home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 16. Железная дорога

Насколько Виант помнил из научно-популярных передач, как вид крыса появилась в тропиках. Северные леса никогда не были для неё родным домой. Скорей всего именно по этой причине показалось, будто лютый мороз на улице продрал до самых костей. Лапы на холодном асфальте быстро замёрзли. Одна отрада, Виант перевёл дух, холодный ночной воздух гонит вперёд и только вперёд похлеще самого строго учителя физкультуры.

Коготки всех четырёх лап тихо цапают асфальтированную дорожку, Виант торопливо бежит по самой кромке городского парка, который вплотную примыкает к средней школе и детскому садику. По краю того самого парка, который другим своим боком примыкает к дикому лесу с лисами и совами, а так же к озеру с заболоченными берегами.

Весна только-только вступает в свои права. Ветки аккуратно подстриженных кустов словно заграждения из колючей проволоки. Под ними, на мёрзлой земле, лежит присыпанный грязью снег. По дороге то и дело попадаются пустые пакеты, коробки и бутылки. Виант пробежался прямо по очередному пустому пакету из-под чипсов. Генеральной уборки после зимы ещё не было.

Великолепная Таяна, местная звезда, давно скрылась за горизонтом. Во всю длину Крайней улицы зажглись фонари. Слава богу, городской парк пуст, ни собак, ни кошек. Торопливый бег — единственный способ согреться. Для полного счастья было бы здорово нацепить на лапы кроссовки, или хотя бы кеды. Холодная ночь отлично стимулирует двигательную активность, но она же притупляет чувство опасности. Виант на миг остановился, но тут же побежал вновь.

Пусть решение покинуть уютную школу раньше времени пришло в голову неожиданно, но сам выход на улицу в ночь отнюдь не стал прыжком в тёмную неизвестность. Виант заранее и давно присмотрел маршрут. Пусть Сумоан небольшой районный центр, однако его нельзя назвать глухой дырой. Мимо города проходит железная дорога. Ну или некий транспортный путь, по которому перемещаются пассажиры и грузы.

В каморке уважаемого Рюпона, престарелого школьного сторожа, на стене над диваном Виант нашёл карту Сумоана и его окрестностей. Где находится железнодорожный вокзал определить было легко. Даже больше — на всякий случай Виант «сфотографировал» карту города. Теперь план местности хранится в памяти интерфейса игры. Увы и ах, вокзал нашёлся аж на противоположной стороне Сумоана. Напрямик через город, конечно же, было бы короче, зато по окраинным улицами по большой дуге гораздо быстрее и безопасней.

Сытая жизнь на конфетках и печенюшках расслабила Вианта. Шкурка на животе повисла толстыми складочками. Виант шумно выдохнул, ему то и дело приходится переходить на шаг и мёрзнуть, мёрзнуть, мёрзнуть. Марафонская дистанция ему явно не по плечу, да и пузень мешает бежать.

Городской парк быстро закончился, Виант с ходу проскочил под символическим кованым заборчиком. Потянулись крайние улицы. Тротуары, по которым нечасто ступает нога человека, затянуты коркой льда. Иногда по левую сторону попадаются деревенские избы из толстых сосновых бревён, иногда железные гаражи. Примерно через час Виант пробежал под бетонным забором какой-то фабрики. Что там делают — бог его знает. Из распахнутых ворот пахнуло какой-то химией.

Час за часом Виант настойчиво и терпеливо перебирает лапами. Постепенно тело втянулось в ритм, собственный пузень уже не кажется неподъёмной гирей. Хотя завтра его ждёт серьёзный отходняк. Так всегда бывает, когда после долгого перерыва вдруг подвергаешь собственное тело чрезмерной физической нагрузке. Но то будет завтра. А здесь и сейчас ему нужно бежать, бежать и ещё раз бежать. Слева опять потянулся грязный бетонный забор.

Слух уловил тихое гудение. Виант резко остановился. Уши, словно локаторы, развернулись во всю ширь. Что это? Померещилось? Нет, не померещилось — уши опять уловили хорошо знакомый протяжный свист тепловоза. В Москве Виант около двух лет прожил возле железной дроги. Как свистят маневровые тепловозы он знает не понаслышке. Неужели железная дорога рядом? Виант тут же нырнул в первую же промоину под бетонным забором.

Ах, чтоб вас! Лапы по самое брюхо провалились в стылую лужу. Холодок обжог словно вспышка пламени. Виант пулей выскочил из промоины. Зато, сердце забилось от радости, впереди, в каких-то десяти метрах, блеснули железнодорожные рельсы. Очень много железнодорожных рельсов. От горизонта до горизонта протянулось не меньше десяти путей.

Крупная щебёнка железнодорожной насыпи покрыта маслянистой грязью. Лапы несколько раз проскользнули на колотых камешках. Виант торопливо запрыгнул на рельс. Как и полагается, он блестит от постоянного использования. В принципе, само здание вокзала ему ни к чему. Всего-то и нужно забраться на поезд, а сделать это можно и здесь.

Виант приподнялся на задних лапах. А Сумоан не такой уж и маленький железнодорожный узел. Вдоль путей то тут, то там тянутся бетонные и кирпичные здания, то ли ремонтные цеха, то ли склады. Над воротами и калитками то тут, то там горят белые фонари.

