home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 14

- Не подох еще? - Увогин пнул неподвижное тело ногой.

- А даже, если бы и подох, что с того? - отозвался Хоргс - командир крепостной стражи, присягнувший ещё Зондаргу - отцу Увогина.

- Рано еще! Неплохо было бы рабьему сыну указать его истинное место!

- На кой тебе это? - поморщился все тот же Хоргс. - Он живуч, как демон. Его мальчишкой извести не вышло, а взрослым, так и подавно.

И при этих словах стражник сплюнул, то ли от отвращения, то ли для пущего выражения своего настроения.

- Ничего, - отмахнулся Увогин, - болты я смазал ядом, который его обездвижит на время.

- Зачем тебе он? - не унимался доставучий, как перинный клоп, Хоргс. - Давай прирежем его, и отправим в ущелье вслед за его девкой. Скажем, что северяне устроили засаду. Зачем эта показуха на публику? Даже твой старик будет недоволен.

- Заткнись! Достал уже! Теперь я владетель! Я буду править Гримхайлом, мои дети станут наследниками этих гор! Плевать, что скажет мой отец и Совет! Я вынужден был жить под управлением бастарда и раба, это худшее из унижений, которое только можно представить, и он поплатиться за это!

Хоргс удивленно смотрел на приятеля, которого знал много лет и сейчас он ничем не напоминал того Увогина, каким его знали.

- Да ладно тебе, - поднял руки стражник в примирительном жесте, - чего ты так разошелся? Я, как лучше, хотел…

- Теперь я буду решать, что делать с этим ублюдком! Его проведут через весь дворец до здания Совета в кандалах, там он перед старейшинами отречется от власти, а потом - как знать… Да и людям не повредит знать, что может случиться с непокорными. Будут сидеть и помалкивать. Главное, показать им, кто сильнее.

Старый приятель Увогина счел нужным промолчать. Лишние и несвоевременные слова могут оказаться чреваты для их хозяина.

Хоргсу не нравилось, что Регьярда оставили в живых, ибо о том, что эта псина была живуча и вынослива, страж Гримхайла знал не понаслышке - видел, как-то раз, с какими увечьями однажды вернулся владетель. А уже на следующий день стоял на ногах, как ни в чем не бывало.

Нет. Что бы там не мнил о себе Увогин, а Регьярда стоило порешить сейчас, пока он в бессознательном состоянии. Уж больно не спокойно было на душе Хоргса. Предательство народ Гримхайла не простит даже сыну Зондарга - немного не правильно стал он действовать, не послушал отца, поспешил. Слишком спешил Увогин заполучить власть в Гримхайле, стал совершать ошибки.

Вот и сейчас, зачем ему сдался живой Регьярд? Его в народе любят, а Увогин еще и показательную казнь хочет устроить. Кто за ним после этого пойдет? Разве, что после всего будут боятся и тихо ненавидеть. Глупец. Видимо, пора убираться отсюда по добру да по здорову. Ненависть, как известно, рождает страх, а страх нельзя долго держать в узде. Хоргсу это все ни к чему. Стар он уже для придворных интриг. Поддержал старика Зондарга по старой дружбе, а со своим сынком-самодуром тот пусть сам разбирается.

Стражник подавил трусливое желание перерезать глотку Регьярда, пока Увогин не видит. Это не его дело. Не его.

С такими мыслями Хоргс вскочил на коня. Оставшиеся в живых северяне, куда-то испарились - небось драпают сейчас до самой границы, пора и им отправляться в путь - сегодня предстоит, нелегкий день.

К Гримхайлу они подъехали, когда стало вечереть. Их отряд встретили гробовым молчанием. Никто не осмелился перечит победителям, одержавшим верх, не важно, в каком бою. Кристоф, как и ожидалось был к этому времени взят под стражу, а возможно и убит - он тот еще задира, сдаваться никогда не любил. Но Увогину было плевать на Криса и всех вместе взятых поданных Регьярда - верных ему людей все равно зачистят, кроме сестры, конечно же. Глупая девка нужна была для узаконивания власти, хоть сам факт женитьбы на незаконнорожденной, к тому же дочери рабыни - вызывал стойкое отвращение. Но без её крови, пролитой на жертвенные камни, власть Увогина будет считаться не действительной.

Добравшись до своих покоев, Увогин собирался отдохнуть, но не тут то было. На встречу ему вышел отец. По тому, как старик хмурил брови, стало ясно, что он недоволен. По сути, на отцовское настроение было наплевать, но Зондарг умел изводить и изматывать душу, пока не добьется своего.

- Зачем ты оставил Регьярда в живых?

