home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 26. Анна и Евгений

Анна вдруг поняла, что ей несказанно нравится плавать и нырять. Для осознания этого понадобилось всего лишь полчаса на то, чтобы с помощью Жени приноровится к маске и трубке - и в первый раз погрузиться в лучащуюся искорками солнца воду лагуны.

С удивлением, анализируя свои ощущения, Анна поняла, что больше совершенно не боится моря. В первый день они с Женей далеко не заплывали – она будто заново училась плавать в лагуне на мелководье. Слушая под водой свое громкое дыхание, Анна парила в невесомости, каждой клеточкой ощущая легкость движения – опустив вниз в голову и лишь изредка подрабатывая ластами. Ощущать, как по телу струится мягкая вода, поражаться ее невероятным оттенкам лазури, и самое главное – необычайно четко видеть все вокруг, вплоть до каждой песчинки на дне, оказалось настоящим блаженством. Филиал райского наслаждения на Земле.

Анна сама не заметила, как минуло едва ли не полдня – настолько ее захватила доступность недружелюбного к ней раньше моря. Она могла бы до самого вечера плавать, изучая узоры песка, гоняясь за крабами и наслаждаясь моментом, и уже готова была к прогулке к рифу, но проголодавшийся Женя, который все время держался рядом, потащил ее на обед. Пока готовили рыбу, небеса решили разверзнуться ливнем и прогулку на риф отложили до завтра. Весь вечер Анна, вспоминая свои легкие познания в истории хлебного дерева, подготавливала почву для эксперимента – закапыванию плодов в землю для приготовления из них теста - в таком состоянии, как она помнила, они могли храниться неограниченно долго. Женя же, загоревшись посетившей его идеей мастерил шезлонг – в самый первый день они с Анной, не рассчитывая на нежданную находку, серьезно проредили бамбуковую рощу, и материала оставалось более чем достаточно.

На следующий день Анна, проснувшись, блаженно потянулась - и, отодвинув толстовку, которая выполняла шторы полога, выглянула в окно. Небо сегодня было необыкновенно чистое, солнце поднялось уже высоко и Анна, мельком глянув на спящего Женю, отправилась готовить завтрак. Но предварительно не удержалась и побежала искупаться – даже не удержавшись от стона блаженства, погрузившись в ласкающе-теплую воду.

Анна была откровенной мерзлячкой – ей было холодно везде - и в Красном, и в Средиземном море, не говоря уже о Черном. Но не здесь – температура вода была градусов тридцать, если не больше, и Анна просто наслаждалась – тем более, когда отодвинулась подспудная боязнь большой воды.

Когда рыбы были готовы, а поджаренное пюре остывала, из хижины появился Женя, потягиваясь. Заспанным взглядом он осмотрелся вокруг, понемногу приходя в себя, и был направлен умываться. После завтрака – кошку тоже не забыли, Женя с Анной вновь направились к морю.

Сегодня они сразу поплыли к рифу и Анна, оказавшись в неизведанном доселе волшебном царстве, просто не могла понять - как имея раньше столь удивительную возможность, она ею не пользовалась. Нет, конечно она видела фотографии прекрасного подводного мира, ярких рыб и причудливых кораллов - но никакая фотография не в силах передать ощущение, которое испытываешь, когда оказываешься на глубине сам.

Женя все время держался чуть позади - Анна, стоило ей только обернуться, всегда видела его. Сам же он, плавая следом за девушкой, любовался отнюдь не кораллами – первый восторг от подводного мира, испытанный им давным-давно уже прошел, приглушенный, и сейчас парень периодически глядел по сторонам, немного опасаясь появления акул. Но основное его внимание было приковано к гибкой, плавной фигуре Анны рядом. Ее бронзовый загар контрастно подчерчивался снежно-белым купальником, который она сегодня надела – и, увлеченный зрелищем, Женя позволил мыслям проследовать достаточно далеко. После этого ему пришлось слегка приотстать – пытаясь успокоиться, да и просто шорты поправить.

Нырнув в очередной раз – только замелькали ласты в прозрачной взвеси, Анна устремилась вниз. Женя за ней не последовал - просто провожал взглядом, но вдруг Анна испуганно дернулась – при этом из ее движений ушла вся скользящая плавность, как у неуклюже упавшего человека. Резко развернувшись, Анна устремилась к поверхности. Женя рванулся к ней, осматриваясь – опасаясь встречи с акулами, но хищников поблизости видно не было. Еще раз осмотревшись, Женя вынырнул, прорвав головой пленку воды, и выплюнул загубник.

- Что случилось? – спросил он, глядя на лицо Анны. Тревоги в ее глазах за стеклом маски видно не было, но напряжение ощущалось.

Анна, отвечать не стала, просто покачала головой. Тут Женя догадался, что произошло – слишком до этого он был занят своими мыслями: дело в том, что они доплыли до края рифа. Он в этом месте заканчивался, и граница выделялась уж очень явно – вроде бы вот оно, осязаемое дно под тобой, и вдруг раз – насыщенная океанской синью бездна глубины. Женя вспомнил про слова Анны о том, почему она боится воды, и подплыв, взял ее за руку.

- Давай вернемся немного, - поманил он ее за собой.

Но Анна уже пришла в себя и отрицательно покачала головой. Через некоторое время она освоилась и даже несколько раз заплывала так, что не видела под собой дна – только ультрамариновый космос внизу. Но каждый раз она проделывала это с замиранием сердца.

