home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 5



Я был в полном аху…. И еще раз глянул в иллюминатор. Океанская гладь приблизилась к лайнеру и даже заметил на поверхности небольшое волнение. Потом вдруг почувствовал, как мою голову внезапно сдавило, и что-то холодное и липкое начало заползать в мои мозги, раскидывая щупальцы в каждый уголок моей бедной черепушки. Ну, нет это мои мозги и я не дам копаться в них никому, как в своем собственном кармане.

— Афина!!! — мысленно я возвал к своей нейросети — защити!

Это было моей последней мыслью, прежде чем я потерял сознание, но все-таки услышал отклик моей защитницы и в тот же миг, в моей голове взорвалась яркая звезда и у меня потемнело в глазах. Мне показалось время замедлилось и замерло в бесконечности, превратившись в тягучую липкую массу. И я, как бы мысленно беру комки времени и с нарочитой медленностью отрываю их от общего огромного клубка, отсчитывая таким образом каждую секунду.

В себя пришел от сильного толчка и удара головой о переднее сиденье, во рту почувствовался металлический привкус крови. И что это такое? Голова неимоверно раскалывалась и я никак не мог сообразить, что со мной и где я нахожусь? Видать сильно долбанулся и потерял на краткий миг память, но мне все казалось, что после потери памяти прошло не менее суток и в то же время рассудок говорил о том, что между падением самолета и ударом о воду не могло пройти много времени.

Похоже от сильного удара я потерял ориентацию и сейчас беспомощно лежал, растянувшись на креслах, а вокруг суетились люди, слышались стоны и призывы о помощи. Между рядов сновали стюардессы в голубой униформе и пилоты, помогая пассажирам пройти к выходу. Теперь самолет лежал наоборот, на сорок пять градусов, но уже хвостовой частью вниз, так что я лежал не на сиденьях, а на спинках кресел. Сзади почему-то несло прохладой моря.

Когда все пассажиры лайнера покинули самолет, то очередь подошла и к нам. Раненых и стонущих клали на носилки и выносили поближе к выходу. Там у выхода обвязывали раненных веревками и осторожно спускали на надувном трапе вниз, где их подхватывало трое, пилот и две стюардессы. Осторожно освобождали от канатов и относили под сень, недалеко растущих пальм.

Меня так же положили на носилки, мне было все равно, голый я был или в одежде. Я был в прострации и никак не мог прийти в себя, только мои глаза фиксировали происходящее. Самолет лежал на берегу пляжа, разломившись пополам. Передняя часть его наполовину зарылась в желтый песок и улетела метров на пятьдесят вперед, а хвост торчал в воде, омываемый синими волнами океана.

Многочисленные пассажиры находились отдельной толпой, подле небольшой рощи финиковых пальм, а может и не финиковых, не знаю, ну очень на них похожие, метрах в ста от береговой полосы. Там уже командовали пилоты и им помогали две девушки в синей униформе. Нас же раненных, чтобы недалеко тащить разместили почти рядом с упавшими половинками лайнера, тоже под широкой тенью деревьев.

На меня, наконец многострадального нашлись шорты и черная футболка, принесла их одна из стюардесс. Я ее поблагодарил. Одел их я уже самостоятельно, хоть голова не так сильно раскалывалась, но давление на мозги ощущал постоянно. Из двухсот пассажиров лайнера пострадало девять человек. Трое раненных, с различной степенью переломами, четверо мертвых и мы вдвоем с одной девушкой, без переломов, но очень хреново себя чувствовали, девушку постоянно полоскало. Все четверо мертвых были из хвостовой части, вот они-то и не выжили. Остальные более-менее себя чувствовали, не настолько уж совсем плохо.

Насколько помню рейс был Анкара- Рим. Весь летный экипаж был турецким. Три пилота и два штурмана и пять стюардесс, вернее два стюарда и три девушки, причем один стюард и две стюардессы были итальянцами. В Турцию я прилетел по делам бизнеса и там у меня была закупочная фирма со складами. Там я закупался обувью и кожаными изделиями. Основной бизнес и магазины находились в Москве. И вот, глядя на всю эту толпу, все никак не мог припомнить, зачем же я летел в Рим? Как только пытаюсь вспомнить еще что-то, так начинает кружиться голова, отдаваясь болезненным стуком в висках.

