home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 12

Пен, переступив порог, обернулась посмотреть, стоит ли Гарри под деревом.

Он стоял там. Его сорочка – ни сюртук, ни жилет он надеть так и не удосужился – белела в темноте. Гарри помахал ей.

Она помахала в ответ и уже почти закрыла дверь, но на секунду задержалась, глядя, как он уходит. Пен смотрела Гарри вслед, пока он не исчез в темноте.

«Я увижусь с ним завтра».

Ощущая нелепую смесь наслаждения и страха, она наконец закрыла дверь, повернулась…

– Ой!

Посреди прихожей стояла Каро.

Пен нахмурилась.

– Шпионишь за мной?

Каро не стала отпираться.

– Я увидела, как кто-то прячется в тени дерева. Ну и решила посмотреть, может, какие злодеи.

Пен фыркнула:

– В Литтл-Падлдоне?

– Да. Думаешь, если мы живем в тихой гавани, здесь их нет? – многозначительно глянула на дверь Каро. – В особенности если сюда заплывают акулы из Лондона.

– Если ты имеешь в виду Гар… – Пен запнулась, увидев удивление Каро. – …лорда Дэрроу, он не тянет на акулу.

Каро подняла брови:

– Ничего, он тоже хорош. – Она закатила глаза. – А ты могла бы и причесаться.

– Ты же видела, что это лорд Дэрроу, и поняла, что в дом ломиться некому. Просто суешь нос не в свои дела.

Каро прищурилась.

– Не в свои? Что же ты делала с графом в тени дерева на ночь глядя?

– Разговаривала, – отрезала Пен. – И еще не ночь.

– Уже почти полночь.

Пен кивнула на напольные часы в прихожей.

– Чуть больше одиннадцати.

– Неправда. – Каро даже не глянула на циферблат. – Ты же знаешь, эти часы отстают. И даже иди они верно, все равно уже поздно – ты всегда в постели около десяти.

Таково жить под одной крышей с женщинами – все замечают.

– А ты что, в матери мне набиваешься?

– Нет, конечно. Но я видела, как ты восторженно пялилась на графа, когда он осматривал пивоварню.

У Пен отвисла челюсть.

– Ничего подобного. Возможно, я улыбнулась ему пару раз – он мой старый друг, но не «восторженно пялилась». Смех да и только – «пялилась»!

Каро снова закатила глаза.

«Я ведь не могла так смотреть на Гарри! Или…»

Сердце у Пен упало. Эта Каро видела людей насквозь. Как любая сметливая торговка.

– И за ужином ты была сама не своя. Тут я поняла, что-то назревает. Потому и не спускала с вас глаз. И… – Тут Каро вспыхнула и отвела глаза.

О боже, это скверно. Пен ждала продолжения.

– И я увидела, как ты вышла. – Каро обратилась к висевшему на стене портрету одного из покойных Хэвенриджей. – Я…

– И что дальше, Каро? – руки Пен невольно сжались в кулаки.

Каро снова с возмущением и тревогой посмотрела на Пен.

– Пошла за тобой в гостевой домик.

– Что?!

«Значит, Каро видела, как полуодетый Гарри меня схватил?»

– До самого гостевого домика я не пошла.

«Благодарю Тебя за это, Господи!»

– И не видела, как он задрал тебе юбки и повалил на лужайке.

– Каро!

– Так у вас ничего не случилось?

Вверху на лестнице в ночной рубашке и халате появилась Джо, а рядом с ней Фредди.

– Ничего, – заверила ее Каро.

– Ничего, – тут же подтвердила Пен.

– Ох ты, боже мой. – Джо принялась спускаться по лестнице, когти семенящего за ней Фредди защелкали по мрамору. – Пойдемте лучше в гостиную, чтобы никого не разбудить.

– Я, собственно, уже хотела ложиться, – сообщила Пен, направляясь к лестнице в надежде проскочить. Но нет, спокойно пройти мимо Джо ей не удалось. – День выдался длинный. Так что уж прости великодушно.

– Вот возьму и не прощу, – улыбнулась Джо. Точнее, улыбались губы, а глаза оставались строгими. – Пен, я ведь тоже о тебе тревожусь. – Джо остановилась на последней ступеньке, опираясь на перила. Рядом с ней вертел хвостом Фредди.

Пен угодила в западню.

