home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 19. Необратимые последствия



Как он ни старался, как ни подбадривал себя бравадой, но все же полностью с волнением и страхом новоиспечённый диверсант справиться не смог.

«Вот теперь я точно знаю, что значит “поджилки трясутся”», — подумал Алексей, когда заправщик отходил от Огненной Плети. Перестраховавшись, он осторожно переполз через весь топливный танк и затаился под широким трапом в технологической нише между двумя двигателями. Обведя взором нежданно-негаданно свалившееся на голову укрытие, Алексей тихо порадовался, рукой дотягиваясь до массивного трапа над головой.

— Для наших целей самое то. Полагаю, данная конструкция, скорее всего, предназначена для более удобного обслуживания двигательных установок, — тихо прошептал космонавт-авантюрист.

Места тут хватало для всего, что душа пожелает, наверное, единственным недостатком этого закутка оказался обзор. Вид отсюда открывался совсем никудышный: овалы двигательных установок, искаженный работой приводов урезанный кусочек космоса и все. Из-за новизны и драйва происходящего время пролетело, как говорится, махом. То, что они подходили к месту дислокации топливного завода, Алексей понял по маневрам заправщика. За время полёта Ал закрепился как можно лучше. В последующие минуты ничего неожиданного не случилось — так, тряхануло пару раз. Даже обидно немного стало, готовились-то ведь к головокружительным испытаниям.

«Максимальная невидимость», — отдал указание Алексей.

Выждал немного и осторожно выбрался. Невероятно огромный Юпитер, заполняющий собой все обозримое пространство, прибивал своей мощью. Завод двигательного экстракта тоже мог до слез растрогать, причем одновременно как почитателя гигантских сооружений, так и любителя ужасов. Вид на эту жуткую для глаза конструкцию просто-таки кричал: «Эй, алле! Прощайте всякие там земные милашки-кошмарики — здравствуйте, новые потрясающие кошмарища других масштабов и фантазий». Алексей от открывающейся панорамы даже умерил прыть, продолжая бежать вдоль длинного ряда однотипных заправщиков.

— Ни фига себе ЗТУ 04, — прошептал он. — Ну, вот на что это похоже? Кто ваял это безумие? — задавался вопросами землянин, следуя своим курсом и пялясь на перспективу.

«Ух ты, аж в дрожь бросает от вида».

Эта конструкция, или этот завод, представляло собой многокилометровую пирамиду, из которой в сторону Юпитера словно протягивались шевелящиеся щупальца, состоящие из множества гибких труб невероятного диаметра и длины. На концах которых бешеными вихрями крутились какие-то карусели.

«Ой мамочки мои!»

Все эти созерцания безумств технологий остановил скромный черный номер на одном из заправщиков. Где на выпуклом оранжевом фоне в рост человека значилось: «02–04».

— А вот и мой конек, — обрадованно сказал Алексей и поспешил побыстрей убраться в уже знакомое укромное место на заправщике.

Просто так просиживать время в бездействии и пялиться на двигательные установки уйму часов полета, начального запала не хватило. Алексей снял утянутый рюкзак и выпустил мехов, назидательно сказав:

— Тики Таки, Чик Чичик. Мы на территории врага, поэтому приказываю вести себя сверхосторожно. Можно осмотреться, освоиться и опробовать маскировку. А теперь, мои дорогие мехо, сюрприз, — и Алексей вывел на всеобщее обозрение самую упрощенную форму заявления о вступлении в клан Зимогоры. Об этом сумасбродном решении он уже давно подумывал.

«Не, ну а что? А вдруг выгорит? Тогда мехо получат приличное усиление».

И еще он вдруг отчетливо за секунду прочувствовал, что вот это его решение в будущем принесет огромные дивиденды клану и не только ему.

— Да уж, — сорвалось с языка, когда Алексей просмотрел заявки о вступлении в клан, где значилось пятьдесят семь тысяч только от землян, а последние три пришли от мехов и — о моя тупость! — Всполоха. Все утвердил скопом, при этом получив дружественный укус за мочку уха от горностая.

