home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15. Канун ядерной войны

Обычно внутри всё аж звенит и трясётся от желания включить электронный рабочий стол и погрузиться в дебри дитарского языка. Учёба — самое верное оно же единственное средство от скуки. Обычно, Виант потянул все четыре лапы, только не на этот раз.

Кажется, будто сердце весит целую тонну и его тяжесть вот-вот проломит грудную клетку. Задняя левая лапа так и не сумела зацепиться за край стола, Виант больно плюхнулся пузом на электронный рабочий стол. Уважаемая Рапсая Сабян всё же сменила «оригинальный» код доступа «12345» на ещё более «оригинальный» «54321» — поразительная беспечность.

Вечер, но ещё светло. Таяна, так называется местная звезда, ещё с часок повисит над горизонтом. Впрочем, пользоваться электронным столом можно и ночью, экран светит как большая плоская лампа.

Первым делом Виант залез в иллюстрированный словарь дитарского языка. В своё время он оказался самым настоящим ключиком к местному языку. Не будь его, то учёба могла бы затянуться ещё месяцев на семь. К сожалению, у иллюстрированного словаря нашёлся фатальный недостаток. Так он помог распознать и выучить множество существительных, которые обозначают реальные вещи типа «стол», «стул», «самолёт», «дом». Автор словаря с помощью анимированных картинок сумел удивительно точно передать значения глаголов типа «ходить», «бежать», «спать». Он даже на пять справился с прилагательными типа «мягкий», «синий», «тяжёлый». А вот с абстрактными словами и понятиями вышел полный провал. Да и как можно нарисовать «совесть» или «верность»? Впрочем, в той же папке Виант нашёл толковый словарь дитарского языка.

В десятый, если не в сотый, раз Виант проверил, перепроверил и выпроверил очень важную, ключевую фразу из энциклопедии «Другой реальности». Правая передняя лапа привычно пролистала несколько электронных страниц. По всем прикидкам Виант перевёл её правильно — «цель игры». А теперь ещё разок проверить, перепроверить и выпроверить описание текущей игры с весьма выразительным названием «Ядерный конфликт».

Через десять минут Виант оторвал глаза от экрана. Голова загудела от нервного напряжения. Как ни крути, как не надейся, а главный смысл он уловил совершенно правильно ещё месяца три тому назад: «Цель игры — достигнуть точки выхода».

Была надежда, что не «достигнуть», а «добраться», «доехать». Вместо слова «точка» могло быть «место», «пространство». Но-о-о… В любом случае получается, что игроку, который в качестве персонажа выбрал крысу, требуется только одно — добраться до точки выхода. И всё. Именно это обстоятельство и пугает больше всего.

То, что точка выхода находится точно на противоположном конце планеты относительно точки входа — не более, чем техническая сложность. Если он сумеет преодолеть хотя бы первую сотню километров, то так или иначе преодолеет все двадцать пять тысяч. Только даст ли ему игра просто так преодолеть все эти двадцать пять тысяч? По законам игрового жанра, чем ближе он будет к точке выхода, тем больше на его голову начнут сыпаться трудностей и неприятных сюрпризов. Что самое поганое, в самом конце его может поджидать «бос локации». Ладно, Виант расправил плечи и смачно потянулся всем телом, хватит тянуть кота за хвост.

Быстрые клики по сенсорному экрану, за семь месяцев Виант великолепно освоил электронный рабочий стол. Хорошо знакомая папка «Учебники, комплект» в ещё более хорошо знакомой корневой папке «Книги». Как Виант понял ещё давно, местная система образования работает по интересному и по-своему весьма разумному принципу. Стандартная программа рассчитана на десять лет. Первые восемь классов ученики считаются детьми, а вот два последних — почти взрослыми. Некоторые предметы ученики девятых и десятых классов начинают изучать как бы заново, но уже на другом более высоком и основательном уровне. К списку этих предметов относится история.

До восьмого класса детям по-крупному счёту просто рассказывают, что было в прошлом, иногда очень далёком прошлом, иногда нет. Начиная с девятого класса подросткам не просто пересказывают уже изученное ранее. Нет. Почти взрослых учат понимать причины и последствия тех или иных исторических событий.