Она выдохнула.

– Хорошо. Надеюсь, это ненадолго. Я очень устала…

– Не сомневаюсь. – Выпад Каро был ясен как день, по крайней мере для Пен, имевшей все основания смущаться.

– Каро! – резко оборвала ее Джо. – Этим делу не поможешь.

Каро нахмурилась. Она хотела что-то возразить, но, поджав губы, без единого слова направилась в гостиную.

– После тебя, – любезно произнесла Джо.

Пен поняла, что она не даст ей сбежать.

«Черт возьми, а разве это так важно? Так или иначе, история всплывет. Такие истории всегда всплывают».

Пен пожала плечами и, не жеманясь, вслед за Каро вошла в гостиную. Пен хотелось сесть куда-нибудь подальше, туда, где потемнее, но она знала, что это ничего не изменит. Пен опустилась на один из ближайших к камину стульев, прямо напротив Каро, и уставилась на нее. Каро гордо выдержала ее взгляд.

– Удобно? – с деланой веселостью спросила Джо и поворошила кочергой тлеющие в камине угли. Потом перевела взгляд с Пен на Каро. – Думаю, нам всем не повредит глоточек бренди.

Пен уже пила бренди, но не собиралась об этом рассказывать. А ее… упражнения, казалось, выжгли даже тень опьянения.

– С удовольствием.

Каро лишь усмехнулась.

Джо выудила из кармана халата ключ от винного шкафа. За долгие годы Джо знала наперечет всех своих тайных пьянчужек, поэтому и бренди держала под замком. Сопровождаемая Фредди, она принесла и поставила на стол графин и три стакана.

– Только самую малость, – предупредила Пен, глядя, как Джо наливает ей.

Может, бренди притупит ее эмоции и даст ей пусть и ложное, но чувство удовлетворенности.

– Можно тост? – спросила Джо. – За приют.

– За «Вдовье пиво» в каждой лондонской таверне. – Каро посмотрела на Пен и скорчила рожицу. – Или в некоторых лондонских тавернах!

Пен улыбнулась в ответ. Хоть Каро порой и слишком честолюбива и жутко досаждает, но работать умеет. Львиной долей их финансового успеха, если не всему, они обязаны именно ее одержимости и коммерческим умениям. Вот только бы пореже совала нос в личную жизнь Пен…

Пен подняла стакан.

– За хороший урожай.

Они чокнулись и выпили. Бренди чуть ослабило напряжение.

Откинувшись на спинку стула, Пен обвела взглядом своих товарок.

Если Каро временами и выводила Пен из себя, то Джо проявляла о ней искреннюю заботу. Они были хоть и не такими уж близкими подругами, зато преданными друг другу ради общей цели: процветания приюта. Раньше у Пен ни с кем не было объединяющей цели.

«Если я уйду с Гарри, придется все это бросить».

Хуже того, уйдя с Гарри, она окажется, по сути, никем. Его аристократическое окружение будет взирать на нее свысока – любовница графа, ни больше ни меньше, да еще и из простых. Ниже крестьянской дочери уже никого и быть не может, по их мнению. Даже обыватели, среди которых ей придется жить, будут на нее коситься. Пен навек останется для них падшей женщиной, но слишком близкой к хозяину, чтобы откровенно презирать ее.

И Гарриет теперь считают барским ублюдком…

Нет уж. Как ни соблазнительно присутствие рядом Гарри, согласие уехать с ним – скверная идея.

«А как же любовь? И с любовью тоже распрощаться?»

Пен не могла и вообразить, что полюбит кого-то еще, кроме Гарри.

– Ну, – заговорила Джо. – Что это вы, так… оживленно обсуждали в прихожей?

Боже!

– Так ты все слышала? – спросила потрясенная Пен. Оказывается, она забылась настолько, что ей теперь придется выставить свое грязное белье напоказ всему приюту. Она ни с кем тут не дружила, в особенности с Розамундой.

– Нет, не слышала, – спокойно заявила Джо. – Иначе не стала бы спрашивать. – Она улыбнулась. – И не беспокойся. Поблизости больше никого не было, но заговори вы громче, вас услышали бы.

Ну слава богу, хоть так.

– Джо, Пен почти два часа пробыла в гостевом домике с графом, – внесла ясность Каро, мрачно глянув на Пен.

«Неужели так долго?»