Хотел пройтись по пляжу, но меня опять затошнило и буквально вывернуло наизнанку. Ко мне подбежала итальянка, с кокетливо одетой синей пилоткой на высокой прическе и насильно увела обратно к больным, и снова уложила на носилки. Нас раненных и увечных было целых девять человек и все мы лежали отдельно на носилках, больше кроватей не было. Смотрю капитан воздушного судна кое-как навел порядок среди пассажиров и с их помощью начали вытаскивать все из упавшего лайнера, в первую очередь воду в пластиковых упаковках и еду в контейнерах.

Постепенно отдельная куча продуктов и воды начала расти. Ее окружив остались охранять члены экипажа, чтобы бесконтрольно все не растащили пассажиры. Молодец капитан быстро сообразил. Затем командир экипажа отдал новую команду и человек двадцать мужчин во главе с капитаном и штурманом повели всю эту толпу к хвостовой части самолета, которая наполовину ушла в воду, слегка покачиваемая набегавшей океанской волной.

Мне немного полегчало и стала меньше кружиться голова. Поэтому я взял и подтянул лежащие носилки поближе к стволу дерева и оперевшись на него, полусидя стал наблюдать за дальнейшими действиями капитанской команды. В хвосте было большое багажное отделение и в принципе я понимаю капитана, что тот хотел добраться до чемоданов и прочего имущества, что нужно будет для выживания на острове. Смотря, как неустойчиво на берегу держится хвост самолета, командир судна решил по-быстрому изъять вещи из багажного отделения, пока эту часть лайнера не унес океанский прилив.

Большинство же пассажиров, успокоенные капитаном и командой судна угомонились и сели на песок, ожидая дальнейших действий турецкого командира и спасательной команды, достав сотовые телефоны и пытаясь дозвониться кому-либо. Бесполезно. Некоторые же, совсем уж неугомонные отправились бродить по острову, исследовать эту бухту, которую со всех сторон закрывали почти отвесные скалы и если кто-то из них хотел осмотреть остров более тщательней, то им придется лезть на эти отвесные скалы, либо плыть по воде, огибая эти самые скалы, неизвестно насколько далеко тянущиеся вдоль побережья.

Что это цепь островов, я еще увидел сверху, выглядывая из иллюминатора. Вот только сам размер острова не успел посмотреть, валялся без сознания на креслах. Сейчас же полулежа на носилках и обдуваемый легким бризом смотрел за работой капитанской команды, что вытянулась цепочкой, передавая друг другу чемоданы, сумки и другие вещи из хвостовой части багажника.

Выгрузка только, только началась, как вдруг женщины, сидевшие на песке резко подскочили и руками стали показывать в сторону воды и при этом громко визжать. Я даже чуть приподнялся, держась за ствол пальмы и увидел как над хвостовой частью самолета взметнулись черные толстые змеи с присосками и обхватив ее своими щупальцами потащили в глубину свою добычу. Мужики, стоявшие в цепочке, увидев все это, побросали сумки и чемоданы и резво начали убегать от берега, но двое мужчин, ближе всех находящиеся от самолета были схвачены неизвестным морским чудовищем и мгновенно утащены в воду.

Плохо всего пришлось тем, кто оказался внутри хвостовой части, командир судна в том числе. Осознав, что, что-то пошло не так, все кто был внутри багажного отделения, а их там было пять человек, выпрыгнули в воду и быстро выгребая, поплыли к берегу. Ни один не доплыл. Было видно, как мужчины один за другим, внезапно взмахивая руками, уходили под воду. Кто это был непонятно, то-ли огромный кракен, хозяин этих мест, то-ли большущий кальмар выплывший из пучин океана, чтобы поохотится на безымянном острове?

