home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава первая 1. Труп который был живым


Глава первая

1

Труп который был живым


- Тц… ещё и прибираться здесь. - процедил сквозь зубы здоровенный детина неопределённого возраста.

- Зато с бабками сегодня будем. – ответил ему второй. – Упс, братух, глянь-ка у жмура глаза цвет поменяли. Как думаешь, скоро он откинеться?

- Дай-ка посмотрю. – приблизился второй и навис надо мной и посмотрел в глаза. – В самом деле… Один голубой, второй зелёный. Гы… прикольно… А какие были?

- А я почём знаю? А если его током шарахнуть ещё поменяются? Давай проверим?

- Давай.

Один из них подал разряд и моё лицо непроизвольно сократилось, как и конечности прочно прикованные к столу зажимами.

- Гы! Смотри как жмур дергается! – глумливо сказал первый, подавая ещё один разряд.

Жмур это я. Точнее так они меня называют. Называют потому, что знают, несмотря на то, что я дышу, мои зрачки реагируют на свет, мышцы реагируют на болевые раздражители мне осталось жить не так много. Сутки, а может максимум двое, после чего я скончаюсь очень неприятной смертью. Фактически я живой труп. Труп, который может мыслить, дышать, питаться, и даже двигаться. Вот только мои движения сковывают специальные скобы, удерживающие меня на столе.

- Гы! Прикольно! А давай с этой стороны. – снова взял аппарат первый и нажал на кнопку.

Мои мышцы снова задёргались заставляя тело корчиться, боли я не чувствовал, но это не мешало этим ренегатам развлекаться.

- Пошли уже. – позвал товарища второй. – Покурить надо успеть, да и пивка для рывка можно будет накатить.

- Сейчас. Аппарат отключу. – Ответил первый вырубая мою смерть, которая стояла рядом с моим столом. – Эй ты! Слышишь жмур? Не уходи никуда.

Загоготав от собственной плоской шутке он вышел, захлопнув дверь. Мерзкая парочка. Хуже них только человек, которого они зовут Шеф или Доктор. Или тот тип, из-за которого я оказался на этом столе. Вадим.

Вадим прекрасно знал, на что меня обрекает, но тем не менее подставил и сделал это. И после этого меня стали звать уже не Константин Сергеев, а просто жмур, потому, что они прекрасно знали то, что я жив – это только вопрос времени. Оставалось мне не так много, но сегодня эти двое хотя бы выключили регенератор, который стоит рядом с моим столом – он моё спасение, и он же моя смерть. Вот только его отключение ни на что уже не повлияет. Смерть будет просто отложена.

Для того я здесь и был нужен - чтобы они смогли протестировать на мне эту модель регенератора и ещё некоторые другие приборы. Тестирование проходило просто – они просто наносили мне какую-нибудь рану, или вырезали у меня кусок плоти и включали регенератор, который должен был восстановить повреждение, а те двое уродов должны были зафиксировать скорость восстановления, поставить капельницы с питающим раствором и такое прочее.

Вот только регенератор был опасен сам по себе. Он содержал в себе опасные компоненты, которые облучали меня чем-то вроде «магической радиации». Накапливаясь в организме, она должна была убить меня. Скоро должен был настать тот миг, когда мышцы должно было скрутить судорогой, тело выгнуть дугой, кровь должна была стать чёрной и начать сочиться сквозь поры, а рот должен был начать отхаркивать чёрную слизь. Опасность этой штуки и тестировалась. Вот только эти двое уродов не заметили кое-чего, что может стоить им самим жизни – спонтанное изменение тела, точнее заметили, что цвет глаз изменился, но не придали этому значение.

Это значило то, что человек получил магическую силу. Или умение. Обычно этим обладают только аристократы и крупные кланы, которые поддерживают чистоту крови, накапливая этот дар поколениями и поколениями шлифуя мастерство. Или такие живые трупы как я – которые облучились в результате несчастного случая или из-за опасного прибора.

Я сосредоточился на своих ощущениях – единственное, что я мог делать, находясь в таком положении, это пытаться изменить своё тело. С помощью небольшого фокуса, который я мысленно назвал Самоанестезией после продолжительных пыток стало получаться просто замечательно – я стал способен отключать боль. А потом я начал пытаться изменять свое тело так, чтобы выбраться отсюда. И у меня стало получаться. Приходилось тренироваться всю ночь до того, как вернутся мучители, но это того стоило.

