home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 28

Регьярд

Что ж! Сегодня должно всё решиться. Раз и навсегда.

На тёмных северных склонах долины, синих в предрассветной мгле, горели сотни костров. Штандарты и знамёна северян трепетали на горном ветру нетерпеливыми борзыми, готовыми вцепиться в бока затравленного медведя. Жажда крови витала над неспящими биваками.

Бой с Илваром определит исход этой не начавшейся войны и, одновременно, слишком затянувшейся вражды между горцами и северянами. Он знает условия: победа достается противнику - войско северян вступает на территорию Гримхайла, и там уже Илвару самому решать, начинать войну или договариваться о дани со стороны моего народа правительнице Смежных земель. Если же победа будет за мной - Илвар, вместе с Ульгой убираются от границ с Гримхайлом на веки вечные!

Конечно, первый меч Смежных земель имеет право отказаться от поединка, как и от битвы в целом. И, если на благоразумие его я надеяться не мог, то его желание - взять реванш и отомстить за брата - было несомненно. Илвар очень самолюбив и тщеславен, а ещё ему хочется мстить, и не только за Унбара. Он так и не простил мне того проигрыша у ущелья Стоннках. Не простил и украденной невесты…

Илвар придёт. Один, если возымеет верх благоразумие и честь воина.

И он пришел… Спустившись с коня, Илвар глядел мимо, на стан горцев, где звенела сталь и всхрапывали низкорослые горные скакуны.

- Смотрю, владетель, ты уже готов к сражению! - вместо приветствия произнес мой недруг. - Тогда не будем заставлять долго ждать своих людей.

Илвар стал доставать меч из ножен.

- Закончим с этим поскорее!

- Я бы не спешил умирать, на твоем месте, Илвар! - свой меч, который до этой поры держал в руках, я вогнал в землю между нами. - Мы оба знаем, что тебе против меня не выстоять.

- Что? Регьярд - владыка могучих гор - не так уж и храбр, как о тебе кричат в своих бражных песнях кабацкие менестрели.

- Ты громко сотрясаешь воздух - но всё без толку, а хотелось бы серьезно побеседовать.

- Вот мы для этого и собрались! Только это ты пытаешься избежать боя, на который меня же и вызвал. Неужели ты думаешь, что я на столько глуп? Поддамся уговорам и велеречивым побасенкам? Если имел смелость вызвать меня сюда, имей же совесть принять бой, как должно!

Один мощный удар, и по, еще сонной равнине, пронесся голодный лязг мечей. Я успел вовремя вытянуть свой меч из земли, чтобы отразить удар - всё же движения Илвара были на редкость предсказуемы. Он злился, а злость - плохой союзник в бою.

- У меня нет намерения тебя убивать! - ещё раз совершил попытку достучаться до разума своего противника. - Это было бы не честно по отношению к Унбару.

Но, похоже, мои слова только разозлили Илвара сильнее.

- Не смей… - от ярости, голос Илвара сорвался на сипение. Воин пригнулся ощерившимся волком, нанёс молниеносный удар и отскочил, - ты… вероломный убийца! Чем тебе мешал мальчишка?

- Мне? Ничем. Он хороший смотритель…

На этот раз его клинок попытался прорваться через мою защиту в несколько выпадов, а притворный шаг назад должен был скрыть рубящую контратаку, приходящуюся мне на горло. Илвар наносил удары не жалея сил, что было глупостью. За эту глупость он поплатился: в очередную его атаку я отразил удар, согнув руки в локтях так, что он отшатнулся и чуть было не упал навзничь.

- Не будь глупцом! - довершать начатое я не собирался. - Согласием мы сделаем гораздо больше, чем оружием! Так у нас будет шанс спасти свои народы - не ввязывая их в никчемную, кровопролитную войну.

- Ты не понимаешь! - казалось, непоколебимость Илвара иссякла. - Мне плевать на народ и Смежные земли… я… не прощу тебе мальчишку! Слышишь, Регьярд?

Горло его хрипело, пытаясь выдавить из себя взбурлившую в нём пену безумия, похоже, о брате говорить ему было тяжело, но я не стал перебивать. Пусть выговорится. Всему свое время.