Не останавливаясь и не глядя на отца, Увогин поднял ладонь пытаясь прервать стариковские ворчания:

- И это первый вопрос любящего батюшки! - с иронией произнес Увогин. - Ни тебе, как ты, сынок, ни тебе поздравлений с победой над бастардом!

- Не говори глупостей! Ты уже давно не мальчишка! - Зондарг говорил зло и нервно, сын его явно не порадовал. - Почему ты не сделал так, как я тебе говорил?!

- А почему я должен делать так, как ты говорил?! - мужчина резко подошел к отцу и посмотрел старику в глаза. - Ты думаешь, что навязывая свое мнение мне, будешь управлять Гримхайлом? Этого не будет!

- При чем здесь это? - тяжко выдохнул Зондарг. - Кристоф и старый волхв скрылись, их так и не удалось схватить. Ты хоть понимаешь, что оставив владетеля в живых, дал им надежду и возможности?

- Завтра я стану новым владетелем! - объявил Увогин. - И устрою казнь Регьярда!

- Чтобы стать владетелем, тебе надо жениться на Ошане, а она исчезла в месте с Кристофом и его сестрой.

С этими словами Зондарг прикрыл глаза, развернулся и покинул сына в замешательстве.

Увогин был в ярости. Злился он не на себя. На обстоятельства, которые заставляли его действовать не так, как хотелось изначально. Желаемое было всего лишь в полушаге - достаточно было протянуть руку и взять, но все время что-то мешало. Больше всего мешал Регьярд, особенно бесило то, что его в народе почитают чуть ли не как воплощение Сокола-прародителя.

Кого?! Бастарда, почти безродного, сына владетеля от рабыни-южанки. Но, главное, чтобы хоть как-то найти уязвимые места в окружении Регьярда, пришлось подобраться к его безумной сестрице. По началу это было невозможно - Ошана была неприступна, издевалась над ним и водила за нос. Подарки она швыряла то в камин, то выбрасывала в окно - то ли блаженная, то ли одержимая, так и не разберешься.

В нем даже проснулся азарт - девка оказалась не так проста, как хотелось. Это заводило. Но и времени оставалось все меньше, отец стал поглядывать косо, а проклятая сестра Регьярда продолжала хохотать ему в лицо. И вот, когда уже казалось невозможно покорить сердце безумной красавицы, случилось чудо - всего-то и надо было объявить о своем отъезде, и Ошана тут же переменилась. На этот раз она сама к нему пришла - итог был очевиден. Через сумасбродную девчонку Увогин выяснял о планах Регьярда, и все, казалось, пошло как надо.

Однако, этот пронырливый дружок владетеля - Кристоф, заподозрил неладное, заставил следить за Ошаной свою рыжепатлую сестрицу. За это поплатились оба. Поди, до сих пор гадают, каким духом рыжая попала в койку Регьярда, чем вызвала его неминуемый гнев на свою голову и голову брата. Увогин надеялся, что из крепости отошлют и Кристофа, но нет. Владетель слишком ценил навыки друга и безоговорочно ему верил. Твердолобый идиот!

С трудом, но Увогин двигался к заветной цели, и тут - на тебе! Появилась девка, да еще и в качестве награды! Пришлось действовать решительно и быстро. Регьярд сам подписал себе смертный приговор. А еще говорили неубиваемый, что его не берут ни стрелы, ни мечи. Ничего! Вон лежит, на половину издохший, никто ему не поможет. Осталось только Кристофа отыскать. А там расплата не заставит себя жать.

Только бы их отыскали да изловили!

Иначе… все напрасно.

Вместо заветных покоев, манящих мягким ложем и жарким огнём камина, Увогин спустился в подземелье, где приказал оставить Регьярда. Оценивая его состояние, владетель должен был умереть - нормальные люди от таких ран не выживают. Но и Увогину он нужен был живым, поэтому был отдан приказ смазать специальные болты меньшим количеством яда, достаточным для обездвиживания противника.

Руки задрожали в предвкушении… Он понимал, что стоит дождаться хотя бы следующего утра, но из-за поисков Ошаны время могло затянуться на несколько дней. Вполне возможно, что Регьярд за это время оклемается. А сейчас… пока владетель был так слаб, Увогину не терпелось хоть немного поиграть с измученной жертвой. Еще раз полюбоваться на свежую кровь своего врага, увидеть муку боли на его лице. Посмотреть, как ломается железная воля и блекнут горящие глаза. Эх, осталась бы в живых девка, он мог бы передумать и «пригласить» её в гости к новому владетелю Гримхайла, а потом увидеть, как будет обливаться холодным потом долбаный идиот, когда с его избранницы будут срезать лоскуты кожи. Но, что есть…

В ожидании игры перехватило дыхание. Отец ничего не узнает. Никто не узнает…

Стражникам Увогин приказал покинуть подземелье. Те только переглянулись и вышли.

