home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Славик, давай просто дружить

Множество раз Славику-не-пизди всё сходило с рук, но у любой сказки бывает конец. В случае со Славиком у конца было прелестное имя – Дашечка.

Ее так звали все. В стошестидесятисантиметровом теле проживал дьявол, и даже он иногда чувствовал себя бедным, а главное – благочестивым родственником. Славик встретил Дашечку в Питере на полусветском приеме. Он поехал в город на Неве на неделю, развеяться. Не был там года три и рассчитывал на приключения.

Тем более Славик практически впервые выгуливал абсолютно лысую голову. Волосы начали бросать Славика, и он привычно ушел первым.

Новая внешность придавала Славику уверенности и азарта.

Дашечку он заметил сразу. Ее нельзя было не заметить. Черные волосы, бразильская задница и красное платье, трещавшее на этой самой заднице практически по швам. Что еще нужно в таком сером городе, как Питер? На лицо Славик уже не смотрел. Надо отметить, Дашечка в тот момент была в очень разобранном состоянии. Она металась между двумя мужчинами. Хорошим и плохим. Ну как плохим, с недостатками. А вот хороший был предельно положительным. Даша разрывалась и ныряла в глубь себя. Делала она это и в тот момент, когда Славик зашел с тыла.

– Возьмите меня охранником к вашей фигуре. Я готов просто стоять рядом. Как вас зовут?

Дашечка промолчала, посмотрела внимательно на красовавшегося Славика и высказалась:

– Ты, сука, совсем охренел?!

Славик-не-пизди опешил. Продолжение тирады было достойным начала:

– Ты думаешь, я тебя, слизняка, через четыре года не узнаю? Нет, я поражаюсь твоей наглости! Ты меня трахнул, кинул на деньги, теперь не узнал и начал клеить заново?! Славик, я даже не знаю – хочу я тебя убить или книгу о тебе написать!

Славик понял, что ему выпало «зеро». Как человек, изучавший статистику, он знал, что рано или поздно это должно было случиться. Дашечку он вспомнил. Он не смог тогда устоять против соблазна не отдать Дашечке долг (якобы на взятки милиционерам, чтобы его не арестовали). Но он не был бы Славиком-не-пизди, если бы не пошел ва-банк. Тем более Дашечка стала настоящим секс-динамитом, и было видно, что в тротиловом эквиваленте она скоро выйдет на ядерный заряд. Славик торжественно повернул оба красных ключа. Он покачал головой, уставился в никуда и через долгую паузу произнес:

– Опять. Опять этот Славик… Сколько еще нести этот крест?!

Мучение и безысходность звучали в каждой букве. Дашечка пыталась возмутиться, но начала что-то подозревать:

– Какой крест? Ты что плетешь?!

– Обычный крест, деревянный. Я хотел бы перед вами извиниться…

Славик не знал, что такое искренность, но читал про нее в «Википедии» и попытался изобразить. Дашечка продолжала не понимать:

– Мы теперь на «вы»?.. Ну хорошо. Извиняйся, но лучше деньгами.

– …извиниться за своего брата. Я, видите ли, не Славик… Я его брат-близнец.

Часть Дашечкиной взрывчатки не выдержала:

– Что?!

– Меня зовут Альфред. Так в семье сложилось… ну, знаете, один ребенок удается, а другой… Другой – Славик… Меня в подростковом возрасте отправили в Лондон, а Славик остался здесь… Мы с детства почти не общаемся. И вот я приехал, считай туристом, в Петербург, и такой конфуз: меня, представляете, практически побили вчера за него. Не знал, что он так здесь знаменит. Извините еще раз, давайте я вам отдам деньги, которые он у вас украл, и, чтобы не вызывать неприятные ассоциации, прервем наше несостоявшееся знакомство. Сколько Славик у вас взял?