- Пусть я не уйду от тебя живым, но ты тоже сегодня сдохнешь!

Ещё одна атака. Знает ли он, что со следующей он выдохнется, как и тогда у Стоннаках? Всё резче и жестче плясал клинок в деснице Илвара. Злее и стремительнее он пытался бить по открытым частям тела. Он был быстр, силен и меч следовал его велениям смертоносным покорным слугой. Беда у него была одна - он не берег ни сил, ни себя.

- Да что ты за дьявол такой? - в очередной раз я отбросил его от себя, выворачивая ему запястье. - Кто ты? Не человек!

- Илвар, ты уже выдохся! Есть ли смысл в этой схватке? Я предлагаю тебе разойтись с миром, к тому же…

- Мне не нужен мир! Мне не нужно ничего! Я просто тебя ненавижу, владетель! Капризы Ульги, будь они неладны, тут ни при чем. Была бы умнее, не полезла бы в твоё логово. Я проклял и тебя, и себя ещё тогда, когда мы сошлись в бою самый первый раз - и ты одержал верх. И… девчонка тоже выбрала тебя. Глупая дуреха! Не захотела пойти со мной, смотрела как на душегуба… а до этого… из-за тебя она рухнула в пропасть! Я так надеялся, что ты подохнешь. Тот другой казался сильным и смекалистым, ему должно было хватить ума, сжечь твоё тело и развеять пепел над сраными горами, но ты… Кто ты есть, Регьярд, что тебе не страшны ни стрелы, ни меч?

Илвар вскинул руку над головой, прижав вторую к спине, и пошел на меня - стойка, для скрытного поражения противника в живот. Такого даже подстёжная кольчуга может не выдержать. А я его недооценил. Нет, чего-то подобного я ожидал, но все же надеялся, что первый меч Смежных земель будет достоин своего младшего брата.

- Знаешь, твой брат благороднее тебя в тысячу раз и в такую же тысячу раз сильнее! - отбив очередную атаку, вытащил, застрявший в кожаных доспехах, баргский кинжал. Швырнул обратно пристыженному глупцу. - Кинжал у баргского вожака ты выторговал, а вот доспехи, предназначенные под такое остриё, ты на мне даже не заметил! Или не знаешь, что такие существуют? Не уж-то Хексус не сказал?

- Хексус всегда был лживой скотиной! А ты не смей упоминать моего брата!

- Почему же? Твой брат вполне…

- Заткнись!

- Боишься услышать правду, Илвар? Или жажда мести за поруганное достоинство сильнее, чем привязанность к брату…

Неожиданно наше внимание привлек глухой стук лошадиных копыт. Я посмотрел в сторону приближающейся лошади, туда, куда смотрел Илвар. Судя по тому, что из его рук выпал меч, всадницу он узнал.

И как можно было её оставить одну? Она же всегда появляется в эпицентре напастей и бед!

- Этого не может быть… - шептал потрясенно Илвар, - не может…

- Может, потому что в этом мире, кроме боли и отчаяния, ненависти и зависти, есть сила, которая действительно может творить чудеса! Настоящая, истинная, которая ни перед чем не сдается, даже перед смертью.

- Но я сам тогда видел, как она рухнула в пропасть на моих глазах, лишь бы не идти со мной, предпочла умереть.

- Мы тоже обрыскали все окрестности, но течение реки было слишком сильным, а пробраться вниз той расщелины не представлялось возможным.

- Ты… чудовище! - поморщился оскалившийся Илвар. - В тебя попало тогда столько стрел, а ты остался жив! И Вили превратил в себе подобную!

- Никогда не верь тому, что видишь, - я посмотрел на него пристально, прямо в глаза, - духи уберегли меня от смерти, но не спасли мою душу от безумия. Каждую ночь я видел её падение, и каждую ночь не мог её удержать, пока однажды не встретил Вилию в этом мире среди живых людей.