«Помощник, всем принятым на земле отправь наш клановый пакет усиления».

— Уже делаю, Феникс, — тотчас ответил Помощник.

«Вот так неожиданность, получается, по завершении операции первым делом нужно будет заказывать еще комплектов выживания и уже тысяч триста, не меньше… Если не больше».

Пока этим занимался, потерял из виду мехо. С волнением огляделся. Чуйка утверждала, что они здесь, но глаза не находили. И только при тщательном осмотре этого технологического закутка мелкие шарообразные диверсанты были обнаружены. Во-первых, они уменьшились в размерах, а во-вторых, их словно покрасили в тон с корпусом заправщика. Алексею только и оставалось, что показать оттопыренный большой палец, признавая, что мехо с маскировкой справились на все сто процентов.

А затем обрадованные и воодушевленные мехо, если так можно сказать о механической расе, занялись своим любимым занятием — переборкой часов — вовлекая в этот процесс своего создателя. В безвоздушном пространстве это смотрелось чем-то нереальным. Два мехо разбирали часы со скоростью разбивающегося бокала. Колесики, шестеренки, кулачки, муфты, трибы со стрелками и другие не менее значимые части. «Ну нет, невозможно, никогда их не собрать вместе», — твердил в ухо здравый смысл. А вот и нет! Ошибочка вышла! Эти два потрясающих мехо знали свое дело, похоже, уже на божественном уровне. И, как понял Алексей, внимательно наблюдающий за всем этим процессом, мехо таким образом не только прокачивали навыки, они еще почти незаметно, по чуть-чуть исправляли дефекты деталей, постоянно совершенствуя механизм. Во время этого увлекательного и очень занимательного действа Алексею подумалось: «Интересно, а если этим двоим подбросить Кхорт на переборку или на худой конец какое другое оружие, ну, скажем, на пару месяцев, не больше, что будет? Ух ты, а мысль-то дельная. А затем и мои усиления в виде клейм и мастера кузнеца лягут в благодатную почву».

Тут же в подтверждение этой мысли мехо подключили своего создателя к общему технологическому процессу. После множества головокружительных разборок и таких же увлекательных сборок Тики Таки протянул часы Алексею. И тот на автомате, словно конечный агрегат на конвейере, поставил два тавро на заднюю крышку часов. Ну а потом долго смотрел на свои руки, заключенные в черный материал скафандра, совершенно не понимая, как это он умудрился сделать, пока ему не подсунули очередные часы. Так они далее и работали, упиваясь слаженностью, два мехо и один человек, нисколько не смущаясь тем, что находятся черте где, и кругом необъятный космос. Остановило эту производственную линию сближение с конечным объектом «Следящий 028-СКИБ».

Заправка только началась, а он уже с осторожностью лесного волка перебрался на станцию, ну а за ним незаметно проследовали, мгновенно мимикрируя в серо-металлический цвет станции, оба мехо. Следящий оказался можно даже сказать неожиданно большой станцией. Этакий цилиндр размером с жилое здание башни этажей в двадцать пять-тридцать. Осложнения (да еще какие!) обозначились сразу. На поверхности станции никаких укрытий не нашлось. Более того, вся поверхность станции представляла собой тонкие отростки с шаровидными наростами. Передвигаться по этакой поверхности представлялось совершенно невозможным, а предчувствие буквально орало в ухо: «не лезь, это закончится плохо!». Пришлось медленно дрейфовать вдоль станции, иногда корректируя полет двигательной установкой. Зато мехо в этом странном покрытии станции чувствовали себя превосходно. Медленно лавируя средь этих странных отростков, они спокойно держались курса дрейфа своего создателя. Конечно, и шлюзовые, и входы наличествовали и находились на торцах станции. Но лезть в лоб Алексей посчитал как-то уж очень опрометчивым и рискованным.

То, что нужно предпринимать что-то решительное, он понял буквально через несколько минут. Расчет на использование способности Повелитель сложных структур с внешней обшивки станции не оправдался. Он совсем ничего не смог контролировать внутри, более того, вообще не увидел и не прочувствовал, что там внутри. И это было о-го-го как отрезвляюще. Два часа болтания в невесомости рядом со станцией заставили думать, напряженно думать.