Все люди были в ужасе от случившегося, многие женщины плакали. И вот тогда впервые меня взяли сомнения, а придет ли за нами спасательная команда и помощь? И вообще, в каком месте океана мы находимся? Фиджи или Болеарские острова? У многих были с собой планшеты, сотовые телефоны и другие электронные гаджеты и все как один показывали отсутствие какой-либо связи. Антенны на телефонах показывали абсолютный ноль. Но с потерей турецкого командира, кто цементировал всю команду и дисциплину, среди пассажиров начались брожения и уже на третий день пребывания на острове начались отмежевываться отдельные группы и группки.

Так к концу недели образовались четыре отдельные группы. Самая многочисленная группа сформировалась вокруг бывшего экипажа лайнера. Это в основном были местные турки и в большинстве своем итальянцы, возвращающиеся к себе домой в Рим. Тех набралось почти восемьдесят человек и они же распределяли между всеми пассажирами воду и продукты. Если бы не эта группа, то остальные уже давно передрались бы между собой за еду и воду. Вторая по численности группа состояла из выходцев из арабских республик, все они были мусульмане, порядка пятидесяти человек. Третья группа состояла из европейцев, испанцев, португальцев и французов, транзитом летевших через Рим. Ну и остальная самая малочисленная и разношерстная компания, были выходцами из романской группы, сербы, югославы, поляки и даже попались пятеро русских, ну и я в том числе. Но я вовсеуслышание объявил себя англичанином и разговаривал только по английски, не знаю почему, но сработала моя интуиция, а кто я такой, чтобы идти против нее.

Так вот, как я уже говорил ранее, вокруг бывшего экипажа сплотилась большая группа людей и они же пытались равномерно распределять между всеми продукты питания и воду, которая кстати катастрофически быстро заканчивалась. Арабы хотели сначала возмутиться и требовали чтобы нормы продуктов и воды были подняты, но аргументы экипажа в виде табельных пистолетов быстро остудили горячие головы некоторых товарищей.

К концу недели я уже окончательно оклемался и стал логически мыслить, связи нет, надо что-то предпринимать и выбираться отсюда. Продукты и вода уже заканчиваются, максимум на что их хватит, еще на неделю. Ну, а что делать потом? По воде плыть страшно, еще живы воспоминания о морском чудище. Люди близко к воде уже бояться подходить. Остается последний вариант, лезть на отвесные скалы, хотя были уже три попытки преодолеть этот отвесный барьер.

И все три неудачно. Среди пассажиров не оказалось профессиональных скалолазов или альпинистов. Две попытки были со смертельным исходом. Третий просто сломал себе обе ноги, а это в нынешнем положении, все одно, что смерть. Нет никаких лекарств и врачебной помощи. Но у меня просто нет выбора, сидеть здесь и ждать, когда все закончится, не айс! Тем более в последнюю ночь на часового, охранявшего импровизированный продуктовый склад напали и нашли на утро с разможженной головой.

Это был один из штурманов экипажа. Штатного пистолета у того не было, из кобуры исчезло, как и половины общего продуктового запаса. Остались жалкие остатки. Расследование ничего не дало. Все как-будто бесследно провалилось и испарилось. Вот тогда я и решил, пора. С собой никого не звал, после трех неудач мало кто решался лезть на отвесные скалы. С собой у меня ничего не было, кроме двух пустых пластиковых бутылок, привязанных к ремню, подаренным мне одним из добросердечных пассажиров.

Высота скал была метров триста, не меньше. Лезть наверх решил ранним утром, маршрут уже давно наметил. Хорошо, что погода была теплая, наверняка попали в какие-то тропики. У меня уже давно прошла эйфория, что придут спасатели и давно свербила мысль о том, что мы попали в другой мир и это не Земля. Вон одно чудовище, что стоит и возможно наш лайнер случайно попал в аномалию и нас закинуло неизвестно куда?

Забрался уже наполовину, используя каждую выемку, бугорок или трещину. С собой у меня был детский рюкзак, выпрошенный мной у одной из стюардесс. Туда положил круглый камень вместо молотка и позаимствовав временно нож, настругал небольших толстых колышек из дерева, заточив концы на разный манер. Вот теперь пригодилось. Кое-как достав камень одной рукой и один колышек, забил его в трещину, в скале. Вот теперь стою на этом импровизированном альпинистком самодельном клине, а вместо альпенштока у меня обыкновенный круглый камень, который закинул обратно в рюкзачок. Пальцы в крови и руки все разбил, но назад нельзя, даже если очень захочу, не смогу спуститься, разве что полететь, как птица.