- Регьярд!!! - от окрика Вилии, казалось вздрогнули горы. - Регьярд! Илвар…

Она приблизилась на, едва живом от бешеной скачки, коне. Мы оба дернулись - помочь ей спешиться, но она умудрилась сползти сама.

- Я боялась, что не успею! - из серых глаз брызнули слезы.

Не раздумывая больше ни секунды, подхватил слабеющую девушку под руки. Вот идиот! Падение не осталось для неё бесследным - скачка измучила её, исказила лицо чувствительными уколами боли.

- Вили, это, правда, ты? - все ещё потрясенно произнес Илвар.

- Да… Илвар, это я!


Вилия

Сердце, казалось вот-вот выпрыгнет из груди. Страшно было опоздать, страшно было потерять единственную тропинку в ещё не начавшуюся жизнь. Тот самый путь, указанный дыханием Гримхайла, нашептанный пульсом бьющейся жилки на шее любимого в тот час, когда я засыпала в его объятиях. Поначалу я не представляла, что и кого увижу в конце своего пути, но воображение рисовало картины одна безумнее другой: то мне чудилось, что Регьярд сражается в одиночку с целой армией северян - вот он израненный лежит и истекает кровью, то возникал образ искалеченных воинов, ведущих войска в последнюю самоубийственную атаку. Сердце в ужасе заходилось от этих мыслей, становилось до такой степени страшно за владетеля, что комок подкатывал под самое горло и начинал неимоверно душить.

Но чем шире растекался по долине поток, и становился ближе ко мне пологий берег реки Лотры, тем больше меня начинала беспокоить тишина, перебиваемая лишь шумом одинокого ветра. Бурные воды были чисты от крови - но добрый ли это знак?

Где же все? Где сам Регьярд? Вот в отдалении, за зубчатым скалистым отрогом я услышала лязг металла и направила лошадь в ту сторону, где замерли ощетинившимися копьями два воина. В бою сошлись владетель и - о, ужас - мой бывший жених Илвар.

Вот, значит, как! Возможно это самое разумное решение - предвосхитить кровавую баталию поединком. Только всё равно, кто-то должен заплатить высокую цену за это!

Глупо сомневаться в Регьярде, как в воине, тем более я видела, как он расправился с Илваром в первый раз. А еще, немного зная Илвара, терзали душу черви сомнения, что он пожелает сражаться честно.

Ветер гнал меня в спину, казалось, из плеч выросли крылья, вздымая меня высоко над землёй, а на деле же я, практически, загнала бедное животное, а сама привстала от нетерпения в стременах. Даже не почувствовала усталости и боли, пронзившей тело, как только я стала спешиваться.

Бой между лучшими мечами двух королевств вот-вот должен был разрешиться.

И, если Регьярд оставался спокойным, то мой бывший жених, потеряв самообладание, плясал вокруг раздразненным зверем. Почему-то в этот момент, когда я увидела владетеля в бою, пришло осознание - он справится, потому что для него уже всё закончилось.

Но я мчалась к любимому, желая спасти его. Быть с ним в самый тяжелый момент. И если будет в моих силах - остановить это безумие.


Они меня заметили одновременно. Решила не медлить и позвала, что было сил… только совсем забыла о том, что Илвар считает меня мёртвой. Его посеревшее вытянувшееся лицо и впавшие, горящие нехорошим блеском глаза, уставившиеся на меня, внушали опасение за его разум. Казалось, он не может даже пошевелиться от потрясения. К тому же, я так спешила остановить сражение и попытаться примирить лёд с огнём, что слезая с лошади, чуть не упала от, резко вернувшейся и захватившей всё тело, боли. Увы, Тенхай здесь на открытой местности не сыщешь, чтобы она завела свои успокоительные песнопения. Но, к счастью, я тут же попала в крепкие руки Регьярда и боль, на удивление, отступила.

- Прошу вас, - взмолилась я сразу же, как перевела дух, - прекратите! Илвар, ты должен знать, что в гибели Унбара повинен не Регьярд и его люди, а воины моего отца.

Видимо, потрясений ему хватило и без меня, Илвар даже пошатнулся. Почти сломленный этим известием.