Приложив немного усилий, я попытался заставить свою правую руку резко похудеть. Если бы не мои эксперименты с Самоанестезией, это было бы очень больно. Рука медленно меняла форму. Получилось. Я вытащил её из одного зажима. Рука была как ватная, и я стал шарить ей по себе, чтобы отомкнуть застёжки на второй руке, форму пока можно было не возвращать.

- Эй! Кажись я свои сигареты у жмура забыл! – раздался в коридоре мерзкий голос. – Сейчас схожу к тухлому и заберу.

Я мгновенно покрылся испариной. Сейчас этот упырь зайдёт сюда и прервёт попытку сбежать, а перед этим отделает. Шаги приближались. Я завозил рукой по застёжкам быстрее. Ничего не получалось – от Самоанестезии рука потеряла чувствительность.

Шаги приближались. Вот кто-то уже взялся за дверную ручку.

- У меня твои сиги баран! – рявкнул второй голос. – Вот смотри. Ну ты если хочешь оставайся, а я пошёл.

- Стой! Подожди меня! – раздался топот убегающих шагов.

Этот дебил редкий урод, даже сигарету достаёт не как люди - достает пачку сигарет правой рукой, перекладывает её в левую, а затем открывает щелчком пальцев правой руки, не сдвигая бумажную крышку, а делая щелбан. Причём делая это средним пальцем и когда палец распрямиться сжимая кисть в кулак, так, чтобы получился "фак".

Хуже животного.

Я мысленно выдохнул и отомкнул вторую руку. Да, за эти бессонные ночи я здорово научился перестраивать своё тело, заставляя его менять форму, вот только силы смог скопить не сразу. Суть в том, что любой человек имеет особые клетки в организме – клетки Лебена, которые могут выделять ту самую энергию – Лебен. У кого-то их много, у кого-то мало, у кого-то выделяют одно количество, у кого-то другое. Если их мало или количество Лебена выделяется сотые и тысячные доли, то человек не сможет колдовать, как бы ни старался. Если их больше, то он уже способен на это, и следует делать элементарные попытки – сдвинуть пылинку или соломинку, подсветить зёрнышко и прочее. Больше всего Лебена у аристократов – из-за поколений одарённых и хороших генов. Среди простых людей редко встречаются одарённые. Но это не главное – сейчас главное освободиться.

Дальше дело пошло быстрей, и я отстегнул ремень удерживающий грудь, а потом пояс. Сел голова с непривычки закружилась. Я замер, чтобы не свалиться вместе со столом, как оказалось зря – он был надёжно привинчен. Теперь следовало отомкнуть ноги. Ноги я видел, так как сидел, и легко расстегнул застёжки. Так… Теперь главное не упасть, когда слезу на пол. Голова снова закружилась, а тело зашатало.

…Всё началось просто и банально – однажды я вышел из дома в магазин, и около книжного меня остановил довольно молодой парнишка, который попросил купить для него пару популярных романов. Сам он боялся зайти, так, как у него закончилась виза, а в магазине была пара людей в полицейских погонах. Тогда я не придал этому никакого значения – говорит на русском, выглядит как русский, одет хорошо – явно выходец из состава бывшего СССР, вот и боится насчёт визы.

Деньги я взял и зашёл купить – грешен, сам люблю книги. И тут всё пошло не так – пара полицейских сравнили меня с каким-то портретом и вывели, посадили в УАЗик, искренне пообещав доставить меня до дома или автобусной остановки если обознались. А уже в участке появился очень необычный человек, к которому они относились с большим почтением и называли Иван Гансович.

Иван Гансович, блондин лет сорока с пронзительным взглядом и лицом потомственного аристократа забрал меня и я оказался в другом месте. Тогда я долго гадал, что случилось такого, что мной занялись кланы?

Долго гадать не пришлось. Ошибка быстро вскрылась, стало понятно, что взяли не того, но всплыли другие проблемы – бюрократические заморочки, плюс нужно было встать на очередь вместе с людьми подобными мне.