Так, она должна быть где-то здесь. Виант почти до конца прокрутил содержимое папки «Учебники, комплект». Ага, вот она. В самом углу экрана примостился файл электронной книги с простеньким названием «История. 9 класс». Указательный палец навис над файлом, но так и не коснулся сенсорного экрана. Виант отвернул голову.

Да, его очень даже заинтересовала история Ксинэи, но, откровенно говоря, в первую очередь Виант изучал дитарский язык. В первую очередь его интересовали новые слова, устойчивые выражения и новые значения уже известных слов. История, рассказы по истории, прошли через его голову своеобразной солью для жаренной картошки. Образно говоря, Виант читал о подвигах героев седой старины, но особо не вникал ни в самих героев, ни в их подвиги. Да и младших школьников особо не грузили серьёзным разбором и анализом истории. Ну и пресловутый языковой барьер очень сильно мешал вникнуть в содержимое. Теперь же предстоит не просто прочитать историю Ксинэи, а осознать её, проанализировать. История — ключ к будущему.

Ладно, хватит тянуть кота за хвост. Указательный палец резко ткнулся в файл «История. 9 класс». Обложка, титульный лист, первый параграф — не то. Виант махом перелистнул всю книгу до раздела «Оглавление». А вот и то, что нужно — «Современная история». Пока сомнения вновь не взяли за горло, палец резко ткнулся в строчку. Миг, книга перелистнула назад, на экране появился раздел «Современная история».

Вдумчиво и внимательно, параграф за параграфом, лист за листом, Виант погрузился в хитросплетения современной истории Ксинэи. То и дело попадаются незнакомые слова, но языковой барьер давно превратился в решето с очень большими дырами. Очень, очень часто подтекст позволяет понять незнакомое слово, обойти его, как валун на дороге.

На улице давно стемнело. Уважаемый Рюпон, престарелый школьный сторож, не меньше двух раз прошёлся по коридорам школы и даже разок подёргал запертую дверь. Виант было дёрнулся, но даже не стал прыгать со стола. Ифоб Рюпон — добрейшей души человек. Про таких как он говорят молодой пенсионер. Именно он время от времени «снабжает» Вианта мясом и сыром. Именно из домашних припасов сторожа удаётся разжиться бутербродами, пока молодой пенсионер сопит в обе дырки у себя в каморке на старом облезлом диванчике.

Далеко за полночь Виант отвалился от электронного рабочего стола. Голова трещит, глаза слезятся. От долгого сидения на одном месте затекла спина. Но это мелочи. И до учебника для девятого класса Виант много чего читал по истории. Новые, незнакомые слова почти не помешали. Учебник для девятого класса помог разложить знания по полочкам и уловить суть.

Если очень коротко, то между мировой историей Ксинэи и Земли существует очень важное отличие — Ксинэя пережила всего одну мировую войну. Но что это была за война. В учебниках истории её прямо так и называют — Великая война. Хотя причина этот самой войны банальна до неприличия — конфликт между двумя блоками государств.

Первой в 8233 году по местному летоисчислению сложилась так называемая Лига свободных наций, или сокращённо ЛСН. Числая, Гония и Юрания как самые развитые и голодные капиталистические хищники заключили между собой договор о дружбе и взаимопомощи. В этих трёх странах давно отгремели буржуазные революции. Не удивительно, что именно Числая, Гония и Юрания стали ядром Лиги свободных наций. Позже к ЛСН присоединились другие буржуазные демократии со своими обширными колониями.

В противовес капиталистическим хищникам традиционные аристократические монархии Штании, Силтазии и Гитои организовали так называемую Лигу сердечного согласия, или ЛСС. К трём наиболее богатым и могущественным империям притянулись прочие мелкие монархии со своими далеко не мелкими колониями.

В 8240 году в маленьком государстве Танпания с умеренным монархическим строем разразилась буржуазная революция. Король Дун четвёртый не придумал ничего лучше, как обратиться за помощью к Лиге сердечного согласия. В свою очередь временное правительство новоявленной буржуазной республики Танпания обратилось за поддержкой в Лигу свободных наций. Не прошло и года, как два блока вцепились друг другу в глотки.