Холодный металл жжёт лапы ещё сильней городского асфальта. Виант несколько раз сжал и разжал пальцы на передних лапах. Куда же идти? Он устал и замёрз. Вправо, примерно в полусотне метрах, над вереницей тёмно-красных ворот, горят фонари. В принципе, никакой разницы.

Это должно быть склад. Виант подбежал ближе. Длинное здание с покатой крышей на высоком перроне из бетонных блоков. Очень удобно разгружать и загружать товарные вагоны прямо с длинного перрона.

А это что? Виант потянул носом. О-о-о! Божественно. Ноздри уловили хорошо знакомый запах подвала — влажное тепло с примесью вездесущей плесени. Крысиный вход должен быть где-то рядом. Виант забежал под широкую слегка ржавую лестницу на перрон.

Нос не подвёл — точно под слегка ржавой лестницей темнее низенькое полуподвальное окошко. Когда-то оно было плотно заколочено, однако со временем самая нижняя доска основательно прогнила и отвалилась в сторону. Из широкой щели несёт влажным теплом и плесенью. Холод пробрал до костей, уши того и гляди примёрзнут к спине. Виант без лишних мыслей нырнул в щель. Гнилая доска больно задела правый бок.

А, чёрт! Виант с разгона шлёпнулся с метровой высоты. Ступни тут же стрельнули болью. Так и убиться недолго. Беспечность в незнакомом месте едва не вышла боком. Так-то спрыгнуть с метровой высоты для него не проблема, но только не когда замороженные лапы едва гнутся.

В темноте включилось чёрно-белое ночное зрение, Виант торопливо оглянулся по сторонам. Полуподвал завален древним хламом, к тому же грязным и пыльным. Многочисленные ящики разбросаны в живописной беспорядке. Между ними валяются штабеля наполовину гнилых досок. То тут, то там стены подпирают стопки ржавых листов.

В полуподвале несколько теплее, чем на улице, но ненамного. Виант осторожно двинулся вдоль стены. Лапы то и дело елозят по склизкому полу, очень неприятные ощущения. Но что-то греет воздух в этом полуподвале, иначе здесь царил бы тот же самый холод, что и снаружи.

Вот оно что, Виант вскочил на толстую трубу вдоль самой длинной стены. Это что-то связанное с отоплением. Только, передними лапами Виант пощупал трубу, она укутана в добротную теплоизоляцию. Какой-то пористый упругий материал едва-едва теплей склизкого бетонного пола. Не беда, Виант припустил по трубе.

Тепловая изоляция приятно пружинит под лапами, Виант то и дело ныряет в туннели под стопками ржавых листов. Опыт, всё опыт крысиной жизни. В подвале средней школы полно подобных труб в точно такой же оболочке. Тепловая изоляция закрывает их на всём протяжении, но только не на более широких фланцах. Виант вынырнул из-под очередной стопки ржавых листов. Ага! Так оно и есть — два тёмных стальных диска стянуты не менее тёмными стальными болтами. Местами на резьбе торчат пыльные ворсинки.

Тёмные стальные фланцы покрыты той же склизкой дрянью, что и бетонный пол. Плевать! Виант плюхнулся сверху, лапы обняли стальной диск. Блаженство. По животу и лапам тут же заструилось долгожданное тепло, пальцы охватило приятное покалывание.

Вся чистота насмарку, чёрная шерсть больше не пахнет апельсинами, а воняет пылью и плесенью. Плевать ещё раз, Виант перевернулся на левый бок. Лучше быть грязным и живым, нежели чистым и мёртвым.

Боже, как хорошо, Виант блаженно улыбнулся. Левый бок торопливо всасывает тепло. Кажется, будто кровь в жилах наконец-то оттаяла. Он ещё никогда так жестоко не мёрз. Да чего уж там — ни разу в жизни ему не довелось бегать по мёрзлому асфальту босиком и продираться вброд по стылым лужам.

Да-а-а… Сейчас, после многокилометровой пробежки по холодному ночному городу, идея резко сорваться с места уже не кажется правильной и уместной. Виант перевернулся на правый бок. Изначально он думал ехать на поездах только ночью, чтобы днём прятаться на вокзалах и железнодорожных станциях в поисках еды, воды и укрытия для сна. Но — холодно. Если он даже на бегу едва не замёрз, тогда что его ждёт в холодном грузовом вагоне ночью? Подумать страшно. Единственный выход — отправиться в путь днём, пока Таяна худо-бедно согревает землю.

Виант перевернулся на спину, на животе остались большие масляные пятна — плевать в третий раз. Чем быстрее он доберётся до южных районов материка Юлан, тем у него меньше шансов подхватить воспаление лёгких и сдохнуть от пневмонии. Уроки Рапсаи Сабян, строгой училки первого класса, не прошли даром. Сумоан находится в умеренной климатической зоне, только заметно ближе к субарктике, нежели к субтропикам.

Лежать на спине не совсем удобно, позвоночник в обратную сторону почти не гнётся. Зато лапы и живот прогрелись настолько, что прохладный воздух полуподвала кажется приятным и освежающим. Виант поморщился, ещё бы не вонял влажной пылью и плесенью.