Плевать, что они там себе думают! Скоро он - Увогин - станет владетелем Гримхайла, а остальное мелочи. Все люди станут подчиняться ему одному. И пусть в их взглядах не будет столько восхищения, как при виде ненавистного Регьярда, зато скоро там появится страх…

Сердце гулко стучало, в ушах хлопало, глаза налились кровью. Он поиграет… совсем чуть-чуть…

Зондаргу было неспокойно. Полночь его застала прямо в покоях сына, который отправился в подземелья спустить пар. Или вернее будет сказать - удовлетворить зов крови. Увогин очень рисковал своей репутацией, но не хотел прислушиваться к отцу, стремился делать по-своему. Старик вздохнул. Всегда существует грань, за которую переступать не стоит, а его сын был через чур самоуверен.

Это была вина Зондарга - он сам убедил когда-то сына, что тот достоин стать владетелем Гримхайла. Но за все прошедшие годы старейшина понял одно - Гримхайл сам выбирает своего владыку, а не наоборот. Регьярд мог никогда не стать во главе горной страны, но все эти годы будто некая неведомая сила хранила его и давала нечеловеческую выносливость для выживания. Но осознание пришло слишком поздно, сознание Увогина было отравлено мечтой о власти. Разве Зондарг желал сделать из сына чудовище?

Конечно нет…

- Господин! - в покои ворвался Хоргс. Его вид выдавал сильное тревогу. - Увогин довольно долго находится в подземельях.

- Скажи, - спокойно заговорил старик, - для чего я приставил тебя к своему сыну?

На лице стражника отобразилось непонимание. Вопрос застал воина врасплох. Хоргс и раньше не отличался сообразительностью, а теперь совсем замялся.

- Я… мы пытались его остановить… - чтобы хоть как-то промочить пересохшее горло, стражник сглотнул, - но он приказал никому не сунуться. Сами же знаете, что его, порой… заносит.

Зондарг раздраженно прикрыл глаза.

- Вот именно поэтому я тебя к нему и пристроил, - сквозь зубы заговорил старейшина, - а ты, вместо того, чтобы приглядывать за ним, слепо выполняешь его приказы.

Хоргсу очень хотелось предложить Зондаргу самому понянькаться со своим великовозрастным мальчишкой, но опрометчивые слова пришлось проглотить вместе с недовольством. Такое отчаяние и бессилие безумной усмешкой искривило рот старика подобно усгурскому мечу. Одно понял глава стражи - ноги его здесь больше не будет. Не нравилось ему все это - на деле оказалось не так, как обещали старейшины. Свержение Регьярда выглядело просто кровавой расправой и поводом для сведения счётов.

Еще и девица эта свалилась в ущелье - не к добру это, не к добру.

Зачем вообще Хоргс во все это ввязался? Из уважения к Зондаргу? Давней дружбы с Увогином? Теперь уже сложно было ответить даже ему самому. Но исход этой затеи явно не обещал ничего хорошего. Стражник, ничего не ответив на обвинения старейшины, развернулся и вышел из покоев. Он злился сам на себя за неспособность противостоять властным словам Зондарга, а еще испытывал страх. Увогин стал пугать его в последнее время своей непредсказуемостью. Что ему могло понадобиться от почти полуживого бывшего владетеля?

- Позаботься о том, чтобы мой сын вернулся в покои, - набатом звучали последние напутствия старика. - И… Хоргс, ты же понимаешь, что Регьярд очень плох, скорее всего он не доживет до утра.

Не доживет… если Увогин горячился, то точно не доживет, но что, если… тогда придется самому решать эту проблему.

Черт!

- Уво! - окликнул стражник своего друга, спустившись в подземелье.

Но ответом стала тишина.

- Увогин! Ты здесь?

В эту дыру пришлось тащиться одному - еще одна причина, чтобы злиться. Но не желательно, чтобы другие видели будущего владетеля в ярости, да ещё всего залитого с ног до головы кровью прежнего властителя.

Хоргс подошел к распластаному на каменном полу телу Регьярда.

- Твою мать!!! - непрошенная ругань вырвалось у стражника. Он резко развернулся, направляясь к выходу, но не успел сделать и двух шагов.

- Ты кого-то здесь потерял, Хоргс? - низкий, леденящий душу, голос остановил его.

В следующую секунду грузное тело бывшего стражника осело рядом с телом не состоявшегося владетеля.

«Вот и все, - подумалось умирающему мужчине, - все же глупая вышла затея… с Регьярдом…»


Глава 13 | Награда для Регьярда | Глава 15