Славик произрастал из хорошей почвы своей интеллигентной и образованной семьи, поэтому речь его была, когда надо, богата и, когда надо, предельно насыщена вежливостью. Только вот НАДО ему было очень редко. Дашечка сначала онемела, затем на ровном инстинкте начала с денег, но быстро осеклась:

– М-м-м-м… Тысяч пять долларов… Простите, ради бога, я… Вы… Вы так похожи, разве что лысый… Я правда не хотела…

– Ничего, ничего, как вас завтра найти? Мой водитель привезет деньги. – Артист не выходил из образа печального рыцаря.

Славик-не-пизди решил, что ради Дашечки, которая действительно фантастически расцвела, он готов ВРЕМЕННО расстаться с такой суммой. Махинатор, конечно, был уверен, что найдет, как вернуть ее назад. Хотя даже если не найдет… Славик признал, что секс с Дашечкой стоит этих денег. Плюс к этому, Славик верил в кармическое равновесие. В денежном эквиваленте он развел прекрасный пол на несколько десятков, если не сотню, свиданий и с Дашечкой решил немного вернуть назад.

– Да не надо, что вы… – Дашечка испытала редкое для себя чувство стыда и еще более редкое – симпатии. Да и фраза про Лондон не осталась незамеченной.

– Я Даша, вы Альфред, да?

– Да, имя не лучшее, но дедушка был Альфредом, любил меня. (Славик мысленно извинился перед своим дедушкой, которого звали Иосиф Михайлович; Иосиф Михайлович с того света послал Славику луч восхищения и одобрения.)

– А мне нравится! Необычно, и вам очень идет. А вы, а вы… – Дашечка искала тему для продолжения беседы и нашла: – Славика-то видели давно?

– Очень давно… Мы не общаемся. Ну я не виноват, что меня родители отправили в Гарвард, а его нет.

Славик изобразил еще одно чуждое ему состояние – раскаяние. Но Дашечка неожиданно поставила его в тупик:

– А вы еще и в Гарварде учились после Англии? Ничего себе… Первый раз вижу выпускника Гарварда.

Славик почему-то был уверен, что Гарвард находится в Англии, но не растерялся:

– А куда еще после Англии ехать, только в Гарвард.

И тут Дашечка почувствовала, что Бог решил вернуть не только деньги. Альфред ей начинал нравиться всё больше и больше. Она временно отложила свои метания между плохим и хорошим вариантом кавалеров.

– А на кого вы учились?

– На финансиста.

– Надо же, и я! Финэк закончила, не Гарвард, но все-таки, а какая специализация?

Специализация у Славика была примитивная. Найти инвестора и кинуть.

– Я работаю на высокорисковых рынках. Помогаю людям чувствовать жизнь, ведь просто деньги давно уже никого не радуют. Нужен пульс жизни. Вот я и объясняю людям, как рисковать, но не потерять всё.

– Не даете жить то есть? – Дашечка усмехнулась.

– Не даю себя обмануть мошенникам.

– Таким, как ваш брат?

– Очень верно подмечено…

И тут Славика потянули за язык. Ему очень захотелось узнать, что о нем думают женщины, в собственной неотразимости он был уверен.

– Даша, а я так понимаю, мой брат вам запомнился. А что вы о нем скажете? Оставим это между нами, обещаю.

– Конченая скотина. Но знаете, что удивительно…

Славик проглотил «скотину», но заинтересовался, что же в нем удивительного:

– И что же?

– Он уникальный человек.

Славик начал рдеть изнутри. Дашечка продолжила:

– На вид абсолютный лох. Знали бы, как он одевается… Полное отсутствие вкуса при стремлении произвести впечатление.

Челюсти Славика создали давление в несколько атмосфер. Славик сквозь них процедил:

– Наверное, собеседник интересный, раз как-то смог вас очаровать?

– Старые анекдоты и адические штампы, с трудом заставляла себя смеяться.

Славик начал искать нож.

– Что же тогда в нем такого?

Он был близок к истерике. И тут – осенило!

– Может, секс? Ну не удивлен, он еще в школе только о нем и говорил.