– Ах вот оно что, – посерьезнела Джо, поглаживая Фредди за ушами. – Я видела, как ты ушла, но думала, ты уже вернулась. И не знала, что ты ходила в гостевой домик. – Джо нахмурилась. – Считаешь, это разумно, Пен?

– Она якобы уговаривала графа раскрыть пошире кошелек нам на пользу, – заявила Каро. – Но если и взяла с него денежки, то не для приюта.

– Каро! – в один голос воскликнули Пен и Джо.

Каро покраснела.

– Простите. Я знаю, Пен, ты не из-за денег.

Пен хотела ответить на выпад Каро.

«Нет. Лучше об этом не распространяться».

– Пен. – Джо положила ладонь ей на колено. – Ты взрослая женщина и мать, ответственная и здравомыслящая. Я не собираюсь говорить тебе, что ты должна или не должна делать, но прошу, будь осторожна. В глубине души граф не думает о твоих интересах.

Каро фыркнула.

– Нет, он… – «Они не знают Гарри!» – Пен потупилась. – Вы все не так понимаете.

Джо удивленно вскинула брови, а Каро снова фыркнула, уже громче.

Ну да. Пен пришлось признаться себе, что она оправдывается.

– Гар… то есть граф Дэрроу… – Она не собиралась обсуждать свои чувства к Гарри, в особенности в присутствии Каро.

Им надо дела обсуждать, а не… И нужно сосредоточиться именно на этом.

– Он пригласил меня, чтобы показать письмо, которое написал герцогу в поддержку приюта в случае, если у меня будет что добавить.

Каро выпрямилась.

– Правда? И что же он написал? Убедительное письмо?

Ясно, ей следовало сказать об этом сразу, как только она встретила Каро в прихожей.

– Убедительное, – усмехнулась Пен. – Хотя я заметила ему, что ты хочешь, чтобы он подольше побыл на пивоварне и все как следует осмотрел.

– Разумеется, – насупила брови Каро. – Я хотела бы сама ему показать пивоварню и убедиться, что он все верно понял. Мы не хотим, чтобы герцог лишил нас средств, поэтому одна-две умные идеи – и мы могли бы его убедить.

– Каро, думаю, тебе не о чем беспокоиться. – Пен посмотрела на Джо. – Гар… лорд Дэрроу, похоже, не сомневается, что герцог продолжит поддержку нашего приюта.

– Но почему тогда он не прислал пожертвование в этом году? – спросила Джо. – Я этого не пойму.

– Видимо, потому что и правда не знал, кого именно будет поддерживать. Думал, это связано с незаконнорожденными… – вспыхнула Пен. – Незаконнорожденными детьми покойного герцога.

– Ясно, – в раздумье прикусила верхнюю губу Джо. – Граф говорил мне, что соответствующая запись в книгах герцога загадочно обозначена «Дж. С. В». Как я уже сказала, это мои инициалы.

Каро подозрительно хмыкнула.

– Что до меня, я успокоюсь, только когда придут деньги, – сказала она. – Но думаю, сейчас нам остается только ждать. – Допив бренди, Каро поднялась. – Пойду я. Мне еще бухгалтерские отчеты надо просмотреть. – Она многозначительно глянула на Пен. – Думала, засяду за них пораньше.

«Я не просила тебя за мной шпионить».

Пен удалось сдержаться и не произнести эти слова вслух. Она просто сдержанно улыбнулась Каро:

– Приятных снов, Каро.

Как только Каро направилась к двери, Джо взяла графин.

– Пен, налить еще чуть-чуть?

– Нет, спасибо.

Допив бренди, Пен ощутила приятную отрешенность. У нее появилась возможность сбежать отсюда. Надо ею воспользоваться.

– Устала. Я тоже пойду наверх.

Джо схватила ее за руку.

– Останься ненадолго. Нам надо еще кое-что обсудить.

– Надо? – сердце Пен екнуло, и она с тоской поглядела вслед уходившей Каро.

Дверь за Каро закрылась, и они остались вдвоем с Джо.

– Ну так что? – Джо вновь многозначительно взялась за графин. – Точно не налить?

– Э… – Если она выпьет еще, то захмелеет так, что Джо от нее ничего не добьется. – Ладно, налей.

Джо налила ей немного бренди.