Сейчас он засел под каким-то старым складом. Виант поднял глаза, с тёмного потолка лохматыми нитками свисает грязь. Вряд ли в боксах над ним сложены запасы еды, мешки с макаронами и упаковки с томатным соком. У старого склада совсем-совсем не тот внешний вид даже для сырой картошки и морковки. В лучшем случае в боксах над ним сложены бэушные кирпичи или стальные короба с щебнем. Может, Виант прижался щекой к стальному фланцу, поискать здание вокзала? Там и чище, и едой разжиться можно. Может быть в мусорке на привокзальной площади его дожидается почти целая «горячая собака» с почти свежей сосиской, которую человек лишь едва надкусил.

Виант пощупал собственный бок. С такими запасами жира он может запросто протянуть целый месяц, не меньше. Пусть желудок менторским тоном читает лекцию о вреде голодания, только всё равно будет гораздо лучше как можно быстрее убраться из Сумоана. Виант развернул внутренний интерфейс игры. Конец третьего часа ночи, или начало девятого утра в реальности. Должно быть уже рассвело. Назойливые будильники поднимают простых смертных и зовут на работу. А, может быть, и не зовут. Сегодня 9 апреля, второй выходной день.

На тёмных стальных фланцах Виант отогрелся от души, будто в баньке попарился. Холодная ночь уже не кажется такой уж холодной и страшной. В конце концов он крыса. Виант поднялся на лапы. Пусть ни шубы, ни даже трусов на нём нет, зато сама природа наградила его тёплой и плотной шерстью.

Тем же путём, через щель в низеньком полуподвальном окошке, Виант выбрался наружу. Стальная слегка ржавая лестница помогла забраться на длинный бетонный перрон. Возле самодельной сварной урны из толстых листов несколько безопасней и отлично видны железнодорожные пути.

Виант повертел головой туда-сюда. Странно? Подсознательно он ожидал увидеть некую футуристическую дорогу, которую лишь по старой доброй памяти называют железной. Ну-у-у, что-то типа магнитопроводов на бетонных столбах, по которым с бешенной скоростью скользят аэродинамические вагоны. Ничего подобного. Самая обычная железная дорога, стальные рельсы, бетонные шпалы и подсыпка из склизкого крупного щебня. Вагоны самые что ни на есть обычные, те же товарные с полукруглой крышей и раздвижными воротами для погрузки; полувагоны, широкие стальные ящики вообще без крыш; фитинговые платформы под крупнотоннажные контейнеры и другие.

Самый первый путь свободен, зато на втором замер очень длинный состав, сплошь одни фитинговые платформы. Разноцветные крупнотоннажные контейнеры один в один как в реальности на Земле. Четыре ближайших покрашены в цвет морской волны, ребристые бока разрисованы белыми якорями, чайками и морскими волнами.

Виант качнул головой, один в один. Не будь он сейчас в теле крысы, не нависай над ним самодельная сварная урна, то можно было бы подумать, будто судьба забросила его на какую-нибудь железнодорожную станцию в глубинке России. Хотя… Виант сощурил глаза, одно очень серьёзное отличие всё же есть.

Как и полагается вдоль рельсов через каждые метров пятьдесят установлены железобетонные столбы, квадратные стальные фермы пересекают все пути. Мощные фонари густо облепили их. Пусть почти рассвело, однако железнодорожная станция залита ярким белом светом. Но! Над самими железнодорожными путями не протянуто ни одного электрического провода. Вообще ни одного.

Что самое интересное, на стальных квадратных фермах, как раз над путями, в больших количествах висят короткие и жутко грязные гирлянды изоляторов. Это что же получается? Виант невольно подался всем телом вперёд. Когда-то электрические провода всё же были натянуты, когда-то токосъёмники локомотивов всё же касались их. А потом все эти провода сняли, аккуратно демонтировали за ненадобностью? Получается, не так давно на Ксинэе во всю пользовались локомотивами на электрической тяге, а потом перестали? А как же быть с электрическими автомобилями и даже грузовиками?

То ли это всё же глюк компьютерной игры, то ли классическая железная дорога, стальные рельсы на бетонных шпалах, оказалась наиболее эффективной с экономической точки зрения. В реальности, насколько Виант помнил, в самых разных странах Земли построили магнитные дороги. Даже в Москве что-то там давно и с успехом работает. А вот о чём точно никогда не приходилось слышать, так это о грузовых составах на аккумуляторах, которые перевозили бы грузы на десятки и сотни километров.

Пневматический выдох и звон металла разнеслись по станции. На третьем пути железнодорожный состав тронулся с места. Виант нервно оглянулся по сторонам, тормозить не в его интересах. Только куда, в какую сторону, двинулся поезд? В широких проёмах между крупнотоннажными контейнерами замелькали бурые вагоны и платформы с низенькими железными бортами.

Виант торопливо развернул интерфейс игры. Вот и «сфотографированная» карта Сумоана и его окрестностей. Так, Виант скосил глаза, если восток там, где небо светлеет всё больше и больше, значит, поезд тронулся в южном или юго-западном направлении. Как раз то, что нужно. Виант тут же сорвался с места.

Длинный прыжок с высокого перрона достоин «Книги рекордов Гиннеса». Виант почти мягко приземлился на бетонную шпалу. Сила инерции протащили вперёд. Виант не стал противиться ей и тут же с ходу сиганул через второй рельс.