Вот тут меня и нашёл Вадим. Коротко рассказал про то, что ситуация такая была много раз, что разбираться будут пару месяцев. Узнав, что я неодарённый, а точнее, что мой уровень Лебена стремиться к нулю сказал, что ещё могут протянуть время. А потом я оказался на этом столе.

…Сначала, когда меня резали я просто мычал сквозь кляп, потом стал пытаться отвлечься от дикой боли, и только потом стал пытаться избавиться от дикой боли. В Одарённые способные творить чудо начинают с мелочи – пытаются сдвинуть соломинку, чтобы тренироваться. Искренне желают, чтобы она сдвинулась. Я же пытался представить, что мои раны как бы «замерзают», как от «местной» анестезии, а я прекращаю чувствовать боль. Сначала получалось почти без эффекта, но пытки и неподвижность и отсутствие других занятий заставляли применять это раз за разом. Потом стало получаться лучше, и я смог уменьшить ту боль, которую терпел. А потом смог отключать боль полностью. Это случилось потому, что я облучился.

Я прислонился к стене и тяжело задышал. Голова кружилась, а меня самого мутило – пребывание в таком месте не способствует здоровью. Сейчас следовало прийти в себя и валить отсюда как можно быстрее. Вряд ли эти двое уродов обрадуются если увидят, что я смог сбежать. Совсем не обрадуются, а угостят тумаками и приведут сюда обратно, до того, как кто-то об этом узнает. Слабость накатила волной.

Держась за стенку я открыл дверь и оказался в небольшом кабинете с письменным столом и шкафом, даже пара стульев и кушетка имелась. Здорово. Можно присесть и отдохнуть. Да и хотя бы какую-то одежду следовало найти, потому, что я до сих пор ходил голым, а за стенами сейчас ночь. Часы на столе показывали три часа ночи. Долго же я провозился. Зато сейчас точно все спят. Самые чёрные часы перед рассветом – три часа и четыре часа, время когда спят все.

Я подошёл к шкафу и открыл его. Чудесно! Док держал здесь запасную одежду – брюки, рубашку, какой-то плащ и лакированные туфли. Хотя бы повезло в том, что у нас одинаковый рост. Вру. Я немного более худощав, особенно после того, как провёл длительное время на этом пыточном столе. Так, Костя, тебе нужно сесть и немного отдохнуть. Сесть и отдохнуть. Я посидел несколько минут, после чего начал натягивать одежду на голове тело. Теперь следовало сделать ещё кое-что – Вадим, двое уродов и Доктор прекрасно знали моё лицо и если они встретят меня, то оборвут мои призрачные шансы выжить. Значит теперь нужно сменить лицо. Как-никак, а я теперь одарённый. Пусть без выдающихся способности всё крушить и ломать, но их хватит для того, чтобы поменять внешность.

Пошарившись в столе я нашёл на самом дне фотографию какого-то молодого парня самой обычной внешности. Зелёные глаза, непримечательная внешность, простое лицо. Подойдёт. Выжав из себя ещё немного сил я начал менять своё лицо, которое начало плавиться и изменять форму. Если бы не Самоанестезия это было бы очень болезненно.. Так, изменим форму скул… Теперь лба и подбородка… Теперь изменим цвет глаз… Цвет волос… Структуру волос… Кто из нас не мечтал стать более стройным? Волевым? Похожим на любимого героя? Теперь мог сделать это, вот только это не радовало.

…Вадим похоже давно работал на этих мясников, потому, что я и раньше слышал о пропажах людей. И оказался одним из них, прикованным на столе и разделываемый самыми разными устройствами. И этот подонок обо всём знал. Я не был первой жертвой.

Когда я закончил с лицом, то но меня из зеркала смотрел совершенно другой человек – с простодушным лицом, острыми скулами, аккуратной причёской, глазами совершённо другого цвета и носом не похожим на мой. Если бы не мертвенная бледность и тёмные круги под глазами, то этот парниша смог бы даже сняться в рекламе жевательной резинки.