– Поздравляю, ты удачно переключила Каро. Очень умно заговорила о письме графа. Это – как ты, не сомневаюсь, и надеялась – полностью отвлекло ее внимание. – Джо глянула на Пен. – Но не мое.

Пен заерзала на стуле и нервно кашлянула. Бренди ударило в нос.

– Смотри не поперхнись.

Пен кивнула, пытаясь соображать быстро, хотя выпила уже порядочно бренди. Что ей доверить Джо? Ясно, что не все. Как-никак это дело личное. Но главное, признаться, что она побывала в постели с Гарри?

Вот же черт! Пен почувствовала, как кровь бросилась в лицо. Одна надежда, что в полумраке Джо не разглядит.

Джо разглядела.

– Пен, не поверю, что ты битых два часа обсуждала с графом письмо герцогу.

– Нет. Еще и о Гарриет поговорили. Гар… лорд Дэрроу – ее отец.

– О, зови его просто Гарри. Не стану упрекать тебя в фамильярности, – подняла правую бровь Джо. – Ты давно была с ним близка, так что вполне можешь звать его по имени.

– Ладно. Хорошо.

«Не надо признаваться, что близка я с ним была сегодня».

– Он – отец Гарриет, и тут больше нечего добавить.

Язык у нее постепенно развязался. А вот это скверно. Конечно, Джо не столь прямолинейна и напориста, как Каро, но у нее многолетний опыт вытягивания признаний.

«Мне-то в чем ей признаваться? Я не взламывала шкафчик с бренди и монеты не украла из приюта».

Но тут же всплыл вопрос: «А что будет, если я решу уйти?»

– Разумеется, Гарри очень интересуется Гарриет, – сказала Пен, не желая пока обсуждать свой предполагаемый уход. – Он не знал об ее существовании, пока не встретил у ручья и не заметил седую прядь. Сначала он, как и все, подумал, что Гарриет – дочь Уолтера. Потом встретил меня. Мы были… в хороших отношениях прямо перед его уходом на войну.

Джо сидела, словно воды в рот набрала, давая Пен выговориться.

– Пен, что тебя гнетет на самом деле?

– Я… – Внезапно стена отчужденности, возводимая ею все эти годы, дала трещину. – Я… люблю его, Джо. – И Пен, к собственному ужасу, разревелась, зарыдала, отвратительно шмыгая носом.

Джо не произнесла ни слова – просто наклонилась к Пен и обняла ее. Пен с готовностью припала к ее груди, зарылась лицом в плечо и вцепилась в нее так, будто Джо – единственная оставшаяся в мире ее опора.

Они просидели так несколько минут. Джо обнимала Пен, поглаживая ее по спине и бормоча утешительные банальности, а Пен рыдала, пока буря наконец не миновала. Пен вздохнула, откинулась на спинку стула, выудила из кармана носовой платок и громко высморкалась.

– Ну как, полегчало? – спросила Джо.

– Нет! – Слезы грозили брызнуть из глаз снова. Пен надавила на веки, чтобы их остановить. – Что мне делать? – простонала она и почувствовала, как Джо гладит ее по руке.

– Не знаю. Почему бы нам об этом не поговорить? Говорят же: одна голова хорошо, а две лучше?

Это верно. Джо может дать хороший совет. Когда-то она полюбила мужчину и даже связала с ним свою судьбу. Но ее случай все-таки замужество.

Фредди, словно почуяв, что кульминация миновала, подкравшись, прильнул к ноге Пен. Она погладила пса и немного успокоилась.

– Джо, Гарри предложил мне и Гарриет жить в одном из его поместий. Он хочет быть ближе к Гарриет и стать ей настоящим отцом. – Сначала Пен заглянула в умные глаза Фредди и только потом отважилась посмотреть на Джо. – У меня был ужасный отец, так что мое мнение насчет отцов сама понимаешь какое, но думаю – нет, я уверена, – Гарри будет не таким отцом. Гарриет уже к нему очень привязана.

Джо нахмурилась:

– Надеюсь, Гарриет не вбила себе в голову, что граф на тебе женится? Ведь этому не бывать. Терпеть не могу резать правду-матку, но факт остается фактом. За редчайшим исключением пэры не заключают мезальянсов.

– Понимаю. – Пен погладила Фредди. – Я объяснила это Гарриет, но сильно сомневаюсь, что она мне поверила. Гарриет еще девочка, полна фантазий и от души верит, что случится невероятное.