— Давай решайся! — сам себе закричал Алексей. И он решился: — Эй, Мехо, хорош там дзен-лавированием заниматься, сшибайте парочку этих, не знаю чего, и ждите. Если появятся ремонтные дроиды, пусть исправляют поломку, затем подчинение и проникновение с ними на борт станции. Слушайте основную задачу. Подчинение управляющего искина и полный высший допуск игрока Феникс ко всем службам станции Следящий. А также стоит обратить внимание на боевых дроидов. И главное, мои дорогие мехо, всегда помните: ваша сила в слаженности. То же, что вы проделали с разборкой и сборкой часов, повторяйте и при нападении, и при подчинении.

«Тики Таки», — как-то даже гордо прозвенел в голове голосок мехо. Алексей уже привык к скрытому смысловому подтексту, поэтому с удовольствием воспринял посыл: Мехо горды, что создатель доверил им боевую задачу. Мехо не подведут, мехо постараются.

Все произошло, как он и рассчитывал. Как только Тики Таки протаранил пару этих, как оказалось, очень хлипких стебельков, открылся небольшой люк, и на обшивку друг за другом выскочила группа малых ремонтных дроидов. Повреждение они восстановили быстро, на это у них ушло не больше двух минут. Далее ремонтники так же дружно засеменили обратно, не обращая внимания на мехо, вклинившихся в их построение. Алексей от удовольствия даже ладошки потер. Мехо, красавчики, полностью оправдали надежды. Через тридцать минут Алексей увидел розовый шарик и, наконец, впервые услышал голос девочки-мехо, которая еще более тонким голоском почти трелью прозвенела:

— Чик Чичик

Алексей, как и с Тики Таки, очень четко понял, что хотела донести мехо, и произошло это, как ни странно, понятно и невероятно быстро, словно очередь из автомата: «Создатель, докладываю. Главный искин, боевые дроиды в количестве четырех штук подчинены. Создатель Феникс имеет высший командный допуск ко всем системам станции “Следящий 028 СКИБ”. Для входа на станцию предлагается грузовой шлюз, статус “временная безопасность”. Члены команды в количестве пятнадцати Номо-33 находятся на максимальном удалении от предлагаемого входа, о проводимой операции пока в полном неведении. Пожалуйста, создатель, следуйте за мной».

«Вот дает розовенькая! Вот это доклад, вот это я понимаю — кратко, сжато и по существу», — впечатлился Алексей, поспешив за мехо к грузовому шлюзу.

Подлетев к входу, ничего удивительного он не обнаружил, что-то похожее он уже видел на десантной матке. Механизм шлюза представлял собой голубоватую силовую мембрану, автоматически изменяющую свой размер и форму. Сейчас это выглядело как закругленный трехметровый дверной проем, из которого лился яркий свет. А силовая мембрана смотрелась как-то несерьезно и очень ненадежно, словно дрожащий мыльный пузырь. Впрочем, Алексей и на Огненной Плети постоянно ловил себя на этом ощущении. Первым силовой щит преодолела мехо, а за ней и Алексей словно спрыгнул с табуретки — на станции соблюдалась стандартная для Номо гравитация. Алексей огляделся, такого огромного трюма, а это был именно трюм, он никак не ожидал. Тут размещалось какое-то оборудование в прозрачной пленке, штабели военных ящиков разных размеров и форм и еще много чего непонятного. Ну и, как вишенка на торте, ближе всего к грузовому шлюзу стояло несколько небольших летательных аппаратов, от которых прямо-таки веяло скоростью и маневренностью. Здесь же его встречали: главный искин станции в привычной форме шара, правда, на порядок меньше Смайлика, четыре человекообразных боевых дроида и, конечно, мехо. Боевые дроиды очень заинтересовали Алексея. Матово-черные невысокие, четырехрукие и, похоже, очень быстрые. Первым делом выпустил Всполоха, и тот тут же принял боевую форму, чем насторожил боевые машины, которые вмиг взяли Феникса в коробочку и ощетинились оружием.