Над головой мелькнуло дно фитинговой платформы. Ночная пробежка по окраинам Сумоана помогла хорошо размяться и вспомнить навыки быстрого передвижения. Виант с ходу перемахнул через оба рельса второго пути.

То, что нужно! Виант резко затормозил на скользкой насыпи, передние лапы вывернули колотый камешек. Прямо к нему приближается платформа, за низкими железными бортами торчит какая-то техника. Под плотным брезентом тусклого малахитового цвета укрыт то ли грузовик, то ли танк.

Как? Как забраться на платформу? Виант рысью припустил вдоль поезда. Словно в ответ на немой вопрос прямо над его головой показалась кривая ступенька короткой стальной лестницы. Господи, да вот же как! Виант припустил ещё быстрее. Как раз с помощью таких лестниц грузчики забираются на грузовые платформы.

Лишь бы успеть! Лишь бы успеть! В голове красной лампочкой замигала тревожная мысль. Бесполезно. Поезд постепенно набирает ход, вожделенная грузовая платформа отдаляется от Вианта всё дальше и дальше, всё быстрее и быстрее. Неужели это провал? Прямо на ходу Виант оглянулся.

Господи! Ну нельзя же быть таким идиотом. Каждый вагон в обязательном порядке оборудован парой стальных лесенок с каждой стороны. Пока Виант как баран догоняет и никак не может догнать одну из них, другая стальная лесенка вот-вот догонит его самого. Сейчас или никогда! Виант что есть сил оттолкнулся от насыпи.

Прыжок! Передняя левая лапа чудом зацепилась за нижнюю ступеньку стальной лесенки. Виант изогнулся всем телом, передняя правая лапа вцепилась в ступеньку рядом с левой. Виант скосил глаза вниз. Хреново дело — задние лапы болтаются в воздухе. Голый хвост скользит по насыпи, грани колотых камешков больно царапаю голую кожу. И на кой хрен, спрашивается, он погнался за первым же составом? Однако поздно корить себя за глупость. Поезд уверенно набирает ход. Забраться на грузовую платформу будет трудно, однако отцепиться от неё ещё страшнее.

Как хорошо, что он крыса. Виант изогнулся всем телом. Правая задняя лапа зацепилась за нижнюю ступеньку. Ещё чуть-чуть!

Получилось! Виант перевёл дух, все четыре лапы надёжно вцепились в нижнюю ступеньку, благо она сделана из рифлёного железа с продолговатыми дырками.

Железнодорожный состав набрал ход, Виант отвернул голову, не меньше пятидесяти-шестидесяти километров в час. Стальную лесенку шатает из стороны в сторону. Страшно, очень страшно не то, чтобы подняться, оторвать от спасительных дырок хотя бы одну лапу. Но надо! Очень надо!

Весна, раннее утро. Ледяной встречный ветер буквально выжимает из тела тепло. Виант поднял голову. Если он останется на нижней ступеньке, то через десяток другой километров на железнодорожную насыпь свалится его замороженная тушка с выпученными от ужаса глазами.

Господи, помоги! Виант приподнялся на полусогнутых лапах, встречный ветер с радостным свистом принялся холодить брюхо. Вторая ступенька несколько сдвинута в сторону. Виант с трудом оторвал правую переднюю лапу от нижней ступеньки, зато во вторую она сама вцепилась со страшной силой.

Отлично, получается. Теперь точно таким же образом перецепить переднюю левую лапу… А теперь заднюю правую… Словно неумелый акробат под куполом цирка, Виант забрался таки на маленькую площадку перед грузовым вагоном.

Что за чёрт? Виант поднял голову. Передняя стенка вагона почему-то нависает над ним словно скала. Так это же хоппер, бункер такой, который сам себя разгрузить может. В нижней части прямоугольной воронки находятся специальные люки. Достаточно отжать засовы, люки распахнуться и груз, песок, щебень, уголь, сам вывалится наружу.

Борт грузовой платформы рядом совсем, в каких-то полутора метрах. Только, Виант опустил глаза, и речи быть не может о том, чтобы пересечь сцепку между вагонами на полном ходу. Стальные крючки с грохотом и лязгом трясутся и трутся друг о друга.

Злой встречный ветер едва ли не валит с лап. Да ещё вибрация и тряска. Что поделаешь, грузовые вагоны не предназначены для комфортного путешествия. Ну и, главное, холодно, очень холодно. Виант торопливо пополз в заднюю часть вагона. Косая стена грузовой воронки не лучшее укрытие, Виант присел прямо на холодный металл, зато злой ветер не норовит больше вытряхнуть из тела остатки тепла вместе с душой.

Дела-а-а… Виант потёр озябшие передние лапы друг об друга. Весна ещё не окончательно прогнала снег и мороз. Рифлёный металл неприятно холодит лапы. Пока бежал за поездом, пока догонял стальную лесенку и пока взбирался по ней, успел не только согреться, но и вспотеть от напряжения. Зато теперь опять холодно, реально холодно.

Резкий толчок снизу. Виант едва не ткнулся носом в маленькую площадку за грузовой воронкой. Здесь даже не станцевать для согрева. Только почему ноги, то есть лапы, опять едва не убежали вперёд головы?