Джо кивнула:

– Живи Гарриет среди аристократов, она бы все понимала, но Литтл-Падлдон далек от высшего света, поэтому откуда ей знать о таких вещах, как сословные различия.

– Верно. Но в том-то и дело, Джо. Еще до приезда Гарри я решила сделать все, чтобы Гарриет жила не так, как я. По-другому. Более достойно. Более стабильно. Помнишь, я говорила тебе, что Верити ее травит.

Джо вздохнула:

– Как не помнить? Помню. И помню, что просила тебя дать девочке время. Это было недавно. А улучшения есть?

– Может, и есть, но это и улучшениями не назовешь. Ты знаешь, я забрала Гарриет к себе, в свою комнату. Весь ужас начинался по ночам, когда за девочками никто не присматривал. Ну я и подумала, если Гарриет будет ночевать у меня… – Пен улыбнулась. – Хотя в результате нам вдвоем у меня тесновато. А то, что Гарри тоже обещал ей помочь, придало ей гордости и смелости.

Джо недоверчиво усмехнулась. В любой другой обстановке Пен бросилась бы спорить, но сейчас ее тревожило другое, и она не обратила внимания на усмешку Джо.

– Это помогает Гарриет забыть о травле, поэтому я и не хочу сбрасывать Гарри со счетов или порвать с ним.

– Конечно, ни к чему это. Он как будто человек порядочный, – улыбнулась Джо. – И я так же, как и Каро, надеюсь, что на самом деле он тоже заинтересован в приюте и прибавит свою монету к пожертвованиям герцога. – Она ободряющее пожала Пен руку. – Но на первом месте – твое и Гарриет благополучие.

Пен знала мнение Джо насчет Каро. Будь Каро здесь, непременно бы возразила. Самым главным для нее было «Вдовье пиво».

– В любом случае я решила, что, выйдя замуж, улучшу жизнь Гарриет. Я подумала, что смогу убедить мистера Райта сделать мне предложение.

– О? – Джо сделала удивленное лицо, хотя не могла об этом не слышать.

– Годфри, наверное, уже растрезвонил об этом.

– И да и нет. Бэсс рассказала Доркас. Доркас передала Эйвис, а та уже всем остальным. Мол, вчера вечером викарий зашел в таверну с расквашенной физиономией и заявил, что на него напал какой-то мужчина. Когда позже в таверне появился граф, Годфри стал его обвинять. Дело приняло скверный оборот, но лорд Дэрроу объяснил, за что ударил викария по лицу. Думаю, без обиняков, прилюдно рассказал, что Годфри напал на тебя, ну а о прочем все догадались и, конечно, встали на твою сторону, а не на сторону Годфри, – сдержанно улыбнулась Джо. – Ты знаешь, Годфри здесь не жалуют.

– Теперь точно знаю. – В свое время Пен следовало быть повнимательнее к пересудам.

Джо подалась вперед и положила ладонь на колено Пен.

– Ты вообще как? От Годфри тебе не сильно досталось?

– Да нет. – Пен была признательна за заботу, но после того злосчастного случая столько всего произошло, что она с удивлением поняла, что воспоминания о нем ее больше не тревожат. – Но Годфри бы меня точно изнасиловал, не подоспей вовремя Гарри, – призналась Пен. – Вот это был бы кошмар. В воскресенье, когда мы вышли из церкви, Гарриет сказала мне, что Годфри – чудовище, но я ее не послушала.

Пен была рада, что за благочинным фасадом ее дочь сумела разглядеть порочное и подлое нутро викария. И пусть в будущем это умение сослужит ей добрую службу.

– Гарри порекомендует герцогу сменить викария, – кивнула Джо. – Я надеюсь!

– Поэтому я и пошла в гостевой домик – поговорить о новом викарии. Я хотела просить Гарри… я думала… – Казалось, Пен больше говорит это Фредди, так старательно она отводила глаза от Джо. – Я собиралась объяснить или, по крайней мере, намекнуть ему, каким должен быть новый викарий.

– То есть?

Пен покраснела.

– Мол, преподобный должен быть холостым. Не слишком старым, но и не слишком молодым.