«Ого, вот это реакция! Ну и молодцы, конечно, защищают».

— Внимание! Здесь все свои, — вынужденно прикрикнул Алексей.

Пришлось сразу браться за Гуди, так звали главного искина. Быстро пробежавшись по протоколам, Алексей определил, что мехо — большие молодцы, изменили все как надо, даже любые исходящие заблокированы. Так что он лишь отметил всех присутствующих в трюме, как союзников, зелеными галочками, а ничего пока не подозревающих тридцать третьих красным, как враждебные объекты. Когда Алексей оторвался, сказал.

— Мехо, отличная работа ребята, молодцы. Гуди, выведи мне схему станции и местонахождение каждого тридцать третьего.

«Ого, похоже, Смайлику есть чему поучиться у Гуди», — пронеслось в голове Алексея.

Огромная схема почти до свода трюма поражала своей четкостью, детализацией и предугаданной полезностью. Видимо, искин понимал, что ему предстоит. Поэтому все нужное было выделено нейтральным цветами, а опасное обозначено красным, как и все помещения, где находились тридцать третьи. Присутствовали и непонятности, зашитые в аббревиатуру, требующую пояснений.

— Гуди, просвети, пожалуйста, что такое СУУВ? — с интересом спросил Алексей, внимательно разглядывая странный кубрик на схеме.

Это немаленькое помещение и вправду могло вызывать интерес. Оно отличалось невероятной толщины переборками, явно бронированными, и, согласно схеме, имело все признаки автономности.

— Повелитель, это сверхусиленное убежище возрождения. Тут приходят в себя пострадавшие члены команды станции. Убежище невозможно уничтожить, а створы открываются только после расследования и по сигналу региональной СКИБ.

— Фига себе… — не сдержался Феникс. — Ты хочешь сказать, что главный искин, то есть ты, не контролирует эту часть станции?

— Совершенно верно, Повелитель, такова конструкция «Следящего».

Вот же бляха муха! Тут было отчего расстроенно чесать затылок и материть про себя умников из СКИБ.

— Так-так… И, конечно, там есть аппаратура сверхдальней связи, правильно я думаю, Гуди?

— По этому поводу информации нет, Повелитель, но скорее всего, вы правы — это логично.

Алексей кивнул и указал на схеме на это убежище.

— Гуди, нам требуется безопасно, без шума попасть к створкам этого убежища.

— Вся команда Хомо-33 сейчас в кают-компании, у них там тотализатор, алкоголь и веселье, только двое находятся в командном центре, да и те следят и делают ставки. Так что вряд ли они что-то заметят.

При словах про тотализатор, алкоголь и веселье Алексей почувствовал что-то неприятно, паршивое, дрянное и опасное.

— Покажи, что там происходит.

То, что он увидел, вмиг вывело его из себя, аж зубы заскрипели. На большой проекции проявился остов высотного здания, плотно окруженного коррерами. Вход из последних сил защищали семеро парней, причем все в форме клана, его клана. Они часто менялись, похоже, у них заканчивались боеприпасы. А эти ублюдки на станции как-то нагоняли корреров, ржали, пили и делали ставки. Ситуация осложнялась еще и тем, что с тыльной стороны здания несколько Жрунов споро разбирали завал, пытаясь пробить еще один проход в здание.

Алексей быстро сообразил, что основную огневую работу несут на себе три игрока, он хорошо видел их ники.

— Помощник! — едва ли не заорал Алексей. — Досыл боеприпасов нашим: Клюня, Маха, Злобный Гунька. Срочно! Пять кассет каждому! Гуди, ближайший безопасный путь к створкам убежища, быстро давай!

Тут же Алексей увидел схему, жирные зеленые интерактивные стрелки указывали путь, и он побежал.

— За мной, — не страшась обнаружения, выкрикнул Алексей.

В нужный скоростной лифт они, можно сказать, влетели, примерно так же сработал и сам агрегат перемещения, пару вдохов — и они уже на месте без каких-либо последствий. Алексей действовал по ситуации, настолько быстро, насколько это было возможно. Подскочил, меч из праны резал хваленый металл, словно бисквит, пара минут и проход готов. Шаг в сторону и огромный горячий кусок металла с грохотом отвалился наружу. Обратившись к боевым дроидам, землянин отдал приказ, указывая в образовавшийся проход.