Я попробовал пошевелить лицом. Получалось из рук вон плохо – всё лицо было словно обколото наркозом и почти не двигалось. Ничего. Сойдёт – кто же увидит меня ночью? Я открыл рот и в ужасе скривился – пары зубов не хватало – проклятый Док и помощники здорово надо мной поработали. Так, это нужно убрать. Я сконцентрировал ещё немного силы, и направив её на начал формировать новый зуб, так же, как менял тело. Пульсирующая дрянь в моих капиллярах начала медленно и неохотно просачиваться через капилляры формируя новый зуб. Ещё немного усилий, и она начёт застывать костной тканью превращаясь в зуб окончательно. Теперь можно заняться и вторым.

Челюсти тоже пришлось обезболить, и они стали ощущаться тоже, как под выдыхающимся наркозом.

Чёртов доктор и его прихвостни пока разделывали меня, общаясь между собой сказали, что мой уровень Leben, особой энергии, которая позволяет творить клановым аристократам чудеса составляет ноль целых, две десятых, по шкале Куликова, что показывает мою бесполезность в этом плане.

Ноль целых две десятых. Ноль в магии. Величина настолько крохотная, которая не позволяет делать ничего. Ничего кроме крохотной искры или перемещения пылинки.

Вот только я смог сделать чудо. По одной простой причине – Уровень Leben, резко вырос от облучения регенератором. Такое пиковое изменение этой величины за короткий срок должно было убить меня, вот только я старательно уменьшал его, так как мог. Лёжа прикованный к столу я не знал как это сделать и действовал единственным интуитивным способом пытаясь избавиться от избытка – пытался сделать что-то, что поможет мне освободиться. Получилось только менять своё тело. Сначала я смог менять только цвет волос, цвет кожи, что мог разглядеть только с трудом вертя головой, потом смог изменять уже длину и прочность ногтей.

Конечно приходилось избавляться от своих успехов к утру, чтобы меня не раскрыли, но таким образом я до сих пор оставался жив, борясь со смертью, и уже достаточно натренирован, чтобы с помощью своих манипуляций совершить побег.

Я отошёл от зеркала уровень Leben явственно понизился. Теперь следовало изменить свои отпечатки пальцев, сил осталось мало, но на это меня ещё хватит. Я снова сосредоточился, и рисунки на пальцах и ладонях поплыли становясь просто гладкими. Теперь я человек без отпечатков.

Всё, теперь можно убираться отсюда прочь. Я слегка пошатываясь позаимствовал из того же шкафа пальто и набросил на плечи. Малая плата, за то, что они со мной сделали. Но ничего. Эти люди заслуживают кредита. Кредита, который я спрошу с них полностью со всеми процентами с каждого. Я хлопнул дверью и вышел в коридор.

Я вышел наружу. Ступеньки вели наверх. Точно, подпольная пыточная была в каком-то подвальном помещении – не станут же эти отморозки делать всё на виду. Слабый электрический свет тусклых ламп на потолке переведённых в ночной режим. Чисто вымытый кафель пола. Белые двери по обеим сторонам стены. Очень похоже на какую-то больницу. Первый этаж. Пара растений в кадках. Таблички о запрете курения. Урны для бахил. Точно больница. И кто же из местных врачей отморозков причастен ко всему этому? Я медленно шагал мимо металлических стульев около в кабинетах соединённых по три штуки в ряд. Надписи на кабинетах самые простые – «Хирург», «Терапевт», «Офтальмолог». Я замер на секунду задумавшись. Чего же не хватает?

- Ты кто такой? Как сюда попал? А ну стой! Руки вверх! – рявкнул голос сзади.

Я резко обернулся. Ну конечно, этого только и не хватало – дежурный охранник-вахтёр. Для кого-то ведь был включен свет.

И чего ты спать не лёг, как делают все обычные сторожа?

- Не двигайся! – рявкнул грузный охранник ЧОПа, явно бывший военный держа в руках пистолет.

Охранник сунул пистолет в кобуру. На секунду я замер. Охранник вытянул руки ко мне, которые засветились зеленоватым светом, а я разглядел значок на его лёгком бронежилете - пёс, а вот это очень плохо – пёс, символ клана Хунд – лучших охранников и ищеек. А в кланах даже рядовые члены владеют магией так, что способны меня в блин раскатать, как и любого другого человека.

Не размышляя больше я развернулся и бросился прочь.

_____________

Следующая глава в 8.00 по МСК



Примечания автора: | Двойник (Бояръаниме) | Глава вторая 2. Погоня пса за котом