- Твой брат выручил меня, когда его люди собирались поразвлечься с одинокой бродяжкой, и пустил в прокаженный лагерь!

Говорила я сбивчиво и быстро, но так хотелось донести до слуха Илвара хоть каплю правды.

- За то, что Унбар изгнал их из своего отряда за срамные дела - ему и отомстили свои же.

На лице бывшего жениха всё ещё читалось недоверие, но всё равно чувствовалось, что пелена безумного гнева сходит с его глаз, потихоньку начнёт оттаивать и сердце Илвара.

- Я должен тоже сказать слово, - Регьярд обратился к своему противнику, а моё сердце пропустило удар, - Унбар не погиб.

- Какого черта?! Ты… - казалось, Илвар готов снова накинуться на владетеля.

- Я пытался тебе сказать, только ты даже не собирался слушать, - Регьярд говорил, даже не шелохнувшись, продолжая крепко прижимать меня к груди.

- Ты… - не веря своим ушам, Илвар отходил назад туда, где лежал его меч, - да, чтоб тебя…

- Пожалуйста! - взмолилась я. - Зачем нужно это бессмысленное кровопролитие? Ты ведь любишь Смежные земли, Илвар, я точно это знаю! Ульге не справиться одной без поддержки сильной руки, в одиночку она не сможет защитить даже сына от посягательств вельмож на его корону.

- Хелгуд тебе не брат!

- Я это знаю.

Вспомнилось видение на вершинах Когтей, где Ульга давала отцу красный плод - знак своей лжи и измены.

- Только это не меняет того, что мальчик наследник. Смежным землям нужен достойный правитель, если ты сейчас возьмешь всё в свои руки, то со временем этот правитель появится. Обязательно!

- Я не понимаю… чего вы хотите? Это обман, ворожба? Пока вы мне тут вещаете о своей доброй воле, на моих людей совершили нападение?

- Илвар! - Регьярд строго посмотрел на своего противника. - Никому не нужна война! Ни Грихайлу, ни Смежным землям.

- Тогда чего ты хочешь, гримхайлский дьявол?!

- Мира! - мы вымолвили это одновременно с владетелем.

- Вот значит, как… - горько усмехнулся мой бывший нареченный, который никогда меня не любил, и, которого я не любила, но его судьба была тесно связана с моей и судьбой, таких далёких, Смежных земель.

- Я хочу видеть брата! - твёрдо произнес Илвар.

- Унбар был довольно слаб из-за заражения крови, но мои лекари буквально сотворили чудо. Ты найдешь его в селении, расположенном выше по течению Лотры. С ним будет охрана и его люди, они согласились сопровождать своего смотрителя до Смежных земель. Покинуть Гримхайлские земли - было решением твоего брата.

- Если ты лжешь, владетель, то от моей мести тебя не спасет ни твой меч, ни… - Илвар пристально посмотрел на меня, - ни Вилия.

- Спасибо, - проговорила одними губами, выдохнув с облегчением.

- А ты, - обратился он ко мне, - останешься с ним, так ведь?

- Конечно!

- Почему? Неужели чужак тебе милее соплеменника?

- Не будь таким злым, Илвар! Гримхайл мне такой же родной дом, как и Смежные земли. Моя жизнь слишком изменилась, а я поняла то, что истинными творителями своей судьбы являемся мы сами. Слишком долго мне было удобно плыть по течению, но я, как видишь, нашла свой берег.

- Что ж, будь счастлива, Среброглазая принцесса! Ты всегда заслуживала лучшего, Вили. И прости меня, что лгал тебе.

- Береги её! - бросил он Регьрду. - И никогда не теряй! Я уже потерял, и это навсегда!

Владетель благодарственно склонился и ответил:

- Я тоже её терял, но духи оказались ко мне благосклонны. Благословят они и тебя.

Владетель бережно меня отпустил. Поднял с земли странной формы кинжал и сделал надрез на правой руке.

- Я предлагаю тебе, Илвар - первый меч Смежных земель - не только мир, но и дружбу! Не отказывайся от этого простого, но честного дара.