— Ваш пост здесь. Первая задача — полностью уничтожить оборудование дальней связи. Вторая задача — появившихся на возрождении держать на расстоянии в лежачем положении: руки за голову, морда в пол. При любом резком движении, непослушании, разговорах, общении знаками, изменении позы открывать огонь на поражение. Понятно?

— Так точно, Повелитель, — по-армейски гаркнули боевые дроиды и исчезли в проломе, где сразу же послышались характерные шипящие звуки бластеров.

Алексей развернулся и положил руку на огромный лоб своего белоснежного соратника.

— Всполох, я в командный центр, ты в кают-компанию, покажи этим ублюдкам ярость Земли. Всех в фарш! Магия льда и берсеркер тебе в помощь. Погнали, брат! — выкрикнул Алексей и побежал по зеленым стрелочкам наведения, услужливо прорисованным на схеме искином станции.

Номо-33, увлеченные действием на проекции и разгоряченные алкоголем, вначале почему-то почувствовали холод, а некоторые даже увидели редкие снежинки. А затем их всех вышиб с кресел белый ужас, ревущая пурга с тысячами клыков и когтей. Разрывая все, попавшее под эту безжалостную метель: живых, столы, стулья, аппаратуру, детали интерьера, — все в куски, все в фрагменты.

Алексей же влетел в командный центр вместе с очередью из Кхорта, снесшей верхнюю часть туловища одного из операторов, разметав пеплом по помещению. Второй оператор, выронив кружку с каким-то горячим напитком себе на штаны, даже не дернулся, загипнотизировано смотря круглыми от страха глазами на черного человека с Кхортом, нацеленным ему в голову.

— Отзывай корреров от здания, падаль, и быстро, — с угрозой прошипел Алексей, считывая данные противника.


Номо-33, Гнуси Аос, уровень 423


— Э-э-это не так просто, — проблеял тридцать третий. А потом, вроде как воспрянув духом, возможно, считав данные землянина, заговорил более уверенно. — Эй, эй, полегче, парень! Ты вообще знаешь, что посягнул на сотрудников СКИБ? Знаешь, что тебе будет за это?

Слово «знаешь», видимо, было любимое этого засранца, обгадившего штаны.

— Знаю, — рявкнул Алексей и отстрелил говоруну ногу по самое колено. Тридцать третий заорал. Да так, что едва не оглушил своим воем. Хорошо, что на кресле имелись ремни безопасности. В ответ Алексей, зло оскалившись, прохрипел: — Повторяю, отзывай корреров и заодно убирай все следящие модули с Земли.

Увидев вытянувшееся лицо и протест в глазах, Алексей решительно рявкнул:

— Еще минута промедления и следующим от тебя отлетит член. Я пока не очень хорошо освоился с этим оружием, так что прости, если заодно отстрелится изрядная часть твоей задницы. — И Алексей, нахмурившись, перевел Кхорт, целясь аккурат в промежность. Через пять минут все получилось, и твари потеряли интерес к развалинам многоэтажки, а тридцать третий причитал, размазывая слезы:

— Все, все, я все сделал!.. Знаешь, как больно? Знаешь, что теперь нам всем за это будет?

— Уж я-то знаю, — с брезгливостью в голосе сказал Алексей и отстрелил последнему оператору голову.

Посмотрел на экран: парни в непонятках стояли на возвышенности и смотрели, как корреры со всех лап удирали от их опорной баррикады. Алексей быстро написал письмо:


Привет, парни!

Похоже, успел. Нами на орбите захвачена станция «Следящий». Операторов покрошили, теперь пригляда Админов за землей нет. Все атмосферные следящие дроиды отозваны, как и искусственно согнанные корреры. Вижу вас с орбиты. Ждите, сегодня постараюсь забрать вашу группу, на всякий случай смотрите внимательно, на обшивке челноков должен быть наш клановый знак.

