home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Четыре музыканта

Старые-старые сказки
ил-был мельник, и был у него осел; служил он ему верой и правдой до глубокой старости; стал осел дряхлеть и совсем отбился от работы: сил больше не было. Думал, думал хозяин и надумал содрать с него шкуру — кормить, по крайней мере, не придется больше. Почуял серый беду, собрался с последними силами и убежал со двора. Кто по доброй воле под нож полезет?

Прокрался он со двора и думает: «Поплетусь-ка я в город и наймусь там в музыканты». Поплелся хромой осел по дороге, шел он, долго ли, коротко ли, видит, лежит на дороге старая собака, лежит, слабым голосом повизгивает. «Обидел тебя кто-нибудь, Барбоска?» — спрашивает собаку осел. «Еще как обидели, — отвечает ему собака. — Служила я хозяину своему исправно, лаяла по ночам во все горло, покоя не ведала, на охоту с ним бегала, а как стала стариться, так и вздумал он шкуру с меня содрать в благодарность за верную службу; как тут не печалиться?» — «Пустое, товарищ, ступай со мною, пойдем в город и поступим в музыканты, там житье не в пример спокойнее, служба легкая». Согласилась собака и пошла с ослом. Шли они, долго ли, коротко ли, и встретили на дороге кота. Сидит кот на заборе и жалобно мяукает. «Верно, солоно приходится?» — спрашивают его осел и собака. «Да, не сладко, — отвечает кот. — С детства самого служил я у своей старухи-хозяйки, мышей ловил ей видимо-невидимо, а как старость наступать стала, так и велит она утопить меня в речке; вот тебе и расчет за верную службу». — «Не печалься, приятель, — говорят ему осел и собака, — ступай с нами; пойдем в город и поступим в музыканты, ты петь ведь мастер, запевала будешь хоть куда».


Старые-старые сказки

Согласился кот и пошел с ослом и собакою. Шли они, долго ли, коротко ли, и повстречался им петух; стоит он на заборе и кричит во все горло. «Что раскричался, певец?» — спрашивают его осел, собака и кот. «Как тут не кричать? — отвечает им петух. — Служил я хозяйке своей верой и правдою, будил ее каждое утро исправно, а как пришла старость, так и велит она своей служанке свернуть мне шею и сварить из меня похлебку; вот и вышел я на двор покричать в последний раз вволю». — «Дурак же ты, — говорят ему осел, собака и кот, — охота тебе шею свою подставлять, иди с нами, пойдем в город и поступим в музыканты, там житье не в пример спокойнее, служба легкая, а певец-то ты первостатейный, голос у тебя, что труба звонкая». Согласился петух и пошел с приятелями.

Шли они, долго ли, коротко ли, и остановились в дремучем лесу; лег осел под дерево, собака взобралась в дупло, влез кот на высокую ветку, а петух взлетел на самую вершину, оглянулся во все стороны и кричит сверху приятелям, что невдалеке от них огонь виднеется, верно, поблизости люди живут, и удастся им закусить и отдохнуть как следует. Вот и решили приятели отправиться туда, откуда светился огонь. Шли они, шли, вышли на полянку и видят перед собою на горе большой разбойничий замок. Подошли приятели к замку и говорят ослу: «А ну-ка, Серый, ты ростом выше нас, посмотри-ка в окно, что увидишь». Посмотрел осел в окно и говорит: «Стоит стол накрытый, уставлен он яствами, блюдами да чарами, и сидят вокруг него разбойники, пьют, едят и песни поют». — «Вот нам бы полакомиться», — говорит петух. «Да, недурно бы», — говорит осел. Стали они голову ломать, как бы им разбойников из замка выгнать да самим в замок забраться. Думали, думали и придумали средство. Встал осел передними ногами на подоконник, взобралась собака к нему на спину, влез кот на нее, а петух взлетел на кота. Уселись они таким образом и запели сразу громким голосом; закричал осел, залаяла собака, замяукал кот и загорланил петух; выбил осел копытами стекло, и вскочили все в комнату. Переполошились разбойники, испугались, не домовой ли это, побросали все свои пожитки и убежали из замка. А наши приятели сели за стол и стали пить-есть, лакомиться. Поужинали путники, потушили огонь и стали пристраиваться на ночь, каждый по-своему. Лег осел в навоз, собака за дверь, кот у печки, у теплой золы, а петух взлетел на насест.

А разбойники тем временем увидели, что в замке огонь потух, что все в нем успокоилось, и говорят: «Надо сходить в замок да посмотреть, все ли в нем в порядке, можно ли нам туда возвратиться». Вот и пошел один из них в замок. Обошел он все комнаты, видит, никого нет, все спокойно, и пошел в кухню зажечь лучину. Вошел в кухню и видит, светятся в темноте у плиты глаза кота; принял он их за уголек, наклонился к ним и давай их раздувать, а кот-то ему и вцепись в лицо. Задрожал разбойник и давай бежать из замка; открыл дверь во двор, а собака-то, что спала за дверью, и укуси его за ногу. Испугался он пуще прежнего и пустился бежать со двора; бежит мимо навозной ямы, а осел и лягни его со всей силы в спину. А в это время как раз проснулся петух на насесте и загорланил во все горло: «Ку-ку-ре-ку!»

Прибежал разбойник к своим товарищам и говорит: «Беда в нашем замке, сидит в нем на печи ведьма злючая, вцепилась она мне в лицо и расцарапала его до крови, а за дверью стоит домовой; как бежал я мимо его, так схватил он острый нож и всадил мне его в ногу до самой рукоятки; а на дворе лежит чудовище, как бежал я мимо его, так схватило оно дубину огромную и ударило меня ею по спине; свету я невзвидел; а на крыше сидит судья да кричит во все горло: „Давай плута сюда!“»

С той поры зареклись разбойники в свой замок возвращаться, зажили в нем четыре музыканта на славу, ели-пили, пировали, гостей к себе зазывали. И я у них бывал, пироги едал, брагу пивал и вот вам про них сказку и рассказал.


Старые-старые сказки


Старые-старые сказки


Братья-вороны | Старые-старые сказки | Красная Шапочка