– Секс?! Вы смеетесь?.. Честно, только без передачи: Славик абсолютное бревно, если так можно сказать о мужчине. Ну и анатомически не то чтобы одарен… Ой, простите, вы же близнецы! Но я слышала, в этом вопросе у всех по-разному…

Славик изменился цветом лица.

– Подождите, вы мне всё время не даете сказать самого главного. В вашем брате не было ничего, кроме…

Дашечка стала искать слово.

– Кроме какого-то адского магнетизма негодяя. Вот было ясно, что у человека ничего святого, вообще ничего, и это завораживало. Даже на секс это, оказывается, влияет. Сама начинаешь верить, что тебе хорошо. Конечно, на этом магнетизме долго женщину не удержать, при полном провале во всем остальном. Может, Славик это знал и поэтому уходил всегда первым, но в момент общения…

Даша заулыбалась, погрузившись в воспоминания.

– Простите, если обидела, просто сразу видно, вы – другой. Совсем на него не похожи в этом смысле.

– Да, безусловно. Как говорил дедушка Альфред, в семье не без Славика, и ставил Славика в угол.

Иосиф Михайлович попросил чертей болтать тише, ему стало очень интересно, да и чертям тоже. Они давно ждали Славика и хотели понять, к чему готовиться.

– А у вас семья, наверное? – с надеждой на отрицательный ответ спросила Дашечка.

Славик был в нокдауне, но кое-как собрался на второй раунд:

– Была. Мы развелись. Дети с мамой в Беверли-Хиллз, а я вернулся в Лондон. Пробую начать новую жизнь, путешествую, вот, видите, до Питера добрался…

Славик сделал глоток, натянул на лицо скуку и использовал запрещенный, но эффективный прием:

– Даша, я, наверное, вас уболтал, да и сам немного устал за день. Если вы не возражаете, я запишу номер вашей карты и завтра переведу вам деньги, все-таки брат за брата отвечает. А сейчас, пожалуй, пойду.

Даша практически в него вцепилась.

– Подождите, мне так интересно с вами! Если вы не против, я вас завтра на ужин приглашу, тем более деньги, я так понимаю, у меня теперь есть.

Она засмеялась и как бы случайно встала анфас. Славик еще раз оценил изгиб и понял, что до завтрашнего ужина дотянет с трудом, но из роли не выходил:

– Ну если вы настаиваете… Я буду рад, у меня в Питере не так много друзей.

– Славик, еб твою мать! – прилетело из угла зала.

Славик-не-пизди скрипнул всем телом: «Ну что ж за день-то такой!»

Он обернулся. Московский друг продирался сквозь толпу. Он был не очень трезв (это если скромно оценить его состояние).

Славик схватил Дашечку за руку и сказал:

– Сейчас я разберусь, подождите меня. Это уже переходит всякие границы.

Славик рванул к приятелю через толпу, врезался в него и зашипел в ухо:

«Костян, срочно прикинься, что ты обознался, у меня фэбики на хвосте, я изображаю своего брата-близнеца. Срочно! И извини, я тебя ударю, не давай мне сдачи».

Славик ткнул Костю в живот и громко рявкнул:

– Какой я тебе Славик, глаза раскрой, животное пьяное!

Славик вернулся к Дашечке, которая пребывала в восхищении. Интеллигент, но и ударить может. Это же идеальный мужчина!

– Даша, простите, но я уже иногда не выдерживаю. И это Питер… Представляете, что в Москве происходит? Я домой, тогда до завтра? Вот мой номер телефона.

На следующий день они поужинали. Славик продолжал игру и не проявлял никакой сексуальной инициативы. Прощаясь, поцеловал руку. Даша потом на нее долго смотрела и пыталась понять свои ощущения. Она впервые расстроилась из-за отсутствия секса на первом свидании. Потом они пообедали. Славик основательно подготовился по линии финансов и на всякий случай перечитал Бродского, даже выучил кое-что. Особенно яростно Славик двигал тему супружеской верности, порядочности, заботы о женщине, чуть в религию не свалился. На «ты» перешел под давлением. Славик был идеальным. Он даже сам в себя влюбился и захотел за себя замуж.