Глава Зимогоров, Феникс


— Помощник, размножь и отправь Клюне, Махе и Злобному Гуньке.

«Слушаюсь», — отозвался помощник, и буквально через минуту Алексей увидел, как из развалин выбегают люди и машут руками, задирая головы.

Искин станции появился даже раньше, чем понадобился.

— Похвальная расторопность, — отметил Алексей, глядя на подлетающего искина. — Всю грязь на станции — в утилизатор. — Не успел вдохнуть, чтобы продолжить, как уборщики уже утаскивали тела на платформах из командного центра. А множество гуттаперчевых пупырчатых овалов сантиметров десять толщиной расстарались по полной, казалось, на субсветовой скорости мыли везде, где только можно и даже где нельзя. Отчистив до зеркального блеска ошалелых от такой заботы мехо и искина, и даже Всполоха, вовремя попавшего под генеральную уборку.

— Зато чистые, — развел руками Алексей, не без улыбки поглядывая на сверкающих мехо и щерящегося клыками Всполоха, развалившегося и с интересом поглядывающего на свои сияющие колокольчики.

«Блин, как же хорошо, что я в скафе», — подумал Алексей, едва сдерживаясь, чтобы не заржать.

А чтоб этого точно не произошло, сквозь зубы приказал главному искину станции.

— Гуди, дай мне связь с кораблем Огненная Плеть Содружества, — тут же вид Земли на огромной голограмме пропал, и он увидел рубку десантной матки, полностью забитую его людьми и, конечно, Смайлика.

— Победа! — крикнул Алексей — Станция наша, все следящие мощности с Земли отозваны!

Рубка Огненной Плети словно взорвалась вздернутыми руками и оглушающим криком.

«Все же сорок вторые не менее эмоциональны, чем земляне. И это радует, что мы так похожи», — пронеслось в сознании Алексея.

— Смайлик, Гуди, объединяйте свои мощности — это первое, второе — срочно нанести на всю летающую технику символ Зимогоров. Третье — требуется отследить, по возможности, всех наших клановых на Земле. Поднимайте их на матку для дальнейшего обучения и распределения, думаю, по каждому данные есть на Станции. Четвертое — планово по согласованию с Грес поднимайте из анабиоза всех сорок вторых и сорок девятых.

— Грес, Татаки, теперь вы. Отправляйте гвардию на белый Материк, пусть разбивают там базу. Еще нам нужны спецы на станцию, если таковые есть, отберите. Девочки, в общем, нужен координационный и информационный центр, количество людей определите сами. Пробудившимся нужно правильно донести информацию, очень достойных можно перевести в кандидаты в гвардию. Остальных лучше всего переместить на Землю, пусть качаются. В приоритете помощь землянам. Именно по этому параметру я буду производить прием кандидатов в клан. Понятно?

— Предельно понятно, — в один голос бодро ответили девушки, а Татаки в довесок отправила воздушный поцелуй.

— О-о-о! Стало заметно легче, — с улыбкой сказал Алексей.


Ну вот, примерно в это время словно кто-то мощный и безбашенный взял и сорвал стоп-кран. А затем все это тормозящее устройство вырвал с корнем и выбросил к хренам огородным. Ой, как завертелось все и закрутилось после этого!.. Эх, сутки пролетели, а он и не заметил, разве что сорвал голос и смертельно устал до белых всполохов в глазах. Благо настоящий Всполох находился рядом и нет-нет, да и поддерживал, покусывая то за ногу, то за руку. Уже за креслами сидели нужные операторы и работали, как заводные, вовсю помогая игрокам на Земле. А состав клана пух как на дрожжах, без всяких сожалений тратились огромные средства. И, несмотря на смертельную усталость, все происходило как-то по-русски: на отрыв бесшабашно, очень весело, всем заправлял господин хаос. Но все, как ни странно, спорилось, крутилось и, как всегда, получалось-таки. Тут главному пришло в голову и он тут же высказал.

