home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 31. Приют отставного морячка

На душе грустно и тоскливо, хоть на стену лезь, или, Виант скосил глаза, вон, в море топись. Если бы нечто подобное случилось бы с ним в реальности, когда Виант был обычным парнем и на свободе, то он непременно погрузился бы в чёрную пучину депрессии. Так на то она и реальность. Предаваться столь приятной грусти и не менее приятной тоске лучше всего на мягком диванчике перед телевизором, в тепле и сухости, обязательно на полный желудок. Особенно, когда у тебя в правой руке кусок пиццы, на полу ещё две коробки с ней же, а рядом целая батарея бутылок прохладного пива. А здесь и сейчас, в холодном лесу на берегу ещё более холодного и сырого моря, хандрить просто некогда. Виант поднялся на лапы. Скоро опять сутки, как он в последний раз что-то ел. Во! Виант скосил глаза в сторону, он даже не помнит, когда это было и что это было. Желудок недовольно урчит и разминает кулаки. Если в ближайший час его не загрузить работой, то он начнёт дубасить позвоночник. Нужно возвращаться к людям.

Как выяснилось, на берег Ниланского моря выходит вовсе не лес, а лесная защитная полоса. Стена из елей и сосен прикрывает Тынгиз от холодных штормовых ветров. Через четверть местного часа Виант вновь выбрался на окраину частного сектора.

Куда же идти? В какую сторону податься? Виант оглянулся. Большая часть домов сложена из толстых сосновых стволов. Это очень хороший вариант по части проникновения и проживания. Но собаки и кошки, особенно кошки, которых специально не кормят. Может, вернуться на вокзал? Хотя…, есть вариант. Виант засеменил вдоль забора. Как знать, может и сработает. В любом случае обычная крыса вряд ли даже стала думать об этом. А он, слава богу, в первую очередь человек. Что не говори, а голод отлично стимулирует мозги.

Подходящий домик отыскался через местный час, это почти два с половиной нормальных часа. Виант просунул нос в широкую щель между досками кривого забора. То, что нужно! Внутри не слишком ухоженный и не самый опрятный домик. Недалеко от калитки стоит собачья будка, только самой собакой и не пахнет. Рядом нет ни миски, ни цепочки, зато перед полукруглым входом сухими стеблями светит прошлогодняя трава. Да и сама будка старая, косая и давно не крашенная. Просторная лужайка перед домом затянута молодой зелёной травой. Нет ни малейшего намёка на грядки или хотя бы клумбу.

Кто бы мог подумать — сработало. Виант самодовольно улыбнулся. Не все люди держат собак, ибо в частном секторе живут не только крестьяне, которым в обязательном порядке нужно перепахать всю землю перед домом и засеять её морковкой и редиской. Недалеко от крыльца, под добротным брезентом, по вытянутым очертаниям угадывается лодка, может быть даже с приставной мачтой — ещё лучше. Не стоит забывать о кошке. Хотя, если у владельцев этого дома собака давно сдохла, то может статься, что и кошка давно лапы сделала. Но если не сбежала, Виант мысленно перекрестился, то вряд ли это будет родной брат Мона, перекормленного любимца команды контейнеровоза «Гангала». Но этот риск придётся принять.

Медленно и осторожно Виант обогнул дом. В окнах темнота, изнутри не доносится ни звука. Виант потянул носом, вроде как, кошкой не пахнет. У крыльца нет ни намёка на кошачью миску. Хотя её вполне могут кормить и в самом доме, на кухне, например.

Крошечная едва заметная дырка под задней дверью привела в маленький сарайчик. Вдоль стены сложены штабеля сосновых дров, воздух напоен запахами смолы и хвои. За штабелем отыскалась ещё одна дырочка. Крысиная тропа привела Вианта в маленькую кладовку, скорее даже чулан. Ночное чёрно-белое зрение — самый ценный подарок от создателей «Другой реальности». Виант потянул носом — еда. Кособокие деревянные полки заставлены пакетами, банками с соленьями и мясными консервами. Напротив входа большой деревянный ларь. Скорей всего, там картошка. Однако самый приятный запах это запах пыли. Последний раз чистоту в чулане наводили не меньше года назад.