Северянин взял из рук горца кинжал, задумчиво посмотрел на него, и, все же, решился. После того, как кровь обоих воинов была пролита на земли Гримхайла, они пожали друг другу руки.

- Иди с миром, Илвар, пусть твой путь благословят духи Гримхайла.

- Пусть мир на ваши земли принесут и наши северные боги.

Северянин вскочил на коня и, посмотрев на нас, поднял окровавленную руку в прощальном жесте. После этого он развернулся и, не оглядываясь, умчался прочь.

- Ты пришла, моя хранительница, - на этот раз Регьярд обнял меня и пристально поглядел в глаза, - спасибо!

- Я не могла не прийти! - с облегчением уткнулась ему носом в грудь, потому что я падала в эти глаза, как в бездонную пропасть.

- Все же, я поступил дурно, оставив в хижине тебя одну после того, как мы стали близки. После того, как ты стала моей.

- Не смущай меня, пожалуйста, ты же знаешь я всё отдала тебе добровольно и по собственной воле.

Владетель аккуратно сжал мой подбородок и заставил посмотреть в глаза. Ох! Что стало со мной твориться в этот момент - ноги стали предательски подкашиваться, сердце застучало так гулко, что слышали его, наверное, по ту сторону гор, а голова неистово закружилась.

- Мое желание в тот момент было не просто взять тебя, Вилия! - серьезно произнес Регьярд. - Я попросил у богов и духов сделать тебя моей женой тогда. Ты доверилась, отдав не только тело, но и обнажив душу. Вили, я так тебя люблю! Не отпущу от себя никогда и никогда больше не оставлю.

- Владетель! Ты спас не только меня от смерти, но и заставил желать и любить жизнь! Без тебя она пуста и бессмысленна. Мой дом, Регьярд, там, где наши сердца бьются вместе.

- Вили… - потрясенно прошептал мой муж и склонился ко мне, прошептав прямо в губы:

- Никогда я не брал наград за сражения! Ты моя самая высшая награда.

- Значит, все было правильно…

Я не выдержала, и сама коснулась его губ поцелуем, провела рукой по шершавой щеке, сходя с ума от теплоты его кожи под моею ладонью и от жара его поцелуя.

В крепость Гримхайла мы возвращались так же, как приехали туда в первый раз - вдвоем на его лошади, вместе. Как и в первый раз - я сидела спереди и склонив голову к его груди, укрытая полами его плаща и согретая теплом его тела, слушала песню, которую он мне пел. В этот момент я осознала, что безмерно счастлива, как никогда в жизни - его песня была о любви ко мне. Теперь я понимала её слова.

На стенах крепости были подняты знамена, а прямо вдоль тяжелого навесного моста выстроился народ Гримхайла, приветствуя владетеля и владетельницу.

Регьярд спешился и повел коня, на котором все ещё сидела я.

- Народ Гримхайла! - произнес он, обращаясь к людям. - Я нашел достойную владетельницу, для наших гор. Благословлённую духами-хранителями - слышащую!

- Слава слышащей! - вдруг раздалось в толпе.

И в ответ разнеслось:

- Ура! Слава!

Голова шла кругом от событий этого дня, а я боялась рухнуть без сознания от переизбытка чувств. Только когда я спешилась, в общей суматохе ко мне подобралась хромоногая женщина, обряженная в серую хламиду, взяла за руку и тихо сказала:

- Сокол, что бьется у тебя под сердцем, будет столь же великим, как и отец его.

- Спасибо, Ошана, - я сжала её руку в ответ.

- Прости и прощай, владетельница. Не держи зла на ту, которая навеки наказана.

- Что ты… Оши, будь счастлива.

После этих слов она затерялась в толпе, махнув мне на прощание тонкой рукой.

Было немного грустно от того, что судьба её запуталась и сложилась именно так, но я рада была тому, что мы не расстались врагами.

Я отыскала глазами Регьярдаи, улыбнулась ему.

- Добро пожаловать домой, Вилия!

А в конце наступившей весны у меня, и правда, родился сын.


Глава 27 | Награда для Регьярда |