К мерному перестуку железных колёс добавился противный скрип. Ах, вот оно что — поезд начал тормозить, сила инерции едва не прижала его к холодному металлу. Виант глянул в сторону. Да, железнодорожный состав точно тормозит. Предрассветный сумрак прорезали яркие полоски света. Над головой замелькали ярко-белые фонари очередной станции. Сквозь скрип тормозов то и дело пробиваются голоса людей и рёв моторов. Что там? Виант вытянул шею. Но тут поезд окончательно остановился. Плевать.

Момент, момент, ловить момент! Виант рванул со всех лап. Пока поезд стоит, нужно как можно быстрей перебраться на грузовую платформу. Коготки на лапах тихо царапнули металл, Виант резко затормозил перед краем маленькой площадки возле грузовой воронкой. Чёрная сцепка между вагонами блестит то ли от смазки, то ли от грязи. Ну и ладно. Главное, что не трясётся.

Можно аккуратно спуститься на толстое основание сцепки или, ещё лучше, сиганут прямо на стальные крючки. Прыжок! Лапы проскользнули по склизкому металлу. Сила инерции потащили вперёд. Да что б тебя! Виант тут же прыгнул вновь.

Крысы — прирождённые акробаты. Виант ловко зацепился за край низенького бортника. Рывок всем телом в сторону, все четыре лапы мягко опустились на щербатый пол грузовой платформы. Наконец-то, даже испугаться не успел.

На грузовой платформе какая-то техника по самые колёса укутана плотным брезентом. Словно в норку Виант протиснулся в узкую складку. Красота. Брезент настолько плотный, под ним так темно, что включилось ночное зрение. Мир окрасился в чёрно-белые тона. Виант поднял глаза — точно техника. Какой-то трактор: просторная кабина с широкими окнами, огромные колёса с рифлёными шинами. Ну а главное, под плотным брезентом значительно теплее и суше. Холодный злой ветер больше не шевелит шерсть и не выжимает из тела остатки тепла.

Виант шлёпнулся на складки брезента. Вот как надо путешествовать, почти человеческий комфорт. Даже не нужно искать носовой платок, х/б перчатки или иную тряпку. Ещё бы запас шоколадных конфет и бачок свежей воды, вот тогда был бы вообще полный улёт.

Рёв мотора над самым ухом, Виант стрелой метнулся под огромное рифлёное колеса. Хотя, спрашивается, чего здесь бояться? Виант осторожно высунул нос. Под плотным брезентом как и прежде царит темнота, иначе окружающий мир пошёл бы яркими красками.

Мощный мотор умолк, зато вместо него не с меньшей силой загрохотали голоса людей. Виант навострил уши. Что за хрень? Он, вроде как, относительно неплохо выучит дитарский, но кажется, будто невидимые люди орут и ругаются на напрочь незнакомом языке. Ну точно ругаются, Виант улыбнулся. Чего, чего, а знания местной нецензурное лексики у него на нуле. Учителя, как профессиональные педагоги, даже между собой никогда не пользовались крепким словом. Даже уважаемый Ковжан, учитель физики, когда опрокинул себе на брюки кружку с горячим чаем, и то выразился весьма литературно.

Ох уж это любопытство, сколько же кошек оно сгубило. Через ту же складку в брезенте Виант выбрался наружу. Яркий свет с левой стороны, сердитые голоса людей и рёв двигателей. Обоими глазами Виант приник к узкой щели между низенькими бортами грузовой платформы.

Вот это да! Метрах в десяти от грузовой платформы на железнодорожном пути перед высоким бетонным перроном ещё один состав из грузовых платформ. Низкие борта опущены. От удивления рот распахнулся сам по себе. Танки, самые настоящие танки грузятся на открытые платформы.

Прямо напротив Вианта футуристического вида боевая машина на широких гусеницах с рычанием и лязгом заползает на грузовую платформу. Массивный приплюснутый корпус, широкий нос кажется заострённым. Орудийная башня широкая, но, на удивление, низкая. Похоже, она полностью автоматизированная. Люди, наводчик и командир, не поместятся в неё физически. Внешняя броня гладкая, будто игрушечная модель, никаких швов, заклёпок или хотя бы коробок динамической защиты, вообще ничего. Ничего, что может повысить заметность танка для радаров противника.

Самое удивительное это пушка. Не привычная круглая, а, Виант вылупил глаза, квадратная. Хотя, если присмотреться, то круглое дуло чуть заметно выступает из квадратного короба. Значит, танковая пушка стреляет всё же круглыми снарядами, а не квадратными. Тогда зачем на ней довольно толстый короб?

Двигатель танка в очередной раз взревел, боевая машина резко дёрнулась вперёд. Словно балерина на столе, танку почти удалось развернуться на относительно узкой грузовой платформе. Боевая машина встала боком, левая гусеница нависла над железнодорожной насыпью под весьма опасным углом. Зато на борту низкой башни показался тройной круг, хорошо знакомый символ Федерации социалистических республик.

Обычно круги на символе внутри закрашены красным. Именно такой символ Федерации можно увидеть на знамени перед входом в школу. Для боевого танка, для которого как никогда важна камуфлированная раскраска, символ Федерации так и остался в виде трёх толстых вставленных друг в друга колец.