Джо удивленно подняла брови и, казалось, едва сдерживает смех. Даже голос у нее слегка дрожал, когда она спросила Пен:

– Ну и как прошел разговор?

– До него мы не дошли, потому что…

Разумеется, Пен не собиралась выкладывать Джо всю подноготную. Ей лучше не знать. Впрочем, Джо и так уже обо всем догадалось.

– Джо, я люблю Гарри. Всегда любила. Но он, видимо, скоро женится на леди Сьюзен Палмер. – Пен вздохнула. – Все так и должно быть.

– Да, – кивнула Джо. – Это хорошая партия.

Пен захотелось выплеснуть остатки бренди в лицо Джо, но сделала еще глоточек. Как она могла винить Джо? Та лишь сказала то, что Пен уже сто раз говорила себе. Это хорошая партия.

«О боже, как же порой невыносима жизнь!»

И Пен продолжила свой рассказ:

– Гарри хочет сделать меня любовницей, и – да простит меня Господь! – мне этого тоже хочется. Но тогда мне придется уехать из Литтл-Падлдона и бросить все, что мы вместе здесь создавали. Я буду полностью зависеть от него. И меня просто убивает мысль, что я буду вынуждена делить Гарри с его законной супругой.

Голос у Пен дрожал, казалось, она вот-вот снова разрыдается. Но, глубоко вздохнув, Пен все же успокоилась.

– Клянусь, ради Гарриет я готова на все, но на такое пойти не смогу.

– Пен, ты на самом деле думаешь, что, если ты станешь любовницей графа, это пойдет на пользу Гарриет? – негромко, подбирая слова, спросила Джо. – Ты хорошо подумала? Ей, может, будет очень неловко называться незаконнорожденной дочерью хозяина. Люди могут ее не принять.

– Знаю… Люди шутят об отродьях Уолтера, но у этих детей есть хотя бы видимость законности.

– И как ты будешь себя чувствовать, когда у графа появятся свои, вполне законные дети? С ними ведь будут обращаться иначе, чем с Гарриет.

– Может, и будут… Но только не Гарри!

Хотя могла ли она в этом поклясться себе? Будущее ей неведомо. Даже то, как поведет себя Гарри. Сейчас он, свято в это веря, утверждает, что будет всегда заботиться о Гарриет – не только материально, но и морально поддерживать ее. Но стоит Гарри заиметь законных детей, как он может изменить… Нет, наверняка изменит к ней свое отношение.

– Не всегда, но обычно так и бывает, – пожала плечами Джо. – Его законные дети будут жить в большом богатом доме, разъезжать в графской карете, сидеть на семейной скамье в церкви, а Гарриет…

В Пен закипала злость, стоило ей представить рисуемую Джо картину. Если ее расстроило отношение к Гарриет Верити, то теперь она кипела от ярости из-за того, что еще и не произошло.

Ясно, она отклонит предложение Гарри, однако…

Пен подалась вперед. Может, у Джо есть для нее ответ? Джо куда искушеннее в вопросах любви и семьи.

– Пойми, мне все это ненавистно, но при мысли ответить Гарри отказом и увидеть, как он уходит… – Пен поджала губы, силясь не расплакаться. – Я чувствую, что у меня разрывается сердце.

Джо сочувственно вздохнула:

– Мне очень жаль.

– Джо, ты же любила мужа? Думаешь, можно полюбить еще раз?

Джо отпрянула. Этот вопрос застал ее врасплох.

– Я… – Глотнув бренди, Джо осеклась и замолчала.

Молчание затянулось, и Пен уже не надеялась на ответ. Она привстала…

– Я действительно любила Фредди. Нет, глупый песик, не тебя, – сказала Джо, когда Фредди, тявкнув, завилял хвостом. Джо погладила собаку. – Ну конечно, я тебя люблю, но сейчас говорю о другом Фредди.

Пес гавкнул и положил голову на колени Джо. Она погладила его и посмотрела на Пен.

– Я любила Фр… – Джо вновь осеклась, увидев, как пес завилял хвостом. – Я очень любила мужа, когда выходила замуж. Я была молода – всего семнадцать лет. В этом возрасте ты зачала Гарриет, – улыбнулась Джо. – Ты знаешь, какими страстными бывают молоденькие девушки.

– Да.

Хотя пару часов назад в гостевом домике она убедилась, что страстными бывают не только молоденькие девушки.