— Ох! Ну, я и самородок, пельмень контуженый! О пленных-то совсем забыл. Боже! Что теперь будет? Это же нарушение Женевской конвенции о содержании военнопленных. Что там с ними? Они, наверное, в туалет хотят, поговорить и, возможно, много еще чего, — обеспокоился сердобольный Алексей, бросившись к скоростному лифту, забыв про усталость.

Нет, в туалет они, похоже, уже не хотели, понял по отвратному запаху Алексей, вышедший из лифта на площадку убежища. Пришлось задействовать скафандр.

Пленные, все как один, ровненько лежали, как им и было предписано: руки за голову, мордой в пол и тряслись.

«Похоже, они тут не по одному разу умирали», — для себя определил Алексей.

— Много умирали? — спросил он у ближайшего боевого дроида.

— Повелитель, усредненный показатель по каждому заключенному — шестнадцать раз.

Хотелось присвистнуть, но Алексей сдержался и начал говорить, подкинув жесткости в итак хриплый от усталости голос.

— Итак, заключенные, как умно назвал вас дроид, молчите и слушайте. У вас есть всего два варианта выхода из этой поганой ситуации. Первый — вы будете находиться здесь, пока не сдохнете окончательно, и ваши останки уйдут в утилизатор. Теперь второй, можно сказать, сверхгуманный способ. Вы все принесли нам, людям Земли, и нашей планете невосполнимый урон и убыток, поэтому должны платить. Да платить, конечно же, будут те, кто решит остаться в живых. Вы, ублюдки, по мнению большинства, достойны только окончательной смерти, но мы — не вы, мы великодушны к побежденным. Поэтому, кто хочет жить, подписывает заявление о чистосердечном раскаянии в своих действиях, приведших к невосполнимым убыткам и страданиям людей планеты Земля. Затем на основании этого вы, все так же раскаиваясь, дабы как-то компенсировать наши потери, подписываете договор о выдаче девяносто трех процентов средств со всех ваших счетов. А также о выплате контрибуции в фонд планеты Земля в сумме пятидесяти процентов от всех своих доходов сроком на сто лет. Могу еще сказать, что все документы будут заверены системой, так что без вариантов, и еще знайте, я больше не появлюсь здесь. Кто хочет решить это сейчас, вставайте.

Встали пятеро, остальные приподнялись или подняли руки.

— Вот и хорошо.

«Гуди», — позвал Алексей про себя, для интереса считая секунды. Искин успел за три.

«Может, его переименовать в торпеду или торопуньку?» — подумал Алексей.

Но вот тут все планы его на поспать были бессовестно нарушены вдруг проявившимся ментором пути.

«Приветствую тебя, Алексей. Могу сказать, что ты отлично справился, полностью оправдав наши надежды и теперь достоин в полной мере знать о предстоящем в ближайшее время».

Алексей хмыкнул, но перечить и язвить не стал. Кто же не хохочет знать то, что будет, тем более в ближайшее время? Пришлось при помощи Грес поспешно искать, кто бы мог потянуть эту тягомотину с «раскаявшимися».


Для откровений и общения, по настоянию Джокейро, Алексей подобрал небольшое уединенное и изолируемое помещение. По заявленным параметрам хорошо подошел медицинский бокс для тяжелых инфекционных больных — что тут говорить, изолированней не придумаешь. А также Алексей и вправду подумывал здесь же отдохнуть. Не, ну а что? Вокруг пьянящая тишина, и никакой зловредный микроб со своими проблемами не проникнет, если закрыться.

«Одно хорошо», — думал Алексей.

Он давно приметил, что при общении с ментором происходит невероятный прилив сил, это происходило и сейчас, поэтому мысли о таком желанном отдыхе улетучились, как туман в жаркий полдень. Первый же вопрос ментора ошарашил — именно так и никак иначе.

«Что ты думаешь, Алексей, о спасении Земли?» — прогудело в голове.

Алексей молчал, раздумывая:

«К чему это ведет ментор? Что он хочет сказать?»

Видимо, Джо надоела это напряженная молчанка, и он продолжил: «Ты, конечно, думаешь, что имея фору в полтора года, твои соплеменники и ты в том числе, хорошо прокачаетесь, используя возможности клана, возникшие обстоятельства, и встретите врага во всеоружии? Ты рассчитываешь на корабли, которые можно захватить, союзников, клан и, конечно, землян с расширенной планкой скрытых способностей, ведь так?