Первый год Великая война на Ксинэи развивалась по сценарию земной Первом мировой — стремительные атаки, глубокие продвижения, грандиозные окружения и кровопролитные осады укреплённых районов. А потом произошло то, что никак не ожидали генералы и маршалы обоих блоков — на суше, буквально во всех уголках Ксинэи, фронт стабилизировался. Сплошные линии окопов, дотов и проволочных заграждений перечеркнули материки от моря до моря. Во всю мощь развернулась позиционная война. Несколько грандиозных сражений в Мировом океане Ксинэи хоть и унесли на морской дно не один десяток дредноутов, однако общего расклада сил изменить так и не смогли.

Противостояние затянулось на годы. Оба блока обладали примерно равными экономическими возможностями. Ни одна из сторон не испытывала дефицита ни сырья, ни продовольствия, ни человеческих ресурсов. Что Лига свободных наций, что Лига сердечного согласия, они обе контролировали огромные страны и ещё более огромные колонии.

Восемь лет, целых восемь лет тянулся позиционный ад. В десятке кровопролитных сражений погибли десятки миллионов солдат. Баланс сил не изменился, когда небеса Ксинэи рассекли пропеллеры первых ещё фанерных аэропланов. Когда на головы противников посыпались бомбы с ипритом и зарином. Когда поля сражений вспахали бронированные повозки, то есть танки. Разве что количество жертв стало ещё больше.

Однако экономика Лиги сердечного согласия не сдюжила первой. По Штании, Силтазии, Гитои и прочим монархиям прокатились грандиозные социалистические революции. Ирония судьбы: императоры и короли, а так же прочие аристократы, бежали к недавним противникам. На смену монархиям пришли коммунистические режимы.

На первых порах Лига свободных наций поддерживала коммунистов и деньгами, и оружием. Однако «красная зараза» не обошла стороной даже самые развитые и богатые капиталистические страны. Числаи, Гонии и Юрании пришлось самим пройти через горнило гражданских войн. Если раньше два блока воевали друг с другом лишь на линии соприкосновения, то теперь города и сёла окутались пороховым дымом по всей планете.

Через два года баланс сил изменился. На смену Лиге сердечного согласия пришла Федерация социалистических республик, или сокращенно ФСР. Штания, Силтазия и Гитоя заключили новый договор о дружбе и взаимопомощи. Очень быстро ФСР втянула в орбиту своего влияния все прочие коммунистические режимы. Великая война вышла на второй виток, ведь мирный договор так никто и не догадался подписать.

Капиталистические демократии сполна оценили угрозу со стороны «красной заразы». Лига свободных наций попыталась на корню задушить коммунистические режимы, однако так и не смогла этого сделать. Великая война затянулась ещё на восемь лет. Федерация социалистических республик приложила титанические усилия, коммунисты сумели мобилизовать свои народы на труд и на подвиг. ФСР отстояла таки свою независимость.

В 8259 году, спустя восемнадцать лет кровавого безумия, Лига свободных наций и Федерация социалистических республик подписали таки мирный договор. Но мир и спокойствие так и не пришли на Ксинэю. Пусть пушки замолчали, а дредноуты вернулись на базы, однако началась другая война. Чуть позже новое противостояние назвали Холодной войной.

Молодые коммунистические государства сумели совершить мощный экономический рывок. За пятнадцать лет Федерация социалистических республик сравнялась с Лигой свободных наций по количеству тонн чугуна и стали на душу населения. Капиталистические страны в Великой войне пострадали несколько меньше.

Тогда же, через пятнадцать лет после окончания Великой войны, произошёл первый серьёзный инцидент с применением ядерного оружия. Кинтун, важный промышленный центр Штании, исчез под шляпкой ядерного гриба. Правители Лиги свободных наций самонадеянно решили, что с ядерной бомбой они сумеют победить давнего врага. Однако ответный ядерный удар не заставил себя жать. Ресиан, живописный многомиллионный город и порт в Юрании обратился в радиоактивные развалины.