Наконец на Анну откровенно навалилась усталость - и по обоюдному согласию направились к ближайшему берегу – каменному срезу небольшого утеса, чьи покатые валуны, лениво омываемые прибоем, показались неплохим местом, чтобы немного передохнуть. Легкое волнение не доставило никаких проблем, и уже через пару минут Женя выбрался на камень. Сняв ласты, он помог Анне выбраться к нему.

- Фу, - выдохнула она, срывая маску, и счастливо улыбаясь: - Я так устала!

Развалившись на камнях, они некоторое время блаженствовали, купаясь в лучах солнца, блаженно щурясь от яркого света.

- Пить хочу, - сообщил вскоре Женя, разрушив тишину момента. – И жрать, - через несколько секунд добавил он.

- Кушать, - не открывая глаз, лениво потягиваясь, произнесла Анна. Она вытянула руки вверх и выгнулась как кошка, так что ее грудь натянула ткань купальника - Женя невольно сглотнул при виде этого.

- Кушать… - начал он говорить, но не справился с голосом, кашлянув: – Кушать я хотел пару часов назад, а теперь хочу жрать, - отвернувшись, Женя посмотрел в сторону «их» лагуны. Анна, закончив блаженно тянуться, между тем выпрямилась и попробовала встать, но тело ей повиновалось плохо – налившись томной расслабленностью.

- Помоги встать, - лениво, с прищуром, открыла она один глаз и подняла руку.

Женя шагнул вперед, протягивая ладонь. Анна не играла – ей действительно было тяжело подняться – сказывалась навалившаяся нега, и взяла руку Жени, пользуясь его помощью. Тот стоял боком и, потянув Анну на себя, едва не поскользнулся - ему пришлось сделать усилие, чтобы удержаться на ногах. Рывок поэтому получился чуть сильнее, чем требовалось - и поднявшаяся Анна по инерции прянула к нему – Женя моментально повернулся, и она оказалась у него в объятиях.

Увидев зеленые глаза совсем рядом, Женя обомлел - ощущая, как по всему телу прошлось словно электрическим разрядом. Анна подобному развитию событий несказанно удивилась – от неожиданности замерла, положив ладони на грудь парню и не двигалась - не пытаясь убрать его руки со своей талии. Женя в этот момент, повинуясь внезапному импульсу, поцеловал Анну в губы. Сдавленно охнув, она попыталась было отстраниться – но где-то там, в мыслях, а тело же оставалось неподвижным. Закрыв глаза, она чуть приоткрыла губы, оцепенев и ярко ощущая прикосновения требовательного Женина языка.

Казалось, мгновение остановилось – и осталось только они вдвоем. Но разрывая покрывающий их полог, Анна вздрогнула, оттолкнулась ладонями от груди Жени, отступив на шаг и глядя ему в глаза. Взгляд он не опустил, смотрел спокойно и вопросительно - но с некоторым беспокойством. Оба они, раскрасневшиеся, некоторое время стояли молча, и тут Анна поняла, что тяжело дышит – грудь ее вздымалась так, как будто она пробежала стометровку.

- Женя, ты очень хороший и воспитанный молодой человек, - произнесла, наконец, Анна, справившись с дыханием и эмоциями. Голос ее был строгий, сухой и чуточку звенящий: - Я очень ценю тебя, и надеюсь, что мы вместе благополучно дождемся, пока нас обнаружат. Но очень тебя прошу – давай впредь не повторять того, что только что было – или мы с тобой можем поссориться. Договорились?

Женя, склонив голову, смотрел на нее. Смущенно, но все же стараясь сохранять невозмутимый вид. Перед ним снова была прежняя Анна, холодная и неприступная – пусть и в одном купальнике, - но ее манера держаться, голос, выражением лица просто не допускали мысли о переходе дружеских отношений на иной уровень. При взгляде в требовательные зеленые глаза сейчас сама мысль о каких-либо фривольных намеках казалась едва ли не кощунственной.

- Договорились, - кивнул Женя после недолгой паузы с тщательно скрываемым расстройством.

- Вот и замечательно, - Анна шагнула вперед, дружелюбно улыбаясь, и положила руку ему на плечо: - Я на самом деле тебя очень ценю тебя, и мне очень важны наши дружеские отношения. Поплыли домой?

- Поплыли, - снова кивнул Женя.

Анна надела ласты, маску и подождав Женю, протянула ему руку. Она сознательно сейчас старалась держаться как можно более непринужденно - но внутри у нее бушевали чувства, среди которых преобладали растерянность и недоумение, даже немного злость на себя; Анна вынуждена была признаться себе, что если бы она не смогла решительно оттолкнуть Женю, то… то еще немного, и она бы не смогла его оттолкнуть – с большим трудом ей удалось удержаться и не ответить на поцелуй. Внутри у нее до сих пор тянуло невероятно приятным и сладостным, но почти забытым чувством. Кроме этого, Анне едва ли не со смущение приходилось гнать от себя мысли том, что Женя невероятно хорошо целуется.

К счастью, маска и погружение в воду скрыли ее эмоции - и пока спутники плыли к небольшой лагуне, у Анны было достаточно времени, чтобы привести в порядок мысли. Женя в это время также был погружен в себя - среди его чувств преобладало расстройство – он почувствовал, понял, что в Анне не было явного протеста его действиям. Женя злился на себя – что не сдержался так рано. Злился он и на обстоятельства – ведь данное Анне обещание нарушать не хотелось. Но ведь он чувствовал, как она практически потянулась к нему! А этот ее вздох, больше похожий на стон?


Глава 25. Анна и Евгений | Необитаемый Остров | Глава 27. Вероника