home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 8. Охотники



Перед большой тактической интерактивной иллюзией Земли до сих пор висели выводы Первого — главного — искина десантного корабля-матки «Огненная плеть Содружества».


Ценностная оценка планеты Земля на Инетеллектум — Высокий+

Достойных и зарегистрированных игроков 234 117 063

Выживших игроков на данный момент 234 117 063

Уничтожение Следящего комплекса «Глаз Админов»

Локальное и одномоментное уничтожение высокоуровневых монстров генерации

Координаты Игрока Феникс не отслеживаются системой.


Вся экстренная команда Номо-42, собравшаяся в главной рубке, находилась в глубокой задумчивости. И надо сказать, было отчего. Труднее всех пришлось, конечно, Доре, по большому счету именно на нее и ложилась вся ответственность и в настоящем, и в ближайшем будущем.

Вот что за недоразумение? Банально спрашивать у искина (может, в каждый пункт закралась ошибка), желаний у нее было. Грес хорошо понимала, при работе с данными искины не ошибаются, но буквально каждый из пунктов, маячивших перед глазами, тянул на определение «невозможное» или «нереальное». Поэтому все молчали и посматривали на Старшую. Она же безотрывно смотрела на огромную иллюзию невероятно красивого мира, крутящегося перед глазами. И вот уже минут пять-десять ее до колик в животе будоражили странные предчувствия и затуманенные умопомрачительные видения.

— Зимогоры! — вдруг неожиданно громко бросила Грес, и сама удивилась ошеломительным ощущениям и полной потере контроля.

Давненько у нее подобного не случалось, раньше в юности это происходило чаще. Именно тогда к ней и прикипело прозвище Дора в честь знаменитой предсказательницы их расы, жившей еще до порабощения. В рубке все буквально прожигали ее взглядами.

— Так серьезно? — нашелся первым Балагур. Старший куратор пожала плечами, глаза у нее были какие-то безумные, растерянные. Было заметно, что она едва держится на ногах. Но Дора не зря значилась одной из лучших бойцов Номо-42, девушка быстро пришла в себя и жестко сказала:

— Забыли, разберемся, а сейчас нам требуется сдохнуть, если потребуется, но получить единицу лояльности.

Все хорошо поняли, что Старшая лихо уходит от опасной темы, и поддержали ее.

— Кредо, кредо, не забывай, нам тоже не помешают десять длинных на пятерых, это получится ого-го как круто, — влез со своей меркантильностью Роск.

— На шестерых! — отрезала Татаки, гневно сверкнув глазами. — Родственники Эне Птицы получат свою долю. — Старшая Куратор подняла руку, призывая к тишине, зарубая на корню начинающуюся ссору.

— Справедливо, род Эне получит долю, вопрос решенный. А теперь за дело, а то Хозяйка найдет других исполнителей, с нее станется.

— Так… Первый пункт нам ничего не дает, разве что вызывает удивление. Перед нами мир по развитию интеллекта на уровне центральных миров Админов. Однако, если у администраторов идет искусственная накачка при помощи интеллектума, то в случае с Землей — это какая-то аномалия, мир ведь дикий. Правда, можно предположить, что у местных аборигенов невероятно высокий индекс интеллекта. Что собственно и подтверждается вторым пунктом. Например, в нашем случае Админы оставили в живых лишь восемнадцать миллионов.

На этих словах собравшиеся в рубке склонили головы. После скорбной минуты Грес продолжила:

— В случае с Номо сорок девять — семь миллионов, а у Номо пятьдесят один и вовсе три, причем это самые лучшие показатели за последние сто лет, остальные цивилизации нашей ветви от сорока двух до пятьдесят четырех, как мы знаем, срублены под корень. Третий пункт предлагаю пока изъять из обсуждения, ну априори не может быть стопроцентной выживаемости в первые дни!

При этом Грес скривилась, прикрыв ладонью губы и сказала.

— Похоже, при процедурах язык прикусила. — Это было совершенно незаметно, но у всех присутствующих в рубке Номо-42 посуровели глаза. Они получили тайный условный приказ высочайшей важности — молчать и если поддерживать разговор, то на уровне несущественного.

Демонстративно поворочав немного языком с закрытым ртом, Дора продолжила:

— Предлагаю с этим разобраться на месте и приступить к самому насущному: последним трем пунктам.

Четверо Охотников Номо-42 согласно кивнули, внимательно и очень серьезно взирая на свою Старшую.