Новой мировой войны так и не получилось по весьма банальной причине: на 8274 год ядерные арсеналы двух блоков были крайне скудны. Всего шесть атомных взрывов далеко не самой большой мощности потрясли Ксинэю. Взаимный обмен ядерными ударами и многомиллионные жертвы охладили даже самых горячих ястребов в обоих блоках. Даже до самых тупых генералов дошло, что ядерная бомба это не просто очень и очень мощная бомба, а другая, совсем другая, война, которая легко может закончиться взаимным уничтожением. Первый ядерный инцидент благополучно замяли дипломаты, однако гонка вооружений только началась.

Через двадцать пять лет выяснилось, что Федерация социалистических республик по всем показателям проигрывает Холодную войну. Плановая экономика, с её тотальным планированием всего и вся, с её нелюбовью к достижениям науки и техники, с её раздутой бюрократией, оказалась неэффективной, когда количество тонн чугуна и стали на душу населения перестали определять экономическую мощь государств.

Как ни странно, правительство Федерации сумело совершить казалось бы невозможное — провести экономическую реформу и перевести страны ФСР на рельсы рыночной экономики под красными флагами и коммунистическими лозунгами. В Штании, Силтазии, Гитои и в прочих социалистических республиках появились частные предприятия и миллионеры с партбилетами в карманах. Зато через пятнадцать лет экономический, а следом и военный, паритет был восстановлен.

Что самое интересное и страшное, Холодная война зашла так далеко, что завернула на второй виток. После окончания Великой войны обе противоборствующие стороны усиленно создавали огромные армии, ставили под ружьё миллионы солдат, штамповали десятки тысяч танков и самолётов, спускали на воду сотни линкоров и авианосцев. Теперь же ситуация стала иной, совсем иной.

Больше двадцати лет назад Ксинэя пережила несколько очень серьёзных техногенных катастроф. Так в Штании произошла очень серьёзная авария на АЭС. Город Арджея пострадал как от ядерной бомбы. Население, а это больше двухсот тысяч человек, пришлось эвакуировать. Теперь вокруг Арджейской АЭС простирается зона отчуждения диаметром в сорок километров.

В свою очередь в городе Юнеж в государстве Числая произошла крупная авария на химическом комбинате. Полумиллионный город как будто подвергся химической атаке. Ветер с комбината очень неудачно подул не в ту сторону. Улицы и скверы Юнежа были усыпаны телами, счёт отравленных перешагнул сотню тысяч.

Или, к примеру, другой печальный случай, который вошёл в историю Ксинэи под очень выразительным названием «Великое затемнение». Гордо Йохад в государстве Юрания на целых пять дней остался без электричества. Огромный двадцатимиллионный мегаполис едва не стал колоссальной братской могилой. За пять дней в больницах и в собственных домах без своевременной медицинской помощи скончались сотни людей. Но больше, гораздо больше, погибло в уличных беспорядках. Толпы некогда законопослушных и добропорядочных горожан подчистую разграбили огромное количество магазинов. В ответ владельцы этих самых магазинов пустили в ход ружья, автоматы и даже пулеметы.

Правительству Юрании пришлось в экстренном порядке ввести в Йохад одну танковую и пять стрелковых дивизий. Военно-полевые суды приговорили к расстрелу пару тысяч особо наглых бандитов и мародёров, которых расстреляли прямо там, на улицах города. И это была не война, а всего лишь гражданские беспорядки. Как печально и очень метко выразился господин Кеяк, президент Юрании, вместе с электричеством погасла цивилизация.

Люди Ксинэи осознали, что современный мир стал маленьким и очень хрупким. Из-за опасных предприятий типа АЭС и крупных химических комбинатов экономика просто не может работать в условиях войны. Самые обычные бомбы и ракеты способны нанести колоссальный вред экологии и убить миллионы людей не хуже ядерных. Главное знать, куда их сбросить или направить. В некотором смысле ядерное оружие устарело. Если не физически, то морально.

Лига свободных наций и Федерация социалистических республик кардинально сократили численность армий и отправили на металлолом эскадры линкоров и дивизии танков. Зато обе стороны накопили весьма солидный арсенал высокоточного оружия и милитаризировали околопланетное пространство. На геостационарной орбите зависли самые настоящие звёздные крепости. Даже на Аните, естественном спутнике Ксинэи, появились военные базы.