В углах чулана и за деревянным ларем нашлись ещё дырки, ещё крысиные тропы. Когда-то крысы населяли этот дом, а потом ушли. Почему ушли — лучше не думать. Зато после них остались отличные ходы. Выбранная наугад тропа привела под плиту на кухне.

Виант опасливо выглянул из-под плиты. Никого и ничего нет. Как и в чулане пахнет едой и пылью. Возле низенького старинного холодильника ничего, что можно было бы приять за матрасик для кошки. На полу не видно ни одного блюдца. Скорей всего, кошек в этом доме нет. Это радует.

Кухня обставлена просто и бедно. Виант выбрался на середину. Компанию газовой плите и холодильнику составили старый полинявший стол, пара стульев и мойка с навесным ящиком. Кто бы тут не жил, они не производят впечатления хозяйственных людей. Пол под плитой покрыт тонким слоем грязи. Ни метла, ни тряпка, ни щётка пылесоса не залезали под газовую плиту годами.

Холодильник зовёт и манит. Голодное воображение тут же нарисовало перед внутренним взором полки, забитые под завязку сыром, бужениной и банками со свежей сметаной. Только еда подождёт, Виант нервно сглотнул. Безопасность — прежде всего. Если в этом доме всё же есть кошка, то она вряд ли откажется от крысы фаршированной сыром и бужениной.

Дверь из кухни чуть приоткрыта. Виант протиснулся через щель в коридор. Из комнаты налево доносится смачный храп, значит, там спальня. Правда, дверь плотно закрыта, но это не беда. Виант навалился на неё всем телом. Медленно, со скрипом, дверь приоткрылась.

На низенькой узкой кровати спит человек. Виант запрыгнул на стул. Точнее, старик, старый моряк, моряк на пенсии. Через спинку стула небрежно переброшена тельняшка. Как и на Земле, моряки Ксинэи обожают тельняшки. Что это? Виант зажал нос, от старой тельняшки несёт застарелым потом. На самом деле так? Или это ещё одна игровая условность «Другой реальности»?

Ни в спальне, ни во всём доме, больше никого не оказалось. Виант самодовольно улыбнулся, ему выпал идеальный вариант. В слегка запушенном домике живёт не слишком аккуратный отставной моряк. Вот почему рядом на сером одеяле не дремлет ни одна кошка, а во дворе в старой будке не бдит ни одна собака. Да и о самом домике старый моряк забоится мало. С гарантией той самой лодке во дворе под брезентом достаётся львиная доля любви и заботы старого моряка.

Тылы разведаны, противник не обнаружен. Вот теперь можно перекусить. Старый холодильник на кухне тихо урчит словно голодный тигр. Толстая дверь плотно закрыта. Как бы её распахнуть? Так уж получилось, что за одиннадцать месяцев жизни на Ксинэе Виант так и не довелось вскрыть хотя бы один холодильник. Что в средней школе города Сумоана, что в бесчисленных привокзальных кафе и ресторанах большие промышленные холодильники не просто закрываются, а запираются на замок с ключом. Впрочем, на кухне старого моряка стоит самый обычный бытовой холодильник, к тому же, изрядно старый. С ним по определению не должно быть хлопот.

Передние лапы словно крючки зацепились за дверцу, задние упёрлись в стенку холодильника. Виант поднатужился всем телом, поднажал что было сил. Лёгкий хлопок, дверца холодильника резко распахнулась. Виант шлёпнулся на пузо.

Отбитые коленки гудят от боли. Зубы едва не прикусили язык. Зато, Виант поднял глаза, перед ним предстал гастрономический рай с электрической подсветкой. Отставной моряк предпочитает полуфабрикаты из разряда «поставь в микроволновку и разогрей». Белые полки заставлены пластиковыми упаковками с быстрыми завтраками и обедами. На полке в дверце торчит несколько бутылок с водой. Виант запрыгнул на среднюю полку. Впрочем, хватает и обычной еды.

Самым первым на пол шлёпнулся квадратный кусочек сыра, рядом приземлились ещё и ещё один. Из толстой связки сосисок Виант отгрыз одну и так же столкнул на пол. Главное, не вести себя как крыса и не портить продукты прямо в холодильнике. Виант мягко спрыгнул на пол. Ну а если захлопнуть дверцу, то старый морячок ещё не скоро заметит пропажу продуктов питания.