— Смотрим на последние пункты, считаю их родственными и нужными. Первый, покажи координаты по последним трем пунктам. А именно: место уничтожения следящего комплекса, одновременного и локального уничтожения созданий генератора и последнее место контроля системой игрока Феникс, — а через несколько секунд она уже не смогла сдержать легкой ухмылки. — Что и следовало доказать, — с удовлетворением сказала Дора. На огромной совершенной иллюзии глобуса Земли четко отметилась всего одна жирная красная точка. Дора указала на нее и спокойно сказала: — Феникс.

Затем Старшая с задумчивым видом прошлась по рубке и продолжила напрягать главный искин корабля.

— Первый, а теперь ответь по осадному протоколу, по району уничтожения собственности Админов был нанесен удар?

— Так точно, Старший Куратор Грес, крейсером «Герой Кросанты» был нанесен удар, все уставные параметры соблюдены полностью. — Народ в рубке слегка покорежило, даже у всегда очень сдержанной Грес задрожали губы. Еще бы! Кросанта была родной и столичной планетой Номо-42, а этот монструозный крейсер, впоследствии переименованный в «Героя Кросанты», почти уничтожил ее.

— Первый, нужна информация, есть ли ДНК Феникса на месте удара.

— Запрос принят и ожидает утверждения Хозяйки. Старшая куратор, ваш запрос одобрен, ожидайте результата, примерное время — десять минут.

Уже через пять напряженных минут пришел ответ.

— Внимание, Старший куратор, ДНК игрока Феникс на месте удара не обнаружена.

Номо-42 заулыбались, расправили плечи.

— Пронесло, — шумно выдохнув, за всех высказался Балагур. — Предлагаю запросить у Хозяйки алкоголь по этому поводу и напиться. А вдруг выгорит, а?

— Что ж, предложение хорошее, попробую, — улыбаясь, согласилась Грес. — А теперь, Первый, мой последний вопрос. Просмотри данные на предмет, нет ли рядом с местом действий Феникса какого-либо укрытия или бункера глубокого залегания?

— Есть, Старший Куратор, — тут же отрапортовал искин. Подземная транспортная система, называемая Метрополитен. В месте удара глубина транспортного туннеля пятьдесят семь метров. Вывожу схему данного подземного сооружения на всеобщее обозрение. Буквально через минуту.

Дора официально отдала приказ:

— Слушай мой приказ, срочно готовим малый бот «Злой-42» и все положенное десантное оборудование на пятерых. Балагур, твои петы обязательны. — Дора что-то отметила в своем персональном искине на запястье и командным голосом рявкнула:

— Предположительно вылет в шесть ноль-ноль по корабельному времени, надеюсь, Хозяйка одобрит. Работаем! — закончила свою вводную Старший куратор Грес.

Хозяйка десантной матки «Огненная плеть Содружества» очень положительно оценила действия поднятой из анабиоза группы кураторов, разрешив им элитный обед с алкоголем класса «привратники» и наградив офицерскими пайками на десять дней.

Микроскопическая металлическая мошка, блеснувшая на фоне огромного черного корабля-матки, сделав положенный круг, устремилась в центр системы, а именно, к третей планете от звезды, которую аборигены называют Солнцем.

Как только десантный малый бот «Злой-42» оторвался от матки, экипаж в рубке надорвал глотки, как безумный. Все же десять дней, отпущенные Хозяйкой на операцию по поимке аборигена с игровым именем Феникс, представлялись им как увлекательный пикник и невероятный глоток свободы.

Детально изучив схему подземной транспортной системы и онлайн виды города Санкт-Петербург, Грес быстро распределила задачи между своими подчиненными:

— Работаем как обычно, я в боте на координации, посадку осуществим вот здесь, мне нравится это место, Дворцовая площадь, — и она ткнула в карту. — Первая ваша задача — отлов нескольких игроков-аборигенов для детального изучения и допроса. По протоколу это допускается. Требование: обязательно разнополых, желательно молодых с максимальными показателями, всего нужно от трех до пяти особей. Приказываю не лютовать, не насиловать, просто узнаем, что нужно и отпустим. Всем понятно?

— Да.

— Понятно.

— Согласен.

— Больно надо, — раздалось в рубке. Кивнув, Грес продолжила:

— Роска, у твоего атмосферника лучшая силовая клеть. Поэтому задача твоя такова: собираешь отловленных и встаешь на позицию вот здесь, место называется Сенная площадь. Предварительно, конечно, периодически спускайся в метро и проверяй анализатором наличие разумных, держи связь.