– Но шли месяцы… – Джо покачала головой. – Я думала, что цветы, сладкие речи, предупредительность, с которой муж ко мне относился, когда ухаживал, сохранятся, но я ошибалась. Как только его кольцо оказалось у меня на пальце, я стала для него еще одной вещью, имуществом, доставлявшим удовольствие всякий раз, когда ему хотелось. Думаю, о своей лошади он заботился куда больше, чем обо мне.

Может, Джо и не лучшая кандидатура для расспросов. Пен даже не могла представить, чтобы Гарри повел себя так же.

«А может, я себя просто дурачу. Гарри не год отсутствовал и не два. Разве я знаю, какой он и как себя поведет?»

– А вскоре выяснилось, что он игрок. Все или почти все мужчины играют, но Фредди… – Она снова погладила пса. – Фредди себя не контролировал. – Джо улыбнулась. – Вот я здесь и оказалась.

– Прости меня. Я не хотела… – Зачем она вообще об этом заговорила? – Думала, твой брак был счастливее.

Джо пожала плечами:

– Он не был несчастливым, как только я приспособилась. Да и вообще, надо же когда-то выходить замуж. Я дочь викария. Мой отец был третьим сыном баронета. Две мои старшие сестры вышли за викариев. Мой брак с бароном считался достижением. – Она посмотрела на Фредди. – Родители были в восторге, сестры завидовали, а я очень гордилась собой.

Джо подалась вперед и теперь смотрела Пен прямо в глаза.

– Пен, вот тебе мой совет. Будь осторожна. Любовь не дружит с повседневной жизнью. Ты думаешь, что любишь графа. А не его ли положение? Мне кажется, ты любишь его. Но можешь ли ты с уверенностью сказать, что ваша любовь продлится вечно? В особенности с учетом всех трудностей, с которыми придется столкнуться тебе… или ему?

Джо покачала головой и откинулась назад.

– Подумай об этом. Не хочу тебя огорчать, но взвесь все хорошенько. Тебе придется бросить все, что ты имеешь, все, для чего ты так упорно работала. И ради чего? Чтобы стать игрушкой графа? Его забавой?

– Гарри не такой.

Пен сама почувствовала неуверенность в своем голосе.

Джо из тактичности не стала возражать.

– Может, он и не такой, но ты все равно жертвуешь всем, чего добилась, а он ничего не теряет.

Пен нечего было возразить. Джо была права.

– Прежде чем что-то решать, Пен, я бы подождала, пока лорд Дэрроу женится. Если он захочет продолжить ваши отношения, непременно приедет сюда узнать твое решение. Гостевой дом будет в его распоряжении. Здесь твое положение прочно, а с Верити и Розамундой, если они не уймутся, я тебе справиться помогу.

Пен кивнула. Это был не тот совет, на который она рассчитывала, но именно его Пен и нужно было получить.

– Поспешное решение всегда опрометчиво, – мягко сказала Джо.

– Да. Ты права.

Поспешности, если бы она не встретилась только что с Гарри, не чувствовалось бы. Отчасти проблема в этом.

Джо легонько коснулась ее руки.

– Пен, я не хочу видеть, как ты страдаешь, но и не хочу тебя терять. Я не могу быть объективной. Дело в том, что ты нужна мне. Ты нужна приюту. Без твоего хмеля Каро не сварит ни капли пива. Что бы ты ни решила, останься хотя бы на время сбора урожая.

Верно. Она не может всех подвести.

– Это я обещаю, – удрученно вздохнула Пен. – Я же не глупая, безумно влюбленная девчонка, не замечающая ничего вокруг. Сомневаюсь, что я вообще уйду.

– А мне очень не нравится оказаться в роли призывающей тебя к расчетливости в сердечных делах. – Джо встала и одернула ночную сорочку. – Нам с Фредди пора спать. Ты идешь?

– Нет. Еще посижу.

– Оставить графин?

Пен засмеялась, хотя смех вышел странноватым:

– Нет. Горе в вине не утопить.

Джо кивнула. Потом наклонилась и крепко обняла Пен, заперла остаток бренди в шкаф и вышла. За ней побежал Фредди.

Пен еще целый час просидела перед камином, бросая в пламя одну за другой безумные фразы: «Эх, если бы…»


Глава 11 | Опьяненный любовью | Глава 13







Loading...