Куски сыра и сосиску Виант оттащил под газовую плиту. Как обычно суточный пост закончился обжираловкой. Виант едва ли не силой затолкнул в себя половину сосиски и два из трёх кусков сыра. Остатки притаились за ножкой газовой плиты. Раковина заставлена грязными тарелками и ложками. Виант открыл кран и от души напился. Жаль, помыться по-человечески не получилось. Увы, в доме старого моряка нет горячей воды, а холодная действительно холодная до зубной дрожи и ломоты в суставах.

Проблема с питанием решена, осталось найти место для отдыха. Чулан с запасами провизии более чем подойдёт. Полный желудок тянет в сон. Виант смачно зевнул. Да и набегался он сегодня по самое не балуй. Но! Виант тряхнул головой. На сон у него будет целый день. А пока нужно решить самый главный вопрос — что делать дальше?

Путеводная стрелка виртуального компаса завела его в холодные воды Ниланского моря. Чтобы выбраться из тупика нужна информации. Ну а где этой самой информации как грязи? Ну кончено же в ИПС, в Информационной планетарной сети. Иначе говоря, в местном Интернете.

Вряд ли старый морячок владеет полноценным электронным рабочим столом. Хотя, если прикинуть, во времена его молодости персональные компьютеры завоевали мир. В лучшем случае у него найдётся планшетник. А то и вообще какой-нибудь древний смартфон с треснутым экраном. Виант спрыгнул на пол. Холодная вода сочится с шерсти маленькими мутными ручейками. Словно очень маленькая собачонка Виант отряхнулся. А где старый морячок будет держать свой гаджет? Вряд ли в спальне или в чулане на полке с гречневой крупой и солёными огурцами.

Домик старого морячка воплощение скромности. Кроме кухни и спальни нашлась всего одна комната для гостей. Прямо с порога Виант оглянулся по сторонам. Самих гостей дедушка принимает крайне редко. На пол брошен старый потёртый коврик. Под тумбочкой с плоским телевизором, под шкафом с посудой и креслом с широкими подлокотникам тонким слоем лежит пыль. Зеркало на стене давно и безнадёжно мечтает о влажной тряпке. Единственное окно наполовину прикрыто пыльными шторами.

На середине потёртого коврика Виант уставился на широкий экран телевизора. Когда старому морячку надоедает смотреть мыльные сериалы и возникает желание заглянуть в местную Сеть, то… Виант оглянулся. Где он берёт свой планшетник или смартфон? Правильно. Как вполне обычный и нормальный человек старый морячок не любит делать лишних движений, а потому хранит свой гаджет на небольшом журнальном столике рядом с глубоким креслом в аккурат по правую руку.

Виант с разбегу заскочил прямо на журнальный столик. Бинго! Под слоем рассыпанных салфеток и потёртым пультом управления телевизор проглядывает не менее старый и потёртый планшетник. Виант спихнул пульт в сторону, бумажные салфетки просыпались на пол. Пальцы нащупали на торце планшетника маленькую прямоугольную кнопочку. Не дай бог! В голове запульсировала тревожная мысль.

Маленькие песочные часы посреди экрана недолго переворачивались туда-сюда, цикл загрузки быстро завершился. На чёрном экране появился рабочий стол. Ну конечно же, Виант улыбнулся, что ещё может поместить в качестве обоев старый морячок, как не красавец парусник посреди синего моря с маленькими барашками волн.

Самый важный момент, Виант скрестил пальцы. Картинка на экране планшетника последний раз мигнула, на синих волнах и красавце паруснике высыпали иконки программа. Аж на сердце отлегло, Виант протёр передними лапами глаза. А то, чего доброго, старый морячок мог установить на планшетник пароль. И тогда, в самом тяжёлом случае, пришлось бы искать другого отставного морячка, у которого нет привычки ставить пароли куда ни попадя.

В левом столбце, как раз над кормой парусника, иконка планеты. Виант ткнул по ней указательным пальцем. Вновь цикл загрузки. Внизу, в командной строке, символ подключения к местной Сети, сине-зелёная планета, которая медленно вращается вокруг вертикальной оси. Так, где-то здесь должен быть браузер. Виант ткнул иконку с цветным кружком. О как хорошо, вместе с браузером загрузился поисковик.