— Принято, — рявкнул Роск, — все понятно, старшой. Забираю дичь, размещаюсь на Сенной и разворачиваю клеть для пленных. А также периодически мониторю подземные туннели и держу постоянную связь.

Грес довольно улыбнулась.

— Теперь ты, мое дорогое Лезвие. Ты быстрей всех нас вместе взятых! Да, бегаешь ты по чемпионски. Поэтому после отлова задача у тебя такая: прыгаешь вот сюда, на самый край Красной ветки туннелей, станция называется Проспект ветеранов. Искин считает, что нужный нам трофейный объект находится еще в этих отмеченных красным туннелях. Так что пробеги там все, особенно приглядись на Нарвской, Балтийской и Технологическому институту. Следуй вплоть до Владимирской, затем поворачивай на Сенную площадь и присоединяйся к Роску.

Грес перевела взгляд на Панта.

— Балагур, твой пост Синяя линия. Ты с петами начинаешь от Парка победы и следуешь вверх по прямой, до самой станции Сенная площадь. По пути тщательно проверяешь все станции.

— Принято, хлопнув себя в грудь, — заявил Балагур.

— Хорошо, теперь Ромб. Ромб, проснись, наконец! Парень, ты у нас мастер пилотирования и слежения, так что работаешь четко по своему профилю. Ловишь, затем уходишь в высоту и мониторишь поверхность вот в этом районе, — и Старшая очертила большой красный круг. — Основное внимание, конечно, на выходы из туннелей. Искин бота через тебя тоже будет мониторить на подстраховке. Все, с вводной завершаю. Теперь обязательные водные процедуры и всем спать, у нас несколько часов полета. — Дора подошла к промывочной и врубила все пятьдесят душевых мест на полную мощность. Для всех Номо-42 уже все было понятно, они быстро раздевались и проходили в промывочную.

Тотаки, влезая в общую душевую, даже не поворачиваясь, поразила кулачком идущего за ее спиной Панту, сказав:

— Балагур, будешь так пялиться на мою попу, с синим лицом будешь ходить.

Все дружно засмеялись, расслабленно входя в пространство интенсивного обжигающего дождя. Там, в мире шума горячей воды, брызг и тугого жаркого марева они сбились в плотный кружок и Грей, хлопнув в ладоши, быстро зашептала:

— Главная наша задача выяснить, как было уничтожено «Око Админов», ведь у него характеристика «неуничтожаемый», как и у нашей Хозяйки.

Хлопнув в ладоши и, схватив Старшую за руку, пылко зашептала Айя Татаки:

— Дора, у тебя было видение о ледяных бродягах? Что ты видела, скажи не мучай.

Дора вздохнула, словно собиралась нырять в глубину, и выпалила, слегка склонившись, от воспоминай видений ее слегка потряхивало:

— Я видела их, Зимагоров — здоровенных мужчин с окладистыми бородами в инее, магическую битву в заснеженной пустыне, затем таких же лютых воинов на просторах космоса и какие-то элементы грандиозных сражений и парадов. Считаю, эта планета, куда мы направляемся, как-то была связана с Ледяными бродягами или вообще являлась их прародиной.

Молчали долго. Вода шумела, парила, ярилась, горяча кожу.

— Друзья, мне самой не верится, рассказала всё как есть, — нашлась в этом монотонном шуме Старшая. Татаки шумно хлопнула в ладоши, беря слово:

— А вот у меня ни тени сомнений. Вспомни-ка, Дора, хоть один случай, когда твои видения оказывались пустышкой. Да и удивительная статистика, выданная главным искином, уже косвенно подтверждает твои слова.

— Во попали… Дора, как выкручиваться будем? — спросил Пант. Старший куратор два раза хлопнула в ладоши и твердо сказала.

— Ничего не меняем, осторожничаем по максимуму и качаем информацию. У нас десять дней на то, чтобы решить за себя и за миллионы выживших, стоящих за нашими спинами.


***


Вырубил к чертям собачим Навигатор опасности, четко понимая, что-то здесь не то. Чуйка уже выла во все горло, по спине бегали мурашки, волосы стояли едва ли не дыбом. Алексей медленно опустился на одно колено уже в полной готовности вести стрельбу. Обер-мастер защиты и штурма вовремя подсказал выход и не только в интересном сообщении. На него словно накатило понимание необходимости немедленных действий, и он, словно по наитию, прыгнул на Всполоха и, схватившись за мех на холке, заорал.

— Выноси, Всполох! Выноси родной!