Чем глубже в лес, тем толще партизаны. Насколько это возможно Виант скосил глаза влево, а потом вправо. Вот это да — на грузовые платформы грузится целая воинская часть, не меньше десяти танков за раз. Некоторые боевые машины уже замерли на платформах, танкисты в рабочих спецовках принялись укутывать их брезентом цвета тусклого малахита. Однако большая часть танков ревёт движками и утюжит грузовые платформы туда-сюда. Лейтенант, руководитель погрузки, охрип от матюгов.

Виант потянул носом — быть того не может! Лёгкий ветерок донёс запах смазки и пыли. Противного дизельного выхлопа нет и в помине. За кормой ни одного танка и не витает серое вонючее облако. Неужели и местные танки, тяжёлые боевые машины, между прочим, тоже работают на электричестве? Уму непостижимо. Это какой же ёмкости должны быть аккумуляторы? Или местные учёные изобрели очень мощный и компактный генератор? Только какой? Явно не ядерный.

Шуму много, ругани много, а толку мало, Виант улыбнулся. У танка из носового люка показалась голова механика-водителя. Чёрный кожаный шлем сдвинут на затылок. Танкист машет руками и что-то там пытается объяснить. В ответ лейтенант осипшим голосом объясняет подчинённому, какие у того кривые руки и дурная родословная.

Знакомая картина самого обычного бардака и неразберихи. Только, только, Виант нахмурился, что-то в этой картинке не так. Какие-то мелкие и незначительные на первый взгляд детали вызывают беспокойство и даже тревогу. Ну точно! Виант мысленно хлопнул себя по лбу.

Новенькое, новенькое, всё новенькое. И не просто новенькое, а после долгого, очень долгого, хранения.

Танки все как один новенькие, будто только вчера сошли с заводского конвейера. Краска свежая, яркая, без трещин и потёртостей. Грозным боевым машинам ещё не довелось пропылить по просёлочным дорогам хотя бы сотню другую километров. Их гусеницы не вязли в глине, а бури не хлестали их борта водой и не тёрли песком. Зато на броне местами заметны серые пятна пыли. Танки явно не один год простояли на складе, в каком-нибудь ангаре, где никому и в голову не приходило сметать с них пыль.

Новенькими, с иголочки, танками управляют и командуют новенькие, с иголочки, танкисты. Что рядовые, что офицеры, все без исключения одеты в новенькую блестящую форму. На плечах лейтенанта, что командует погрузкой и ругается с механиком-водителем, новенькая камуфлированная куртка. Даже с десяти метров можно заметить на его спине пару горизонтальных складок. Не иначе эта самая камуфлированная куртка ни одни год пролежала на складе в сложенном виде. Шлем на голове механика-водителя и портупея через плечо сияют свежей кожей, как говорят в народе, муха не сидела.

Больше всех сверкает пыльной новизной часовой возле железнодорожной насыпи. Дядька лет пятидесяти лениво поглядывает на горе танкистов. Камуфлированная утеплённая куртка на его плечах вся в складках от долгого хранения. Свет железнодорожных фонарей как в зеркалах отражается от его новеньких ботинок с высокими голенищами. Автомат в руках часового ещё ни разу не валялся в грязи, да и вряд ли пятидесятилетний дядька чистил его хотя бы раз. Квадратный ствол, магазин и приклад, особенно приклад, словно полированное стекло. Ни малейшего намёка на грязь или хотя бы потёртость.

Грустно и весело наблюдать за тщетными попытками механика-водителя завести танк на грузовую платформу. Боевая машина в очередной раз взревела мощным движком и, как в атаку, ринулась на грузовую платформу. Э-э-эхх! Виант машинально кивнул. Не получилось.

Вместо того, чтоб плавно развернуться вдоль платформы, боевую машину опять занесло. Левая гусеница вновь под опасным углом свесилась с края грузовой платформы. Ещё полметра и танк непременно свалился бы под железнодорожную насыпь. Равнодушным часовой на всякий случай отошёл от греха подальше.

Лейтенант заверещал охрипшим голосом и затопал ногами. Ого! Виант навострил уши. Интеллигентно ругается, лейтенант поминает не только родословную механика-водителя, но и высшую математику. Ну да, правильно, лейтенант — совсем молодой. Если бы не камуфлированная куртка и погоны с парой маленьких звёзд, то его можно было бы запросто принять за студента. Военная форма совсем-совсем не идёт ему, как корове седло. Драная футболка, потёртые джинсы с дырками на коленях и бейсболка с козырьком на затылке подошли бы лейтенанту куда как больше, куда как гармоничней.

Механик-водитель опять высунулся из люка и в ответ принялся орать родословную лейтенанта. По его словам, в роду бывшего студента были исключительно учёные обезьяны с кривыми руками и косыми глазами. Попутно механик-водитель пытается объяснить, что он не танкист и не нужно на него орать.

В отличие от молоденького лейтенанта, механику-водителю сорок с небольшим лет. Он действительно непрофессиональный танкист. Про таких говорят от сохи. Если бы это был не танк, а «Кировец», то механик-водитель виртуозно развернул бы его на грузовой платформе и поставил так, как нужно, а не так, как получается. А с этой дурой, то есть с танком, он никак совладать не может. Это же не трактор. В ответ лейтенант устало махнул рукой, танк вновь дёрнулся назад, левая гусеница благополучно заползла обратно на грузовую платформу.