Наконец он понял, что пора узнать, какова Дашечкина задница на ощупь после стольких лет разлуки, но останавливали слова про его анатомию. Славик боялся, что его узнают по члену, и решил уточнить, возможно ли это, у близкой женщины, которая от столь откровенного вопроса не упадет в обморок. Таких в окружении Славика не нашлось, и он, как это всегда бывало в безвыходных ситуациях, набрал… жену.

– Привет!

– Славик, ты что, умер? Ты вдруг позвонил из командировки.

– Нет, нет, всё хорошо, работаю в поте лица.

– Твое лицо не потеет. Что тебе надо?

– Да тут с Костиком (Славик предусмотрительно встретился с Костиком, ввел его в курс дела и посадил напротив) поспорил на пять тысяч долларов, может ли женщина узнать мужчину по члену.

Ответ последовал моментально.

– Костика – не знаю, а тебя да.

Славик сначала от неожиданности заглох, а потом с обидой спросил:

– А почему меня-то – «да»?

– Член такого идиота, как ты, хочешь запомнить из антропологических соображений и на всякий случай. Костику привет, я работаю.

Ситуация для Славика легче не стала, но похоть победила. В разговоре с Дашечкой он зашел издалека:

– С радостью посмотрю, как ты живешь, у тебя, мне кажется, чудесный дом.

Славик взял Дашечку за руку. Даша смотрела Славику в глаза с такой нежностью, что он задумался о своей жизни.

– Альфред, слушай… Даже не думала, что когда-нибудь такое скажу… Тебе ведь можно сказать как есть?

– Конечно.

Славик приготовился услышать о Дашечкином желании стать матерью, пожалел, что уже женат, но не изменил себе: параллельно думал, как бы все-таки вернуть после секса пятерку. Его размышления прервало Дашино признание:

– Не могу я. Не могу. Ты прекрасный, замечательный, ты мечта женщины… Но знаешь… Помнишь, я тебе говорила про магнетизм? Прости, но я поняла, что для меня это главное в мужчине. Вот Славик хоть и скотина, и секс с ним был так себе, и я бы ни за что не хотела с ним еще раз увидеться, но я его год забыть не могла… Что-то в нем есть, чего нет в других мужчинах. Этот самый адский магнетизм. А в тебе его нет… Славик – это, конечно, перебор, но ты слишком… чистый, что ли. Слишком хороший. Нет в тебе никакого изъяна, стерильный ты.

Дашечка прослезилась.

– Что ж я за дура-то такая! Мне, наверное, к психологу надо на консультацию. Вечно я влюбляюсь в придурков! А пока, прости, не хочу я тебя, да и себя обманывать. Давай просто дружить. Я буду очень рада. Уверена, ты прекрасный друг.

Иосиф Михайлович лишился дара речи, а черти пошли на консультацию к психологу. Благо, в аду их пруд пруди.

Дашечка после той истории, не задумываясь, выбрала «плохого». Она всё про себя поняла. Вместе они прогуляли деньги, возвращенные Альфредом, и послали ему кучу фотографий из своего свадебного путешествия.

Ну а Славик в результате той встречи потерял не только пять тысяч долларов. Он лишился самого главного – своего адского магнетизма негодяя. Он делал всё, чтобы его вернуть, но – тщетно. Магия исчезла. Просто темная сторона силы не любит, когда ей изменяют со светлой, еще и пытаясь всех при этом надуть.

В итоге Славик-не-пизди был оставлен всеми своими женщинами.

Всеми, кроме жены. Она его не бросила. Она его любила просто так. Иногда это случается. Нужно просто верить.


Встреча. Ресторан | БеспринцЫпное матерное, или Трагическое недоразумение | Трагическое недоразумение