Ну, а тот и понес со всей своей дури. Гигантский горностай с места прыгнул на параллельные пути, да так рванул по тоннелю, что Алексею показалось, еще немного и у него руки порвутся. Так быстро Алексей еще не передвигался. Ноги болтались тряпочками, но руки держали крепко и, конечно, полные штаны восторга и страха. Это же Hyperloop недоделанный все ускорялся и ускорялся, словно снаряд в стволе, предпочитая бежать по нарезанной спирали. Видимо, этому быстролапу скучно бегать по прямой, надо обязательно с таким вот крученым вые…ом, от которого уже голова идет кругом.

Наконец этот быстроходный и пушистый транспорт замедлился и перешел на бег по рельсам, а затем и вовсе остановился, с неподдельной радостью уставившись на своего пассажира.

«Здорово оторвались», — выдала это задорная милота, быстро дыша и в такт дергая языком.

— По полной, — подтвердил Алексей, показывая большой палец, кряхтя соскальзывая на бетон и с удовольствием приваливаясь к холодным рельсам. Главное, панические ощущения исчезли, он посмотрел в темноту туннеля, откуда они ретировались, и показал невидимому противнику средний палец.


***


В этот самый момент на станцию Технологический институт с шумом ворвался яркий свет и воин в боевом десантном скафе. Рядом с этим здоровяком в металле суетились две образины, черные, гладкие, стремительные и, судя по всему, очень опасные. Пришелец поводил туда-сюда какой-то штуковиной, то же самое проделал в параллельных туннелях и так же быстро унесся туда, откуда пришел. А на станции Техноложка, как когда-то ее называли жители великого города, вновь воцарилась темнота и тишина.


***


— Давай передохнем, Всполох. — Горностай послушно лег, а Алексей тотчас переместился под теплый бок друга. Для начала поофигевал немного, оценивая сообщение от обер-мастера защиты и штурма.


Внимание, Феникс!

Обер-мастер защиты и штурма предлагает срочно усилить следующие способности:

Обер-мастер диверсий (позволит раскрыть способности: взлом, тихий шаг, скрыт, распознавание ловушек, усиление интуиции).

Ассасин пепла (позволит раскрыть способности: пепел, похищение навыков, мастер уклонений и отклонений, обоюдорукий, передвижение по вертикалям).


Хорошо, тепло и вроде как чуйка успокоилась, словно верная цепная собака, не чувствуя угроз, заснула у себя в будке. Алексей лежал и раздумывал: «Все эти рекомендации, конечно, хорошо. Но что мне делать? Там, на станции Технологический институт, мы явно едва успели уйти от серьезного противника. Впрочем, как и на Балтийской, причем оба раза были схожие ощущения, и это вряд ли чудовища генераторов. Это, скорее всего, охотник или охотники, и пришли они по наши души. Кто мы для них? Всего лишь премиальные трофеи. И, похоже, при столкновении с оными, у нас с Всполохом нет ни единого шанса. Во всяком случае, обер-мастер защиты и штурма просчитал единственным способом избежать надвигающейся угрозы бегство».

— Что же, придется рисковать. — Как только он взял в руки интеллектум, выскочило тревожное сообщение:


Внимание, Феникс! Опасность высшей категории!

Частое употребление Интеллектума грозит непредсказуемыми последствиями и летальным исходом.


Он хорошо понимал все риски, дерзкие мысли словно бы разделили его надвое: одна выла и орала — ополоумел, что ли, мля, экспериментатор недоделанный, другая заявляла — правильной дорогой идете, товарищ! Кто не рискует, тот не пьет шампанского! Хотя у Алексея по поводу применения самого дорогого во вселенной снадобья были свои революционные задумки. Он решительно снял стрелковый комплекс, который, как ни странно, на вид оказался широким черным с алыми отсветами браслетом.

«Потом буду удивляться», — подумал Алексей.

Помедлил немного и, договорившись с Всполохом, что тот ни в коем случае не будет вмешиваться, если вдруг чего, Алексей передвинул ползунок распределения опыта в свою сторону и вжал ампулу в клеймо на груди. Последствия развивались стремительно. На этот раз не было никакой волны удовольствия, наоборот пришла боль и убийственный жар, а перед глазами все плыло, хотя мыслил он ясно.

«Да у меня явно температура за сорок», — пришло понимание происходящего.

Алексей не стал тянуть и терпеть.

«Маг льда и холода я или нет? Вот и проверим».