Бесплатный цирк с конями. Виант, насколько позволяет щель между бортами грузовой платформы, стрельнул глазами в обе стороны. И там цирк. С пяток, не меньше, танков елозит туда-сюда по грузовым платформам и едва не падает на железнодорожную насыпь. Салаги, одним словом.

Озарение словно ледяной метеор ударило в голову. Аж мороз по коже. Виант сел на задницу. Новенькие танки, новенькая форма, новенький автомат на спине часового и новенькие солдаты. Это же, прости господи, расконсервация. По спине забегали мурашки, Виант передёрнул плечами. Да, точно. Уважаемая Чоидар, одна из учительниц начальных классов Средней школы № 2, как-то обмолвилась, что её муж работает на армейских складах замом по техническому обслуживанию бронетехники. Иначе говоря, Федерация социалистических республик достаёт из загашников танки и спешно разворачивает новые дивизии. Война, прости господи, точно не за горами.

Поезд резко дёрнулся. От неожиданности Виант шлёпнулся на бок, голова больно ударилась о щербатый пол грузовой платформы. Как панорама в кино, в щели между бортами, словно на экране, поплыл воинский эшелон. Новенькие, новенькие танки, новенькая, новенькая форма у солдат и офицеров. На шевронах тройные чёрные круги, эмблема ФСР. На плечах и спинах новенькие автоматы с квадратными стволами. Под конец промелькнули пять серых пассажирских вагонов с квадратными окнами. Самым последним в поле зрения вплыл локомотив.

Охренеть! Виант вновь прилип к щели между бортами грузовой платформы.

Как Виант уже успел заметить раньше, электрические провода сняты не только на станции, но и на всём протяжении железнодорожного пути. Значит, электровозы больше не в чести. Только, только, от удивления Виант мелко-мелко заморгал, воинский эшелон с танками везёт всё, что угодно, но только не тепловоз. Над стальной буханкой каштанового цвета ни малейшего намёка на выхлопные трубы. Зато на крыше железнодорожного тягача установлен, ну это вообще ни в какие ворота не лезет, реактивный двигатель.

Ну, не совсем реактивный, но очень, очень похожий. Над кабиной машинистов с матовыми стёклами возвышаются два квадратных воздухозаборника. Причём нос тягача тупой и наклонён таким образом, чтобы встречный воздух в максимально возможных количествах залетал в воздухозаборники. Не иначе для этих же целей по краям покатого носа выделяются небольшие рёбра, как на крыльях реактивного самолёта.

Вот в чём механизм на крыше тягача отличается от классического реактивного двигателя, так это дюзой. Наклонные плоскости направляют реактивную струю не точно назад по ходу движения, а в стороны и в верх. Наверное, чтобы струя горячего воздуха не била во встречные поезда. Да и есть ли этот самый горячий реактивный выхлоп?

«Реактивный двигатель» тихо гудит. Что за чёрт? По голове и спине прошлась волна холодного, до жути холодного, воздуха. Виант потянул носом. Так и есть — очень даже хорошо знакомый запах. Точно так же пахнет воздух, который стекает из кондиционеров в городских домах. Точно так же «ароматизирует» и охлаждает воздух странная штуковина на чердаке Средней школы № 2. Как? Как такое может быть? Виант скосил глаза, воинский эшелон быстро удаляется. Получается, что железнодорожный тягач заодно охлаждает уличный воздух? А-а-а где тогда электрические кабеля? Кондиционеры в домах и на чердаке школы, по крайней мере, подключены к городской электросети.

Поезд неторопливо набирает ход. Ярко освещённая станция и воинский эшелон под погрузкой остались далеко позади. Виант отошёл от щели между низенькими бортами. Не, это точно не глюк игры. За всем этим «кондиционированием» улицы что-то есть. Только что?

Между тем поезд набрал приличный ход. Встречный ветер вновь принялся шевелить шерсть на спине и выжимать из тела тепло. Так и замёрзнуть недолго. Как бы не хотелось полюбоваться славным государством Штания, а придётся убраться вон. Через знакомую складку Виант пробрался под брезент тусклого малахитового цвета.

Под защитой плотной и крепкой ткани гораздо теплее. Ночное зрение позволяет в деталях и подробностях рассмотреть колёсный трактор. Впрочем, куда он денется. Хотя, Виант запрыгнул на подножку, было бы здорово обосноваться на просторном и мягком кресле водителя. Ну, увы, полукруглая дверца наглухо заперта. Придётся довольствоваться брезентом. Виант растянулся на широких складках, словно шикарная постель. Самое главное — путешествие началось. Так или иначе он приближается к точке выхода.

Кстати, о путешествии. Виант сосредоточился, перед глазами тут же развернулся виртуальный компас. Ага! От радости сердце ударилось о рёбра. Вот как надо путешествовать! Счётчик расстояния до точки выхода убывает с приятной, с очень приятной, скоростью. Крайняя правая цифра превратилась в размытый символ, глаз не успевает схватить изменения. Цифра десятков меняется заметно медленней, но тоже с весьма и весьма приятной скоростью. Даже сотни метров летят быстро, а счётчик километров регулярно убывает на единичку.

Виант самодовольно улыбнулся, виртуальный компас тут же свернулся и пропал. Неважно. Вот так, лёжа в относительном комфорте и тепле, он приближается к точке выхода со скоростью не меньше шестидесяти километров в час. Может быть даже все семьдесят. Да здравствует скоростной транспорт и грузовые платформы. Впервые с момента попадания в игру точка выхода больше не кажется очень далёкой и недостижимой мечтой. Всё реально!