Раздел «Современная история» учебника для девятого класса закончился на хорошо заметной оптимистической ноте. Между Лигой и Федерацией стало гораздо-гораздо больше общего. По факту разной осталась лишь идеология, тогда как экономика обоих блоков работает по одним и тем же законам и принципам. Обе стороны прекрасно осознали тупик гонки вооружений. На Ксинэи, вроде как, наметилась разрядка.

Виант вновь склонился над учебником истории. Указательный палец одним махом перелистнул несколько страниц назад. Радоваться бы надо, да только не получается, упорно не получается. Бог его знает по каким причинам, однако Федерация социалистических республик и Лига свободных наций опять готовы вцепиться друг другу в глотки. С учётом ядерных и высокоточных арсеналов схватка будет не на жизнь, а на смерть. Мира не будет, будет глобальная ядерная война, в которой победит тот, кто сумеет выжить. Самое обидное, что глобальная ядерная война точно будет по одной банальной причине.

Армагедон и постапокалипсис — излюбленные темы писателей разных мастей и создателей компьютерных игр. Ведь бродить по раскалённым пустошам и развалинам огромных городов, воевать с мутантами и бандитами так здорово, так интересно и весело. Особенно, когда на самом деле сидишь дома в тепле и уюте, когда над головой горит электрическая лампочка, а рядом на столе примостилась початая бутылка с пивом и чаша с солёными сухариками.

Здесь и сейчас ядерная война великолепно вписывается в концепцию «Другой реальности», будь она проклята. Указательный палец ткнулся в крестик в верхнем правом углу, учебник по истории послушно закрылся. Виант провёл коготками по сенсорному экрану. Он только что ознакомился вроде как с историей реального мира, а она, зараза такая, идеально вписывается в предысторию к очень крутой компьютерной игры «Другая реальность».

История Ксинэи какая-то гладкая, прилизанная, что ли. Особенно Великая война — это же такое раздолье для самых разнообразных квестов и сценариев. Восемнадцать лет, целых восемнадцать лет, целая планета умывалась кровью. Для сравнения, история Земли гораздо более запутанная и противоречивая.

Ядерная война будет, в этом можно не сомневаться. Порукой тому рисунок к игре в виде ядерного взрыва. Да и название более чем подходящее — «Ядерный конфликт». К тому же, один из добровольцев, который сумел таки выбраться из «Другой реальности», умер от лучевой болезни. Хотя, с другой стороны, его пример внушает надежду — выбраться из чёртовой игры долбанных инопланетян всё же можно.

В четыре больших прыжка с рабочего стола уважаемой Сабян Виант перебрался на подоконник. Сквозь холодное окно по ту сторону забора отлично видна ночная улица. Цепочка уличных фонарей освещает дорогу ярким белым светом. Зато дома будто погружены в темноту. Лишь редкое окно сияет маленьким жёлтым прямоугольничком. Жаль, из-за сплошного забора из рифлёных железных листов не видно проезжей части. Редкие легковые авто выдают себя гудением моторов и шелестом покрышек.

Прямо под окном проходит дорожка. Серый асфальт чистый и почти сухой, лишь в многочисленных трещинах темнеет влажная земля. Грязный снег всё ещё лежит на газонах. Местами, где его не валили всю зиму, видна сухая прошлогодняя трава. Весна только-только начала набирать обороты. Впрочем, до первых зелёных листочков и травинок рукой подать.

Виант повёл плечами. По спине поднимается тёплый воздух. Хвост болтается на весу, голый кончик время от времени касается горячей батареи центрального отопления. Как раз в нём-то всё и дело.

В самые первые дни в этой чёртовой компьютерной игре душа пылала желанием как можно быстрее добраться до точки выхода и убраться из «Другой реальности», убраться из слишком реальной и жестокой игры. Но! Изучение дитарского языка закономерно затянулось. Виант печально улыбнулся, ему так и не удалось найти мага-наставника, которым одним взмахом волшебной палочки научил бы его болтать по-местному. А потом наступила зима, самая настоящая зима с трескучими морозами и колючим снегом.