Подобные мысли не являлись бредом от высокой температуры, в скрытых способностях четко указывалось: маг льда и холода со шкалой развития в шестьдесят четыре единицы. Чувства обострялись, мысли ускорялись, а вот тело находилось на грани. Алексей закрыл глаза, очень постарался, напрягая все свое воображение, всю свою память в том, что касалось ощущений от холода и льда в детских играх. Сознание твердило: мороз, сосульки, снежки, хорошо и весело, но мерзнут пальцы и загривок, куда забился холодный забияка-снег.

«Да вроде как ничего, даже прохладно как-то». Вдруг ощущение вернуло понимание, и он открыл глаза. Окружающее виделось как-то расплывчато — еще бы! — ведь он лежал внутри здоровенного бруска льда.

«Хренасе, проморозил. Интересно, а я смогу иметь детей?»

Шутки-шутками, а Алексей явственно чувствовал, что ему еще рано на волю, где царит обычная температура, и решил: раз так вышло, не тратить попросту время и заняться насущным — распределением полученных очков характеристик. Но поначалу успокоил друга, который явно нервничал, принюхивался и иногда пробовал лапой огромную плиту.

«Эй, дружище, не переживай. Все хорошо. Все идет как надо! Я тут с холодом общаюсь».

«Всполох рад и горд за Старшего, он великий вожак, и ему нельзя мешать».

И пушистая громада отошел и встал на караул.

Поначалу хотел все семьсот пятьдесят вбить в скрытые способности. Может, лед помог, а может, уже кое-какой опыт заставив трезво подумать.

А что, и то верно, ну куда я против высокоуровневых игроков, если сила — сорок восемь, нужно хотя бы до сотни прокачать. Так и решил все же в основные вбить в пределах трехсот, и вот, что получилось:


(Химера) Уровень — 114

Здоровье 11400/11400


Интеллект — 154

Восприятие — 130

Выносливость — 100

Ловкость — 180

Сила — 100

Воля — 100

Мана — 700

Способности:

Маг универсал п.з. — 150


Как не крутился и не ужимался, на основные характеристики потратил триста три очка. В скрытых способностях тоже получилось не все так просто. Во-первых, появилось новая строка: маг льда и холода уже с показателем шестьдесят четыре.

«Видимо, значение предыдущего основного уровня», — предположил Алексей. И теперь он стоял перед дилеммой, как не ошибиться и гармонично распределить четыреста сорок семь оставшихся свободных очков. Очень хотелось побольше вложить в Оружейника. Но ближайшее будущее настойчиво настаивало совсем на другом. Время летело безжалостно, и ему вдруг показалось, что он уже вечность мудрит с вводом и редактированием, пришлось заставлять себя и подводить итог.


Скрытые способности:


Маг-кузнец (Оружейник) — 100

Два штифта Коммуникатор ++ — 80

Многопоточное сознание — 21

Повелитель сложных структур — 20

Обер-мастер защиты и штурма — 160

Обер-мастер диверсий — 160

Ассасин пепла — 160

Мастер коротких порталов — 50

Маг льда и холода — 100

______

ПХ (уровень — 8)

______

Доступных возрождений — 11


Выход из ледяного, казалось бы, плена вышел на удивление беспроблемным, глыба при его желании просто раскололась на куски. И они с Всполохом без всяких задержек вприпрыжку понеслись к намеченной цели.

Взбираясь по эскалатору и выскакивая на Сенную, он уже знал: первый боевой контакт с серьезным противником состоится именно здесь, на этой Питерской площади. А пока на этом знаменитом перекрестке семи дорог, зашитым в серый гранит и обрамленным ажуром чугунных столбов и цепей, носится по кругу настоящая нечисть. А как еще охарактеризовать свору из мечезубов, живорезов и гонителей голов так в двенадцать?

— Всполох, не вмешивайся, хочу наконец проверить нашего Судью, — сказал он, про себя подумав: «Да и прокачка не будет лишней».

Испытания вышли на славу. Выстрелов площадь совсем не услышала, только легкое жужжание и резкие щелчки, так слышались разрывы тварей на мелкие кусочки.

— Интегрит твою матрицу… вот это гаубица, — сорвалось с губ Алексея.

«Жестоко, но продуктивно, за четыре секунды двенадцать особей. Офигеть».