Сцепив плотно зубы, опять полез наверх. У меня только один путь, вперед. Сколько лез не помню, мне показалось вечность. Дважды чуть не сорвался, пальцы соскользнули с уступа, но благодаря деревянным клиньям и каменному "альпенштоку" на последнем дыхании перевалился за вершину скалы и обессиленно раскинул руки, лежа на спине. Ничего не видел из-за пота, залившего все глаза и стекающего со лба.

Наконец пришел в себя и вытер глаза, проведя языком по соленным губам. Поднялся, подошел к краю скалы и глянул вниз. Утренний лагерь только начал просыпаться и начали дымить костры. Люди казались сверху маленькими муравьями. Так ни с кем и не сошелся, даже не познакомился, хотя старших групп знал по именам. Рассвет только поднимался над океаном, здесь сверху было видно, как он дышал словно живой, мерно вздымая небольшие волны и накатывая на песчаный берег нашей бухты.

Пора двигать, искать пресный источник воды, если его не найду, то все мои мучения напрасны. Придется обратно спускаться вниз, чего я больше всего страшился. Это скальное плато, на которое я взобрался, тянулось наверное километров на семь-восемь в ширину и километров десяти в длину. Вот в середине этого плато я наткнулся на круглое озерцо, диаметром метров в сто и глубиной мне по грудь. Но, самое примечательное, вода в нем оказалось пресной, вероятно это скапливалась там дождевая вода. Моей радости не было границ. Я быстро окунулся в нее головой смывая с себя всю соль. Затем вдоволь напился и набрал с собой две литровые пластиковые бутылки. Теперь надо найти спуск и найти еду, в виде моллюсков или что-нибудь другого. Внезапно остров, на который мы попали, оказался довольно приличных размеров. Спуск с плато нашел и вполне себе плавный, даже похожий на пандус. После спуска я оказался в джунглях и двигался примерно по нему километра три, пока не оказался на берегу океана.

С этой стороны он оказался весь в рифах, вершины которых то и дело выглядывали из воды, а некоторые даже выступали небольшими островками, где обосновались крачки и чайки, свившие себе гнезда на них. В местных джунглях водилась живность, когда пробирался к берегу, то заметил даже что-то типа местного небольшого пекари, которого вспугнул. А крикливые лесные пташки всю дорогу меня сопровождали до самого океана.

Достал со спины рюкзак и вытряхнул его содержимое на песок. Из него выпало все, что мне удалось достать в лагере. "Альпеншток" мне больше пока не нужен и деревянные клинья тоже. Так одноразовая зажигалка нужна и небольшой перочинный ножик. Вот и всю мое хозяйство. Ан, нет про две пластиковые бутылки с водой, совсем забыл о них.

Нашел более-менее прямую ветку и выстругал с одного конца перочинным ножиком, будет моим копьем и побрел вдоль каменистого берега, перемежаемого песчаными отмелями. Прибрежные воды буквально кишели живностью и рыбой, но для меня они были слишком шустрыми, поэтому мне не удавалось попасть в них своим импровизированным копьем.

Только, зайдя немного поглубже в воду удалось собрать несколько больших моллюсков. Ракушки оказались довольно крупными, с маленькую земную дыню. Нашел тех три штуки. Собрал недалеко от берега уже высохший плавник и соорудил костер. Когда тот прогорел, разворошил угли и прямо целиком засунул туда все три ракушки и еще присыпал сверху горящими головешками. Моллюски быстро испеклись, у меня в нетерпении аж потекли слюни и выхватывая по одному из костра, сразу приступил к трапезе. От жара те раскрылись и изнутри шел прямо душмяной мясной запах. Наверное ничего вкусней я не едал, чем эти чертовы моллюски. Они были вкусными даже без соли или мне это так показалось с голодухи?