Как-то раз Виант выбрался на улицу через подвальное окошко теплового пункта и… через пару минут с воплями и матюгами нырнул обратно через дыру в низеньком окне. Холодные и невероятно твёрдые кристаллики снега воткнулись в лапы сотнями острых иголок, а мороз едва не оторвал уши и не связал в узел голый крысиный хвост. Тогда же Виант решил дождаться весны, когда сойдёт снег, а на улице станет относительно тепло. Он даже выбрал точную дату — тот самый момент, когда в школе отключат центральное отопление. Но обстоятельства изменились.

Человек, это такая тварь, которая ко всему привыкает. Даже к тому, к чему, вроде как, невозможно привыкнуть в принципе. Семь долгих месяцев в тепле и сухости на почти нормальной человеческой еде из круп, суповых концентратов и конфеток расслабили Вианта. Он пообвык, пообтесался в Средней школе № 2 славного города Сумоана. Можно даже сказать полюбил её. Рапсая Сабян, строгая училка первого класса, стала чуть ли не родной мамой. И смех и грех, Виант печально улыбнулся, ну хоть и в самом деле переселяйся в живой уголок. Умная крыса, которая умеет развязывать целлофановые пакеты и разворачивать конфетные фантики, будет пользоваться бешенным успехом.

Не, а что? Вполне реальная перспектива. Никакого риска, жизнь в сытости и довольстве. С котом можно подружиться, а защёлку на клетке можно легко открыть. Только, только, только… Горячий лоб прижался к холодному стеклу. На пороге, прости господи, ядерная война.

Виант поднял глаза. Дома на той стороне Крайней улицы по-прежнему погружены во тьму. Не дай бог в один не очень прекрасный день над их крышами поднимется облако ядерного взрыва. Сумоан город маленький, районный центр с населением около 20–30 тысяч человек. При иных обстоятельствах противник не стал бы тратить на него ни одной килотонны в тротиловом эквиваленте. Но в том-то и дело, что ядерного удара Сумоан точно не избежит. Уважаемый Ковжан, учитель физики, ни раз и не два рассказывал в учительской, что в лесах вокруг города хватает секретных воинских частей. То ли зенитные комплексы, то ли склады, а то и сразу пусковые шахты баллистических ядерных ракет.

Виант передёрнул плечами, аж мороз по коже. Когда начнётся ядерное безумие, то он не только надолго и конкретно застрянет в этой слишком реалистичной компьютерной игре. Кровь из носа, ему нужно перебраться на ту сторону Куманского океана, который разделяет материки Юлан и Биору. Без людей, без их кораблей, сделать это будет невозможно. Сухопутного пути между точками входа и выхода нет. Виант много-много раз смотрел карту, вертел её и так и эдак, но не нашёл ни одного приемлемого маршрута, который можно было бы преодолеть на своих четырёх.

Впрочем, моря и океаны часть проблемы. Гораздо хуже другое — ему придётся вести самую настоящую борьбу за выживание. Когда в Сумоане воцарятся голод, холод и разруха, то даже тощая крыса из вредителя превратится в очень даже желанный деликатес.

К слову, о персонаже. Подсознательно Виант ожидал, что он, как персонаж компьютерной игры, сможет прокачаться. Ничего подобного. Виант выучил дитарский язык, худо-бедно разобрался во внутренней энциклопедии, однако так и не нашёл никаких показателей силы, ума, ловкости и очков опыта. То, что он приобрёл, было самым обычным обучением, как в реальности, и не более того.

Нет, Виант опустил взгляд на асфальтированную дорожку под окнами класса, нужно уходить. Причём не просто уходить, а уносить лапы как можно быстрее, пока не поздно, пока ещё есть время. По крайней мере снег наполовину сошёл. Днем худо-бедно тепло, ночью, правда, холодно. Зато ему предстоит путь на жаркий юг, где уже сейчас цветут розы и шуршит зелёная трава. С каждым пройденным километром будет всё теплее и теплее, пока не начнётся тропическая жара. Вот тогда он и вспомнит о колючем снеге и трескучем морозе, причём вспомнит с тоской и сожалением.

