эта демонстрация? — спросил Храбр.

— Чтобы заранее избавить вас от каких-то иллюзий. Вы получаете сильное оружие, но оно не заменит отсутствия личного мастерства.

С этого дня ожерелье и браслет стали обязательной деталью одежды каждого разбойника, что не могло не сказаться на тренировках. Разом увеличились нагрузки, приучая бандитов работать с максимальной отдачей, на пределе дарованных амулетом сил. Регулярно проходили и стрельбы пульсарами — одиночные и группой, на ходу, на бегу, по общей цели или вразброс. Длительность занятий ограничивало лишь число зарядов, но с этим ничего поделать не получалось. Во всяком случае пока. Заодно выяснился и серьёзный недостаток творения Кайфата: полностью разряженный амулет тянул силу из окружающего воздуха, отчего вокруг его владельца сильно холодало. Но капитан посчитал, что браслеты достались мужикам здоровым — потерпят.

…Весть о богатом торговом караване, следующем из Зарока, пришла откуда не ждали. Просто однажды в таверну вместе с подводой с закупленным припасами из Дудинок прибыл тамошний староста. Не став долго ходить вокруг да около, он сразу потребовал встречи с Храбром или К’ирсаном, чем немало заинтриговал обоих.

— Скажите-ка, господа хорошие, а интересуют ли вас сведения о купеческих обозах? Богатых настолько, что сам Оррис велит их пощипать, — спросил староста с хитрым прищуром. — И какова будет награда человеку, принёсшему эту благую весть?

— Всё зависит от того, что за купец и насколько верные сведения, какой товар везёт. Неплохо бы знать и какая охрана, — заметил К’ирсан осторожно. Создание агентурной сети — задача непростая, требующая денег, времени и сил, а тут вдруг такая удача.

— Зачем обижаешь, господин. Мы совсем без разумения, что ли? На любой вопрос ответим… — протянул староста и с жадностью бухнул: — Пятую часть дашь?

— Получишь десятую, но и то если бойцов мне найдёшь. А нет, так и двадцатой хватит. Не тебе кровь проливать!

— Но…

— Торговаться не намерен, это моё последнее слово. — Изуродованное лицо и тяжёлый давящий взгляд профессионального убийцы задушили у головы Дудинок всякое желание спорить.

И староста сдался. Как выяснилось, его то ли деверь, то ли свояк служил в городской страже в городке под названием Бланк к северу отсюда. Вчера он приехал в гости и рассказал о купеческом обозе, прибывшем на ярмарку. В красках описал товары, не забыл поднять на смех и охрану. Оказалось, в первый же день трое наёмников напились до изумления и подрались с местными, разгромив постоялый двор. Рассвирепевший хозяин каравана, которому пришлось оплачивать сломанную мебель и услуги лекаря для избитых слуг, выгнал их взашей. И это при том, что на дорогах Западного Кайена каждый клинок на счету: слишком часто здесь пошаливают грабители. Теперь же торговец остался всего с одиннадцатью охранниками, среди которых ни Мечников, ни магов не наблюдалось. Последний пункт показался Кайфату особенно важным — он и решил судьбу каравана.


Глава 8 | Владыка Сардуора | * * *