home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Золотой лебедь

Старые-старые сказки
некотором царстве, не в нашем государстве, жил-был старик; у него было три сына; младшего звали Дурачком, над ним все смеялись и сажали его на самое последнее место. Однажды старший брат отправился в лес колоть дрова, и дала ему с собою мать сладкую сдобную лепешку и бутылку вина. Как вошел он в лес, так увидел старого седого человечка; пожелал тот ему доброго утра и сказал:

— Дай мне кусок лепешки из твоей сумки и глоток вина, мне очень хочется есть и пить.

Умный сын отвечал:

— Если я дам тебе лепешки и вина, то у меня самого мало останется, проходи своей дорогою.

Сказав это, он оставил голодного старичка одного и пошел дальше. Когда же он принялся рубить дерево, он нечаянно попал топором в руку и должен был бежать домой, перевязывать рапу. Так наказал его седой человечек.

Затем пошел в лес второй брат: мать и ему дала на дорогу сладкую сдобную лепешку и бутылку вина. Его также встретил седой человечек и попросил кусок лепешки и глоток вина. Но и второй брат отвечал так же хитро, как и старший брат:

— То, что я дам тебе, уйдет от меня самого, ступай своей дорогой, — повернулся к старичку спиной и пошел дальше.

Наказание и тут не заставило себя долго ждать: не успел юный дровосек ударить несколько раз по дереву, как попал себе по ноге и должен был просить прохожих снесть себя домой.


Старые-старые сказки

Тогда сказал отцу Дурачок:

— Отец, пусти меня в лес по дрова.

— Твои братья едва не убили себя; какой ты дровосек? Ты ведь ничего не умеешь.

Но Дурачок так долго упрашивал отца, что тот наконец согласился:

— Ну, ступай, но потом смотри не плачь.

Мать дала ему мучную черную лепешку, испеченную на золе, и бутылку кислого пива.

Как только Дурачок вошел в лес, он встретил того же старого, седого человечка; тот поздоровался с ним и сказал: Дай мне кусочек твоей лепешки и глоток из твоей бутылки, я чувствую голод и жажду.

Дурачок отвечал ему:

— У меня ведь простая лепешка на золе, если тебе не противно, то сядем и позавтракаем вместе.


Старые-старые сказки

Уселись они, и когда Дурачок вынул свою лепешку, то она превратилась в сладкий пирог, а кислое пиво — во вкусное вино. Вот они поели и попили, и затем старичок сказал: «В награду за твое доброе сердце, в отплату за угощение я тебя оделю счастьем. Вот стоит старый дуб, сруби ты его, и в корнях ты найдешь нечто». Сказав это, старичок исчез.

Дурачок подошел к указанному дереву и стал его рубить; когда дуб свалился, то в корнях его он увидел лебедя с перьями из чистого золота. Он вынул золотого лебедя, взял его на руки и понес на постоялый двор, где хотел провести ночь.

У трактирщика было три дочери, они увидели лебедя, удивились диковинной птице и захотели добыть по золотому перу. Старшая подумала, что им, верно, представится как-нибудь случай выдернуть перо из крыла. Когда Дурачок вышел за чем-то из комнаты, она схватила лебедя за крыло, но пальцы ее тотчас же приросли к волшебному лебедю. Вскоре пришла вторая; едва дотронулась она до своей сестры, как крепко приросла к ней. Наконец пришла и третья с тем же намерением; старшие начали ей кричать: «Уходи прочь, ради Бога, уходи прочь!», — но она не понимала, зачем ей уходить прочь, и подумала: «Раз старшие сестры там, то и я не лишняя», — подбежала к лебедю и, дотронувшись до сестер, сама приросла к ним. В таком положении они должны были провести всю ночь у лебедя. На другое утро Дурачок взял лебедя под руку и отправился в путь, нимало не заботясь о трех девушках. На улице они встретили старика судью, который, при виде странной группы, остановил их словами:

— Стыдитесь, противные девчонки, что вы бежите за этим молодым пустозвоном. Разве это прилично? — Он взял младшую сестру за руку и хотел ее остановить; но как только он до нее дотронулся, так прирос к ней и должен был бежать за всеми.

Немного погодя их нагнал трактирщик, отец трех девушек.

— Куда вы бежите, — закричал он, — что случилось? Ах, и вы здесь, господин судья, не ожидал я этого! Здравствуйте! — И, сняв шляпу, трактирщик схватил руку запыхавшегося судьи и крепко ее пожал; но как только он хотел опустить свою руку, он заметил, что она крепко приросла к руке судьи, и волею-неволей вместе с остальными он должен был идти вперед.

Мальчишки, потешаясь над невиданным зрелищем, прыгали и смеялись; прохожие останавливались и показывали на них пальцами. Невольные путники истомились и стали умолять Дурачка отпустить их домой: стыдно было им служить предметом всеобщих насмешек. Сжалился Дурачок над ними, остановился, погладил золотого лебедя по спине и сказал ему: «Лебедь, отпусти!» — и в ту же минуту все пятеро освободились и без оглядки побежали домой.

Устал Дурачок нести лебедя на руках, привязал к его шее тесемку и повел его дальше. Проходил он мимо рабочих, что месили ногами глину; дивились они золотым перьям птицы, и мальчишка, помогавший им при работе, крикнул: «Вот бы мне такое перышко!»

— Выдерни, если хочешь, — предложил любезно Дурачок.

Мальчуган тотчас же схватил лебедя за хвост и прирос к нему рукою; как он ни кричал, как ни прыгал, а освободиться не мог. На крик прибежала прачка с подобранным платьем. Жаль стало ей мальчика, и подала она ему руку, чтобы высвободить его. Но в то же мгновение и она приросла к мальчику.