Когда утолил первый голод и попил воды из бутылки, то на меня напала эйфория, а жизнь-то налаживается! Вот только одна незадача и я пошевелил голыми пальцами на ноге. Пока забирался наверх мои ноги без обуви тоже пострадали и немного кровоточили. Я их всунул в соленую воду океана и поэтому они немного у меня зажили. Лишней обуви ни у кого не оказалось, а многие из лагеря даже ее потеряли, выбираясь из самолета.

Да, скоро это станет для меня большой проблемой, когда возникнет необходимость уходить с этого острова. Так в обследовании острова прошел полностью световой день. Ночевать отправился опять на плато, на берег пресного озера, набрав в джунглях сухостоя и таща дрова на своем горбу. Все равно мне нужно было возвратиться к источнику пресной воды, в пластиковых бутылках вода кончалась.

Ночью мне приснилась богиня то ли Деметра, то ли Афина из греческого пантеона богов. Сон помню смутно, но осталось одно, прекрасный лик приснившейся богини, которая меня звала куда-то или что-то мне хотела сказать. Разбудило меня яркое солнце, вставшее из-за горизонта и ярко светившее мне в глаза.

Ничего себе я продрых, подумалось мне, когда пошел принимать утренний моцион. И что за непонятный сон мне приснился, будто пытаюсь вспомнить что-то утраченное? Снова набрал две полные бутылки с водой и опять отправился на берег океана. Там уже привычно залез поглубже в воду и достал трех моллюсков. Этого на завтрак мне вполне должно хватить, потом что-нибудь придумаю. Набрал хвороста и разжег костер на старом месте. Быстро поел и закинув рюкзак за спину побрел вдоль берега в восточном направлении. В западном идти бесполезно, там сплошные непроходимые скалы, а вот в восточном направлении берег тянулся довольно далеко.

Сегодня его исследую, насколько хватит сил. Двигался почти до самого обеда, не спеша. Наверное прошел километров десять, не меньше и наконец тоже уперся в непроходимые скалы, дальше только вплавь. Проголодался, вошел в воду и начал привычно искать моллюсков на обед, чтобы запечь их в костре. Но, сколько не искал не мог найти.

Тогда разделся и зашел поглубже в воду. Подумал, ничего поныряю немного, может там есть что съедобное? Вошел по грудь и стал ныряя, шариться по дну. Нашел пару моллюсков, уже гораздо крупней первых. Сразу два не мог тащить, тяжело. Поэтому вытаскивал тех по очереди. Эти размеры были наверное с маленький арбуз и весили не менее десяти-двенадцати киллограм каждый. Мне хватит.

Если дальше нырять и чуть глубже, то видел такими большими ракушками усеяно все дно. Даже нырнул еще раз, чтобы в этом убедиться и каково было мое удивление, когда вдруг внезапно увидел примерно на глубине трех метров лежащий остов нашего лайнера. Как он сюда попал и откуда тот взялся, почти с другой стороны острова?

Я даже забыл про обед и про свой бурчащий желудок. Кинув два моллюска на берегу я побрел к своей находке. Дальше поплыл и набрав воздуха в легкие нырнул к хвосту самолета. Тот лежал на ровном дне из песка. Внимательно присмотревшись ко дну, мои волосы встали дыбом. Все песчаное дно вокруг хвоста было усеяно костями. Тут были, как человеческие, так и другого размера кости, иногда даже гигантских размером.

Не успел я вынырнуть, как вдруг мое сердце остановилось. Мое внимание привлек шевелящийся лес щупалец, который начал появляться из-за холма. Вероятно хвостовая часть самолета лежала на вершине крыши норы или подводной пещеры, где обосновался подводный монстр и все лишнее или несъедобное тот вышвыривал наверх своей норы. Вот и хвост самолета, тот посчитал несъедобныи и поэтому тот лежал здесь, на небольшой глубине.

И вероятнее всего хозяин пещеры сейчас вылезал из своего дома, чтобы отправиться на очередную свою охоту. Вот появились основание щупалец и вот-вот должна появиться голова чудовища. Когда тот меня заметит, то мне точно придет полный писец, сожрет однозначно, поэтому я недолго думая метнулся вовнутрь затонувшего самолета.




Глава 4 | МагоИскин. Том 3 | Глава 6







Loading...