С чего начать? Виант почесал лоб. До этого самого момента искать в местной ИПС что-то определённое не приходилось. Да и вообще пользоваться Сетью тоже. В средней школе города Сумоана электронные рабочие столы в классах выхода в Сеть не имели вовсе, а разжиться наладонником нерадивого ученика удалось всего раз, и то ненадолго. Впрочем, кое-что Виант знает точно.

Курсор, вертикальная палочка, призывно мигает в строке поиска. Виант ввёл: «Тынгиз, материк Биора, географическая карта». Как обычно поисковик выдал несколько миллионов вариантов. Пришлось покопаться и потыкаться наугад. Через пару минут очередная ссылка вывела на весь экран вполне приличную электронную карту. Судя по масштабу в левом нижнем углу, в одном сантиметре два километра. Но это много, нужно чуть уменьшить. Виант защёлкал по кнопкам управления. Наконец, нашёлся нужный участок моря возле Тынгиза и в правильном масштабе.

Господи! Виант треснул сам себя кулаком по лбу, ну нельзя же быть таким тупым! Планшетник хоть и меньше ноутбука, зато передвигать его гораздо легче. Прямо на журнальном столике Виант сориентировал планшетник по сторонам света. А теперь развернуть внутренний интерфейс игры и наложить путеводную стрелку виртуального компаса на электронную карту.

Ну точно! Вздох облегчения словно праздничный салют. Создатели «Другой реальности» могут быть кем угодно, но только не дураками. Они и не думали размещать точку выхода прямо по среди волн студёного Ниланского моря. На расстоянии примерно двадцать километров от Тынгиза тянется цепочка небольших каменистых островов. Глаза невольно дёрнулись, внутренний интерфейс игры тут же свернулся. Не важно, Виант мысленно махнул рукой.

К гадалке не ходи, точка выхода находится на одном из островов. Если приглядеться, то можно даже определить на каком именно. Виант напряг глаза — Вивран, кажется. Хотя нет, не кажется, точно он. Только, Виант до максимума увеличил масштаб. Если верить электронной карте, остров совершенно необитаем. На скалистом берегу не видно ни одного домика или пристани.

Что за хрень? От удивления Виант плюхнулся на задницу. Передние лапы усиленно протёрли глаза. Нет, не показалось — остров по-прежнему пуст. То, что точка выхода находится на суше — очень хорошо. Только, Виант поморщился, на языке сам собой выступил вкус морской соли, здесь должен быть какой-то подвох.

Да, компьютер инопланетян обладает чудовищной вычислительной мощностью. Земным учёным только и остаётся гадать, на какой физической базе и на каких принципах он работает. Да, виртуальная реальность вокруг него до мелочей похожа на реальность. Однако Виант всё равно находится в игре. На «Другую реальность» в той или иной степени всё равно распространяются законы игры. Пусть не все без исключения, но некоторые точно.

На Земле, в милой сердцу реальности, Виант убил массу часов и дней на компьютерные игры. В любом шутере от первого лица игрока в самом конце игры обязательно ждёт финальная разборка, какой-нибудь босс всех боссов, лишь победив которого можно закончить игру.

Виант стрельнул глазами по пыльной гостиной. В его шутере от наипервейшего лица босс всех боссов вряд ли будет поджидать его у точки выхода. Воображение тут же нарисовало прикольную картинку, Виант улыбнулся. Было бы здорово наткнуться на крысу, на огромного альфа-самца с самодельной дубинкой в одной лапе и столовой вилкой с остро заточенными кончиками в другой. Что, что, а победить босса всех боссов можно.

Одно хреново, Виант печально вздохнул, в «Другой реальности» ему так и не довелось повстречать какого-нибудь крысиного монстра с крупнокалиберным пулемётом, или хотя бы с длинными когтями и клыками. На Ксинэи игровых компьютерных монстров нет, а, значит, босса всех боссов на точке выхода не будет. Сто пудов не будет. А вот финальное испытание будет. Только какое?

Может, Виант склонился над электронной картой, финальное испытание в том и заключается, что нужно добраться до острова Вивран? Даже для приезжего человека попасть туда будет непросто. Для крысы трудности вырастут на порядок. Виант повернул голову, в спальне, в соседней комнате, хозяин домика как ни в чём не бывало храпит во всё горло.