Через некоторое время навстречу им попадается трубочист; рассмеялся он при виде странной запряжки и спрашивает прачку:

— Ты что тут делаешь?

— Ах, — отвечала она жалобно, — подай мне руку, чтобы я могла оторваться от этого противного мальчишки!

Подал ей трубочист руку и тут же сам прирос к прачке.


Старые-старые сказки

Пошли они дальше и пришли в одну деревню, где как раз давала представление труппа странствующих актеров. Паяц в белоснежной одежде показывал зрителям фокусы и разинул рот от удивления при виде золотого лебедя и его спутников.

— Что, ты тоже в шуты записался, черный куманек? — спросил он, смеясь, трубочиста.

— Здесь нечего смеяться, — отвечал сердито трубочист, — освободи меня от этой кумушки, я тебе дам за это на чай!

Быстро схватил паяц протянутую руку и так и остался в конце вереницы.

Тут показался в толпе толстый деревенский староста с сухопарой старостихой. Рассердился он, что в деревне происходят вещи, на которые он не дал своего согласия. В сердцах схватил он паяца за руку и приказал было посадить их всех пятерых под замок, но тут же сам прирос к паяцу и побежал за ним. Увидя это, старостиха затряслась вся от бешенства, схватила мужа за свободную руку и начала тянуть его к себе; но в тот же миг и она не устояла на месте и, подпрыгивая, ругаясь, шипя от злости, грозя Дурачку свободным кулаком, понеслась за золотым лебедем. Никто уж более не решался подать ей руку.

Долго ли, далеко ли, достигли они наконец города, где царствовал мудрый король; у короля была дочь, такая серьезная, строгая, что никто не мог ее развеселить. Поэтому король издал указ, что тот, кто рассмешит королевну, возьмет ее в супруги. Как услышал об этом Дурачок, так и повел он лебедя с его диковинным живым хвостом прямо к королевскому замку. Выглянула королевна из окна и начала смеяться до слез. Увидел это Дурачок и попросил королевну себе в супруги. Но королю такой зять не пришелся по нраву, и начал он отговариваться.

— Пойди, — говорит, — найди мне человека, что сумеет выпить в один день все вино из моих погребов.

Опечалился Дурачок, но вспомнил, к счастью, про серого человечка. Пошел он в тот лес, к тому месту, где вынул из корней золотого лебедя, и увидел: сидит на пне незнакомый старичок с толстым брюшком и горько-прегорько плачет. Спросил Дурачок старичка, кто его обидел.

— Никто, — говорит, — меня не обидел, а хочется мне пить, и не могу ничем утолить своей великой жажды. Простой воды я не пью, а бочку вина хотя я и выпил, да что она для меня? Кончик языка едва замочил.

Обрадовался Дурачок:

— Ступай за мною, я тебя угощу досыта.

Привел он его в королевские погреба, и начал старичок пить вино прямо из бочек: выпьет одну, подползет к другой, эту покончит — третью начинает. Не наступил еще вечер, как все вино в королевских погребах было выпито. Поднялся старичок на ноги, погладил брюшко, прищелкнул язычком: «Давненько, — говорит, — так не угощался».

Испугался король; и вина ему жаль, а дочки еще того больше: уж больно не хотелось ему выдавать королевну за незнакомого пришельца, которого всякий встречный называл Дурачком. Зовет он его к себе, задает он ему другую задачу.

— Достань ты мне, — говорит, — человека, которому под силу съесть гору хлеба.

Осерчал Дурачок, да делать нечего; пошел он в лес к тому же самому месту и видит: сидит на пне незнакомый старичок, стягивает себе живот ремешком и горько-прегорько плачет. Спросил Дурачок старичка, кто его обидел.

— Никто, — говорит, — меня не обидел, а хочется мне есть, и не могу ничем утолить своего великого голода; съел я целую печь черного хлеба, да разве мне это довольно: в животе у меня пусто и, чтобы не умереть с голоду, я затягиваюсь ремешком.

Обрадовался Дурачок:

— Ступай за мною, я тебя угощу на славу.

Привел он его во двор замка, а там свезли муку со всего королевства и испекли гору хлеба. Затрясся старичок от радости, подбежал к горе и давай есть; съел полгоры, остановился, распоясался и снова за гору принялся. Как солнце начало за горы садиться, старичок последние крошки с земли подбирал. Испугался король; и муки ему жаль, а дочки еще того больше; опять отказывается он ее за Дурачка выдать, третью задачу задумывает. Рассердился Дурачок, подходит он к королевне и говорит ей:

— Нечего делать, коли не люб я твоему батюшке, так позволь мне, красная девица, в обратный путь-дороженьку идти.

Взял он своего лебедя на руки и поклонился королевне в пояс.


Старые-старые сказки

Жаль стало королевне статного молодца и его золотого лебедя. Взяла на прощание да и провела ручкой белою по золотым крыльям лебединым. Провела и ахнула! — не отнять ей руки от лебедя; а Дурачок к выходу повертывается и королевну за собою ведет. Осерчал король пуще прежнего, схватил дочь за руку, от себя не пускает. А рука его к руке дочерней приросла, и идет он сам против воли за лебедем. Побледнел король, испугался, останавливает Дурачка:

— Остановись, добрый молодец, зять мой желанный, бери королевну в супруги, будь моим наследником, только выпусти.

Остановился Дурачок, крикнул: «Лебедь, отпусти!» — и освободил короля и королевну.

Устроил король свадьбу-пир на весь мир; я там был, мед-пиво пил, по усам текло, да в рот не попало.


Старые-старые сказки


Мальчик-с-пальчик | Старые-старые сказки | Иванушка и Аринушка