Правда, Виант вновь стал серьёзным, обольщаться и радоваться раньше времени не стоит. Холодный разум будто вылил на голову ушат студёной воды. Виант развернул внутреннюю карту полушарий Ксинэи. Ещё в школе ему пришлось поломать голову над маршрутом. Вариантов, казалось бы, тьма-тьмущая, на проверку оказалось всего два. Условно их можно назвать сухопутным и морским.

Самый быстрый, то есть с наименьшим количеством пересадок, выглядит морской маршрут. Так, если следовать ему, то в первую очередь нужно было бы добраться до Воинтура, большого города, крупного порта, на восточному берегу материка Юлан. В Воинтуре забраться на какое-нибудь морское судно и уже на нём пересечь Тагинский океан. Между прочим, самый крупный на планете. Лучше всего было бы добраться до Минирха, другого крупного города и морского порта на западной оконечности материка Биора. А далее опять по железной дороге до города Олти (предположительно), который находится на изгибе береговой линии Ниланского моря.

Вообще-то не факт, что точка выхода из игры находится именно на улицах Олти. Просто нужно хоть как-то обозначить на карте место, до которого Вианту следует добраться. Город Олти находится примерно в том же районе, где и точка выхода. Плюс, минус сотня другая километров. По крайней мере, из самого Олти определить направление будет гораздо легче и вернее, чем из Сумоана, который находится на противоположном конце Ксинэи.

Увы и ах, от более короткого и быстрого морского маршрута пришлось отказаться. Причина в средстве передвижения. На Ксинэе, как и на Земле, крыс не жалуют. Любое морское судно, даже огромный сухогруз. Является замкнутым пространством со стальными стенами, полами и потолками. Иначе говоря, перспектива сдохнуть от голода по дороге до материка Биора никак не радует. Когда экипаж даже самого большого сухогруза насчитывает десятка полтора людей, когда они все едят в одном камбузе, то добраться до запасов пищи будет весьма и весьма проблематично. Вряд ли судовой кок хранит пищевые отходы в мусорном баке под иллюминатором камбуза. Скорей всего, сразу же после завтрака, обеда или ужина остатки еды улетают за борт.

Из опыта жизни в Средней школе № 2 Виант вынес самое главное правило: пропитание крысы напрямую зависит от людей, а так же от размеров пространства для манёвра. Именно в этом плане сухопутный маршрут выглядит гораздо более привлекательным и верным. В поисках еды и воды он в любой момент может спрыгнуть с поезда в любом населённом пункте. Конечно, желательно на большой станции с большим вокзалом. Для сравнения, с морского судна, даже с огромного сухогруза, деться решительно некуда.

Если следовать сухопутному маршруту, то сперва Вианту нужно добраться до Чундила, крупного морского порта на юго-западном побережье материка Юлан. Увы, избежать морского путешествия вообще не получится. В Чундиле нужно будет забраться на какое-нибудь судно, желательно грузовое и больше, и уже на нём доплыть до Ослябии, крупного морского порта на северо-восточной оконечности материка Биора. Ну а дальше вновь по железной дороге до города Олти на берегу Ниланского моря.

Линейкой, конечно, Виант не измерял, но на глазок морская часть сухопутного маршрута раза в два короче морской части морского маршрута. По сравнению с поездом, судно гораздо более быстрое. Но! Как гласит народная мудрость, короткий путь далеко не всегда самый близкий. Ну или быстрый путь далеко не всегда самый скорый.

Мерный стук колёс расслабляет и убаюкивает. Незаметно для самого себя Виант задремал. Как дома, в Москве, на родной Жерданской улице. Первый год поезда за окном бесили его, ну а потом он привык. Даже наоборот — стук колёс и гудки тепловозов стали успокаивать. Но, что это? Виант поднял голову.

Шуршание и лёгкий стук. Кажется, будто кто-то снаружи поливает брезент из шланга. Господи, Виант усмехнулся, это же дождь, самый обычный дождь. А это значит… Виант торопливо выбрался из-под брезента.

На открытой части грузовой платформы ветер тут же принялся шевелить шерсть на спине и брызгать сверху водой. Великолепная Таяна уже поднялась над восточным горизонтом. Утро нового дня радует солнечной погодой и дождиком. Пусть мелкие капельки очень холодные, зато местное светило приятно пригревает. С колеса укрытого брезентом трактора слетает маленький водопадик. Была, не была! Виант заскочил под струю воды. Как в душе, только холодно. Зато вместе с каплями дождя с шерсти стекает грязь и пыль. Мыла нет и не предвидится. Виант как мог расчесал собственную шкуру передними лапами. Пусть под конец купания зуб на зуб не попадает, зато теперь от него не воняет грязью.

Заодно Виант вволю напился. Жить можно. На открытой грузовой платформе, что катит со скоростью шестьдесят-семьдесят километров в час посреди лесных просторов Штании, можно особо не скрываться. А туалет можно устроить где угодно. Да хотя бы в углу грузовой платформы.


Глава 15. Канун ядерной войны | Крысиными тропами. Том I | Глава 17. Девятая попытка