Тут же посмотрел премиальные действия. В общей сложности прилетело тридцать шесть уровней, пятьсот сорок свободных очков характеристик и триста шестьдесят кредо. Побагровев от спешки, при общем уровне сто пятьдесят основательно усилил следующие характеристики:


Ловкость — 300

Ассасин пепла — 260

Маг льда и холода — 420


След на пожрать Всполох взял еще в вестибюле метро, но терпел и ждал, пока Большой наиграется. Зато когда все закончилось, чуткий нос горностая в один момент привел их к морозильнику сенного рынка. Открыли быстро, когти Всполоха пришлись кстати. И чего здесь только не было, первыми, конечно, в закрома ушли туши говядины, свинины и баранины. Предварительно Алексей узнал у помощника, что все, что попадает в подпространственный склад, не портится, поэтому разошлись по-свойски, по-пугачевски и гребли все подряд.

Потом, уже в торговом центре, Алексей оставил Всполоха утолять голод и следить за входами-выходами, а сам побежал по этажам искать амуницию. Нашел быстро, благо фирм делающих добротную одежду и обувь для экстремальных условий до катастрофы существовало немало. Из странного и непонятного для себя, зачем-то вчистую обобрал приличный магазин «Швейцарские часы». Словно в трансе сгребал все подряд, и даже потратил время, вскрывая огромный сейф, нож из праны не подвел, резал хваленную неприступную сталь как мягкое масло. Почти на выходе глаза наткнулись на головокружительный для любого мужчины магазинчик женского белья Victoria’s Secret. Где на одной из внешних стеклянных витрин губной помадой сияла надпись:


Люди где вы?

Анна


А снизу узкая пятерня. Алексей подошел, осторожно приложил к оттиску ладонь и тихо прошептал:

— Где же ты Анечка?

В спину уткнулся нос Всполоха.

«Вот как эта громада умеет бесшумно передвигаться», — успел подумать Алексей, оборачиваясь.

Всполох, ничего не говоря, всем видом показывал: опасность, брат, рядом, а затем и сам Алексей почувствовал приближение чего-то нехорошего. Они еще успели подползти к огромным окнам ТЦ, как в площадь буквально врезалась инопланетная штуковина, причем ничего не разбив, не разрушив. Алексею почему-то подумалось: «Даже если бы площадь была вымощена пластилиновой плиткой, то на ней даже вмятин бы не образовалось». Дальше все развивалось стремительно и почти бессознательно на одних эмоциях и рефлексах. Он увидел, как у этого приплюснутого черного пузыря образовалась щель, и на Сенную площадь буквально выпрыгнул закованный в какие-то странные подвижные многослойные латы, плотно облегающие все тело, человек, голова его была защищена силовым полем.

«Четыре слоя, и да, силовая защита головы», — определил Алексей, считывая данные:


Номо-42 «Лесник». Уровень 187


В голове пронеслось: «А что? В тридцать семь уровней разница. Можем и пободаться даже в открытую. Скрытые способности плюс Всполох должны нивелировать разницу».

Между тем этот — черт бы его побрал — «лесник» что-то там задействовал на запястье, и сразу же перед ним образовалась плоская голографическая панель в метр длиной и где-то в пятьдесят сантиметров шириной. Вначале с левого бока летательного аппарата появилась сияющая ровными линиями клетка.

— Жесть, — тихо обронил ведущий наблюдение.

С удивлением разглядывая этот странный атрибут, он как-то пропустил появление рядом с Номо-42 небольшой левитирующей платформы.

— Суки паршивые, — не сдержавшись, прошипел сквозь плотно сжатые зубы Алексей. Его аж передернуло от злости.

На этом своеобразном поддоне рядком лежали три девушки в спортивных костюмах и совсем еще молодой парнишка-подросток. Плененные были живы, Алексей видел, как они дергались, пытаясь освободиться, тщетно, инопланетные приспособления держали крепко. Платформа с людьми влетела в клетку, вывалила людей как картошку и вернулась назад, скрывшись в корабле.

Лесник, эта образина в скафандре, поднял левую руку, и путы тотчас слетели с пленников, в мгновение ока, вернувшись к своему хозяину, черными браслетами обвив его руку. Номо-42 сказал что-то резкое пленникам, пытающимся подняться, и огромными прыжками побежал в метро.

— Это наш шанс, — твердо сказал Алексей, вскакивая, альтернативы для себя лично он вообще не видел. Пора было выползать из-под перрона по-настоящему, и он прошептал передаваемое из поколения к поколению:

— Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет. На том стояла, и стоять будет Русская земля.



Глава 7. Кураторы Номо 42 | Интеллектум | Глава 9. Атмосферники, клеть и жгуты усмирители







Loading...