Виант спрыгнул с подоконника, лапы мягко коснулись досок пола. Как бы не пугала перспектива проснуться однажды под шляпкой ядерного взрыва, но сперва нужно выспаться. Ночь на исходе. От долгого чтения и тягостных дум болит голова. Да и тело изрядно устало, пусть он и сидел перед электронным рабочим столом, а не таскал на чердак школы мешки с цементом.

То ли от волнения, то ли от принятого накануне решения, давно заведённые привычки пошли прахом. На следующий день Виант проснулся очень поздно, в конце пятого часа, или, по меркам реальности, почти в час дня. Зато тело отлично отдохнуло, а голова перестала гудеть при каждом наклоне. Из еды осталось аж целые две шоколадные конфеты. С наслаждением обречённого на казнь Виант запихал в себя столько еды, сколько сумел. Только пускаться в путь при ярком свете Таяны, местной звезды, крайне опасно. Живая крыса на улицах города привлечёт много внимания, особенно визгливых женщин. Как бы не пугали ужасы ядерной войны, но и этот день придётся провести в школе.

К чёрту учебу, Виант плюхнулся обратно на лежанку из мягких бумажных салфеток. Как говорят в народе, перед смертью не надышишься. Лучше повалять дурака и устроить себе маленький отпуск. Хотя, Виант поднялся на лапы, есть идея получше.

Сегодня 8 апреля, первый выходной день на неделе. Ученики и учителя наслаждаются законным отдыхом. Учительская над головой совершенно пустая — отличная возможность «принять душ». Виант забрался в маленький рукомойник в углу. Жидкое мыло из пластиковой бутылочки приятно пахнет апельсинами, Виант от души намазался с головы до кончика хвоста вязкой жёлтой жидкостью, а потом, не меньше десяти минут, простоял под струёй тёплой воды из крана.

Скрывать собственное присутствие и дальше не имеет смысла. Заодно, в некотором смысле, не помешает «сжечь за собой мосты». По тонкой ниточке шпагата с узелками Виант забрался в любимый отдел книжного шкафа, где учителя хранят чай и чайные принадлежности. Круглое овсяное печенье пришлось очень кстати, пусть не очень сладкое, зато из овсяной муки. Часов в семь, примерно в три часа по полудню по меркам реальности, Виант забрался обратно на своё ложе под полом учительской и проспал до самого вечера.

Хорошо знакомые крысиные тропы привели Вианта в тепловой пункт в подвале школы. Как ни странно, только там существует один единственный крысиный выход на улицу.

Господи, против собственной воли Виант остановился перед выходом из крысиной норы. Какой же родной и до боли знакомой кажется Средняя школа № 2 города Сумоана, небольшого районного центра Вчирской губернии славного государства Штания. Во время учёбы Виант точно выяснил, куда именно его забросила «Другая реальность». К слову, государство Штания занимает большую часть материка Юлан.

За семь месяцев подпольной жизни Виант до совершенства отточил крысиные навыки. Вертикальная стена из дурного бетона в тепловом пункте больше не кажется непреодолимым препятствием. Так, небольшая помеха. Острые коготки на пальцах легко зацепились за многочисленные каверны не самого качественного фундамента.

Низенькое прямоугольное окошко всё так же затянуто мелкой стальной сеткой. Крошечную дыру так никто и не заделал. Виант поёжился, с улицы тянет влажным холодом, в котором чувствуется запах не растаявшего снега и прошлогодней жухлой травы.

От тоски и безысходности в груди скрутило и повело. Виант тихо скрипнул зубами. Не хочется, как не хочется никуда выходить, жуть как не хочется покидать такую тёплую, такую уютную Среднюю школу № 2. Ну хоть волком вой! Ведь впереди его ждут смертельные опасности, перебежки по открытым улицам, настырные поиски еды (опять мусор жрать) и холод, холод, холод с вечно недовольным пустым желудком. Но надо! Виант просунул нос через дыру в стальной сетке и легко выскочил наружу. Нужно уходить, пока школа не превратилась в радиоактивные развалины. Тогда будет гораздо хуже.


Глава 14. Учебная тревога | Крысиными тропами. Том I | Глава 16. Железная дорога