Конечно, было бы очень здорово разбудить старого морячка, предложить ему пару тысяч линдов, местная валюта такая, и попросить отвести на остров Вивран. Благо у старика во дворе под брезентом должна быть добротная лодка, может даже с мотором. Как вариант, приставить к голове старика пистолет. Тогда он точно не откажется и даже торговаться не будет. Но это всё мечты, пустые мечты.

Словно в первый раз Виант глянул на свои передние лапы. Пусть над пальчиками нависают самые настоящие крысиные когти, но у него почти человеческие руки. На каждой ладони четыре пальца и ещё один, который им всем противостоит. В принципе, Виант сжал кулаки, он вполне может построить лодку или плот. Там, Виант скосил глаза вверх, связать скотчем пустые пластиковые бутылки, из полотенца и палки соорудить парус, вооружиться кухонной лопаткой вместо весла и дождаться попутного ветра.

Картинка перед внутренним взором получилась ещё та, жаль, недостоверная. Виант подвигал карту туда-сюда. Плаванье через студёное море на связке пустых пластиковых бутылок. Иначе говоря, для крысы путешествие в двадцать километров по воде может оказаться вообще нереальным. Это как выпрыгнуть из самолёта с зонтиком вместо парашюта. Вроде и купол над головой раскроется, только один хрен мозги по земле разлетятся.

Если остров Вивран вообще необитаем, то для него он может оказаться вообще недостижимым. Как крыса Виант целиком и полностью зависит от людей. Именно на железнодорожных поезда и одном контейнеровозе ему удалось обогнуть половину планеты. Так было до этого старого домика, так должно быть и до острова Вивран. Вряд ли даже рыбаки останавливаются на нём. Да и зачем им это делать? Тынгиз, дом родной, под боком. Вот если бы Вивран был в пяти сотнях километрах от берега, тогда и только тогда на нём могла оказаться постоянная стоянка рыбаков, а то и целый посёлок.

Надо искать дальше, Виант поднялся на лапы. То, что на электронной карте не нарисован ни один домик или пристать, ещё не значит, будто на острове Вивран только голые скалы, чахлая трава и гнёзда крикливых чаек. Виант вновь склонился над планшетником. Какой же запрос задать поисковику?

В спальне старый морячок громогласно закашлял. Виант подпрыгнул на месте как ужаленный. Взгляд упал на часы в правом нижнем углу экрана. Проклятье. Со всеми этим раздумьями напрочь забыл о времени.

В гостиную сквозь пыльные занавески на окне струится рассвет. Скоро прекрасная Таяна поднимется из-за линии горизонта. Ну а старый морячок может проснуться в любой момент. Пенсионеры, которые всю жизнь вставали ни свет, ни заря, даже на заслуженном отдыхе любят подниматься часов в шесть, а то и в пять. Или в половину третьего часа, если перевести на местные мерки. Не дай бог старый морячок в семенных трусах и шлёпанцах войдёт в гостиную. От вида крысы, которая с умным видом водит передними лапами по экрану планшетника, его Кондратий хватит. Жалко дедушку, да и самому как следует отдохнуть не помешает.

Виант смачно зевнул, аж скулы заныли. Как же он устал. Если плотно покушать запасами старого морячка Вианту удалось, то вот уже больше суток как он на ногах. Точнее, на лапах. Решено, указательным пальцем Виант вдавил маленькую кнопочку на торце планшетника, пора на боковую. Широкий экран в последний раз мигнул и погас.

Половина сосиски и квадратный кусочек сыра — отличный завтрак или крысиный ужин. В чулане с запасами провизии, за старым чемоданом, Виант с комфортом расположился на паре почти новых перчаток. Не иначе сам бог надоумил его свернуть поиски и предаться отдыху. Едва Виант сомкнул глаза, как в коридоре, по ту сторону закрытой двери, зашуршали тапки и раздалось недовольное кряхтение. Не иначе старый морячок оторвал голову от подушки и первым делом поплёлся на кухню за стаканом воды.


Глава 30. Берег студёного моря | Крысиными тропами. Том I | Глава 32. На кой это всё?