Алексей, помассировав мочку уха, пожал плечами.

— Все верно, Джо, а в чем подвох?

Ведь Джокейро не зря завел этот разговор?

— Конечно не зря. При таком раскладе, Алексей, многие из игроков-землян выживут, но свою голубую и во многом прекрасную планету вы потеряете, став изгоями, скитальцами, уйдя в неосвоенный космос.

— Как так? — сумел вставить Алексей. Чувствовал он себя хорошо, а вот все нутро от слов ментора трепыхалась, как драная тряпка на сильном ветру.

— А вот так! Недооценка Админов смертельна. Они играются только со слабыми, неужели ты думаешь, что они позволят выжить такому большому сообществу сильных игроков? Для начала они просто аннигилируют вашу планету. А это ваша история, ваши корни, ты даже представить не можешь, что это такое: вмиг превратиться из цивилизации в никчемное перекати-поле. Да, будет ярость и месть, и сопротивление, но и апатия. Тысячелетия апатии! А затем, поверь, вырождение. Медленное, капля по капле. Верь Админы уже видели это, неоднократно видели, и они знают, что предпринимать в этаких случаях.

— Выход? — не сдержался Алексей.

Ментор резко ответил:

— Есть. Не без приличных осложнений для землян и самой Земли, но он найден.

Алексей ничего не смог сказать. Ну что может сказать человек, у которого нехилый тремор от ответственности? Он уже понимал, что именно ему, Фениксу Алексею Львовичу, выпала «честь» принимать решение за всех, причем буквально за всех. Вот от этого его и трясло, да так, словно бы он кружился в хороводе, где слева его за руку держала тропическая лихорадка, а справа — дама с фамилией Паркинсон.

Между тем ментор, выдержав значимую паузу, начал излагать самое важное: «Слушай внимательно, Феникс. В результате предпринятых, и не только мной, действий через девять суток в Солнечную систему войдет Жнец. Это такой корабль-гигант вне классификаций, для понимания, это судно в несколько раз больше Огненной Плети. Ему не требуется сопровождение, либо какая-то охрана, он в одиночку может рассеивать армады и гасить звезды. Про скорость перемещения я и вовсе помолчу. Он один такой во вселенной Админов. Так сказать, безумное наследие древних. Основная задача этого колоса — сбор Интеллектума. Он столетиями может путешествовать по галактикам от одной волны экспансии до другой, собирая свой ужасающий урожай.

Так вот, Солнечная система — это последняя остановка Жнеца, далее он должен взять курс на центральные миры Админов. Сколько там интеллектума, я не знаю, но предполагаю, что много, очень много. А теперь главное: захватить этого монстра даже теоретически невозможно, зато продуманную диверсию осуществить в наших силах. Заодно я выведу из игры все корабли, что находятся в системе, будем считать, это ваш бонус на будущее. Основная же задача — взорвать танки с интеллекумом. Эта невероятно сильная субстанция неуничтожима, и, если она вырвется на орбиту, все обитатели и сама планета на тысячелетия получат инъекции силы и способностей с необратимыми последствиями. По моим расчетам, уже через год сама планета не даст себя уничтожить.

— О-сло-жне-ни-я? — хрипя, по слогам спросил Алексей, растирая виски.

Ментор ответил быстро. Даже, с какой-то непонятной веселостью в голосе: «Многоликость разума, например: мертвые обретут ум, силы и возможности».

Что мог сказать Алексей в ответ? Да ничего! Его сердце в висках стучало в ритме диско…


Конец первой книги


Приветствую вас дорогой читатель!!!

Спасибо вам огромное, что читали предисторию и поддерживали проект "Интеллектум". Молу лишь дополнить. Все глобальные приключения и трудности главных героев еще впереди, и даже мне не понятно и интересно чем это все закончится…

С уважением Валерий Старский


Глава 18. Гвардия Льда | Интеллектум |







Loading...